кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


Фамилия Блаевых для нашей республике знаковая, их родословная, имеющая к тому же отношение к предкам Шоры Ногмова, из ряда неординарных. Уже в переписке, относящейся к 40-м годам XIX века, мы находим упоминание об иске «Тагаурских старшин Алдатовых о возвращении им бывшего кавдасарда их Блаева (убившего отца Алдатова), с семейством проживающего около 15 лет в Малой Кабарде». Этот документ, датированный 21 января 1846 года и адресованный Голицыну, помогает установить дату приблизительного переселения Блаевых в Кабарду – 1831 год.

 

В то же время этническая принадлежность и сословное положение Блаевых нуждается в определенных комментариях.

В Тагаурском обществе феодальной Осетии были сословия: алдары, фарсалаки, кавдасарды (кумиаки) и кусаки. Алдары в числе 8 фамилий (Алдатовых, Есеновых, Мамедовых, Тулатовых, Кундуховых, Кануковых, Шанаевых и Тугановых) вели свой род от пращура  Тагаура, наследника Армянского царства, который, по смерти отца, вступил на престол, но вследствие угрожавшей ему опасности, бежал из Армении и после долгих лет странствий поселился в Осетии.

В «Очерках сословного строя горских обществах Терской и Кубанской областей» имеется такая характеристика кавдасардов: «…Между зависимыми сословиями Терской области, освобожденными в 1867 году, обращают на себя внимание осетинские рабы, известные под именем кавдасардов и кумиаков». Сложность и запутанность их прав и, главное. неестественность их отношений к высшим сословиям – алдарам и фарсалакам – выводила их «из ряда всех прочих зависимых сословий, существовавших в среде горцев Кавказа».

Далее в «Очерках…» подробно разъясняется история этого сословия: «Кавдасард или кумиак – сын владельца и женщины свободного сословия, отданной в номлус (именная жена) за калым, несколько выше против существующего между осетинами… Самая большая зависимость кавдасарда по отношению к тому лицу, в доме которого он родился и рос, отнюдь не походила на отношение раба к владельцу, а скорее приближалась к положению бедного человека, покровительствуемого своим богатым и сильным родственником… Сословный антагонизм нарастал с годами между кавдасардами и их старшими братьями, причем первые доказывали, что обязательные их отношения к владельцу, в доме которого они родились, прекращаются со смертью этого лица; между тем как последние присваивали себе право владения кавдасардами по крайней мере в течение трех поколений, считая от первого владельца, приобретшего кавдасардов». Кавдасарды, некогда бывшие «по кровной связи своей с владельцами …с каждым поколением более и более переходили в положение, весьма близкое к рабству. В таком именно положении достала их пора освобождения в 1867 году».

Вышесказанное знакомит с неординарным сословным положением Блаевых. Кроме того, являясь кавдасардами тагаурских алдар Алдатовых, Блаевы по крови (а это в данном случае для нас главное) восходят к самому Тагауру. Значит, носители рассматриваемой фамилии – осетиноязычные армяне.

Документальное подтверждение тому – свидетельство народного суда Осетинского округа, выданное 7 декабря 1867 года, в котором, в частности, сказано: …Дано сие… жителю Малой Кабарды Жамбулату Блаеву в том, что отец его по кровомщении переселился из Осетинского округа в Кабарду, который происходит из фамилии тагаурских алдар Алдатовых…».

Относительно упомянутого в свидетельстве кровомщения, начальник Центра Кавказской линии Голицын был информирован в 1846 году о том, что в течение более двух лет велась переписка «по иску тагаурских старшин Алдатовых о вовращении им бывшего кавдасарда их Блаева с семейством, проживающего около 15 лет  в Малой Кабарде». Истцам было отказано «по причине долговременного жительства от них в Кабарде Блаева». Такое решение могло быть принято не только в связи с давностью переселения, но и с учетом социального положения Блаева, т.е. надо полагать, принимался во внимание служебный чин его как офицера.

В сословной иерархии Кабарды дети от неравных браков никогда не считались рабами (если рождались от свободных женщин), тем более сыновья князей – уступали в положении в положении только князьям. Это обстоятельство могло благоприятно влиять на судьбу Блаева в Кабарде, и, вероятно, не случайно именно она была избрана беглецом местом своего убежища.

Потомок кавдасарда Карачай Блаев стал известен как кабардинский просветитель, образованный человек, автор ряда литературных произведений. Его дочь Фуза внесла заметный вклад в становление медицины нашей республике. Вторая дочь – Ляна стала кандидатом биологических наук, работала в КБГУ.

Потомки первого адыгского просветителя, ученого и историка Ш. Б. Ногмова[1] всегда находились в первых рядах научно-технической интеллигенции, принимали активное участие в строительстве новой жизни, о которой так страстно мечтал их знаменитый  предок.

Наш рассказ о лучших представителях рода Блаевых.

