Азербайджанские народные сказки

Тема в разделе 'Азербайджан', создана пользователем Shaul, 19 янв 2006.

  1. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
  2. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    КЕЧАЛЬ

    (Перевод А. Багрия и Х. Зейналлы)

    У одного старика был сын с паршой на голове. Каждый день мальчик приносил дрова из леса и продавал их. На деньги, вы­рученные от этого, они и содержали себя. Однажды, по случаю большого холода, кечаль не мог пойти в лес. И в этот день они остались голодными. На следующий день опять было холодно. И опять кечаль не мог пойти за дровами. Но у отца кечаля бы­ло три гуся. Поймав одного из них, отец дал его кечалю и сказал, чтобы он понес его на базар, там продал его, а на выру­ченные деньги купил и принёс хлеба.

    Когда же кечаль шёл с гусем, он встретился с жившим по соседству с ними одним богатым человеком. И тот спросил его: — Эй, кечаль, за сколько продашь эту курицу?

    Но сколько кечаль ни говорил ему:—Это не курица, а гусь,— сосед настаивал,ч то это именно курица и, убедив в этом кечаля, купил у него за пятнадцать копеек гуся и понёс домой. Кечаль же купил на пятнадцать копеек хлеба, вернулся к себе домой, отдал хлеб отцу, а сам вышел на улицу. Подойдя к дому, где жил человек, которому он продал гуся, он посмотрел через дверь и услышал, что он говорит своему повару:

    — Зарежь этого гуся и приготовь хороший плов. В полдень я пришлю из лавки одного мальчика. Когда он придёт и, став перед тобой, поднимет палец, положи плов в посуду, а поверх его—гуся и отдай их ему на меджмаи, чтобы он принёс его ко мне.

    Сказав это, сосед опять вернулся в лавку. Кечаль же дождался того времени, когда плов был готов, вошёл в дом и, подняв палец перед поваром, стал дожидаться. Повар наложил плов в посуду, поставил его на меджмаи и, приняв кечаля за присланного его барином, отдал ему меджмаи с пловом. Кечаль взял меджмаи и понёс его прямо домой.

    Спустя некоторое время пришёл присланный соседом маль­чик, но сколько он ни стоял перед поваром, подняв свой палец, повар не поднимал головы и не смотрел на него. Между тем со­сед, не дождавшись мальчика в лавке и недоумевая, куда мог деваться мальчик с пловом, пришёл, наконец, сам. Когда же он стал сердиться на повара, отчего тот не прислал ему плова, повар рассказал ему, что незадолго перед тем какой-то мальчик с паршой на голове пришёл к нему и поднял свой палец, и он, по­ложив плов в посуду, послал его с ним.

    Сосед понял, что за его хитрость кечаль хитростью же отплатил ему и, ни слова не сказав, вернулся в свою лавку.
  3. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    КЕЧАЛЬ-ПЛЕМЯННИК

    (Перевод А. Багрия и Х. Зейналлы)

    Жил один крестьянин. Каждый день, когда он приходил до­мой, жена давала ему сухой хлеб с солью. Однажды он сказал своей жене:— Сухой хлеб поранил мой рот.— Жена на это ска­зала:— Я же не виновата, что твоя сестра, которая живёт в Багдаде, чихнула, и потому твоё богатство ветер унёс.—Мужу надоело так бедствовать, и вот однажды он взял кусок хлеба и отправился в Багдад к своей сестре.

    Сестра приветливо его встретила, обняла и сказала:—Давно тебя я не видела!— Брат вынул хлеб из-за пазухи, положил в сторонке и сказал:— Если бы ты меня любила, то не согласи­лась бы на то, чтобы я ел сухой хлеб и поранил себе рот.— Сестра воскликнула с удивлением:— Что ты говоришь?—Брат сказал:—Ты здесь живешь и чихаешь так сильно, что ветер унёс моё богатство. — Сестра ответила:— Напрасно ты этому веришь! Разве это возможно, чтобы имущество твоё пропало от того, что я здесь чихаю? Наверное, твоя жена имеет любовника и ему отдаёт лучшие куски— Сестра встала, зажгла очаг, при­весила высоко сверху котёл и сказала:— Отсюда и теплота не может дойти, а ты веришь тому, что я чихнула и ты от этого обеднел!—У неё был маленький сын—кечаль, он сказал своей матери:—Разреши мне поехать к дяде.—Мать согласилась.

