кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


Каждому жителю нашей республики хорошо знакомо имя Алима Пшемаховича Кешокова, выдающегося кабардинского поэта и прозаика, общественного и государственного деятеля. А.П.Кешоков родился в с.Шалушинском Нальчикского округа Терской области 22 июля1914 г. В2009 г. ему исполнилось бы 95 лет. Разносторонняя деятельность этого талантливого, одаренного человека увековечена не только в народной памяти, но и в документальной истории Кабардино-Балкарии. Многие факты из биографии Алима Кешокова и его ближайших родственников нашли отражение в фондах Управления Центрального государственного архива КБР.

 

А.П. Кешоков со студентами из Рабфака

 Самые первые документы об Алиме Кешокове относятся к 1930-м годам. Известно, что после окончания Баксанской окружной сельскохозяйственной школы и филологического отделения Северо-Кавказского педагогического института в г.Владикавказе он  преподавал русский язык и литературу на областных учительских курсах, а затем на Кабардино-Балкарском педрабфаке. В Управлении Центрального госархива КБР сохранились две фотографии за период его работы на рабфаке в 1935-1936гг. На одной из них изображен третий выпуск рабфаковцев и весь преподавательский состав учебного заведения.[1] А на другой запечатлен молодой преподаватель Кешоков среди столь же молодых студентов.[2] Имеется в архиве также подлинник сводной ведомости оценок по русскому языку, выставленных рабфаковцам, за подписью Алима Кешокова. [3]

Кабардинский писатель Хачим Теунов в своем очерке «Жизнь и поэзия», переданном на хранение в УЦГА КБР, приводит выдержки из автобиографических заметок А.Кешокова относительно данного периода его биографии. Кешоков с юмором вспоминает свой первый день работы в качестве преподавателя: «На областных учительских курсах, где обучались учителя сельских школ, я должен был преподавать русский язык и литературу. Когда я, надев для солидности очки, пришел на первый урок, люди переглянулись и засмеялись. Я призвал их к порядку, стараясь сделать серьезное лицо, но от этого мои «ученики» смеялись еще больше. Один из них, сидевший позади всех, стал проситься к доске. Ничего не подозревая, я разрешил ему. Этот «ученик» оказался огромного роста, и когда он подошел ко мне, я по сравнению с ним выглядел как ребенок. Поднялся общий хохот. Делать было нечего, я снял очки и стал смеяться вместе со всеми. В это время кто-то приоткрыл двери и все мы умолкли. Потом я стал читать курсантам наизусть главы из «Евгения Онегина» и рассказал о творчестве великого Пушкина. Тема урока настолько была интересна и захватывающа, что примирила моих «учеников» со мною. Больше они надо мною не шутили…»[4] Так начиналась трудовая деятельность молодого преподавателя,  а в будущем – известного писателя и поэта.

Через некоторое время Кешоков уезжает в Москву в связи с поступлением в аспирантуру Института нерусских школ, но в 1938-1939 гг. возвращается в Нальчик, где назначается на должность директора научно-исследовательского института национальной культуры (ныне Кабардино-Балкарский институт гуманитарных исследований). Он сделал тогда серьезный вклад в изучение кабардинской культуры – систематизировал и научно обработал собранный институтом нартский эпос и издал на кабардинском языке «Нартские сказания», снабдив их вступительной статьей и комментариями. В те же годы он совместно с научным сотрудником института Али Асхадовичем Шогенцуковым собрал и расшифровал рукописное наследие основоположника кабардинской литературы Бекмурзы Пачева.[5]

Когда началась Великая Отечественная война, Алима Кешокова призвали в ряды Советской Армии. Его служба началась в военном училище, после которого он был направлен в действующую армию сперва редактором дивизионной газеты «За Родину» 115-й кавалерийской дивизии, а затем корреспондентом армейской газеты «Сын Отечества». Работа в газете свела Кешокова с В.Гоффеншефером (будущим переводчиком его произведений на русский язык) и К.Кулиевым. Вместе они прошли большой боевой путь.[6]

