Армянская свадьба

Тема в разделе 'Армения', создана пользователем Artemka83, 6 июн 2007.

  1. Artemka83 Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Армянская свадьба

    [IMG]

    Прелесть армянских традиционных свадеб заключается в том, что они существуют и по сей день. Мы имеем в виду, конечно, тот факт, что сегодня практически все армянские свадьбы проводятся по строго определенным канонам, сформировавшимся очень и очень давно. Вообще, армянская свадьба - яркое, впечатляющее и запоминающееся зрелище. Несмотря на то, в какой части земного шара она справляется (в маленьком селении, Ереване, Москве, в Ташкенте или даже Нью-Йорке), и несмотря на уровень обеспеченности собирающихся породниться семей, армяне готовы ради такого события выложить последнего барана. Потому что свадьба – самый главный и масштабный из всех семейных праздников. К нему готовятся долго и тщательно, впрочем, тщательность является одной из характерных черт армянского народа.

    К счастью, сейчас большинство браков заключается по взаимной договоренности молодых людей, поэтому процедура сговора (так называется у армян сватовство) зачастую носит формальный характер, однако считается обязательной процедурой. Да и действительно – что за свадьба без сватовства?

    Сватовство

    Заручившись согласием девушки, юноша сообщает матери, о своем намерении жениться. Мать, в сою очередь, говорит об этом с мужем – отцом семейства. А после этого готовят сватов. Сватов в Армении называют по-разному: в Вайондзоре – патгамахос, в Лори – хнамхос, в Шираке – пагтам, в Гехаркунике – ухынкан. В число сватов обычно входят в одних районах родственники жениха – мужчины: брат отца, муж сестры самого жениха, а в других районах родственники жениха – женщины: мать и кто-нибудь из родственниц отца. Со сватами обязательно отправляется также и человек, хорошо знающий обе семьи, так называемый посредник (миджнорд).
    В доме девушки родители обычно знают о прибытии сватов, и к тому времени ее отец, со своей стороны, также приглашает двух-трех близких родственников.
    При входе в дом после обычных приветствий сваты начинают говорить о совсем, казалось бы, посторонних вещах: о различных новостях, об урожае в нынешнем году, о здоровье и так далее. Словно они пришли просто побеседовать и скоротать время. Родители невесты спокойно поддерживают ни к чему не обязывающую беседу и ждут, когда же гости заговорят по существу…
    Наконец, разговор подходит к главному, и один из сватов сообщает о цели из визита: «Мы хотим взять вашу дочь для нашего парня». А иногда и такая фраза звучит очень поэтично, что-то вроде: «Мы пришли, чтобы взять из вашего очага горсть земли».
    Если отец девушки соглашается на женитьбу, то обязательно спрашивает согласия у своего брата, сыновей, жены и, что особенно важно, у самой дочери. В итоге, когда все заинтересованные лица дают свое согласие, мать девушки накрывает на стол, один из сватов достает бутылку водки и собравшиеся начинают выпивать за успех предстоящего дела.

    Стол для приема сватов

    Блюда на такой стол подаются не в самом обильном количестве. В Европе подобный ассортимент назвали бы фуршетом. Обычно обходятся без первых блюд, разве что подается питии в горшочках, а начинают сразу с основного – с мясных блюд. В некоторых районах не обходятся без всеми обожаемой долмы. Где-то еще хозяйка ставит на стол блюда посложнее, которые не готовятся каждый день. Например, различные кололаки, шашлык или тушеная баранина. Бывает, что на стол сватам подают шашлык, фаршированную индейку, несколько овощных блюд.
    При приеме сватов обходятся без сладостей. Хозяйка покрывает стол праздничной скатертью, выставляет красивую (не повседневную) посуду. Специально к этому дню печет свежий лаваш или даже праздничный хлеб. По традиции, на столе много зелени и фруктов.
    Примечательно то, что в основном вина при сватовстве не пьют, а предпочитают напитки крепкие – водку или коньяк. За таким столом сидят спокойно, без бурного веселья. Можно даже сказать, по-деловому. Да это и понятно, ведь в ходе трапезы обсуждаются все предсвадебные (да, впрочем, и свадебные) мероприятия. Все тосты имеют значение загадываний и добрых пожеланий, чтобы свадьба удалась на свадьбу и молодые жили вместе долго и счастливо. Кстати сказать, раньше за таким столом места для матери невесты не было – она лишь подавала блюда, не принимая участия в застолье и обсуждении всех вопросов. Однако этот обычай ушел в далекое прошлое. Руководит застольем отец девушки.
    После этого родители, юноши, в свою очередь, приглашают родителей девушки к себе и угощают их. Вся эта процедура аналогична предыдущей: родители юноши накрывают приблизительно такой же стол (ну разве что чуть-чуть поизобильнее, таким образом проявляется кавказское честолюбие, в хорошем смысле, конечно), обсуждаются те же вопросы и вспоминаются другие, которые забыли обговорить в предыдущий раз. Мать девушки также раньше не имела права принимать участия в застолье, частенько она даже не могла прийти в дом родителей юноши, но теперь она полноправный (а то и главный) участник переговоров.
    Через несколько дней отец жениха вместе с тремя-четырьмя молодыми мужчинами идут в дом невесты. Там они договариваются о дне обручения и о числе гостей с обеих сторон. Эта встреча обходится без застолья – разве что мать невесты угостит посланцев жениха каким-либо легким овощным блюдом и предложит вино.

    Обручение

    В назначенный для обручения день в доме жениха собираются близкие родственники и обязательно приносят с собой подарки. К этому дню отец жениха режет барана или теленка и покупает много вина. Обручение- обряд очень торжественный, в нем принимает участие достаточно много народу, приглашается много родственников и гостей, поэтому подготовка к обручению лишь немногим уступает по размаху подготовке к самой свадьбе.
    Сначала все собираются в доме жениха – отец, кавор, близкие родственники, музыканты и холостая молодежь. После небольшого угощения жених вместе с отцом, кавором и близкими родственниками в сопровождении музыкантов и молодежи отправляются в дом невесты.
    Кавор – центральная фигура на любой армянской свадьбе. Так называют посаженого отца, который становится и крестным отцом при рождении и крещении детей. Теперь вместе со всеми идет иногда и мать жениха, чего раньше не позволялось. Молодежь, держа на головах сини – специальные подносы с подарками, сладостями и фруктами, по дороге танцует и поет.
    К этому времени уже накрыт торжественный стол в доме невесты, куда гости входят только после того как будет закончен обряд передачи обручального подарка или залога – ншана. Ншан – золотое кольцо, цепочку или наручные часы – отец жениха передает сыну. Жена кавора (каворкин) приводит невесту, которая и берет из рук жениха ншан. Кавор наполняет бокалы, и все, поздравляя друг друга с обручением, пьют до дна. Затем начинается общее веселье с песнями, танцами, провозглашением тостов, которое длится около 4-5 часов. По окончании торжества отец жениха и кавор договариваются о дне свадьбы.

    Застолье при обручении

    Так как обручение - обряд довольно важный, то стол в таком случае накрывается обильный и разнообразный, соответствующий масштабу торжества. Блюд подается много – и супы, и рыба, и мясо, и овощи, и сладости, и непременно виноградное вино и хороший армянский коньяк.

    Следующим после обручения является обряд «кройки платья» невесты (шордзевек, или шор ктрел). Сейчас этот обряд часто сливается с обручением либо выполняется за несколько дней до свадьбы, а зачастую и вовсе отсутствует. Но все же мы расскажем о нем.