    По дороге кечаль поймал ворону и спрятал её в карман. Когда его дядя ушёл на работу, он взобрался на крышу дома и начал играть с вороной. Ворона из рук кечаля улетела и села на тру­бу. Кечаль поймал ворону и через трубу заглянул вниз. Он уви­дел жену дяди, которая приготовила пироги и спрятала их за постель. Потом она приготовила халву и вкусный обед. Насту­пил вечер. Когда дядя вернулся с работы, жена его дала ему ку­сок хлеба и тарелку воды. Кечаль придавил рукой ворону, во­рона каркнула. Жена дяди сказала: —Какая хорошая ворона, что она просит?— Кечаль сказал: — Она просит пирогов, кото­рые ты туда спрятала.— Жена сказала: —Ах, это я приготовила для вас, но забыла подать!— Кечаль ещё раз придавил ворону, и она опять каркнула. Дядя спросил:— Что она ещё просит?— Кечаль ответил, что она просит халву, которая стоит в чахча.

    Опять жена сказала: — Я всё это для вас приготовила, но забыла подать.— Ей пришлось принести всё то, что она приго­товила. Потом она пошла к священному камню пир, где люди молятся об исполнении желаний. Но кечаль узнал об этом, по­шёл туда раньше её и спрятался за занавеской. Жена опять при­готовила все и сказала:—Эй, пир! А кечаль за занавеской ответил:—Что хочешь?—Она опять сказала:—Убей плеши­вого.—Кечаль ответил:—Хорошо.—Она опять сказала:—Брось камень на его голову.—Кечаль отвечает:—Хорошо.—Она сказала:—Я принесла тебе хлеба и халву, тебе ведь хочется есть?—Да, хочется.—Жена дяди, радуясь, ушла домой и ду­мала, что пир убьёт плешивого. Её любовник был дома. Ке­чаль взял два больших камня из трубы — один он бросил в голову любовника, а другой в голову жены дяди. Оба умерли. Он их взял, привязал себе на спину, и принёс к дяде.
  4. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    СУД КАЗИЯ

    (Перевод А. Багрия и Х. Зейналлы)

    У одного молодого человека, по имени Сабри, не стало хлеба. Семейство его голодало. Вот пошёл он к одному богатому чело­веку и взял у него под расписку 50 рублей под проценты на шесть месяцев.

    По истечении срока хозяин денег явился с требованием упла­тить долг. Сабри, за неимением денег, отговаривался. Наконец, оба были принуждены отправиться на суд к казию.

    Идя по дороге, Сабри заметил, что у одного человека завяз в грязи осёл и не может выбраться. Сабри взялся за хвост, а хо­зяин за уши осла, чтобы вытащить его. Случилось так, что хвост оторвался и остался в руках у Сабри. Хозяин стал требовать от Сабри осла с хвостом. Сабри пригласил и его на суд.

    Дорогой Сабри хотел спрятаться и, желая сбежать в первый попавшийся двор, сильно толкнул ворота. Оказалось, за воро­тами стояла беременная женщина; от сильного и неожиданного удара она испугалась, упала и выкинула восьмимесячного ре­бёнка. Муж этой женщины тоже присоединился к ним с целью жаловаться казию. Видя, что дело плохо и что ему придётся по­платиться жизнью, Сабри думал как-нибудь отделаться от них. Впереди он увидел стену и подумал: —Все равно, казий осудит меня на казнь. Лучше побегу вперёд, поднимусь на стену и спрыгну. Умру—будет гораздо лучше и легче, чем смерть от руки палача!

    Так и сделал Сабри и упал прямо на сонного человека, лежав­шего под стеной, которому распорол живот, отчего последний сейчас же умер. Явился сын умершего и хотел убить Сабри, но Сабри сказал ему:

    — Молодой человек, пока не убивай меня; со мной идут к казию три человека судиться, — пойдём вместе с нами. Без со­мнения, он прикажет меня казнить. Тогда я попрошу казия, чтобы ты меня лишил жизни.