 

Карачай Мисостович Блаев родился в селении Булатово в 1890 году, с отличием окончил педагогические курсы в слободе Нальчик Терской области в 1908 году, далее работал заведующим школой № 2 селения Терекском, инструктором облоно в городе Нальчике, заведующим районо в городе Пятигорске.

 

Блаев Карачай Мисостович в кругу своих родственников. 1915 год.

 Это был всесторонне развитый (его называли «ходячей энциклопедией») интеллигентный человек, автор брошюры (в помощь учителям) «Техника ведения урока», несколько пьес, в том числе «Горянка», «Зули» (1930), в которой его дочь Фуза сыграла одну из детских ролей. Вся его жизнь была отдана народному просвещению. Он пользовался необыкновенным уважением, был простым, общительным, внимательным ко всем, кто обращался к нему с просьбой, имел огромный авторитет. Интересно, что среди его учеников и брата Увжуко были такие знаменитые люди, как первый секретарь обкома партии Т. К. Мальбахов, секретарь областного комитета КПСС М. Х. Шекихачев, ректор КБГУ К. Н. Керефов, писатель Х. И. Теунов, министр сельского хозяйства республики З. Х. Шауцуков и многие другие.

Судьба Карачая Блаева пересеклась с историей потомков великого просветителя Шоры Ногмова, у которого было два сына и одна дочь Кульадам, а у нее тоже было два сына – Хажисмел и Батырбек. На его дочери Фатиме Альмовой, правнучке Шоры Ногмова, в 1912 году женился Карачай Блаев. Жили дружно, родились дети. В 1921 году семью постигла большое горе. Когда Карачай Мисостович был в командировке, заболела его жена Фатима. Увжуко, брат Карачая, поехал за врачом на линейке в станицу Котляревскую (а расстояние было немалое). Врача привезли, но было уже поздно. Фатима скончалась от оспы, оставив малолетних детей. Взрослые в доме отсутствовали. Односельчане взяли на себя похороны и заботу о детях. Карачай вернулся через несколько дней, ничего не зная о постигшей его трагедии. Но делать было нечего,встал вопрос о судьбе детей, их образовании.

 

Фатима Блаева –мать Фузы Карачаевны Блаевой. 1911 год.

Старшей дочери Фузе, родившейся в 1915 году в селении Терекское, было на тот момент  шесть лет. Отец отдал дочек Фузу и Ляну для подготовки к школе в дамский пансион княгини Екатерины Урусбиевой в Нальчике, причем (так как они хорошо были подготовлены) сразу приняли во 2-й класс. В 1932 году  Фуза окончила в Нальчике семилетку, поступила на подкурсы в Дагестанский мединститут, одновременно работала учительницей начальных классов в поселке Терек. С 1933-го по 1938 год она студентка  мединститута в городе Махачкале.

Карачай Мисостович часто посылал ей переводы, письма, полные участия, любви, тревоги за ее здоровье. Эти бланки переводов, письма, пожелтевшие от времени, страницы, написанные мелким, четким, каллиграфическим почерком абсолютно грамотного человека, в семье хранятся как драгоценные реликвии. Вот одно из таких писем, датированное 21июня 1934 года: «Дорогая Фуза! Я очень обеспокоен последним твоим письмом…. Направляя тебя в медицинский институт, я имел единственное утешение, что в кругу врачей, медицинского мира лучше будут поддерживать твое здоровье. Но, к сожалению, выходит не так …. Или ты сама не заботишься о лечении, или там вообще нет заботы о живых людях, тем более о своих же студентах. Я в последнее время дохожу до того, что готов забрать тебя оттуда, ибо здоровье дороже всего …. Если понадобится мой приезд, то я это, конечно, сделаю, хотя работы сейчас хватает. Ты пиши же чаще и подробнее. Твой папа».

Или еще одно письмо от 26 февраля 1935 года «Дорогая Фузочка! Вчера имел счастье читать твое письмо… Ведь я, проводив тебя, сам выехал на следующий день по району и вот только вернулся вчера. …Постарайся и в дальнейшем поаккуратнее писать. Всегда пиши о малейших изменениях состояния твоего здоровья. Привет всем, всем. Твой папа».

В 1937 году Карачай Блаев был репрессирован и был реабилитирован только в 1958 году.

 

Фуза Карачаевна Блаева в 1938 году с отличием окончила Дагестанский медицинский институт, была оставлена в учебном заведении клиническим ординатором глазной клиники, где и проработала десять лет. В годы Великой Отечественной войны параллельно с основной работой ассистента, она являлась консультантом эвакогоспиталя, членом военно-медицинских комиссий гарнизона, города, республики.

В послевоенный годы вела большую работу по борьбе с тяжелыми заболеваниями глаз, трахомой, распространенной в Дагестане, организовывала отряды и выезжала в отдаленные районы республики. В это же время она успешно защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук в Воронеже.