    «Кройка платья невесты»

    В этот день в дом невесты отправляются, со стороны жениха, его мать, жена кавора с купленным для свадебного платья отрезом и родственницы с различными подарками и сладостями.
    Сам же обряд заключается о том, что жена кавора берет ножницы с целью кроить платье, но потом заявляет, что ножницы тупые, тем самым, требуя вознаграждения за свой труд. И только получив подарков (выкуп), она начинает кроить платье для невесты. Этот обряд, как и предыдущие, сопровождается угощением и весельем.
    Через несколько дней после обручения родители невесты приглашают жениха к себе домой. Он обычно идет с одной из своих родственниц. Они приносят всевозможные сладости и небольшие подарки для младших сестер невесты.
    НА следующее утро мать невесты раздает принесенные юношей сладости соседям. Это посещение называется ншанац тес – видение обрученной. После него жених свободно навещает невесту вплоть до самой свадьбы.
    В это время близкие родственники невесты приглашают ее вместе с женихом к себе домой, угощают и преподносят им небольшие подарки.
    Спустя некоторое время, дней за 15-20 до свадьбы, отец жениха вместе с тремя-четырьмя близкими родственниками идут сначала к кавору, а потом к родителям невесты, чтобы договориться о предстоящих свадебных расходах и о числе приглашенных. Такое посещение называется кьясум ктрел.
    Отец жениха заранее готовит пригласительные билеты на свадьбу.

    Свадьба

    Сейчас свадьба обычно начинается в субботу вечером и заканчивается в понедельник утром. Бывает и так, что начинается свадьба в пятницу, потому что понедельник является рабочим днем и большинство приглашенных гостей не смогут принять участие в третьем дне торжества.
    В назначенный день в доме жениха собираются его гости, а в доме невесты – ее гости. В обоих домах начинается веселье – играют, поют, танцуют. В доме жениха заранее приготовляют гарсаник мисс (свадебное мясо), для чего режут быка. Этот обряд называется ез ктрел, или мсацун, мисс мортел.
    В прошлом этот обряд обставлялся особым ритуалом, носящим религиозно-мистический характер. Тогда во время резания быка жених, сделав ножом крестообразный знак на шее животного, клал окровавленный нож в карман либо смачивал кровью замок, который затем закрывал и хранил при себе, открывая только в брачную ночь. Эти магические действия должны были обеспечить плодородие жениха.
    Теперь же данный ритуал ограничивается тем, что музыкант, а также тот, кто должен резать быка, поставив ногу на шею связанного животного, говорят, что нож не режет, требуя выкупа.
    Как и раньше, обряд сопровождается пением и танцами. Хотя в последнее время об этом обряде даже редко вспоминают – далеко на каждой свадьбе есть возможность резать быка, а скорее всего потому, что обряд довольно обременительный и отнимает много времени.
    После этого в доме жениха все садятся за стол избирают тамаду и часов до 11-12 вечера пируют и веселятся. В дом невесты в этот вечер относят часть вина, мяса и других продуктов. Человек (обычно молодой), который относит все это угощение, называется агвес – вестник. Однако в последнее время родители девушки часто отказываются от того, чтобы отец жениха посылал в их дом мясо, напитки, и все расходы праздничного стола берут на себя.
    В прошлом на второй день свадьбы, утром, обычно совершался обряд «бритье жениха», который теперь почти исчез, поскольку с изменением брачного возраста жених еще до свадьбы начинает бриться, (стоит заметить, что в былые времена практически всегда женихи были настолько молодыми, что первое бритье совпадало с периодом свадьбы).
    Во время этого обряда жених сидел в окружении азабов (холостой молодежи), которые держали в руках зажженные свечи. Рядом с женихом становился кавор и азаббаши (глава холостой молодежи). Специально приглашенный для этой цели парикмахер начинал брить жениха, несколько раз останавливая работу, ссылаясь на тупую бритву. После получения выкупа – халата – он продолжал бритье, а в конце работы нередко оставлял часть невыбритою, пока опять не получал выкупа.
    Интересно, что в некоторых районах Армении при выполнении этого обряда жених садился на перевернутую вверх дном корзину, под которой находилась горящая свеча. Ритуал, очевидно, символизировал посвящение юноши в следующий возрастной класс. Этому отвечал и обряд одевания жениха и невесты.
    Обязательная деталь свадебного костюма жениха – красный бант слева на груди. В армянских традициях красный бант символизирует непорочность.
    На второй день свадьбы, то есть в воскресенье, жених и близкие ему родственники, взяв с собой вино или коньяк, в сопровождении музыкантов идут сначала в дом кавора. Там уже накрыт стол, присутствующие немного закусывают, выпивают, а затем торжественно ведут кавора в дом жениха. Кавор берет с собой сини, на котором лежат подарки, сладости, а также свадебную одежду невесты.
    Примерно в середине этого дня жених, его отец, брат жениха (песахпер, или чахачпер), кавор с женой, а также молодежь в сопровождении музыкантов отправляются из дома жениха в дом невесты, где продолжается всеобщее веселье. Затем жена кавора и остальные женщины удаляются в отдельную комнату, где с песнями облачают невесту в одежду, принесенную кавором. Раньше свадебный наряд невесты был обычным армянским женским костюмом, только более богато украшенным. Теперь же армянские невесты предпочитают классический свадебный стиль – белое платье и фату.
    Кавор, жених, сестра невесты (харснакуйр) выводят ее к гостям. Жених и невеста впервые вместе садятся за общий стол. Через некоторое время кавор напоминает, что невесте пора уходить в дом жениха. При выходе участников свадьбы из дома невесты ее младший брат обычно преграждает им дорогу, пока не получит от кавора подарка.
    Вперед всех в дом жениха направляется упомянутый агвес, сообщающий, что свадебный поезд подходит. За эту весть он получает от матери жениха курицу. На протяжении всего пути к дому жениха родственники и соседи накрывают столы с угощениями и преподносят невесте небольшие подарки. По мере приближения шествия во дворе дома начинается борьба (ках, гуляш) родителей жениха между собой, носящая шуточный характер. При этом обязательно должная победить мать, что, несомненно, указывает на пережитки матриархата.
    Мать жениха кладет на пороге дома под ноги жениху и невесте по тарелке. Они должны одним ударом разбить их, но первым, согласно обычаю, это должен сделать жених, чтобы быть главой в семье. В это время мать жениха перекидывает по одному лавашу через плечо невесты и жениха, а на их головы сыплет изюм, орехи, конфеты.
    Невесту молодые женщины, жена кавора и харснакуйр ведет в отдельную комнату, где она не садится на предложенное сиденье до тех пор, пока не получит от свекрови подарок. Часто ей на колени сажают мальчика, которому она дарит пару носков. Обряд «сажание мальчика» символически означает пожелание невесте сына.
    Затем невеста вместе с женихом, кавором, его женой, харснакуйр и азаббаши садится за общий стол рядом с женихом. Веселье вновь возобновляется и происходит в таком же порядке, как и во время обручения, с той лишь разницей, что стол бывает обильнее, а приглашенных гостей больше. Со стороны невесты приходит человек 7-10.
    В старину мать невесты должна была оставаться у себя дома и не принимать участия в свадебном пиршестве.
    Во время танцев обычно дают шабаш в пользу музыкантов. Особенно большая сумма собирается во время танца жениха и невесты.
    По поводу шабаша стоит особо отметить традицию, при которой гости вручают деньги, предназначенные для музыкантов, не им самим, а танцующей паре. Пока длится танец, танцующим (в данном случае жениху с невестой и обычно даже только одной невесте) в руку между пальцами закладывают денежные купюры. Эти купюры она по окончании танца должна отдать музыкантам. Кстати сказать, такая форма благодарности музыкантам существует и по сей день.
    Вечером того же дня во время круговых танцев родственники жениха преподносят невесте подарки. При этом кто-либо из них громко объявляет, кто что принес. Этот обычай называется канч (буквально «клич», «зов»). Сейчас он в большинстве мест исчез.
    Свадебное пиршество продолжается до поздней ночи, после чего гости расходятся и остаются только близкие родственники.
    Стоит заметить: несмотря на то, что свадебное пиршество длится много часов, ни один гость не должен находится за свадебным столом очень долго. Это считается неприличным. В течении часа-полутора гость принимает участие в торжестве, после чего прощается, еще раз поздравляет молодых и уходит. А на его место садится новый гость. Гости за свадебным столом все время меняются, что дает возможность побывать на свадьбе большому количеству народа. Да это и обоснованно, ведь в армянских селениях на свадьбе бывают почти все живущие в округе.
    Третий день свадьбы - это день хаша, хаши ор. В тот день в доме жениха собираются кавор, отец невесты, близкие родственники жениха и невесты, а также молодежь во главе с азаббаши. Гостей угощают специально приготовленным хашем, мясными блюдами, сладостями, вином. На этом, собственно, и кончается сама свадьба.