В личном фонде К.Кулиева, хранящемся в УЦГА КБР, обнаружился такой уникальный документ, как подлинник фронтового письма Кешокова Кулиеву. Из него видно, что поэтов связывали не только общие интересы и  творческая деятельность, но и крепкая мужская дружба. Вот что писал Алим Кешоков своему другу в1944 г.:

«Дорогой Кайсын! Получил твое долгожданное письмо. Самое тяжелое – это ждать того, что скажет друг, перед которым чувствуешь свою вину, угрызение невыполненного долга. То, что я после твоего ранения и моего отъезда не навестил и не попрощался с тобой и по сей день угнетает меня. Не знаю – простишь ли ты меня, но это я самому себе не прощаю. Буду бесконечно рад, если ты благополучно вступишь на нашу землю. Мне как-то рассказывали ужасную весть, будто с твоей ногой плохо. Если бы был бог или аллах, я бы молился ему, чтобы ты в родной дом не постучался «сухим костылем», а вошел большими торопливыми шагами. Да  будет так. Ты передай нашим горам поклон и скажи этому дьявольскому творению, чтобы помнил о сынах своих. Пей нартовский напиток. Ведь Сосруко-то все  пил эту воду когда он, разгоряченный, возвращался с поединка. Если будешь там, предавай привет всем. У нас ничего нового нет. Гоф (Гоффеншефер – Н.Б.) был в Москве, он там встретил мою жену. Если будешь в Москве, зайди  к Тихонову, он обещал прислать тебя обратно к нам. Живем без Р.Ж. и без Шуры Савченко. Если ты читал приказы Верховного Главнокомандующего, то должен знать, где мы находимся. Живем по-прежнему. Спешим, работаем. Наш пёс-монополист всегда с нами. В моей жизни ничего нового нет. Пиши по возможности.

Крепко жму твою руку. Твой Алим. 8 августа 1944 г.»[7]

В том же фонде находятся телеграмма и поздравительные открытки Кулиеву от Кешокова, датированные 1974 г. – годом присуждения Кайсыну Шуваевичу Государственной премии СССР. В поздравительной телеграмме сказано: «Сердечно поздравляю с присуждением Государственной премии. Желаю новых творческих радостей, эльбрусского здоровья. Алим Кешоков».[8] Позднее, уже после смерти Кулиева, Кешоков посвятил ему стихотворение «Къайсын», публикация которого в газете «Ленин гъуэгу» была обнаружена В.Д.Лесевым и сдана на хранение в архив в составе его личного фонда.[9] Вместе с ним опубликован также отзыв Алима Кешокова на творчество К.Ш.Кулиева «Къайсын щхьэкIэ тхакIуэхэм, усакIуэхэм жаIахэр» («Как отзывались поэты и писатели о Кайсыне»).[10]

С 1959 г. Алим Кешоков возглавлял Союз писателей Кабардино-Балкарии, умело координируя его работу. Уделял большое внимание молодым поэтам и писателям. Как председатель Союза, он дал Танзиле Зумакуловой, в то время начинающей поэтессе, очень яркую характеристику: «Танзиля Зумакулова – первая балкарская поэтесса. На ее долю выпало – первой из женщин своего народа воспеть новую судьбу горянки. Лучшие стихи Зумакуловой, собранные в книге «Цветы на скале», – самобытны, непосредственны, им свойственна та свежесть красок и интонации, которые отличают подлинно поэтические произведения, независимо от степени дарования их автора. В этом отношении характерно стихотворение «Кязиму Мечиеву». Это – задушевный разговор талантливой дочери балкарского народа с выдающимся балкарским поэтом, создавшим в старое время трогательную песню о беспросветной жизни горянки. Танзиля Зумакулова принесла в балкарскую поэзию новые темы и образы. Она заговорила песенным словом от имени множества своих подруг, обретших счастье в дружной, свободной семье советских народов… Танзиля Зумакулова энергично добивается новых успехов: об этом свидетельствует последняя ее большая поэма, названная «антивоенной». Здесь молодая поэтесса наиболее полно проявила свое дарование. Танзиля Зумакулова имеет все данные для серьезной и плодотворной творческой работы». В УЦГА КБР хранится копия этой характеристики.[11]