В 1948 году по приглашению Минздрава КБАССР и руководства пединститута Ф. К. Блаева  переехала в Нальчик, стала работать старшим преподавателем кафедры педагогики (школьная гигиена) в КГПИ. Студенты тянулись к ней, обращались с самыми разными вопросами, просьбами, получали мудрые советы и помощь. Фуза Карачаевна часто повторяла: «Знание – самое большое богатство. Это капитал, который не горит, который никто не отнимет. Вот почему надо постоянно учиться». Это были слова ее отца Карачая Мисостовича, ставшие девизом для дочери. Еще в 1937 году она одной из первых горянок окончила

Ее подвижничество, знания, человечность были отмечены медалью «За оборону Кавказа» (1944), «За победу над Германией» (1946), орденом Ленина (1957), званием «Заслуженный врач РСФСР», избранием в 1958 году депутатом Верховного Совета СССР.

В 1959 году Ф. К. Блаева была утверждена доцентом кафедры зоологии КБГУ, по совместительству являлась заведующей глазным отделением городской, а затем Республиканской больницы, где проработала более 20 лет. В 1963 году ей была  присвоена квалификация врача-окулиста высшей категории, она является автором 30 научных работ.

Многим людям она вернула зрение, но себя не уберегла. Сердечный приступ, срочная операция в Кремлевской больнице и неутешительный вердикт – запрет на проведение операций.

Вот что рассказывают о своем руководителе сотрудники глазного отделения.

Людмила Сергеевна Покуц, кандидат медицинских наук, заведующая глазным кабинетом поликлиники при Республиканской больнице: «Фуза Карачаевна была очень хорошим врачом, она нас всему научила: диагностировать, лечить, оперировать. Она была главным специалистом, оперировала все: катаракту, глаукому, отслойку сетчатки. Ее любил весь медперсонал: и врачи, и медсестры, и санитарки. Она была в курсе всех наших дел, если кто-то болел, обязательно придет, поддержит. Я рада, что работала с замечательным человеком».

Анатолий Ламанович Афаунов, заведующий микрохирургией глаза Республиканской больницы, кандидат медицинских наук, заслуженный врач КБР: «Перед поступлением в клиническую ординатуру при первом Ленинградском мединституте имени академика И.П.Павлова я проходил  специализацию у Ф. К. Блаевой. Она воспитала плеяду глазных врачей, имела тесные связи с ведущими офтальмологами Северного Кавказа и всего Союза. Она мне запомнилась как доброжелательный к больным врач и порядочный человек».

Как и ее отец, Фуза Карачаевна много сделала для просвещения республики. Требовательная к себе и другим, она воспитала двух замечательных сыновей. Адиль окончил школу с серебряной медалью, с отличием МВТУ им. Баумана, он доктор технических наук, профессор кафедры робототехнических и электромеханических систем Ленинградского института авиационного приборостроения, автор 17 книг и 180 научных работ в области компьютерной информатики и искусственного интеллекта. 

Другой сын – Владимир окончил среднюю школу в Нальчике, учился в КБГУ, далее в был аспирантуре сельхозакадемии имени Тимирязева. Ныне он кандидат технических наук, старший преподаватель Кабардино-Балкарской государственной сельскохозяйственной академии им. В. М. Кокова.

1992 год стал трагичным для семьи Блаевых. Скоропостижно скончался муж Фузы Карачаевны Василий Николаевич, осенью  не стало ее самой. А декабрьским вечером ее сестра Ляна Карачаевна, 1917 года рождения, заведующая кафедрой физиологии человека и животных, хирург- гинеколог, автор 65 научных работ, заслуженный деятель науки КБР, прямо за рабочим столом ушла из жизни. Остались дочери – Лейла, доцент кафедры прикладной математики КБГУ и Лаура, кандидат биологических наук, доцент кафедры физиологии КБГУ.

 

Ляна Карачаевна Блаева, как и ее сестра Фуза,  сполна  испытала судьбу дочери репрессированного: исключение из комсомола, требования отречения от отца. Затем война, и за день до входа немцев в Нальчик, эвакуация с последним эшелоном в Дагестан.

Жизнь Ляны Карачаевны похожа на беспрерывное восхождение. Она с отличием оканчила индустриальный техникум и факультет естествознания Северо-Осетинского пединститута в г. Орджоникидзе, затем также с отличием – лечебный факультет Дагестанского мединститута. После войны вернувшись в Нальчик, Ляна работает оперирующим акушером-гинекологом. С начала пятидесятых годов совмещает клиническую работу с научно-педагогической деятельностью в пединституте, реорганизованном затем в университет. После тяжелой болезни ей пришлось оставить работу практического врача.

Она организовала и многие годы возглавляла кафедру физиологии человека и животных КБГУ. Хирургические навыки Л. К. Шауцуковой позволили ей внедрить в работу кафедры сложные оперативные методики; с помощью специалистов из МГУ на кафедре была разработана и внедрена в учебный процесс сложнейшая методика микроэлектронного исследования структур головного мозга. В последние годы своей жизни она изучала механизмы влияния минеральных вод курорта «Нальчик» на организм здоровых людей и больных ревматоидным артритом. Перу Л. К. Шауцуковой принадлежит более 90 научных трудов. В 1979 году она была приглашена на Международный конгресс физиологов, проходивший в Париже, где выступила с докладом на английском языке, вызвав интерес зарубежных коллег. Через несколько лет стала участницей Международного конгресса физиологов в Будапеште.