    Послесвадебные обряды и обычаи

    Продолжением свадебного цикла следует считать отправление приданного невесты (ожит, джехезе или бажинк). Срок отправления приданого различен в разных районах: в одних – до или во время свадьбы, в других – после свадьбы, часто приуроченный к празднику дрндеза. Дрндез (буквально «стог у дверей») – праздник магического возрождения силы солнца, «сретение господне». В старину 13 февраля вечером в церковной ограде зажигали большой костер, от которого зажигались костры на крышах домов. Молодежь перепрыгивала через них. Сейчас обычай разжигания костров и перепрыгивания через них в этот день во многих районах Армении сохраняется. Чаще всего в этом принимают участие молодые невестки. Упомянутый обычай в настоящее время, утратив свое религиозное содержание, носит увеселительный характер.
    К послесвадебному циклу относится и соблюдаемый в ряде мест глхалванк - обряд мытья головы невесты, который происходит обычно в первую же субботу после свадьбы. В дом зятя приглашается мать невесты, которая приносит с собой повседневную одежду дочери, а также мыло, расческу, полотенце, что сейчас имеет чисто символическое назначение. В настоящее время этот обряд теряет свой прежний смысл, поскольку в прошлом он означал свидание матери с дочерью, которые до этого дня не могли видеться. Теперь же запрет совершенно не соблюдается. Более того, сейчас мало кто вспоминает о том, что мать невесты не должна была идти вместе со всеми в дом жениха. Теперь мать невесты – активный участник праздника, если только не ей принадлежит руководящая роль в нем.
    Хотя, на первый взгляд, кажется, что современная свадьба проходит по всем правилам традиционного ритуала, но самом деле это не так. Внимательное изучение дает возможность выявить довольно существенные отличия современной свадьбы от традиционной. Так, значительно сократилась продолжительность самой свадьбы
    (с 7 до 1-3 дней), а также изменилось и время между обручением и свадьбой, составлявшее в прошлом от года до нескольких лет, а теперь равное обычно месяцу, и только иногда, в случае ухода жениха в армию, срок увеличивается.
    Уже практически исчезли или потеряли свое содержание обряды религиозно-мистического характера. Например, магические действия жениха во время вышеупомянутого обряда «резания быка», охрана молодых от злых духов при помощи ножа или кинжала, вешание на столб дома, где живут родители юноши, расчески и половника с целью удачи в тот момент, когда в дом девушки отправлялись сваты, обряд «охоты жениха», когда он должен был с одного раза отсечь голову курице, посещение во время свадьбы могил умерших родственников, связанное с культом предков, обряд купания как жениха, так и невесты и т.д.
    Хотя первоначальный смысл некоторых обрядов либо забыт, либо утратил свое значение, многие из них остаются теперь в качестве увеселительного зрелища.
    Например, сохраняются обряд Кох – борьба перед домом жениха его родителей, обряд хнамапач – когда в доме невесты кто-либо из ее родственников, обычно брат, должен поцеловать какую-либо девушку со стороны жениха (обряд, символизирующий потенциальное право мужчин одного рода на женщин другого рода), игры, состязания, всевозможные преграды, многочисленные выкупы (теперь в виде небольших подарков) за невесту, уходящие своими корнями в глубокую древность, денежное одаривание гостями семьи жениха, подарки невесте от лиц, приглашенных на свадьбу в дом ее родителей, что является пережиточной формой родовой взаимопомощи и т.д.
    В некоторых местах сохраняется еще и сейчас интересный обычай – «украшение древа жизни», символизирующий плодородие. Он заключается в следующем: молодые парни, а в некоторых районах и девушки, прикрепив ветку дерева разноцветными нитями к доске, привязывают к ней другие ветки и украшают их различными фруктами, изюмом. Есть и аналогичный обряд, когда кавор, перед тем как отправиться с женихом в дом невесты, посылает с азабами так называемый попх, имеющий вид беседки с острыми углами, увешанной яблоками, конфетами, изюмом. Молодые перед первой брачной ночью должны взять что-либо с попха по своему желанию.
    Сохраняется также в качестве обязательного обряд дарца, т.е. возвращения молодой невестки спустя некоторое время после свадьбы в дом своих родителей, прежде на месяц, а сейчас уже обычно дней на 15-20. В прошлом обычай «возвращения домой» совпадал с рождением ребенка. Сейчас дарц большей частью приурочивают к какому-нибудь празднику, однако прежде свое значение он утратил, поскольку теперь невестка вместе с мужем часто ходит в гости к своим родным, а те в свою очередь посещают их. Если невестка решает навестить родителей раньше установленного срока, то это считается плохой приметой – значит, долго в доме мужа она не проживет и снова вернется в родной дом.
    Важно заметить, что если в традиционной свадьбе жених и невеста почти не играли никакой роли, а иногда и вовсе отсутствовали во время свадебного торжества, находясь в отдельном помещении, то в дельном помещении, то в современной свадьбе они занимают почетное место, к ним обращены многочисленные тосты присутствующих с добрыми пожеланиями счастливой жизни и.т.д.
    В то же время кульминационный момент свадьбы – переход невесты в дом жениха (хапснаар) уже не обставляется множеством обрядов, как было раньше.
    По-прежнему центральной фигурой армянской свадьбы остается кавор. Однако если раньше его «должность» передавалась по наследству по отношению к данной семье, то теперь кавором может быть любой, кто пожелает – близкий родственник либо товарищ. Изменились несколько и его функции. Так, например, раньше он должен был выплачивать многочисленные откупы, выполнять различные обряды. Сейчас кавор обязан купить весь свадебный наряд для невесты, что раньше делала сторона жениха.
    К счастью, из комплекса современной армянской свадьбы полностью исчезли «смотрины» (ахчиктэс), устраиваемые в прошлом представительницами семьи юноши, которые сводились часто к довольно-таки оскорбительному осмотру девушки. Исчез также обряд «рубка женихового пня» (песакотук джардел), посредством которого проверяли физическую силу юноши.
    Новой чертой является также и то, что свадьба освободилась от душераздирающих причитаний матери, родственниц и подружек невесты. Правда, во время увоза невесты музыканты и сейчас, по традиции, играют грустную мелодию, но уже не производит прежнего тяжелого впечатления.
  2. Стеллочка Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Свадебная обрядность донских армян

    Донские армяне, будучи выходцами из средневековой столицы Армении города Ани, а позднее Крыма, представляют собой более или менее однородную локальную этнографическую группу армянского этноса, сложившуюся в конце XVIII века из переселившихся на Дон крымских армян. Эта диаспора сохранила, вплоть до нашего времени, многие исторические традиции, с одной стороны, характерные для всего армянского этноса в целом, а с другой - специфичные, присущие культурному наследию только данной группы и проявляющиеся, в частности, в диалекте их языка, местном фольклоре, ряде обычаев и обрядов.