Вызывает интерес переписка Кешокова с представителями писательской элиты советской эпохи: М.М.Киреевым, А.О.Шогенцуковым, Х.И.Теуновым, Б.Х.Балкаровым. В личном фонде народного поэта Кабардино-Балкарии Адама Огурлиевича Шогенцукова содержится письмо Алима Кешокова на кабардинском языке. Он, обращаясь к Шогенцукову, рассказывает о выездном заседании правления Союза писателей РСФСР в г. Нальчике и о своем участии в заседании Союза писателей Украины в Киеве.

Многие композиторы Кабардино-Балкарии не раз обращались к творчеству Кешокова. Поэт плодотворно сотрудничал с А.Авраамовым, Т.Шейблером, Х.Кардановым, М.Баловым, А.Казановым, Н.Османовым, Дж.Хаупой. Личные фонды композиторов Т.К.Шейблера и Х.Я.Карданова содержат ноты песен, автором слов которых является Кешоков: «Тхъэрыкъуэпщэху» («Белая голубка»), «Лина», «Привет солдата», «ЩIалэгъуалэ фестивальнэ» («Молодежная фестивальная») и многие другие.[12] 

В архивном фонде «Кабардино-Балкарское книжное издательство «Эльбрус» имеется машинописная рукопись стихотворений А.П.Кешокова под названием  «Долголетие».[13] Данный сборник стихотворений был подготовлен к изданию в 1957 г., осуществлен его перевод на русский язык. Сюда вошли стихи, посвященные родным местам поэта: «Кавказ», «На склоне горы», «Мое село» и др. Много стихотворений на тему Великой Отечественной войны: «Братья», «Незавершенный портрет», «Руки друга». Военные стихотворения Алима Кешокова очень трогательны и во многом драматичны. Вот одно из них:

Фотокарточка

 

В мертвых пальцах карточка зажата,

Меркнет горизонт в холодной дымке.

И застыл стеклянный взор солдата

На смеющемся девичьем снимке.

 

Побледневший от смертельной боли,

Он лежит недвижно в луже крови.

Треплет кудри зимний ветер в поле,

Иней серебрит солдату брови.

 

Нет в лице недвижном ни кровинки.

В твердых пальцах карточка зажата.

И живые падают снежинки

На ресницы мертвого солдата.

 

Непрерывно истекая кровью,

Он собрал слабеющие силы

 И простился со своей любовью,

 Вглядываясь жадно в облик милый.

 

 Пал боец, подкошенный снарядом,

Жизнь за наше счастье отдавая.

И глядит со снимка нежным взглядом

В мертвые глаза любовь живая.

 

На фронте Кешоков ни при каких условиях не прекращал писать. По свидетельству Гоффеншефера, он часто, усталый, возвращался с передовой и садился за заметки для фронтовой газеты о прошедшем бое. Потом впечатления от боя и от людей, участвовавших в нем, получали отражение в его произведениях.[14]

Послевоенную литературную деятельность А.П.Кешоков сочетал с активной работой в партийных и государственных органах и с учебой в Академии общественных наук при ЦК ВКП (б). В архиве хранится его доклад «И.В.Сталин о языке, как специфическом общественном явлении – средстве общения людей в обществе» от 28 мая 1951 г.[15] В нем аспирант 1-го курса А.Кешоков анализирует труды Иосифа Сталина по вопросам языкознания, написанные в свете марксистско-ленинского учения о языке, в которых Сталин критикует антимарксистскую теорию академика Н.Я.Марра о классовости языка. Кешоков доказывает, что язык относится к числу общественных явлений, которые действуют в течение всего времени существования общества, и в подтверждение успешно приводит живые примеры из кабардинского языка.