    Вот вселять человек явились во двор казия. Оставив против­ников во дворе, Сабри поспешил в комнаты казия, которого застал за очень позорным делом. Тотчас Сабри вышел во двор и во весь голос сказал противникам:—Подождите немного, господа! Казий пока занят молитвами о благоденствии народа.

    Услышав это, казий поспешно оделся, вышел во двор и спросил:— Кто из вас застал меня за молитвами?—Я,—ответил Сабри, отделившись от прочих.— В чём дело? Начните,— сказал грозно казий.

    Хозяин денег начал:

    — Сабри по расписке должен мне 50 рублей, от уплаты коих уклоняется. Вот расписка.

    — Так как ты отдал деньги на проценты,—сказал, прочитав расписку, казий,—что по шариату не разрешается, как большой грех, то я приказываю Сабри не платить тебе твоих денег, а самого тебя штрафую на 30 рублей в пользу этого же Сабри, чтобы после этого ты не посмел заниматься незаконным делом.

    Муж выкинувшей женщины доложил казию суть своего дела.

    В ответ ему казий начал:

    — Когда жена у неосторожного Сабри будет на восьмом ме­сяце беременности, то и ты можешь по неосторожности посту­пить с нею так же, как Сабри с твоей женой.

    Наконец, сын убитого рассказал казию, каким образом Саб­ри убил его отца.

    Недолго думая, казий сказал:

    — Пусть Сабри ляжет на том самом месте под стеной, где спал твой отец, а ты поднимись на стену и оттуда прыгай прямо на Сабри, чтобы последний умер.

    — Я дарю жизнь моего отца Сабри, а прыгать с такой вы­сокой стены не стану,— сказал жалобщик.

    Казий оштрафовал и его деньгами в пользу Сабри за ослу­шание.

    Четвёртый жалобщик, видя такой исход дела, сказал дрожа­щим голосом:

    — Господин казий, осёл мой родился без хвоста. Я пришёл сюда только послушать твой беспримерный суд.

    После этого все разошлись ни с чем, а Сабри за своё восклицание:«казий занят молитвами о благоденствии народа» получил от казия денежное вознаграждение и сделался другом и прияте­лем его.
  5. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    СКАЗКА О ГОРДОЙ КРАСАВИЦЕ

    (Запись и перевод О. Шацкой)

    В персидском царстве жил-был шах Аббас. Справедливость и правосудие были у него на первом плане, и чтобы его не обманывали государственные чиновники, он любил переодевать­ся дервишем и со своим визиром Алла-Верди-ханом ходил по всей стране, сам наблюдая, где что делается.

    Однажды он и его везир шли мимо дома бедного дровосека. Вдруг из открытого окна они услышали разговор, который за шитьём вели между собой три дочери дровосека. Старшая девушка сказала:

    — Ах, как бы я хотела стать женой сына везира!

    Средняя дочь была скромнее и добавила:

    — Ну, а я довольна бы осталась, если бы меня хоть сын векиля взял замуж.

    Младшая же из сестёр была красива, как луна в четыр­надцатую ночь. Она рассмеялась и сказала:

    — Ах, какие вы глупые, вы так мало хотите, разве трудно стать женой везира или векиля! Нет, я бы хотела, чтобы сам шах Аббас, как слуга, нёс моё бельё, когда я отправлюсь в баню.

    Услыхал шах Аббас слова младшей из сестёр, страшно рас­сердился, вернулся во дворец и тотчас же переоделся во всё красное — в знак сильного гнева. Затем он приказал сыну везира жениться на старшей сестре, сыну векиля — на средней, а младшую дочь дровосека, красавицу Зейнаб, велел немед­ленно казнить. Б доказательство же того, что она действительно убита, приказал своему палачу принести во дворец её окровав­ленную рубашку. На другой день палач повёл девушку на казнь. По дороге он залюбовался на её красоту, и ему стало жалко её губить. А она, заметив это, стала так усиленно просить помиловать её, так долго умоляла отпустить и так горько плакала, что палач сжалился над ней, освободил её и просил уйти подальше из города. Но, боясь гнева шаха Аббаса, он снял с девушки рубашку, убил ворону и вымазал рубашку вороньей кровью. По­сле этого он вывел девушку за городские ворота, а шаху отдал окровавленную рубашку, в доказательство смерти девушки. Шах остался очень доволен; думая, что гордая дочь дровосека получила по заслугам, и щедро наградил палача.