    Свадебный цикл

    В конце XIX в. свадьбы в Нор-Нахичеване, как и повсюду, начинались осенью и продолжались до великого поста, когда крестьяне завершали свои полевые работы, а горожане возвращались с дач и начинали осенний и зимний сезоны своей жизни.

    Выбор невесты обычно проводился родственниками парня или девушки, или специальными посредниками, которые назывались "дибончи". В этом деле, помимо внешнего облика и красоты девушки, играли большую роль деньги и ее приданое, т. е. "джгез". В большинстве случаев браки, заключенные в Нахичеване, - результат расчетов и практических соображений. Женитьбой интеллигентные люди создавали себе обеспеченную жизнь, купцы увеличивали свой оборотный капитал, расширяли свои торговые дела, приказчики выходили из-под опеки своих хозяев - "ага" и "чорбаджи" - и начинали свое собственное дело. Браки по расчету чаще заключались среди горожан, нежели крестьян, более сохранивших свою патриархальность.

    Желающий жениться молодой горожанин заранее посылал сватов "хнами", чтобы узнать, сколько денег даст и какое приданое намеревается готовить родитель девушки. А те, у кого дочь на выданье, предварительно желали узнать, каким состоянием владеет жених.

    Крестьяне выбирали себе девушек в церквах, на гуляньях, во время паломничества, в частности, "преображения","вознесения", а горожане - повсюду, т. к. городские девушки были более свободны, чем сельские. Когда обе стороны приходили к согласию, жених, взяв с собой самых близких родственников, идя в дом девушки, делал предложение - "хоск", т. е. официально провозглашался зятем. Слово "ншан-тук" или "ншан", до сих пор употребляемое донскими армянами, значит - помолвка, которое употребляли нахичеванцы, выражая не торжество всей помолвки, а лишь вручение невесте обручального кольца. Для выражения действия общей помолвки нахичеванцы употребляли и употребляют турецкое слово "бех", что означает залог, гарантия.

    "Бех" совершался спустя несколько дней после "хоска" в доме девушки и в очень торжественной обстановке. В городе "бех" проводился с большой помпезностью, поэтому, кто проводил "бех" с шумом "харатом", свадьбу не играли, т. к. под "харатом" нахичеванцы понимали те торжества, в которых все на своем месте, все роскошно, дорого, точное соблюдение мельчайших подробностей всех обрядов и манер.

    Характерной особенностью "беха" являлась "ншани курабя" (сладость), т. е. "курабя помолвки", которая посылалась в дом жениха на следующий день "беха" в большом количестве, а из дома жениха уже раздавалась всем родственникам. "Курабя помолвки" отличалась от всех видов курабя своей хрупкостью, особым вкусом, ароматом, украшением, т. к. курабя пропитывали розовым маслом, а верх обильно украшали блестками.

    За 15 дней до свадьбы в деревне из дома жениха в дом невесты высылается материал на подвенечный наряд "ху-маш" для платья и дорогой верх для бурнуса. Говоря "ху-маш", крестьяне подразумевали тонкую шелковую материю, из которой обычно шили венчальный наряд невесты, а бурнус - короткое верхнее платье, верх которого из атласа или бархата, а подкладка шерстяная. В городе ту же "посылку" посылали в день "хина геджаси" (ночь хны), но это происходило более торжественно, чем в деревнях. Городская "посылка" состояла из венчальной одежды со всеми принадлежностями, начиная с фаты и заканчивая сапожками, потому что было такое понятие, что невеста, как "принадлежность царя", должна приходить в дом в подаренной женихом одежде. Даже большие венчальные свечи посылал жених с "посылкой".

    "Хина геджаси" - турецкое слово, означает "ночь хны", потому что ночью совершался обряд наложения хны на голову невесты. В городе уже в начале XX века этот обряд был забыт, сохранилось лишь название, в этот день вечером совершался обряд "просеивания муки" и приглашались многочисленные гости. На середину комнаты ставили маленькое корыто, выносили украшенное золотистыми и серебристыми бумагами сито, просеивали муку для свадебного хлеба. Этим занимались жених и его друзья, которые, несколько раз взмахнув, передают сито друг другу, и по этому поводу дарят деньги - "джиджа" - распорядительнице или руководительнице обрядом просеивания муки. В отличие от города обряд "хина геджаси" в деревне сохранился лишь местами и проводился с большим торжеством.

    За три дня до венчания в доме жениха готовилась чашка хны и на подносе с большой свечой посылалась в дом невесты, где в тот вечер собирались многочисленные девушки из родственников невесты и жениха, подруги и товарищи невесты. На стул клали подушку и сажали на нее невесту в центре комнаты или в углу, музыканты играли мелодию "Алкели", под которую участницы торжества одна за другой танцевали, держа в руках большую восковую свечу и хну. Натанцевавшись, женщины начинали класть на голову невесты хну, а девушки брали хну пальцами и мазали ею свои ладони, чтобы и им выпало такое же счастье.

    В первом куплете "Алкели" такие слова:

    "Хну наложили, в баню свели.
    Длинные волосы в косы сплели.
    И повязали на голову поши
    В невесткин угол стой, не дыши.
    Дорогие сестры,
    Вам того же желаю"
    .

    В следующий после "хина геджаси" день совершался обряд "бани невесты", который уже в то время был в городе упразднен и сохранялся только в деревнях. "Баня жениха" была упразднена и в городе, и в деревне. От нее остался один обряд, и то только в деревнях - "бритье жениха". "Баня невесты" - "арс бахник" обычно проводился в доме замужней сестры невесты или бабушки по матери. После бани невеста целый день проводила в окружении подруг и в сопровождении музыкантов возвращалась домой. Дойдя до дома и войдя во двор, процессия останавливалась у дверей, потому что, пока мать девушки торжественно не встретит невесту, нельзя войти в дом. Мать обычно выходила и сыпала на голову дочери мелкую монету, смешанную с рисом. И после этого еще не входили в дом, а невесту сажали на стул посередине двора, и подруги, взявшись за руки, начинали танцевать вокруг нее, образуя круг. С вечера "арс бахник" считалось, что свадьба началась. В деревнях она длилась три дня, в городе - один.

    В городе обряд венчания совершался утром и вечером, а в деревнях только утром.

    После венчания в церкви начиналось свадебное торжество. Новобрачных на пороге свадебного дома встречала мать жениха с накинутой на голову вуалью. Она целовала, благословляла и поздравляла их. Затем на голову новобрач ных сыпали деньги, перемешанные с рисом, и выпускали пару белых голубей с привязанными на их шеях красными лентами. Войдя в дом, жених и невеста останавливались посередине зала, на подносах преподносили бокалы с шампанским, поздравления происходили под мелодию "Алкели". Приданое посылалось в дом жениха за день до свадьбы или спустя день. В деревнях венчаться обычно шли пешком. За одну руку невесту держал жених, за другую - крестная. Крестных, братьев и дружков, или "шаферов", как их называли в городе, не было, не было и обычая во время венчания держать над головами жениха и невесты короны, как в городе. В деревнях во время одевания жениха его товарищи устраивали различные шутки, получая за это деньги от крестного. Они неправильно или наизнанку надевали различные части наряда и каждый раз спрашивали: "Крестный, что не так сидит на женихе?"

