кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


Азербайджанские народные сказки

КЕЧАЛЬ

(Перевод А. Багрия и Х. Зейналлы)

У одного старика был сын с паршой на голове. Каждый день мальчик приносил дрова из леса и продавал их. На деньги, вы*рученные от этого, они и содержали себя. Однажды, по случаю большого холода, кечаль не мог пойти в лес. И в этот день они остались голодными. На следующий день опять было холодно. И опять кечаль не мог пойти за дровами. Но у отца кечаля бы*ло три гуся. Поймав одного из них, отец дал его кечалю и сказал, чтобы он понес его на базар, там продал его, а на выру*ченные деньги купил и принёс хлеба.

Когда же кечаль шёл с гусем, он встретился с жившим по соседству с ними одним богатым человеком. И тот спросил его: — Эй, кечаль, за сколько продашь эту курицу? 

Но сколько кечаль ни говорил ему:—Это не курица, а гусь,— сосед настаивал,ч то это именно курица и, убедив в этом кечаля, купил у него за пятнадцать копеек гуся и понёс домой. Кечаль же купил на пятнадцать копеек хлеба, вернулся к себе домой, отдал хлеб отцу, а сам вышел на улицу. Подойдя к дому, где жил человек, которому он продал гуся, он посмотрел через дверь и услышал, что он говорит своему повару:

— Зарежь этого гуся и приготовь хороший плов. В полдень я пришлю из лавки одного мальчика. Когда он придёт и, став перед тобой, поднимет палец, положи плов в посуду, а поверх его—гуся и отдай их ему на меджмаи, чтобы он принёс его ко мне.

Сказав это, сосед опять вернулся в лавку. Кечаль же дождался того времени, когда плов был готов, вошёл в дом и, подняв палец перед поваром, стал дожидаться. Повар наложил плов в посуду, поставил его на меджмаи и, приняв кечаля за присланного его барином, отдал ему меджмаи с пловом. Кечаль взял меджмаи и понёс его прямо домой.

Спустя некоторое время пришёл присланный соседом маль*чик, но сколько он ни стоял перед поваром, подняв свой палец, повар не поднимал головы и не смотрел на него. Между тем со*сед, не дождавшись мальчика в лавке и недоумевая, куда мог деваться мальчик с пловом, пришёл, наконец, сам. Когда же он стал сердиться на повара, отчего тот не прислал ему плова, повар рассказал ему, что незадолго перед тем какой-то мальчик с паршой на голове пришёл к нему и поднял свой палец, и он, по*ложив плов в посуду, послал его с ним.

Сосед понял, что за его хитрость кечаль хитростью же отплатил ему и, ни слова не сказав, вернулся в свою лавку.

КЕЧАЛЬ-ПЛЕМЯННИК

(Перевод А. Багрия и Х. Зейналлы)

Жил один крестьянин. Каждый день, когда он приходил до*мой, жена давала ему сухой хлеб с солью. Однажды он сказал своей жене:— Сухой хлеб поранил мой рот.— Жена на это ска*зала:— Я же не виновата, что твоя сестра, которая живёт в Багдаде, чихнула, и потому твоё богатство ветер унёс.—Мужу надоело так бедствовать, и вот однажды он взял кусок хлеба и отправился в Багдад к своей сестре.

Сестра приветливо его встретила, обняла и сказала:—Давно тебя я не видела!— Брат вынул хлеб из-за пазухи, положил в сторонке и сказал:— Если бы ты меня любила, то не согласи*лась бы на то, чтобы я ел сухой хлеб и поранил себе рот.— Сестра воскликнула с удивлением:— Что ты говоришь?—Брат сказал:—Ты здесь живешь и чихаешь так сильно, что ветер унёс моё богатство. — Сестра ответила:— Напрасно ты этому веришь! Разве это возможно, чтобы имущество твоё пропало от того, что я здесь чихаю? Наверное, твоя жена имеет любовника и ему отдаёт лучшие куски— Сестра встала, зажгла очаг, при*весила высоко сверху котёл и сказала:— Отсюда и теплота не может дойти, а ты веришь тому, что я чихнула и ты от этого обеднел!—У неё был маленький сын—кечаль, он сказал своей матери:—Разреши мне поехать к дяде.—Мать согласилась.

По дороге кечаль поймал ворону и спрятал её в карман. Когда его дядя ушёл на работу, он взобрался на крышу дома и начал играть с вороной. Ворона из рук кечаля улетела и села на тру*бу. Кечаль поймал ворону и через трубу заглянул вниз. Он уви*дел жену дяди, которая приготовила пироги и спрятала их за постель. Потом она приготовила халву и вкусный обед. Насту*пил вечер. Когда дядя вернулся с работы, жена его дала ему ку*сок хлеба и тарелку воды. Кечаль придавил рукой ворону, во*рона каркнула. Жена дяди сказала: —Какая хорошая ворона, что она просит?— Кечаль сказал: — Она просит пирогов, кото*рые ты туда спрятала.— Жена сказала: —Ах, это я приготовила для вас, но забыла подать!— Кечаль ещё раз придавил ворону, и она опять каркнула. Дядя спросил:— Что она ещё просит?— Кечаль ответил, что она просит халву, которая стоит в чахча.