В течение 30 лет Л. К. Шауцукова сочетала педагогическую работу с общественной, являясь бессменным председателем Кабардино-Балкарского отделения Всесоюзного физиологического общества им. И. П. Павлова. В 70-80-е годы прошлого века на базе кафедры физиологии биологического факультета КБГУ постоянно проводились научные школы, в которых участвовали крупнейшие физиологи страны – Е. Б. Бабский, Г. И. Косицкий, О. Г. Газенко, М. Н. Ливанов, А. Б. Коган, Н. В. Голикова и др. По инициативе Ляны Карачаевны, поддержанной правительством республики,  на базе КБГУ прошли научная конференция физиологов Юга России, выездная сессия Центрального совета Общества физиологов СССР. 

Ляна была разносторонне талантлива. Увлекшись в студенческие годы спортом, стала чемпионом юношеской спартакиады народов России по стрельбе из стрелкового оружия. Заинтересовавшись астрономией, изучила карту звездного неба, знала сотни названий звезд. Она хорошо знала мировую литературу и музыку, историю религии и мифологию. Особым увлечением всей ее жизни было изобразительное искусство. Имела богатую коллекцию альбомов с репродукциями работ великих мастеров. Во Франции, в период Международного конгресса физиологов, ей представилась возможность ознакомиться с культурными и художественными ценностями Парижа. Она с упоением рассказывала своим близким, коллегам и студентам о сокровищах Лувра, Версаля, о посещении Монмартра, музея Родена…

Ляна Карачаевна работала до последних дней своей жизни. В декабре 1992 года ее не стало[2].

Надежным другом, соратником и единомышленником стал для Л. К. Блаевой  ее муж –Зелим-Гери Хаджимурзович Шауцуков, одна из ярких  и значительных личностей своего времени. Вернувшись с войны с высокими военными наградами, он заслужил и высшие награды мирного времени, внеся значительный вклад в развитие сельского хозяйства республики, будучи министром сельского хозяйства КБАССР, а затем профессором, организатором и заведующим кафедрой механизации сельского хозяйства КБГУ.

У Зелим-Гери Хаджимурзовича и Ляны Карачаевны  две дочери – Лейла и Лаура. Лейла блестяще окончила музыкальное училище по классу фортепиано. А высшее образование получила в МВТУ имени Баумана в Москве. Она является специалистом в области информатики, доцентом факультета прикладной математики КБГУ, автором учебников для школ.

Лаура пошла по стопам матери. Получив базовые знания по физиологии на кафедре, возглавляемой Ляной Карачаевной, она продолжила учебу в МГУ им. Ломоносова, успешно окончив аспирантуру по специальности нейрофизиология, Ныне Лаура является доцентом медицинского факультета КБГУ.

Равида Карачаевна Блаева, младшая из сестер, 1928 года рождения, окончила нальчикскую школу с золотой медалью, врач-терапевт.

…Сижу в светлом и просторном доме Равиды Карачаевны, что  на улице Шоры Ногмова (такое совпадение, потомки Ногмова живут на улице его имени), ведем разговор  о роде Блаевых.

«Для меня лично, для ее сыновей уход Фузы из жизни – большая утрата, – с горечью признается Равида Карачаевна. – Адиль бывал наездами в Нальчике, а вот Володя постоянно находился рядом с матерью. О нем мать часто говорила: «Аллах не дал мне дочерей, но Вова заменяет мне дочь». Володя вместе с женой Ольгой воспитывает двух дочерей – Лауру и Нину». 

Фуза прожила так, что не ушла из памяти тех, кто ее знал, оставила о себе светлые воспоминания и благодарность многих людей.

…В далеком прошлом один из рода Блаевых за храбрость получил от государя участок земли. Семья жила в достатке, были они работящими, грамотными, обучали детей в различных учебных заведениях, пользовались уважением далеко за пределами селения Терекское. К ним часто обращались за советами государственного или житейского характера. Были в семье Блаевых учителя, врачи, зоотехники, инженеры».

Алимурза Жамбулатович Блаев, уроженец селения Булатово (Терекское) – грамотный, умный, доброжелательный, уважаемый человек, известный далеко за пределами Малой Кабарды. Авторитет его был настолько высок, что в его присутствии никто не говорил громко, не курил, не пил, не сквернословил.