    А когда наряжали невесту, кругом резали ее кудри - "зилфи", которые многочисленными тонкими косами лежали на ее плечах и спине, ворошили волосы, т. е. "делали перчам", снимали с ее головы золотом украшенную феску, повязывали "поши", поверх "поши" прикрепляли "перчам бахи", опоясывали серебряным поясом, украшенным жемчугом "хулан", на пальцы надевали кольца, на руки браслеты, на шею золотое ожерелье "герданлык" и на лицо красную вуаль, словом, облачали в наряд замужней женщины. Делали все это в шутку.

    Родители невесты на церемонии венчания не присутствовали как в городе, так и в деревне. Они обычно шли в дом жениха на второй день свадьбы, потому что первый день свадьбы принадлежал молодым юношам и девушкам и назывался свадьбой для молодых, а второй день - мужчинам и женщинам и назывался свадьбой для мужчин.

    При выходе из церкви под ноги молодоженам ставили тарелку, на которую жених и невеста, стараясь опередить друг друга, наступали и разбивали ее, т. к. бытовало мнение, что тот, кто раньше наступит на тарелку, тот и будет главенствовать в доме. В деревнях при входе новобрачных в дом не всегда пускали поверх их голов голубей (белых кур) как в городе. Участники свадьбы пели много песен под музыкальное сопровождение ("давул-зурна"). Первое воскресенье, следующее после венчания, называли "арчи кираки", и его также праздновали. В этот день приходили родители невесты, близкие родственники, приносили подарки. После первого воскресенья молодожены получали право выходить из дома и нанести визиты тем друзьям и родственникам, с которыми придется постоянно общаться. Начиналась процедура "приведения в дом невесты". Родственники по очереди устраивали "зиафет", т. е. приглашение в свой дом невесты.

    С конца XIX в. по настоящее время произошли значительные изменения в свадебном обряде донских армян. Так, современная свадьба у них, как и у армян других регионов, включает в себя три основных этапа: досвадебный, в который входит выбор невесты, сговор (здесь он называется "гац похел", что значит обмен хлебом), обручение ("ншантук", "бех" - поставить метку, залог); само свадебное торжество ("гарсаник") и послесвадебные обряды. Конечно, от традиционного свадебного ритуала конца XIX - начала XX вв. в городе сохранились только некоторые элементы, обряд, в целом, сильно сокращен, некоторые ритуалы приобрели современную форму.

    Так, уже сам выбор невесты происходит двояко. Первый вариант - традиционный, когда родные или близкие родственники юноши сами подыскивают ему невесту. Второй вариант сравнительно новый, получивший распространение в первой половине XX в. и характеризующийся тем, что молодые люди сами знакомятся и принимают решение о вступлении в брак. В наши дни чаще встречается второй вариант. В этом случае молодые люди ставят в известность своих родителей, мнение которых и здесь играет важную роль.

    Во время сватовства теперь в дом невесты идет и мать юноши и сам юноша. Невеста и родители заранее знают о приходе сватов. Если сватовство принимает сейчас упрощенные формы, то обряд обручения проходит, в основном, в традиционных рамках, но без былой пышности. Свадьба у ростовских армян длится два или, реже, три дня. Многие обряды, в которые входит одевание невесты и жениха, упразднены. Поэтому, когда свадебный поезд прибывает к дому невесты, она уже одета и ждет своего "вывода". После "вывода" невесты, который сопровождается танцами, свадебная процессия направляется в загс для регистрации брака. После длительного перерыва, связанного с антирелигиозной политикой, возрождается обряд венчания в церкви Св. Карапета, который совершается перед регистрацией. После регистрации молодожены едут в дом жениха, где и начинается праздничное застолье.

    Сохранился и бытует как в городе, так и в деревне, традиционный обряд, характерный и для армян других районов проживания. Так на пороге дома под ноги молодым кладут две новые тарелки, которые они должны разбить одним ударом, причем первым это должен сделать жених. Во время застолья поведение молодых еще до сих пор сковано рамками традиционного этикета, они не могут в должной мере принимать участия в общем веселье. Обязательно выбирается тамада, который ведет стол на русском языке, т. к. за свадебным столом собираются здесь, помимо армян, люди разных национальностей. У донских армян, как и повсюду на Кавказе, наблюдается тенденция к дальнейшему увеличению пышности и многолюдности свадебного застолья, увеличению ценности и числа свадебных подарков, состава и стоимости приданого невесты. Многие из этих моментов, по мнению некоторых жителей, в первую очередь интеллигенции, являются нежелательными, обременительными, поэтому считают, что свадьбу надо устраивать в более узком кругу своих родных и близких друзей, желательно также, чтобы сами молодые активно участвовали в общем веселье, чтобы после свадьбы они отправлялись в свадебное путешествие.

    В отличие от города, в сельских районах такие традиционные моменты, как одновременное начало свадьбы и в доме жениха, и в доме невесты, ее кульминационный момент - перевоз в дом жениха, значительна роль посаженного отца и матери ("гнкаайр" и "гнкамайр"), хотя и несколько меньшая, чем в селах Армении; обряд одевания невесты и прощания ее с родительским домом. Примечательно, что среди сохранившихся свадебных ритуалов некоторые из них уже утрачены в других регионах, например, смотрины невесты ("джугаб"), обряд кройки ее свадебного платья ("хумаш"), обряды одевания жениха и его бритья, сопровождаемые различными веселыми шутками. До середины 1970-х годов устраивался еще старинный обряд "хина геджаси" ("ночь хны"), но уже без прежнего торжественного наложения на голову невесты хны.

    В Нахичевани уже в начале XX в. этот обряд был упразднен. Сохранился здесь старинный обычай (о нем упоминает Е. Шахазиз), прежде не встречаемый у армян, когда отец жениха в момент встречи выпускает над головами новобрачных двух белых голубей с красными лентами на шеях, в начале XX в. в селе выпускали иногда двух белых куриц, а еще ранее, в середине XIX в., у ног новобрачных резали овцу. Имеются и другие отличия. Например, у донских армян по традиции принято, чтобы невеста обходила всех присутствующих на свадьбе гостей, здороваясь с каждым за руку, а наиболее почетные из них целовали ее; за свадебным столом совершенно не произносят тосты, музыканты за вознаграждение играют почти без перерыва, причем не только местные армянские и кавказские мелодии, но и молдаванские, болгарские, греческие, еврейские, русские и др., а участники свадьбы, в том числе и новобрачные, много танцуют, в основном армянские народные танцы в довольно быстром темпе, разновидности "хайтармы", невесту выводят под звуки старинного марша "Прощание славянки" (взаимопроникновение культур, русское влияние), в числе свадебных персонажей сохранились ряженые ("джамалы"); за свадебным столом сменяются несколько партий гостей (всего приглашенных до 1500 человек, в городе от 100 до 200); срок возвращения молодой невестки после свадьбы в родительский дом сокращен до одного вечера. Одновременно утрачена обязательность требования девственности невесты, в связи с чем в последнее время нередки свадьбы, когда невеста уже ждет ребенка; из дома невесты молодые идут вначале в загс на торжественную регистрацию брака, а затем уже в дом жениха (в других районах проживания армян брак, как правило, регистрируют после рождения ребенка).

    Так же, как и в других местах проживания, у донских армян принято давать невесте в приданое ("джгез") мебель, ковры, одежду. В качестве свадебных подарков родственники преподносят золотые украшения, а остальные гости дают деньги, причем не принято записывать, кто сколько денег принес, в отличие от других регионов проживания армян.

    Архаический обычай "избегания" исчез у донских армян еще в 1930-х гг. До этого обычай строго соблюдался, в основном невесткой по отношению к старшим родственникам мужа, до тех пор, пока она не получала подарка в знак снятия запрета. Подарок этот свекор давал невестке обычно после рождения первого ребенка.