    Девушка же в это время шла и шла по дороге, сама не зная куда. К концу дня она очень устала и проголодалась. Вскоре она увидела какую-то жалкую полуразвалившуюся лачугу и стала просить хозяев пустить её переночевать. Хозяева лачуги были бедняки, но, узнав о её тяжёлом положении, сжалились над ней и оставили у себя жить. В скором времени к ним зашёл странствующий дервиш. Он с первого же взгляда был поражён красотой девушки, и, узнав о том, что она чужая хозяевам, по­вадился часто ходить к ним. Каждый раз он приносил хозяевам много всякого золота, прося сохранить. Но когда этого золота скопилось такое большое количество, что им оказался набит целый мешок, хозяин сказал дервишу:

    — Ты лучше его забери, а то я боюсь хранить такую уйму чужого добра.

    Дервиш ответил:

    — Пусть это золото станет твоим, только ты дай мне взамен девушку, которая у тебя живёт.

    Хозяин не сразу согласился на это: и он и его жена успели привыкнуть к Зейнаб и полюбить её. Но соблазн был слишком велик; в конце концов, они все же решились отдать девушку. В тот же день Зейнаб с горькими слезами должна была отпра­виться с незнакомым человеком в далёкий путь.

    Через несколько дней девушка и её хозяин дервиш пришли в какой-то большой дворец, окружённый прекрасным садом. В этом дворце было сорок комнат, в каждую из них вела дверь пря­мо из сада. Вся посуда была там из чистого золота и драгоцен­ных каменьев. Полы были устланы дорогими коврами. Этот дворец принадлежал, оказывается, дервишу, который на самом деле был злым волшебником. Девушка прожила в этом дворце в роскоши и довольстве несколько дней, не зная, что с ней будет дальше, и, наконец, решила спросить у своего хозяина, зачем он её взял. Дервиш ответил, что она узнает об этом после. Вскоре он устроил большой пир и пригласил на него столько гостей, что в каждой из сорока комнат оказалось по сорок человек. Девуш­ка заметила, что все гости были очень толстые. Когда пригла­шённые уселись за стол, хозяин стал угощать их пловом, обиль­но поливая маслом. После того как гости поели плова, Зейнаб увидела, что все они начали постепенно превращаться в золо­тых людей. Тут она догадалась, почему дервиш пригласил к себе на пир только толстяков: это для того, чтобы из них получилось больше золота. Она не выдержала и стала бранить дервиша за то, что он погубил столько народу. А он сказал ей:

    — Я сделал это, чтобы пышнее и богаче отпраздновать нашу свадьбу, так как я решил на тебе жениться.

    Она же ничего не хотела слушать и продолжала браниться и плакать. Тогда дервиш испугался, что она выдаст его, и решил и её превратить в золото. За обедом он полил плов с её стороны тем же колдовским маслом, каким угощал и гостей, свою же сто­рону, чтобы она тоже казалась жирной, полил простой водой. Девушка догадалась о его замысле, попросила принести ей воды и, когда дервиш отвернулся, она незаметно повернула блюдо так, что масляная сторона оказалась перед ним.

    Он поел немного плова и вдруг превратился в золото. Зей­наб поблагодарила аллаха за избавление, и стала жить во двор­це очень богато. К сорока дверям, ведущим во дворец, она поме­стила по служанке и приказала им давать нищим и странникам, к какой бы двери они ни подошли, столько золота, сколько каж­дый может снести на себе.

    Вскоре слава о её щедрости распространилась по всей стране.

    Однажды к шаху Аббасу обратился за подаянием какой-то бродячий нищий. Шах Аббас щедро наградил его и спросил при этом:

    — Ты, наверное, никогда не получал такое подаяние. И есть ли в мире человек щедрее меня? Нищий сказал:

    — Я бы ответил тебе, о шах, на твой вопрос, но боюсь, что ты прикажешь убить меня.

    Шах Аббас сказал:

    — Не бойся, говори!

    Тогда странник рассказал о девушке, которая всем бедня­кам, приходящим к сорока дверям её дворца, дает столько зо­лота, сколько они могут снести на себе.