Высокообразованным, эрудированным инженером-железнодорожником был Темирбулат Алимурзович Блаев, родившийся в селении Булатово в 1882 году, закончивший в 1905 году Харьковский университет, аспирантуру в Берлине; впоследствии кандидат технических наук, один из лучших специалистов Северо-Кавказской железной дороге. Интересно, что из рода Блаевых вышло сразу несколько старшин (Темиркан Магометмурзович занимал эту должность в 1915 году, Алимурза – примерно в эти же годы) и коннезаводчиков – ими являлись Алимурза, Бекир, Темиркан, Ахметек, Асланбек и Заурбек.[3]

Хагуцира Асхадович Блаев, 1897 года рождения, уроженец селения Булатово, участник Первой мировой войны, был награжден Георгиевским крестом. В годы Гражданской войны участвовал в боях с белогвардейцами, был тяжело ранен. Являлся (с 1920 года) членом Мало-кабардинского окружкома партии и окрисполкома, работал в милиции, далее заведующим окружным земельным отделом. Умер в 1939 году. Все знавшие его отмечают такие качества, как честность, скромность, заботу о товарищах, человеческое обаяние[4].

Его сын от первого брака Леонид участвовал в Первой мировой войне, был красным командиром, воевал с деникинскими войсками, умер в 1919 году в Нальчикской тюрьме от пыток.

Другой сын – Борис, горный инженер, кандидат технических наук, работал генеральным директором Тырныаузского вольфрамомолибденового комбината.

Уроженец селения Булатово Увжуко Алимурзович Блаев окончил горскую окружную школу в слободе Нальчик Терской области, организовал вечернюю школу для взрослых, руководил школой в поселке Терек в 1923 году, затем детским домом в Муртазово. Талантливый педагог, он особое внимание уделял изучению детьми русского языка, так как «без знания русского языка, русской литературы малочисленные народности, какими являются кабардинцы, балкарцы, не могут быстро развиваться, овладеть наукой». В 1929 году Увжуко Алимурзович руководил объединенным учебным комбинатом в Муртазово,  много внимания уделял состоянию здоровья учащихся, их трудовому воспитанию, Учащиеся обрабатывали земельный участок, выращивали плоды, готовили на зиму соленья, консервировали овощи. Был заложен первый фруктовый сад в Малой Кабарде. У. А. Блаев создал штаб по ликвидации неграмотности среди населения, и старшие учащиеся ходили за пять километров в село Дейское заниматься с взрослыми, в результате научились читать и писать на кабардинском языке триста двадцать человек. Увжуко Алимурзович оставил неизгладимый след в памяти своих учеников, которым, по большому счету, он заменил родителей.

Полковник медицинской службы Адиль Гузерович Блаев был достойным представителем славного рода Блаевых. Он родился в 1918 году. Его детские годы прошли в родном селении Булатово (Терекском) Терского района. Школу он окончил в Нальчике, а рабфак в городе Ростов-на-Дону. В 1941 году выпускник Астраханского мединститута А. Г. Блаев с дипломом хирурга прибыл на работу в Пронский район Рязанской области. В связи с началом Великой Отечественной войны его направили для несения службы в хирургический взвод 99-го медико-санитарного батальона 196-й стрелковой дивизии. В составе этого медсанбата он принимал участие в боях под Москвой и Ленинградом. А с октября 1943 года и до конца войны он являлся командиром хирургического отделения 564-й отдельной медико-санитарной роты 23-й артиллерийской дивизии. Орден Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За взятие Кенигсберга» и другие государственные награды свидетельство славного боевого пути фронтового хирурга.

 

Блаев Адиль Гузерович с дочкой. Рига, 1962 год.

Из писем Ксении Федоровны Кавалевской, служившей вместе с Блаевым в одной медико-санитарной роте, известны подробности и многие эпизоды его фронтовой жизни. «Однажды, пишет она, Адиль Гузерович трое суток не отходил от операционного стола, проведя за это время более 70 операций. Он был неутомимым, скромным, молчаливым и очень сердечным человеком. Сейчас даже трудно представить, в каких условиях мы тогда трудились, и невозможно забыть, как работал Адиль Гузерович. Будучи всегда верен клятве Гиппократа, верным своему долгу врача, он боролся за жизнь людей, часто при этом забывая о себе самом и своем собственном здоровье».

Оказывая раненым срочную медицинскую помощь, Блаев часто спасал не только от смерти, но и от пожизненной инвалидности. Из воспоминаний его земляка И. М. Шанибова из села Терекского известно следующее: на фронте Шанибов получил тяжелое ранение в ногу, и врачи намеревались ее ампутировать. Медико-санитарный батальон, где служил А. Г. Блаев, находился в это время поблизости. Узнав о ранении земляка, Адиль Гузерович пришел его навестить. Осмотрев Шанибова, он заявил, что можно сохранить ногу, добился перевода раненого в свой медсанбат и вылечил его.

После окончания Великой Отечественной войны, Адиль Гузерович продолжил службу в рядах Советской Армии. Окончив курсы специализации по офтальмологии, стал начальником офтальмологического отделения военного госпиталя. В 1955 году был переведен в окружной военный госпиталь в городе Риге старшим ординатором офтальмологического отделения, в начале 60-хгодов он назначается главным офтальмологом Прибалтийского военного округа.