В1946 г. А.П.Кешоков был назначен наркомом просвещения КБАССР, с 1949 по1953 г. являлся секретарем Кабардинского обкома ВКП (б), затем заместителем председателя Совета Министров КБАССР. Изменения в служебной деятельности Кешокова зафиксированы в нормативных документах органов республиканской государственной власти. В архивном фонде «Президиум Верховного Совета КБР» имеются документы:

1. Указ Президиума Верховного Совета КАССР от 15 января 1946 г. о назначении Кешокова А.П. Народным Комиссаром просвещения Кабардинской АССР.[16]

2. Постановление Верховного Совета КАССР от 27 июля 1946 г. об утверждении указа Президиума Верховного Совета КАССР о назначении Кешокова А.П. Министром просвещения Кабардинской АССР.[17]

3. Указ Президиума Верховного Совета КАССР от 31 марта 1949 г. об освобождении Кешокова А.П. от обязанностей Министра просвещения.[18]

4. Указ Президиума Верховного Совета КАССР от 13 октября 1953 г. о назначении Кешокова А.П. заместителем Председателя Совета Министров Кабардинской АССР.[19]

5. Постановление Верховного Совета КАССР от 15 июня 1954 г. об утверждении указа Президиума Верховного Совета КАССР о назначении Кешокова А.П. заместителем Председателя Совета Министров Кабардинской АССР.[20] 

В том же фонде отложились наградные документы:

1. Указ Президиума Верховного Совета КАССР от 31 января 1949 г. о присвоении поэту Кешокову А.П. почетного звания «Заслуженный деятель искусств Кабардинской АССР».[21]

2. Указ Президиума Верховного Совета КБАССР от 10 июля 1964 г. о присвоении звания Народного поэта КБАССР Кешокову А.П.[22]

3. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1964 г. о награждении писателя Кешокова А.П. орденом Трудового Красного Знамени.[23]

4. Список лиц, награжденных орденом Ленина в 1984 г. (среди награжденных проходит Кешоков А.П.)[24]

5. Указ Президента СССР М.С.Горбачева № 271 от 11 июня 1990 г. «О присвоении звания Героя Социалистического Труда тов.Кешокову А.П.», в котором говорится: «За выдающиеся заслуги в развитии советской литературы и плодотворную общественную деятельность присвоить писателю Кешокову Алиму Пшемаховичу звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».[25]

 Высокая награда была вручена Кешокову Горбачевым в Георгиевском зале Кремля 6 ноября1990 г.

А.П.Кешоков неоднократно избирался депутатом Верховного Совета КБАССР, а также депутатом Верховных Советов РСФСР и СССР. Документы о его участии в предвыборной кампании и о победе на выборах хранятся в Управлении ЦГА.

         В документах архива прослеживается родословная фамилии Кешоковых. Дед Алима Мурзабек был выходцем из Вольного аула. В 1865 году, когда в Кабарде проводилась административная реформа, Мурзабек вместе с родственниками и группой односельчан переселился в аул узденя Тлекеча Куденетова, который впоследствии был переименован в селение Шалушинское.[26] Здесь прошла его жизнь, здесь выросли и его дети. В посемейном списке жителей с.Шалушинского за 1905 г. числятся сыновья Мурзабека: Хапаго – 40 лет, Умар – 35 лет, Пшемахо – 30 лет и Тут – 20 лет. У Хапаго дети: Зукарней – 10 лет, Али – 9 лет и Хажисмаил – 2 года. Женского пола – 4 души.[27] Пшемахо – это отец Алима Кешокова. 