Опять жена сказала: — Я всё это для вас приготовила, но забыла подать.— Ей пришлось принести всё то, что она приго*товила. Потом она пошла к священному камню пир, где люди молятся об исполнении желаний. Но кечаль узнал об этом, по*шёл туда раньше её и спрятался за занавеской. Жена опять при*готовила все и сказала:—Эй, пир! А кечаль за занавеской ответил:—Что хочешь?—Она опять сказала:—Убей плеши*вого.—Кечаль ответил:—Хорошо.—Она опять сказала:—Брось камень на его голову.—Кечаль отвечает:—Хорошо.—Она сказала:—Я принесла тебе хлеба и халву, тебе ведь хочется есть?—Да, хочется.—Жена дяди, радуясь, ушла домой и ду*мала, что пир убьёт плешивого. Её любовник был дома. Ке*чаль взял два больших камня из трубы — один он бросил в голову любовника, а другой в голову жены дяди. Оба умерли. Он их взял, привязал себе на спину, и принёс к дяде.

СУД КАЗИЯ

(Перевод А. Багрия и Х. Зейналлы)

У одного молодого человека, по имени Сабри, не стало хлеба. Семейство его голодало. Вот пошёл он к одному богатому чело*веку и взял у него под расписку 50 рублей под проценты на шесть месяцев.

По истечении срока хозяин денег явился с требованием упла*тить долг. Сабри, за неимением денег, отговаривался. Наконец, оба были принуждены отправиться на суд к казию.

Идя по дороге, Сабри заметил, что у одного человека завяз в грязи осёл и не может выбраться. Сабри взялся за хвост, а хо*зяин за уши осла, чтобы вытащить его. Случилось так, что хвост оторвался и остался в руках у Сабри. Хозяин стал требовать от Сабри осла с хвостом. Сабри пригласил и его на суд.

Дорогой Сабри хотел спрятаться и, желая сбежать в первый попавшийся двор, сильно толкнул ворота. Оказалось, за воро*тами стояла беременная женщина; от сильного и неожиданного удара она испугалась, упала и выкинула восьмимесячного ре*бёнка. Муж этой женщины тоже присоединился к ним с целью жаловаться казию. Видя, что дело плохо и что ему придётся по*платиться жизнью, Сабри думал как-нибудь отделаться от них. Впереди он увидел стену и подумал: —Все равно, казий осудит меня на казнь. Лучше побегу вперёд, поднимусь на стену и спрыгну. Умру—будет гораздо лучше и легче, чем смерть от руки палача!

Так и сделал Сабри и упал прямо на сонного человека, лежав*шего под стеной, которому распорол живот, отчего последний сейчас же умер. Явился сын умершего и хотел убить Сабри, но Сабри сказал ему:

— Молодой человек, пока не убивай меня; со мной идут к казию три человека судиться, — пойдём вместе с нами. Без со*мнения, он прикажет меня казнить. Тогда я попрошу казия, чтобы ты меня лишил жизни.

Вот вселять человек явились во двор казия. Оставив против*ников во дворе, Сабри поспешил в комнаты казия, которого застал за очень позорным делом. Тотчас Сабри вышел во двор и во весь голос сказал противникам:—Подождите немного, господа! Казий пока занят молитвами о благоденствии народа.

Услышав это, казий поспешно оделся, вышел во двор и спросил:— Кто из вас застал меня за молитвами?—Я,—ответил Сабри, отделившись от прочих.— В чём дело? Начните,— сказал грозно казий.

Хозяин денег начал:

— Сабри по расписке должен мне 50 рублей, от уплаты коих уклоняется. Вот расписка.

— Так как ты отдал деньги на проценты,—сказал, прочитав расписку, казий,—что по шариату не разрешается, как большой грех, то я приказываю Сабри не платить тебе твоих денег, а самого тебя штрафую на 30 рублей в пользу этого же Сабри, чтобы после этого ты не посмел заниматься незаконным делом. 

Муж выкинувшей женщины доложил казию суть своего дела. 

В ответ ему казий начал:

— Когда жена у неосторожного Сабри будет на восьмом ме*сяце беременности, то и ты можешь по неосторожности посту*пить с нею так же, как Сабри с твоей женой.

Наконец, сын убитого рассказал казию, каким образом Саб*ри убил его отца.