«Любовь к хирургии привела А. Г. Блаева в послевоенное время в офтальмологию, где проявился талант хирурга и рационализатора, – пишет начальник окружного военного госпиталя Матвеев. – Работая в офтальмологическом отделении окружного военного госпиталя в должности старшего ординатора, а затем в должности начальника отделения, главного офтальмолога округа, он внес много рационализаторских предложений по усовершенствованию имеющейся тогда офтальмологической аппаратуры и методов лечения, в частности, хирургического исправления содружественного косоглазия, что позволяло сокращать сроки диагностики и лечения больных.

Тяжелое системное заболевание суставов не позволило А. Г. Блаеву проявить все свои возможности в офтальмологии. Но то, что сделано им за время службы и работы в окружном военном госпитале, заслуживает самой высокой оценки и достойно уважения».

А вот отзыв о А. Г. Блаеве заведующей кафедрой глазных болезней Рижского медицинского института профессор И.В.Вальковой:«С Адилем Гузеровичем Блаевым я впервые познакомилась в сентябре 1960 года, когда пришла работать в военный госпиталь. Его отличали доброта, чуткость, внимание к больным.  С особым вниманием Алиль Гузерович относился к молодым врачам, из которых выросли высококвалифицированные офтальмологи.

А.Г. Блаев был высокоэрудированным врачом, много читал, постоянно был в курсе всего нового, сам искал новые пути совершенствования методов диагностики и лечения глазных заболеваний». Полковник медицинской службы Адиль Гузерович Блаев умер в 1981 году в городе Риге[5].

Тамара Адильевна Блаева – первая кабардинка, профессиональный композитор, много работавшая в жанре хорового искусства; она преподавала в Нальчикском музыкальном училище. Известна ее лирическая песня «Пусть никогда не умирают дети» на стихи Кайсына Кулиева. Тамара Блаева прожила недолгую жизнь, но оставила светлый след в национальной культуре. И вот что еще удивительно и чем хочется закончить этот материал: первый кабардинец кандидат наук и первая кабардинка, успешно защитившая диссертацию оба из рода Блаевых: Темирбулат – кандидат технических, а Фуза – кандидат медицинских наук. И это навсегда в истории республики. Ибо на разных этапах истории Блаевы старались претворять в жизнь наказ старших: «Жить честно, добросовестно выполнять свои обязанности». Это они передают, как эстафету, из поколения в поколение. И в этом смысл жизни[6].

…Судьба рода Блаевых не безразлична автору этих строк. Дело в том, что Куну Кантемировна Блаева (по мужу Урусмамбетова) является его прабабушкой. Ее супруг Камбот Магометович Урусмамбетов, живший в селении Урух (бывшее Коголкино), был уважаемым человеком, сохранившем у всех знавших его память на долгие десятилетия.

Все, кто в той или иной мере соприкасались с родом Блаевых, перенимали у них лучшие черты, присущие кабардинскому народу. Горжусь, что имею отношение к этой славной фамилии.

М. А. Бамбетов,

ведущий специалист – эксперт Архивной службы КБР

 

Приложение

1. ГАЗЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

 

…После описанной истории последовало некоторое затишье. Набеги на время прекратились. Население вновь обрело прежнее спокойствие. В этот период произошло новое событие: в селе открыли новую школу. Но с комплектацией ее учащихся случилась некоторая заминка. Пропаганда местного духовенства против обучения детей мусульман русскому языку оказало убедительное воздействие на родителей, которые отказывались отдавать своих детей в школу. Но впоследствии перевес оказался на стороне людей, придерживающихся более передовых идей, и началась запись учеников.

Первым учителем был моздокчанин А.М.Голов, которому первоначально было тяжело найти общий язык с учениками, не знавшими ни одного русского слова. На следующий год тяга учеников к знаниям несколько усилилась. Затем учителя Голова сменил К.М. Блаев из селения Булатово. Блаев сразу завоевал должный авторитет, как среди учеников, так и среди населения. Класс стал пополняться не только мальчиками, но и девочками-кабардинками. Их было 13, и они не уступали мальчикам в усвоении русского языка. Будучи хорошо знакомым с преподавателями школ станиц Черноярской и Ново-Осетинской, Блаев установил тесную связь с учащимися всех трех школ, что способствовало еще большему сближению двух народов с разным вероисповеданием.

В результате упорного труда учителя Карачая Блаева, в селении появилось немало кабардинцев, владеющих русским языком. Этот ценный вклад, заложенный тогда в культуру жителей Хапцево, долго будет храниться в памяти их потомков[7].   