    Шах Аббас очень удивился и решил сам проверить, правду ли говорит нищий. Он приказал арестовать странника на слу­чай, если его слова окажутся ложью, а сам оделся в рубище и вместе со своим везиром, тоже переодетым в костюм нищего, по­шёл во дворец девушки. Она же, зная, что слава о ней рано или поздно дойдет до шаха Аббаса и что он наверное сам придёт к ней, ждала его и, как только он пришёл, сразу же узнала шаха, но не подала вида. Затем она пригласила его и везира к себе во дво­рец, угостила хорошим обедом, а сама между тем приказала своим служанкам не отзываться, сколько бы она их ни звала. Несколь­ко часов спустя она собралась идти в баню и, связав узел с бельем, стала звать служанок. Но так как она приказала им к ней не являться, то они и не появлялись, сколько она ни кричала. Тогда Зейнаб обратилась к шаху Аббасу:

    — Может быть, вы мне донесёте узел с бельём до бани, а то служанки наверное спят, а самой мне нести тяжело.

    Нечего делать, пришлось шаху Аббасу взвалить её узел на спину и донести до бани. Около бани она его попросила подож­дать, когда она вымоется, чтобы и грязное бельё помочь ей снести во дворец. Сама же, выходя из бани, нарочно намочила это бельё, но не выжала, а просто завязала его в узел и отдала шаху Аббасу. Вскоре он почувствовал, что с него кругом течёт вода и сам он весь мокрый,— но всё же пришлось донести узел до дому.

    Вечером девушка попросила дервишей, т. е. переодетых ша­ха и везира, рассказать ей о том, что они видели во время своих странствований. Они согласились, но из вежливости попросили её сначала рассказать что-либо. Зейнаб воскликнула:«Хорошо, я расскажу вам сказку про одну девушку, только уговор, не оби­жайтесь на меня!» И начала рассказывать обо всём, что с ней произошло с того времени, как шах Аббас услыхал разговор трёх дочерей дровосека. Когда она дошла до того места расска­за, где шах Аббас, переодетый нищим, нёс мокрый узел с ее бельем на своей спине, шах Аббас догадался, что желание девушки уже сбылось, рассмеялся и сказал:

    — Хорошо, ты меня перехитрила, но ты теперь должна вый­ти за меня замуж.

    ... Шах Аббас обручился с девушкой, они забрали золото и драгоценности из дворца дервиша, вернулись в столицу и устро­или такую пышную и богатую свадьбу, что её нельзя описать сло­вами. Семь дней и семь ночей длился пир.

    Желание девушки сбылось. Желаю и вам также достичь всех ваших желаний.
  6. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    УЧЁНАЯ КОШКА

    (Перевод А. Багрия и Х. Зейналлы)

    Был один купец. Однажды он задумал отправиться торго­вать в чужую страну. Поэтому он купил много товаров, приго­товил что нужно и, распростившись со своей семьей, пустился в дорогу. Странствуя из одного места в другое, он прибыл, нако­нец, в какой-то город и остановился здесь в караван-сарае. В этой стране был такой обычай, что всякий прибывший в этот го­род купец должен был отнести царю достойный подарок. Царь же, пригласив купца вечером к себе в гости, играл с ним в нарды.

    И вот наш купец, разложив на красивом подносе множество драгоценных материй, также отправился к царю. Во время бе­седы царь сказал купцу, чтобы он поиграло ним в нарды и что у него есть кошка, которая с вечера до утра может держать на своем хвосте семь светильников; что он позовёт эту кошку, и если она продержите вечера до утра на своем хвосте семь светильников, то тогда он возьмет себе всё богатство купца; если же кошка не сможет сделать этого, то вся его казна перейдет куп­цу. Купец принужден был принять такое условие.

    Как только царь окликнул, явилась кошка. Закрутив свой хвост, она уселась перед царём. По приказу царя принесли и по­ставили на ее хвост семь светильников. Царь с купцом начали играть в нарды. Три дня и три ночи играли они, а кошка не сде­лала ни одного движения. Наконец, купец встал и признал себя побеждённым. Царь приказал связать ему руки и посадить в темницу. Всё богатство же купца он присвоил себе.