Недолго думая, казий сказал:

— Пусть Сабри ляжет на том самом месте под стеной, где спал твой отец, а ты поднимись на стену и оттуда прыгай прямо на Сабри, чтобы последний умер.

— Я дарю жизнь моего отца Сабри, а прыгать с такой вы*сокой стены не стану,— сказал жалобщик.

Казий оштрафовал и его деньгами в пользу Сабри за ослу*шание.

Четвёртый жалобщик, видя такой исход дела, сказал дрожа*щим голосом:

— Господин казий, осёл мой родился без хвоста. Я пришёл сюда только послушать твой беспримерный суд.

После этого все разошлись ни с чем, а Сабри за своё восклицание:«казий занят молитвами о благоденствии народа» получил от казия денежное вознаграждение и сделался другом и прияте*лем его.

СКАЗКА О ГОРДОЙ КРАСАВИЦЕ

(Запись и перевод О. Шацкой)

В персидском царстве жил-был шах Аббас. Справедливость и правосудие были у него на первом плане, и чтобы его не обманывали государственные чиновники, он любил переодевать*ся дервишем и со своим визиром Алла-Верди-ханом ходил по всей стране, сам наблюдая, где что делается.

Однажды он и его везир шли мимо дома бедного дровосека. Вдруг из открытого окна они услышали разговор, который за шитьём вели между собой три дочери дровосека. Старшая девушка сказала:

— Ах, как бы я хотела стать женой сына везира! 

Средняя дочь была скромнее и добавила:

— Ну, а я довольна бы осталась, если бы меня хоть сын векиля взял замуж.

Младшая же из сестёр была красива, как луна в четыр*надцатую ночь. Она рассмеялась и сказала:

— Ах, какие вы глупые, вы так мало хотите, разве трудно стать женой везира или векиля! Нет, я бы хотела, чтобы сам шах Аббас, как слуга, нёс моё бельё, когда я отправлюсь в баню.

Услыхал шах Аббас слова младшей из сестёр, страшно рас*сердился, вернулся во дворец и тотчас же переоделся во всё красное — в знак сильного гнева. Затем он приказал сыну везира жениться на старшей сестре, сыну векиля — на средней, а младшую дочь дровосека, красавицу Зейнаб, велел немед*ленно казнить. Б доказательство же того, что она действительно убита, приказал своему палачу принести во дворец её окровав*ленную рубашку. На другой день палач повёл девушку на казнь. По дороге он залюбовался на её красоту, и ему стало жалко её губить. А она, заметив это, стала так усиленно просить помиловать её, так долго умоляла отпустить и так горько плакала, что палач сжалился над ней, освободил её и просил уйти подальше из города. Но, боясь гнева шаха Аббаса, он снял с девушки рубашку, убил ворону и вымазал рубашку вороньей кровью. По*сле этого он вывел девушку за городские ворота, а шаху отдал окровавленную рубашку, в доказательство смерти девушки. Шах остался очень доволен; думая, что гордая дочь дровосека получила по заслугам, и щедро наградил палача.

Девушка же в это время шла и шла по дороге, сама не зная куда. К концу дня она очень устала и проголодалась. Вскоре она увидела какую-то жалкую полуразвалившуюся лачугу и стала просить хозяев пустить её переночевать. Хозяева лачуги были бедняки, но, узнав о её тяжёлом положении, сжалились над ней и оставили у себя жить. В скором времени к ним зашёл странствующий дервиш. Он с первого же взгляда был поражён красотой девушки, и, узнав о том, что она чужая хозяевам, по*вадился часто ходить к ним. Каждый раз он приносил хозяевам много всякого золота, прося сохранить. Но когда этого золота скопилось такое большое количество, что им оказался набит целый мешок, хозяин сказал дервишу:

— Ты лучше его забери, а то я боюсь хранить такую уйму чужого добра.

Дервиш ответил:

— Пусть это золото станет твоим, только ты дай мне взамен девушку, которая у тебя живёт.

Хозяин не сразу согласился на это: и он и его жена успели привыкнуть к Зейнаб и полюбить её. Но соблазн был слишком велик; в конце концов, они все же решились отдать девушку. В тот же день Зейнаб с горькими слезами должна была отпра*виться с незнакомым человеком в далёкий путь.