Многое из жизни Алима Пшемаховича и его семьи стало известным широкой публике из автобиографической повести «Вид с белой горы». Кешоков с любовью и благодарностью вспоминает своих родителей: отца Пшемахо и мать – Куоз Кешокову (Хакуринову). Мать родилась и выросла в Адыгее. После замужества поселилась в Шалушке, где и дожила до преклонных лет. Куоз умела читать по-арабски, знала наизусть Коран, народные песни и легенды. Обладала решительным, волевым характером. «Если в моей душе еще в детстве вспыхнула любовь к поэтическому песенному слову, зародился интерес к народным сказаниям и легендам, то этим я обязан матери», – писал А.Кешоков.[28]

         И конечно, первым и главным, кто оказал влияние на становление личности будущего писателя, был его отец. Архивные документы позволяют воссоздать некоторые факты из жизни Пшемахо Кешокова.

        Пшемахо Кешоков в дореволюционное время занимал должность эфенди в родном селении.[29] Он был известным, уважаемым и грамотным человеком.

        Основная масса крестьянства до революции находилась под влиянием мусульманского духовенства. Многие сельские эфенди, муллы были выходцами из крестьянской среды, а потому им были хорошо знакомы и близки проблемы и нужды бедняков. Отстаивая интересы простых людей, они пользовались авторитетом у народа. Большевики в борьбе за власть стремились привлечь на свою сторону мелкое духовенство, сделать его своим союзником. Пшемахо Кешоков тоже принимал участие в революционных событиях. Но разделяя большевистские идеи, он оставался верным канонам мусульманской религии. В период гражданской войны он подвергся преследованиям белогвардейцев-серебряковцев, захвативших власть в Нальчикском округе.

        Пик общественной деятельности Пшемахо Кешокова пришелся на годы, когда в Кабарде и Балкарии после гражданской войны была восстановлена Советская власть. 3 апреля 1920 года в Шалушинском состоялся сельский сход, имевший целью избрать должностных лиц сельского правления. Согласно «Списка должностных лиц Шалушинского сельского правления 3-го участка Нальчикского округа», эфенди Пшемахо Кешоков вошел в состав правления в качестве судьи шариатского сельского суда.[30] А через три недели в селении был образован революционный комитет – новый орган Советской власти, который подчинялся Нальчикскому окружному ревкому. Председателем сельского ревкома избрали Кешокова, заместителем председателя – Исмаила Апажева. В архивном фонде «Революционный комитет Нальчикского округа Терской области» имеется рапорт Кешокова на имя председателя Нальчикского окрревкома: «Ревком сей покорнейше просит окружной ревком о выдаче составу служащих оного удостоверений на право ношения всякого рода оружия, необходимого им для самозащиты при исполнении возложенных на них обязанностей службы, а именно: председателю Пшемахо Кешокову и членам (перечислены); упомянутые лица поведения весьма хорошего, под судом и следствием не были, политически благонадежны, твердо стоят на платформе Советской власти. Председатель сельского ревкома П.Кешоков».[31]

       Однако вскоре в Нальчикский окружной ревком поступило секретное письмо председателя Шалушинской партийной комиссии большевиков Ф. Хутатова. В нем сообщалось: «Ввиду того, что председатель Шалушинского ревкома Пшемахо Кешоков неблагонадежный, прошу немедленно сделать распоряжение уволить его и назначить другого».[32] 4 июня сельский сход постановил избрать на должность председателя сельского ревкома  вместо Кешокова – Тембота Жакова.[33]      

После установления Советской власти в округе большевики отказались от тактики привлечения мелкого духовенства в свои ряды. Теперь отношение большевиков к нему изменилось: в религиозных деятелях они усматривали не союзников, а соперников. «Духовенство в большинстве случаев поддерживает Советскую власть, но мы их все-таки держим в стороне», – сказал Б. Калмыков корреспонденту газеты «Коммунист» 5 июня 1920 года.[34]

       Однако среди народа Кешоков продолжал пользоваться популярностью и любовью. «Дорогой эфендий Пшемахо!» – так обращался к нему в своем письме полуграмотный односельчанин. И быть «в стороне» от происходивших в это время коренных преобразований общества Пшемахо Кешоков уже не мог.