    Один из слуг купца, увидев, что с его хозяином случилось такое дело, убежали, прибыв к себе домой, сообщил об этом жене купца. Последняя же приказала наловить множество мышей и, наполнив ими сундук, забрала с собой много золота и серебра, переоделась в мужское платье и с каким-то караваном отправилась в путь. Путешествуя из одного места в другое, она прибыла, наконец, в тот самый город, где был арестован её муж. Положив, как и он, на поднос красивый и драгоценный подарок, она тоже отправилась к царю; затем, отдав привезённых с собой мышей своим слугам, она поручила им, чтобы в то время, когда она будет играть с царём в нарды, они по одной впускали этих мышей через дверь в комнату.

    Царь принял её также с большим почётом. Во время беседы он предложил ей сыграть с ним в нарды. И когда она согласи­лась, царь позвал кошку, и она, тотчас же войдя в комнату, за­крутила свой хвост и уселась перед царём. Тогда принесли и по­ставили на её хвост семь светильников. Царь начал играть с же­ной купца в нарды. В это время слуги последней впустили в дверь несколько мышей.

    Увидев мышей, кошка хотела было тронуться с места. Но царь грозно посмотрел на неё, и она осталась спокойно сидеть на месте. Немного спустя, слуги впустили ещё несколько мышей, и, когда мыши начали в комнате танцевать, кошка, не будучи в состоянии больше терпеть, уронила светильники и передушила одну за другой всех мышей.

    По условленному знаку слуги жены купца, войдя в комнату, крепко связали царю руки и, заключив его в темницу, вывели на свободу купца. Как оказалось, народу уже надоело терпеть жестокости своего царя. Поэтому, узнав в чём дело, жители соб­рались и избрали купца своим царем.
  7. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказка о шахе Аман-шахе и его трех сыновьях

    В отдаленные временна, когда еще реки текли молоком и медом, когда на земле царили жизнь безмятежная и спокойствие невозмутимое, когда овцы паслись вместе с волками, в неизвестном государстве жил некий шах Аман-шах.

    Были у него три витязя-сына: старшего звали Ахмедом, среднего Мамедом, а младшего Бахрамом. Все они горячо любили отца и дорожили его жизнью. Они горячо любили отца и дорожили его жизнью.

    Аман-шах, находившийся в преклонных летах, однажды тяжело заболел. Много всяких лекарств и снадобий было использовано для лечения старика, много хакимов перебывало у него во дворце, но никто из них не мог вылечить больного шаха.

    Наконец, сыновья шаха нашли одного хакима, который, осмотрев больного, сказал сыновьям:

    - Ваш отец вылечится, если вы найдете попугая в золотой клетке, чтобы он пел над головой вашего отца. Если в продолжении трех лет вы не найдете этой птицы, то отец ваш неизбежно умрет. Но попугай этот находится в таком месте, откуда еще никто не возвращался.

    Стали братья совещаться, как горю помочь. Долго думали они, наконец, решили отправиться за чудесной птицей хотя бы на край света.

    Захватили братья все необходимое и пустились в путь.

    Долго ли, коротко ли шли братья, неизвестно.

    Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; ведомо только, что дошли они до огромного камня. От камня этого в разные стороны шли три дороги.

    Здесь братья остановились и решили:

    - Зачем нам итти вместе? Не лучше ли каждому из нас пойти своей дорогой; таким образом, мы скорее придем к цели и как-нибудь отыщем неведомую птицу. А пока спрячем под этот камень наши кольца, и кто раньше вернется с добычей, тот возьмет свое кольцо и поедет отыскивать других братьев, чтобы вместе вернуться к больному отцу.

    Как решили, так и сделали: сняли братья кольца со своих пальцев, положили под камень и пошли каждый своей дорогой.

    Быстро, но долго шел младший брат Бахрам в неведомую землю и на пути своем встретил зеленый луг. Здесь он решил отдохнуть от долгого и томительного путешествия.

    Едва только Бахрам прилег на траву, как невдалеке показались шесть братьев дивов. Заметив Бахрама, один из дивов подошел к нему и грозно закричал:

    - Как осмелился ты, наглец, зайти в наше царство? Даже птицы небесные не смеют здесь летать и дикие звери рыскать, а ты, ничтожный человек, дерзнул непрошеным гостем сюда явиться!

    С этими словами див набросился на шахзаде и хотел растерзать его, но Бахрам храбро стал защищаться. После продолжительной борьбы он победил дива и связал ему руки и ноги ремнем.