 

***

Супруга князя Измаила Урусбиева Екатерина Константиновна происходила из старииного казачьего рода Венеровских. О Есауле Леонтии Венеровском неоднократно упоминает автор знаменитого пятитомного труда «Кавказская война» А.В.Потто. Дед Екатерины – Стефан Александрович Венеровский, родившийся в 1828 году и скончавшийся в начале XX века, происходил из дворян Кавказского линейного казачьего войска. Начав службу простым казаком в Горском полку, он дослужился до генеральского чина, был атаманом Темрюкского и Ейского отделов. Женат был на Аграфене Осиповой Грабовой, дочери протоиерея, подарившего ему двух сыновей – Георгия и Константина и двух дочерей – Марию и Ольгу.

Константин Венеровский, отец Екатерины, также был офицером, служил в управлении Пятигорского отдела Терского казачьего войска. Известно ,что у нее было двое детей – Дмитрий, брат Екатерины, участвовал в Первой мировой и Гражданской войнах, став на сторону Белого движения. Есаул Д.К Венеровский эмигрировал, свои последние годы жил во Франции, где и скончался в 1983 году.

О судьбе сестры он ничего не знал.

Потеряв в 1912 году мужа, оказавшись в положении, когда не от кого было получить помощь, Екатерина Урусбиева не пала духом, занявшись тем, что умела и знала – воспитанием подрастающего поколения, открыв первый в Нальчике «домашний пансион». Располагался он в самом старом, как утверждает мемориальная табличка, в республике доме по улице Суворова, 2- том самом, где в XX веке находилось управление Центра Кавказской линии. Это двухэтажное здание с колонами и балконом, доживающее ныне последние дни и всем своим убогим внешним видом характеризующее отношение власть предержащих к прошлому, известно также как «дом Голицына». Именно в нем Е.К.Урусбиева арендовала несколько комнат.

О том, как складывалась дальнейшая судьба Екатерины Константиновны, известно из записей Ляны Карачаевны Блаевой, в замужестве Шауцуковой. Но вначале несколько слов о ее отце – Карачае Блаеве, сыгравшем заметную роль в жизни вдовы князя Измаила Урусбиева. Карачай Мисостович Блаев родился в 1890 году в селении Булатово (Терекское), происходил из узденей, что в советское время стало для него смертным приговором (26 июля 1937 года его расстреляли за участие в мифической антисоветской троцкистско – зиновьевской организации).

После окончания Нальчикской горской школы, Карачай работал учителем в Муртазово (Терек), инструктором – методистом Нагорного района Кабардино-Балкарии. Его имя среди первых национальных драматургов. В 1927 году от коллег по работе Карачай услышал о пансионе Екатерины Урусбиевой и привез к ней двух своих дочерей – Фузу и Ляну, дабы подготовить их к школе и обучить русскому языку. Это решение стало поистине судьбоносным практически для всех его участников.

Для Екатерины Константиновны, обретшей верных и надежных спутников до конца ее жизни, для Фузы и Ляны Блаевых, получивших блестящее начальное образование – стартовую площадку для знаковых судеб. Фуза Блаева (1915-1992) – имя–легенда, знаменитый врач-офтальмолог, вернувшая радость видеть мир тысячам жителей Кабардино-Балкарии, общественный деятель. Ляна Шауцукова (1917-1992) также стала известным врачом, крупным ученым.

Но все это будет спустя годы, а пока идет 1927 год, две маленькие кабардинские девочки – скромные, тихие, застенчивые – переступают порог пансиона. Вот как вспоминала об этих днях Ляна Блаева: «Когда отец привез меня и Фузу в город на учебу и поселил у Екатерины Константиновны, сестру (она постарше) приняли во второй класс, мне же предложили начать с первого. Но, испугавшись остаться одной, я, дикаренок, ухватилась за юбку Фузы и не отпускала ее ни на минуту. Пришлось Екатерине Константиновне отвести нас обоих во второй класс к русской учительнице с большим педагогическим опытом Варваре Петровне Боканевой (она впоследствии была награждена орденом Ленина). Учиться не настолько поправилось, что же в скором времени я вошла в число лучших учениц, более того, Варвара Петровна стала поручать мне вести занятия с классом – диктовать, читать вслух, называя при этом «звездой Венерой класса». В нашем пансионе учились Али Шуев, Женя Дзугурова, множество других ребят и девочек. Мы прожили у Екатерины Константиновны с 1927 по 1932 годы».

В 1933 году Карачай Блаев купил в Нальчике небольшой дом по улице Маяковской, где поселил свою вторую жену (мать Ляны и Фузы – Фатима Альмова, правнучка Шоры Ногмова, одна из красивейших женщин Кабарды – к этому времени умерла) и двух младших детей. Две комнатки в этом доме он отдал Е.К.Урусбиевой, сказав жене Нальжан такие слова: «Мы многим обязаны Екатерине Константиновне. Во всем мире у нее нет ни одного близкого человека. Мы будем этими близкими; пусть она живет с нами до конца жизни».

Слова отца стали своего рода завещанием для его дочерей Фузы и Ляны. Блаевы считали ее членом своей семьи, обеспечивая всем необходимым. Каждый месяц, получив свою скромную пенсию, тетя Катя приезжала к ним в гости. Всегда с гостинцем – халвой. К окончанию школы подарила своей любимой Ляне часы впервые в ее жизни.