Через несколько дней девушка и её хозяин дервиш пришли в какой-то большой дворец, окружённый прекрасным садом. В этом дворце было сорок комнат, в каждую из них вела дверь пря*мо из сада. Вся посуда была там из чистого золота и драгоцен*ных каменьев. Полы были устланы дорогими коврами. Этот дворец принадлежал, оказывается, дервишу, который на самом деле был злым волшебником. Девушка прожила в этом дворце в роскоши и довольстве несколько дней, не зная, что с ней будет дальше, и, наконец, решила спросить у своего хозяина, зачем он её взял. Дервиш ответил, что она узнает об этом после. Вскоре он устроил большой пир и пригласил на него столько гостей, что в каждой из сорока комнат оказалось по сорок человек. Девуш*ка заметила, что все гости были очень толстые. Когда пригла*шённые уселись за стол, хозяин стал угощать их пловом, обиль*но поливая маслом. После того как гости поели плова, Зейнаб увидела, что все они начали постепенно превращаться в золо*тых людей. Тут она догадалась, почему дервиш пригласил к себе на пир только толстяков: это для того, чтобы из них получилось больше золота. Она не выдержала и стала бранить дервиша за то, что он погубил столько народу. А он сказал ей:

— Я сделал это, чтобы пышнее и богаче отпраздновать нашу свадьбу, так как я решил на тебе жениться.

Она же ничего не хотела слушать и продолжала браниться и плакать. Тогда дервиш испугался, что она выдаст его, и решил и её превратить в золото. За обедом он полил плов с её стороны тем же колдовским маслом, каким угощал и гостей, свою же сто*рону, чтобы она тоже казалась жирной, полил простой водой. Девушка догадалась о его замысле, попросила принести ей воды и, когда дервиш отвернулся, она незаметно повернула блюдо так, что масляная сторона оказалась перед ним.

Он поел немного плова и вдруг превратился в золото. Зей*наб поблагодарила аллаха за избавление, и стала жить во двор*це очень богато. К сорока дверям, ведущим во дворец, она поме*стила по служанке и приказала им давать нищим и странникам, к какой бы двери они ни подошли, столько золота, сколько каж*дый может снести на себе.

Вскоре слава о её щедрости распространилась по всей стране.

Однажды к шаху Аббасу обратился за подаянием какой-то бродячий нищий. Шах Аббас щедро наградил его и спросил при этом:

— Ты, наверное, никогда не получал такое подаяние. И есть ли в мире человек щедрее меня? Нищий сказал:

— Я бы ответил тебе, о шах, на твой вопрос, но боюсь, что ты прикажешь убить меня.

Шах Аббас сказал:

— Не бойся, говори!

Тогда странник рассказал о девушке, которая всем бедня*кам, приходящим к сорока дверям её дворца, дает столько зо*лота, сколько они могут снести на себе.

Шах Аббас очень удивился и решил сам проверить, правду ли говорит нищий. Он приказал арестовать странника на слу*чай, если его слова окажутся ложью, а сам оделся в рубище и вместе со своим везиром, тоже переодетым в костюм нищего, по*шёл во дворец девушки. Она же, зная, что слава о ней рано или поздно дойдет до шаха Аббаса и что он наверное сам придёт к ней, ждала его и, как только он пришёл, сразу же узнала шаха, но не подала вида. Затем она пригласила его и везира к себе во дво*рец, угостила хорошим обедом, а сама между тем приказала своим служанкам не отзываться, сколько бы она их ни звала. Несколь*ко часов спустя она собралась идти в баню и, связав узел с бельем, стала звать служанок. Но так как она приказала им к ней не являться, то они и не появлялись, сколько она ни кричала. Тогда Зейнаб обратилась к шаху Аббасу:

— Может быть, вы мне донесёте узел с бельём до бани, а то служанки наверное спят, а самой мне нести тяжело.

Нечего делать, пришлось шаху Аббасу взвалить её узел на спину и донести до бани. Около бани она его попросила подож*дать, когда она вымоется, чтобы и грязное бельё помочь ей снести во дворец. Сама же, выходя из бани, нарочно намочила это бельё, но не выжала, а просто завязала его в узел и отдала шаху Аббасу. Вскоре он почувствовал, что с него кругом течёт вода и сам он весь мокрый,— но всё же пришлось донести узел до дому.

Вечером девушка попросила дервишей, т. е. переодетых ша*ха и везира, рассказать ей о том, что они видели во время своих странствований. Они согласились, но из вежливости попросили её сначала рассказать что-либо. Зейнаб воскликнула:«Хорошо, я расскажу вам сказку про одну девушку, только уговор, не оби*жайтесь на меня!» И начала рассказывать обо всём, что с ней произошло с того времени, как шах Аббас услыхал разговор трёх дочерей дровосека. Когда она дошла до того места расска*за, где шах Аббас, переодетый нищим, нёс мокрый узел с ее бельем на своей спине, шах Аббас догадался, что желание девушки уже сбылось, рассмеялся и сказал:

— Хорошо, ты меня перехитрила, но ты теперь должна вый*ти за меня замуж.

... Шах Аббас обручился с девушкой, они забрали золото и драгоценности из дворца дервиша, вернулись в столицу и устро*или такую пышную и богатую свадьбу, что её нельзя описать сло*вами. Семь дней и семь ночей длился пир.

Желание девушки сбылось. Желаю и вам также достичь всех ваших желаний.





Статистика