    Свадебный ритуал сейчас обычно заканчивается перевозом приданого невесты в дом жениха, а специального ритуала, символизирующего окончание свадьбы, нет.

    Подводя итоги, можно сказать, что существуют сильные различия в свадебном цикле у городских и сельских жителей. В городе намечена тенденция, с одной стороны, к увеличению пышности обряда, с другой - сильного его сокращения. Если в городе возрождаются ритуалы, связанные с религией, то в селе они полностью утрачены. Сопоставляя обряды XIX в. и второй половины XX в., можно сказать, что в городе сохранились только незначительные элементы. Полностью исчезли такие ритуалы, как торжественное празднование "беха" ("полсвадьбы"), "ночь хны", "баня невесты", "баня жениха", обрядовые песни, обряд одевания невесты и жениха, изменение прически невесты, ритуал новобрачной ночи, после которой в Нахичеване зять дарил своей теще красные яблоки и катал ее по городу на фаэтоне. В селе же многие из этих ритуалов бытуют и в наши дни. На некоторые обряды оказывают влияние ритуалы мигрантов из Армении. Азербайджана, Грузии. Можно сказать, что за последнее время армянская свадьба в Ростове обличается от свадьбы в Армении некоторыми элементами, в основном напоминает общепринятый свадебный ритуал, бытующий в основных местах расселения армян.

    Захаров Г. Е.Источник: "hАмайнк" ("Община").
  3. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Из истории брачных традиций армян

    [IMG]

    В традиционном, преимущественно крестьянском, обществе армян брачность приближалась к всеобщей, т.е. вступление в брак считалось обязательным для всех, за исключением людей с физическими или умственными недостатками. Женить и выдать замуж своих детей старались как можно раньше. Правда, в литературе есть сведения о случаях добровольного безбрачия некоторых девушек, считавших это богоугодным делом; их решение вызывало безусловное уважение семьи и односельчан. В брак вступи строго по старшинству: обычай запрещал младшим жениться и выходить замуж раньше старших братьев и сестер.

    Строгим препятствием к браку, как уже отмечалось, было искусственное родство. Так, усыновленный гердастаном не имел права жениться на девушке того же гердастана, поскольку считался близким родственником. Запрещались также браки между молочными братьями и сестрами, между лицами, скрепленными узами побратимства или посестримства Весьма распространен у армян был институт кумовства (каворутюн), которое считалось, независимо от того, свадебным оно было или крестильным, нередко даже более близким, чем кровное родство. Поэтому брачные связи категорически запрещались не только с представителями семьи кума кавора, кнкавора, но и между потомками кумовьев.

    Брачный круг был ограничен и территориально, т.е. невесту старались выбрать в родном или соседнем селе. Интересна с этой точки зрения старая армянская поговорка: «Лучше отдать дочь местному пастуху, чем чужому царю». С одной стороны, локальная эндогамия объяснялась некоторой замкнутостью быта исторически возникших в связи с массовыми переселениями этнографических групп армянского этноса с их спецификой бытовой культуры. Поэтому старожилы и переселенцы, которые жили большей частью в разных селах, старались избегать семейных отношений.

    Некоторые брачные ограничения сохранились до нашего времени. Это запрет брачных связей с родственниками, с представителями семьи кавора, между молочными братьями и сестрами, соблюдение традиционного принципа возрастной очередности братьев и сестер при вступлении в брак (хотя последнее теперь зачастую нарушается). Так, в селах по-прежнему преобладающими остаются браки, заключаемые внутри них, но расширение контактов молодежи во время учебы или работы, безусловно, способствует росту числа браков между молодыми людьми из разных сел и даже районов, между сельскими и городскими жителями, представителями разных социально-профессиональных групп. Кроме того, вопрос о вступлении в брак современная городская молодежь решает более самостоятельно, обычно связывая супружество с необходимостью взаимной любви и общности интересов. Сельские жители часто стараются женить сына сразу после службы в армии, а дочь не позже 20 лет.
  4. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Свадебная обрядность донских армян

    продолжение разговора...

    [IMG]

    Прошло более двухсот лет с тех пор, когда тысячи армян по указу Екатерины II прибыли на Дон с Крымского полуострова, основав город Нахичевань и пять сел: Чалтырь, Крым, Большие Салы, Султан Салы и Несветай. Они привезли с собой свои древние обычаи и нравы, которых придерживаются и по сей день.

    Свату хлеба не давать!

    Свадьбы у донских армян пышные и широкие. На сватовство приходят человек сорок как минимум: дедушки и бабушки, тетушки и дядюшки, братья и сестры. На огромных блюдах гости вносят в зал дары: коньяк «Хеннесси» (наверное, потому что дороже армянского), жареного гуся, аппетитные гроздья винограда, конфеты? Здесь же и подарок для невесты – изысканные золотые часики и кольцо с бриллиантом, которое, как потом стало известно, передавалось в семье из поколения в поколение.

    Когда-то в старину за невесту давали определенный выкуп, который собирали, начиная с самого рождения сына. Теперь о нем напоминает обычай одаривать невесту. Это одна из святых обязанностей близких родственников жениха, сохранившихся до наших дней.

    Если родители согласны выдать дочь замуж, об этом сразу сообщать не полагается, чтобы тем самым повысить цену невесты. Чтобы сваты, как полагается, пришли еще раз-другой. Правда, времена уже не те, так что согласие, как правило, сваты получают сразу. Тем более что, если в старину у армян сватов не полагалось угощать, поскольку считалось, что «если свату хлеба дать, нужно и дочь отдать», то теперь одной рюмкой не обойтись. За счастье жениха и невесты пьют до глубокой ночи. К концу застолья договариваются о дне свадьбы. Определяется и число гостей со стороны невесты, оговаривается, что невесту будет одевать сторона жениха.

    С чисто кавказским размахом

    Свадьбу армяне любят справлять широко. На нее порой приглашается до трехсот человек (сто – это норма). Со взрослыми, будь то в ресторане на банкете или во дворе дома под виноградным шатром, приходят и разнаряженные дети.

    Новобрачных на пороге родительского дома посыпают орехами, зерном, конфетами, монетками, что должно, по народному представлению, принести им благополучие.

    Хотя тосты сыпятся, как из рога изобилия, а все гости вроде бы дружно выпивают, пьяных вдрызг на этих свадьбах увидишь редко. А танцуют и поют на свадьбах много, на современный лад тамада для потехи проводит и конкурсы. Главная примета удачной свадьбы заключается в том, чтобы никто из гостей не ушел обиженным.

    Что касается молодоженов, то они танцуют лишь один танец, во время которого гости осыпают деньгами молодых. Большую часть свадьбы жених с невестой должны проводить за своим столом, принимая подарки и поздравления.

    В основном молодым дарят деньги и драгоценности (кольца, цепочки, браслеты). Обычно собирается большая сумма, которая, как правило, покрывает все свадебные расходы. Особое внимание уделяется подаркам родителей.

    Еще лет 30–40 назад армянские свадьбы на Дону справляли совсем по-иному, чем сегодня. Они продолжались по трое суток как у жениха, так и у невесты, но основной напор веселья у каждой стороны приходил в разные дни. У невесты за день до венчания, то есть в пятницу вечером, тогда как у жениха мальчишник проходил в субботу или воскресенье. Сейчас же веселье проходит не более двух дней.

    На шашлык – в Чалтырь

    Особое внимание на армянской свадьбе уделяется кушаньям. Стол ломится от яств: долма в виноградных листьях, чабаб (мясо на шампурах), свиная корейка? Много на столе и овощей, особенно блюд из помидоров и баклажан.