Чем еще запомнилась Блаевым Екатерина Константиновна? Аристократическими манерами, умением постоянно держать себя в форме.

И вновь строчки из воспоминаний Ляны Блаевой: 29 января 1957. «Тетя Катя  – старый друг и воспитательница. По доброте своей, сердечному бескорыстному отношению ко мне и моим детям, с ней некого поставить рядом. Она уже старенькая, часто ее одолевает старческий недуг, но, к счастью, болезнь ее внутренних достоинств не губит. А седина и морщины только украшают старость».

 4 декабря 1963. «Вчера на 80-м году жизни умерла от пневмонии Екатерина Константиновна Урусбиева, наша добрая тетя Катя. Пару месяцев назад по нашей просьбе она была госпитализирована в больницу Совета министров, где ей был обеспечен хороший уход. Специально выделенная главным врачом няня Фатима Хамукова ежедневно по утрам доставляла от нас любимые блюда.

Сегодня мы ее похоронили (могила № 6677). Пришли все любимые и уважаемые люди – Шауцуковы, Блаевы, Тимофеевы, Бариевы, Урумовы. Прощай, бедная Катя, мир тебе и покой. Память о тебе мы сохраним. Прости, если когда-нибудь причиняли огорчения. Ты была достойна хорошего человеческого отношения»[8].

 

 

2. ДОКУМЕНТЫ

 

Общий список

учеников Нальчикского реального училища за первую половину 1913 года

 

Блаев Таусултан – приготовительный класс, приходящий

Блаев Шеретлуко –   1 – ый класс, приходящий

Блаев Хангери – 1-ый класс, приходящий

Блаев Султанбек – 4 -ый класс, казенный [9]

 

Список

азиатцам, которым Всемилостивейшем пожалованы следующие чины и единовременные денежные награды

 

С аула Булатова, Джамбулату Блаеву -  серебряная медаль (за № 808). Сентябрь 1849г. Город Владикавказ[10].

 

***

Начальнику Центра Кавказской Линии

Господину Генерал Майору и Кавалеру Граматину

 

 Пристава Малой Кабарды

 

Рапорт

  Малокабардинский уздень юнкер Жамбулат Блаев просит разрешение о дозволении ему участвовать в предстоящей экспедиции[11].

Войсковой Старшина Дыдымов

23.02.1853года. Город Моздок.

 

Список

Малокабардинского участка, имеющих свои стада крупного рогатого скота в 1868 году

Аула Булатова

Подпоручик Джамбулат Блаев – 21голова

Кантемир Блаев – 20 голов

Блаев Кепи – 25 голов

Шамиль Балкаров – 20 голов

Мазан Мамхегов – 20 голов

Пшемахо Губачеков – 22 головы

Магомет Жиляов – 20 голов[12]

 

Дело о краже лошадей у Старшины селения Булатова 3-го участка Нальчикского округа Терской области Алимурзы Блаева. 27.06. 1887года [13].

 

Магометмурза, Хажиумар и Мисост Блаевы. Сентябрь 1888г. Слабода Нальчик. Брат Блаева Мисоста – Магомет Мурза Блаев[14].

 

Кантемир и Заурбек Блаевы, их наследники – Мисост и Хазиз(Газиз), Асланбек и Заурбек Блаевы. Старшина селения Булатова Алимурза Блаев.

7.05. 1901 года [15].

 

Урядник 3-ей сотни Терской постоянной милиции Мисост Кантемирович Блаев, переводчик при Начальнике 1-го участка Сунженского отдела Терской области. Октябрь 1892года[16].

 

Переводчик уздень Мисост Кантемирович Блаев, живущий во Владикавказе.

13.07.1891г. Город Владикавказ[17].

 

 

Удостоверение

Сельское правление сим удостоверяет, что после смерти жителя сего селения Хазиза Кантемировича Блаева, умершего 15.07.1905 года, оставил к движимому и недвижимому его имуществу прямыми и законными наследниками, родная его мать Дадуза Блаева, жена его Нашхо Блаева, по второму мужу Куденетова (урожденная Эристаова) и родные дочери Лиля и Сулима Хазизовны Блаевы, а по матери не единоутробный, умерший 17 марта 1909 года и родные сестры Куну Кантемировна Блаева, по мужу Урус-Мамбетова, Кураца Кантемировна Блаева, по мужу Абанокова, умершая в1906 г. (Мисост и Хазиз Блаевы родные по отцу, а матери разные).  После же смерти Мисоста Блаева к его части прямые и законные наследники являются сын его Карачай Мисостович Блаев и дочь Бабина Мисостовна Блаева; других наследников нет, а поименованные находятся налицо, почему нет надобности в публикации о вызове наследников, что Булатовское сельское правление подписом с приложением печати удостоверяет.

 

Старшина селения Булатова        Темиркан Магометмурзович Блаев





Статистика