       В двадцатые годы в Кабардино-Балкарии повсеместно создавались школы, кружки, пункты ликбеза. Возникла потребность в обеспечении учебных заведений квалифицированными кадрами. В Шалушинском открылась школа первой ступени. Ее заведующим     был   назначен        П. Кешоков.       Как человек просвещенный             и в совершенствовании владевший родным и русским языками, он осознавал необходимость обучения детей пусть и не «священной черноте Корана», но основам грамматики, арифметики, географии и др. В учебно-производственный план работы школы П. Кешоков записал: «Школа ставит своей задачей воспитать стойких, смелых, сознательных граждан – борцов революции в духе коммунизма, приспособить их к жизни на основе изучения объектов окружающей среды: труда, природы и общества».[35]

       В документе отдела народного образования Кабардино-Балкарского облисполкома отмечено, что в 1927 году вместе с другими сельскими учителями области, в том числе Али Шогенцуковым, Пшемахо Кешоков принимал участие в методическом совещании по вопросу составления букваря на кабардино-черкесском языке для школ первой ступени.[36]

       Но работой учителя в сельской школе его деятельность не ограничивалась. П. Кешоков снова стал одним из первых лиц в Шалушинском – он возглавил сельскую партийную ячейку. В 1930 году его избрали делегатом на Нальчикский окружной съезд Советов. В списке делегатов напротив фамилии Кешокова значится: «Колхозник, крестьянин-бедняк, член партии, секретарь ВКП (б), учитель школы 1-й ступени».[37]

         Шалушкинскую школу 1-й ступени в свое время окончили Алим и его старший брат Рашид.[38] Рашид Кешоков в будущем стал известен читателям как автор детективных романов «По следам Карабаира» и «Кольцо старого шейха».

Архивные документы освещают период учебы Р.Кешокова в советско-партийной школе Ленинского учебного городка – знаменитой кузнице кадров 20 – 30-х годов. Сохранились собственноручно составленные им документы, датированные декабрем   1928 г. – январем 1929 г. Документы были созданы в связи с прохождением курсантами практических занятий в селениях области. Практическая работа курсантов проводилась на основе решений партии под руководством местных окружных партийных и комсомольских организаций. Большая часть курсантов совпартшколы выполняла задание в своих родных селениях, перед ними была поставлена главная задача: активно участвовать в кампании перевыборов Советов и провести сопутствующие мероприятия по линии политпросветработы, комсомольской работы, партийной ячейки, культпохода, политучебы и по пионерской организации. Итоги работы за месяц зимней практики Р.Кешоков подвел в письменном отчете, где подробно описал свои достижения в деле просвещения односельчан.[39] Председателем сельского Совета практиканту было выдано несколько подтверждающих документов, таких как: «Справка. Дана сия курсанту ЛУГ Кешокову Рашиду в том, что он действительно находился в селении Шалушка с 25 декабря 1928 г. по 25 января 1929 г. и работал по линии перевыборов Совета, каковую работу выполнил добросовестно и во время работы пользовался авторитетом среди населения».[40] В другой справке говорится, что он «действительно занимался вместо убывшего тов.Кушева Ахмеда с 3 по 20 января с/г в ликпункте малограмотных, что и удостоверяется».[41] Справку подписали председатель сельсовета Шикова и заведующий школой Пшемахо Кешоков.

         Всю свою жизнь Пшемахо Кешоков стремился обрести знания и использовать их во благо людей. Как мы видим, этому примеру последовали и его сыновья. Однажды, когда Алим Кешоков, заканчивая школу, решил продолжить образование, отец одобрил его желание: «Кто рано вышел на дорогу, тот раньше достигнет цели. Вы начало потока, первая струя воды, осваивающей новое русло, вестники радости. Канал наполнится водой, а о первой струе будут помнить всегда».

Судьба его сыновей стала подтверждением этой истины.

Н.А.Бальжатова

Консультант УЦГА КБР

 





Статистика