    На Дону всегда любили вкусно поесть и выпить. Такое отношение к пище и питию осталось и по сей день. Каждый гурман знает, что лучшая уха на природе – в казачьей станице Елизаветинская или Старочеркасская, вино – в Пухляковской или Ведерниках. Ну а шашлыки, конечно же, в армянском селе Чалтырь под Ростовом. Здесь проживает около 15 тыс. человек. Добротные кирпичные дома, ухоженные улицы. В центре села действующая церковь Святого Амбарцума, построенная в середине XIX века. Другим почитаемым местом села является Мец-Чорвах – Большой родник, который в значительной степени определил местонахождение будущего села.

    Люди в Чалтыре живут дружно. Здесь нет ни детских приютов, ни домов престарелых. Родители, как повелось испокон веков, доживают с младшим сыном. Здесь умеют искренне радоваться и сопереживать. Помню, много лет назад невольно подслушала разговор двух соседей: «Слушай, на нашей улице ты один ездишь на «Запорожце», вот мы и решили собраться и помочь тебе купить «Жигули». Наша улица не должна быть хуже других».

    Шашлык – одно из главных блюд на армянской свадьбе. Каждый его готовит по своему рецепту. Вот один из них: крупно нарезанные куски свинины, желательно с жиринкой и косточкой, приправляют солью и перцем, посыпают нашинкованным луком, брызнув вместо уксуса соком лимона. Затем все хорошо перемешивается и ставится для маринования на несколько часов (не менее восьми) на холод. Затем мясо нанизывают на шампуры и обжаривают над раскаленными углями, время от времени сбрызгивая его водой.

    Готовый шашлык подают к столу, не снимая с шампуров. В качестве гарнира подают свежие помидоры, нарезанный кольцами репчатый лук, зеленый лук, а также обжаренные на шампурах баклажаны.

    Любят не только кротких

    Армяне на Дону славятся не только отличной кухней, но и девушками. У армянских девушек необычные глаза – миндалевидные, с поволокой. Антон Чехов в одном из рассказов признается, что гимназистом заглядывался на них всякий раз, проезжая через армянские села. Ростовчанка Галина Кундупян рассказала, что в их семье существует легенда, что писатель был влюблен в ее прапрабабушку Марту и даже просил ее руки. Но состоятельные родители, которые владели большими землями, не захотели выдавать девушку за бедного врача. Жили Кундупяны в селе Большие Салы. По словам Галины, свою встречу с Мартой Чехов описал в своей повести «Красавицы».

    «Садясь за стол, я взглянул в лицо девушки, подававшей мне стакан, и вдруг почувствовал, что точно ветер пробежал по моей душе и сдунул с нее все впечатления дня с их скукой и пылью, – пишет Чехов. – Я увидел обворожительные черты прекраснейшего из лиц, какие когда-либо встречались мне наяву и чудились во сне. Передо мною стояла красавица, и я понял это с первого взгляда, как понимаю молнию».

    Надо отметить, что к армянской женщине в семье особое внимание. Ее почитают и муж, и дети. Она никогда не будет доживать свой век в одиночестве и нищете. Армянские мужчины, несмотря на свое любвеобилие, практически никогда не оставляют свои семьи. А жены, надо отдать должное их мудрости, умеют прощать «маленькие» шалости своей половинки.

    Мария Бондаренко ng.ru
  5. святой Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Действительно мы справляем свадьбы широко,но к сожалению большому времена меняются и я бы сказал очень большая разница то что было раньше.Недавно мне пришлось побывать в Ереване и убедиться в этом.
  6. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Традиционная амшенская свадьба

    «Свадебная процессия начинается у дома жениха. Здесь многолюдно, накрываются столы, народные музыканты играют свадебную мелодию, пришли близкие, родственники жениха. Крёстный отец жениха надевает пиджак на жениха, отец надевает на голову сыну шапку. После этой церемонии свадебная группа садится за стол, поднимаются бокалы за благополучие свадьбы. Все направляются к дому невесты. Впереди свадебной процессии группа танцующих девушек. Вот и дом невесты, но брат невесты требует появления музыкантов со стороны невесты и жениха, которые играют на национальных инструментах. Отец жениха одаривает музыкантов со стороны невесты подарками.

    Молодые девушки со стороны жениха, держа на голове чемоданы с одеждой невесты, танцуя, приближаются к дому. Их также встречают девушки со стороны невесты. Словно всерьёз, они отбирают чемоданы и вносят в дом невесты. Брат невесты не впускает гостей в дом, пока с обеих сторон не появляются борцы. Победителя ждёт подарок: три метра красного материала. Перед домом появляются девушки в национальных костюмах, начинаются круговые танцы («срабар», «топалбар»), поют свадебные частушки.

    Долгожительница села и её шестилетняя праправнучка выходят в круг танцующих и приглашают в дом невесты. Подружки, сёстры невесты наряжают её, при этом исполняют частушки. Брат невесты надевает на пояс сестры ремень. Отец невесты делает три шага и говорит: «С сегодняшнего дня честь и судьба дочери в ваших руках». То же повторяется со стороны жениха. Когда жених и невеста выходят из дома, отец жениха бросает на их головы медные монеты и зерна. Это символ богатства и благополучия. Все вместе с женихом и невестой начинают танцевать три круга «срабар». Всё это свадебное шествие направляется к дому жениха. На пути к дому дети перекрывают дороги верёвкой и не впускают, пока отец жениха и крёстный не дают им подарки. Не подходя к дому, свадебный кортеж направляется в церковь, на пороге они целуют каменный крест и входят в церковь. Им дают свечки, и священник венчает и желает им в радости и горе быть вместе. Молодые обмениваются обручальными кольцами и выходят из церкви, после чего направляются к дому жениха. Брат невесты для своей сестры, для будущей хозяйки, требует корову, медные кастрюли, сковородки, и он сам ставит на них метки крестами. Это символ того, что теперь она является хозяйкой этих вещей. Приносят в жертву петуха, кровью окропляют ноги молодых, чтобы в доме горя не случалось. У входа в дом ставят две тарелки, жених и невеста одновременно разбивают их, чтобы злость из дома исчезла. Накрываются столы, выбирается тамада. Все садятся за стол. Невесте дают маленького мальчика, чтобы первенец был мальчик. Тамада произносит тост за жениха и невесту, за близких родственников»
  7. Gabi58 Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сохраняем традиции: Армянская Свадьба

    [IMG]

    У каждого народа свой свадебный обряд. Но ни один из них по щедрости и красоте не сравнится с армянским. Армянская свадьба - это уникальный праздник, неповторимый па своей торжественности, щедрости и красоте. Это не день, даже не два дня - это недельные гулянья, сопровождающиеся богатым столом, огромным количеством подарков, длинными и красивыми тостами (а куда же без них?!). Есть и более экзотические проявления: жертвенный бык, джигитовка, выстрелы в воздух и многое-многое другое.

    По древнему армянскому обычаю невесту выбирали родители юноши, причем инициатива принадлежала матери. Остановив свой выбор на той или иной девушке, она предварительно совещалась с мужем и со своими родственниками. Затем они старались собрать интересующие их сведения о предполагаемой невесте и ее семье. Основное внимание обращали на скромность, трудолюбие и хорошее здоровье будущей невестки, при этом внешности не придавалось особого значения. В наше время, подыскав юноше невесту, родители или близкие родственники стараются, чтобы он смог под каким-нибудь предлогом заранее увидеть девушку. И это не шутка, по сей день невесту часто выбирают родственники жениха.

