Алла Дудаева - Миллион первый

Тема в разделе 'Книги и журналы', создана пользователем bolivar, 24 фев 2008.

  1. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    [IMG]

    О Джохаре Дудаеве – первом чеченце, дослужившемся до чина генерала, первом президенте Республики Ичкерия, писали много и по-разному, но так – никогда. В воспоминаниях жены Аллы (в девичестве – Алевтины Федоровны Куликовой) Дудаев предстает не национальным героем и не врагом общества, но идеальным возлюбленным и благородным рыцарем. Именно поэтому ее книга – не биография и не мемуары в строгом смысле слова, а нежный женский роман о любви и смерти.
    Вот юная Алла, начинающая художница и кудрявая непоседа, встречает своего будущего мужа – «изящного молодого человека с черными усиками и красивыми карими глазами» – на танцах в Доме офицеров. Вот ее сердечко сладко трепещет от встречи с загадочной кавказской культурой. Вот сцены из трудного детства Джохара: голодный поселок в заснеженной казахской степи, ранняя смерть отца, издевательства одноклассников. А вот трудный момент: Алла знакомится с многочисленной и чопорной мужниной родней: «Я сама сшила себе пастельных оттенков шелковое платье с пелериной... Джохар подобрал мне ослепительно белую кружевную шляпку, белые перчатки...» А вот снова жизнь относительно спокойная и счастливая: гарнизон в Сибири, совместные прогулки, рождение первенца. Вот миг триумфа: Джохар избран президентом родной Чечни. Вот страшный военный новый 1996 год в деревне Гехи-Чу. А вот последний кадр семейного фотоальбома – смерть Джохара и черная горечь вдовства.
    И сквозь все эти эпизоды, описанные бесхитростно и наивно, красной нитью проходит простая и героическая история современной Руфи с голубиным сердцем, покинувшей дом и родных, забывшей о кровных узах ради того, чтобы следовать за любимым. Чем ближе к концу, тем отчетливее звучат из уст Аллы Дудаевой слова «мы, чеченцы», «наш народ», «наши бойцы».
    Политики в «Миллион первом» очень мало, и именно это сдержанное молчание о широко известных фактах, сознательный отказ от их интерпретации делают книгу Аллы Дудаевой трогательной вдвойне. Хорошая чеченская жена, она и после смерти мужа не хочет лезть в его дела. Единственное право, которое она за собой оставляет, – это рыдать над его гробом. И ее тихий вдовий плач производит впечатление куда более сильное, чем самые пылкие антивоенные прокламации.

    Галина Юзефович "Книга Руфь" ("Еженедельный журнал" №095)


    Читаем здесь

Поделиться этой страницей