    Выбрав невесту, родители юноши обращались к одной из своих родственниц, знавшей также и семью девушки, с просьбой быть посредницей (миджнорд кин) в переговорах с матерью их избранницы и уговорить ее получить согласие отца на замужество дочери. Узнав о намерении жениха, мать девушки в первую очередь советовалась со своим родным братом. Обычай посылать до официальных сватов в дом родителей девушки посредницу, чтобы та окольным путем по возможности больше узнала об их намерениях, сохраняется иногда и поныне в сельской среде.

    Через несколько дней происходит основное сватовство. В дом родитлей девушки отправлялись сваты из числа родственников - мужчин по отцовской линии, с которыми шла посредница, а иногда и мать жениха.

    О приходе сватов родителей девушки, как правило, оповещали заранее. Придя в дом родителей девушки, сваты начинают разговор о, казалось бы, не относящихся к цели их прихода посторонних вещах: местных новостях, видах на урожай, здоровье и погоде. И только после этого приступают к главному. О цели визита, как того требует традиция, говорят иносказательно, например: «Мы пришли, чтобы из вашего дома сорвать один цветок» или «пришли, чтобы из вашего дома взять горсть земли» и т.п.

    Прежде чем дать положительный ответ, отец девушки обязательно заручается согласием своего брата, сыновей и жены. А затем спрашивает дочь о ее согласии. Родители девушки и сегодня, согласно традиции, считают неприличным соглашаться на брак дочери с первого раза, и сватам приходится несколько раз спрашивать согласия.

    Согласие на брак родители давали в иносказательной форме: «Не будем спорить, подарком - кольцом или другим украшением для невесты и только после приглашали родителей жениха на смотрины.

    Наиболее важным обрядом предварительного этапа свадебного цикла, не потерявшим своего значения и теперь, было обручение, или помолвка (ншанадрутюч).

    День обручения назначался заранее и является одним из самых важных в свадебном цикле.

    В доме невесты в этот день накрывали стол и приглашали близких родственников. Со стороны жениха в дом невесты шли сам жених, его родители и близкие родственники.

    «Делегация» жениха несла с собой коньяк, вино, сладости, фрукты, подарки невесте и обручальный подарок (ншан), причем все это предварительно освящалось в церкви. Придя в дом невесты, жених и его родители еще час ведут светскую беседу. Когда же наконец переходят к сути дела, отец невесты вызывает свою дочь и спрашивает ее мнение. После положительного ответа отец невесты открывает принесенный стороной жениха коняк и конфеты или же вместе открывают поставленные тцом девушки коньяк и конфеты.

    Если родственники жениха принесли с собой кольцо, то жених сначала надевает на безымянный палец девушки кольцо, а будущая свекровь преподносит невесте что-нибудь из золотых украшений и только потом начинается угощение, произносится тост за «два цветка» - жениха и невесту. Гости дарят подарки и провожают молодых за порог - им нельзя оставаться на празднике в этот день. Гулянье продолжается до поздней ночи. Часто принесенные невесте подносы возвращают в тот же день с подарками.

    На следующий день жених один или со своей сестрой (братом, другом) навещает девушку и несет украшение из золота. Ему тоже в этот день родственники невесты вручают подарок. После обручения свекровь приглашает девушку к себе домой и дарит ей какой-нибудь подарок.

    Через месяц после обручения назначали день свадьбы. В это время обе стороны вели торг - определяли сумму выкупа за невесту и размер приданого (ожит). Особый обряд - ордзевк - подготовка свадебного наряда невесты. Шили его в торжественной обстановке, приглашая близких родственников с обеих сторон.

    Свадьбу (харсаник) справляли поздней осенью или зимой. Главную роль в обряде играли каор и каворакин

    (посаженые отец и мать). Свадьба начиналась утром одновременно в обоих домах. Во дворе дома жениха под звуки зурны закалывали свадебного быка (мсацу), шея которого непременно украшалась гирляндой из яблок. Ритуал сопровождался песнями и танцами молодых девушек. Жених делал складным ножом надрез на шее быка. Кавор кровью быка смазывал жениху лоб. Мать обмакивала в крови красную нить и хранила ее до брачной ночи. По древним поверьям, это способствовало беспрепятственному соединению молодых. Бык у армян издревле символизировал плодородье по этому все ритуальные действия должны были способствовать деторождению.

    По дороге к церкви молодоженов вели рядом. К поясу жениха привязывали платок, конец которого держали у груди невесты, чтобы никто не смог пробежать между молодыми и «лишить жениха мужской силы». Молодых окружали друзья со свечами или факелами в руках. Шествие сопровождалось песнями, стрельбой в воздух, криками. Весь этот шум должен был отгонять злых духов. Уберегая невесту от бесплодия, гости внимательно следили, чтобы никто не бросил на крышу камень. Во время венчания кавор держал над головами молодых скрещенные меч и ножны

    В церкви священник повязывал жениху и невесте на руку нарот - шнур, свитый из красных и зеленых нитей. До снятия нарота (это мог сделать только священник) молодожены не имели права взойти на брачное ложе.

    Из церкви новобрачные шли рядом - невеста чуть отставала от мужа, держась за полу его платья. Чтобы обмануть злых духов и избежать встречи с ними, домой возвращались другой дорогой.

    СВАДЕБНОЕ ЗАСТОЛЬЕ

    Застолье начиналось с тостов в память покойных родственников, потом провозглашались тосты за счастье молодых и их родителей. Пиршество сопровождалось песнями, плясками и длилось несколько часов. На свадьбе обязательно устраивали канч (букв, «зов») - сбор денег. Иногда вместо денег гость мог подарить овцу или теленка. Собранное передавалось матери невесты. Помимо денег гости преподносили небольшие подарки и украшения. Их молодая забирала с собой в дом мужа и одаривала его близких родственников.

    Когда гости расходились, начиналась демонстрация приданого. Каждую вещь под общее одобрение показывали отдельно.

    ПРОЩАНИЕ С ДОМОМ

    Кульминация свадьбы наступала в воскресенье - невесту перевозили в дом жениха.! В этот день в обоих домах опять приглашали гостей. После небольшого угощения жених со свитой шли за невестой в дом ее родителей. Отец невесты выводил дочь за руку и передавал отцу жениха со славами: «Передаю тебе добро - пользуйся им на счастье». Отец жениха давал обещание беречь как «свет своих очей». Обряд сопровождался особой грустной мелодией. Под музыку невеста целовала руку отцу и матери, жених - всем ее родным.

    Родственники невесты не выпускали участников свадьбы, пока не получали от кавора выкуп - обычно ягненка или козленка. Свадебное шествие сопровождалось криками, выстрелами, джигитовкой на конях.

    Когда свадебная процессия подходила к дому жениха, во дворе начиналась шуточная борьба (кюх) между его родителями. По обычаю, в ней побеждала мать. Перед приходом новобрачных на пороге дома закалывали жертвенного барашка или петуха. На молодоженов сыпали сушеные фрукты, орехи, зерно, конфеты, мелкие деньги. Это должно было принести им благополучие. Перед невестой ставили горшочек с маслом. Она смазывала маслом косяк двери и волосы свекрови в знак пожелания богатства дому. Свекровь клала в рот молодым по кусочку сахара для «сладкий жизни».

    После ухода гостей священник снимал нарот с новобрачных, развязывал узел нитки, окровавленной при закалывании «свадебного быка», раскрывал нож. У постели ставили вино, фрукты, мед и сладости. В эту ночь в доме не оставался никто из домашних.

    Из века в век люди придерживались национальных свадебных традиций, опасаясь суеверий. Теперь в злых духов верится с трудом. Но остается не менее весомый аргумент в пользу свадебного обряда - его невероятная красота и зрелищность.

    Источник: HayWeb.ru

Поделиться этой страницей