    Пришел второй див и во все горло заорал:

    - Как смел ты, дерзкий человек, нарушить невозмутимый наш покой? Мало того, что ты осквернил наше царство своим присутствием, ты еще так жестоко посмеялся над моим братом, которого заставляешь униженно лежать связанным на земле! Умри же, наглец!

    И див бросился на Бахрама, но шахзаде ловко схватил и связал дива.

    Затем подошли поодиночке к Бахраму третий, четвертый и пятый дивы, но всех их постигла та же участь, что и первых двух: все они остались побежденные и лежали теперь связанными на земле.

    Пришел, наконец, шестой див и вступил с шахзаде в борьбу. После продолжительных усилий удалось было диву побороть Бахрама, по тот, все-таки, увернулся искусно, связал и шестого дива.

    Увидели связанные дивы, что и последний брат их, самый сильный, пал и спасение их теперь заключается только в милосердии человека; стали они тогда молить Бахрама, чтобы тот освободил их. Они называли его своим братом и каждый предлагал свои услуги.

    Внял шахзаде их мольбам и освободил всех. Дивы выразили Бахраму глубокую благодарность и пригласили в свои хоромы, где всячески старались ему угодить.

    Наконец, старший из дивов спросил:

    -Поведай нам, брат Бахрам, с какой целью пришел ты сюда?

    Шахзаде подробно рассказал о своем больном отце и о той чудесной птице в золотой клетке, которую ему необходимо найти.

    Выслушав шахзаде, младший див воскликнул:

    -Как решился ты, брат Бахрам, итти за этой таинственной птицей в золотой клетке? Я знаю это царство; но всякий приходящий туда уже никогда назад не возвращается: птица находится в роскошном дворце злого дива и охраняется огромной стражей. Но горю можно помочь. Возьми ты, Бахрам, немного проса, немного кукурузы, соли и бритву, и пойдем мы с тобой в это тридесятое государство за чудесным попугаем в золотой клетке.

    Взял шахзаде все необходимое для дороги, простился с добрыми дивами и в сопровождении младшего дива пустился в опасный путь. По дороге див говорит Бахраму:

    - Любимый брат, как только мы дойдем до границы заветного царства, я останусь тебя ждать, а ты пойдешь искать дворец, где находится попугай-певун в золотой клетке. Помни одно мое наставление: что бы ты ни увидел по дороге, что бы ни услышал, что бы тебе ни представилось,-не обращай на это ровно никакого внимания и спокойно продолжай свой путь, • Встретишь ты на пути своем человека с косою и бруском в руках, не обращай на него внимания, не отвечай ему па его вопросы, а иди дальше; выйдя из терпения, он бросит в тебя бруском: если попадет-ты окаменеешь, не попадет-он сам превратится в камень. Встретишь также человека с огнем; пустит он в тебя огонь; попадет-сгоришь; не попадет-сам сгорит. Увидишь ты "и многое другое и, наконец, лошадь и свинью, привязанных к столбам. Перед лошадью будут лежать кости, а перед свиньей изюм; возьми у свиньи изюм и положи лошади, кости же положишь перед свиньей. Наконец, дойдешь до дворца. Увидишь в нем золотую клетку с попугаем; бери эту клетку и скорей возвращайся назад. Если начнется за тобой погоня, брось на землю захваченное тобой просо; если будет опять настигать тебя див, брось кукурузу, затем бритву и, наконец, соль. Исполнишь все в точности,-вернешься цел и невредим.

    Спустя немного времени, Бахрам и див подошли к границе тридесятого царства; здесь див остался дожидаться, а шахзаде Бахрам продолжал свой путь.

    Долго ли, коротко ли шел Бахрам, неизвестно. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Встретил он на своем пути человека, который точил бруском косу.

    -Куда ты, Бахрам, сын славного шаха Аман-шаха,

    Держишь путь свой?-спросил неизвестный человек.

    Но Бахрам не обратил на него внимания и спокойно шел своим путем. Рассвирепел загадочный человек и бросил в шахзаде свой брусок, но не попал и превратился в камень.

    Спокойно продолжал свой путь Бахрам, пока не встретилось ему другое испытание. Попался ему человек с огнем, который закричал Бахраму:

    - Куда ты; сын славного Аман-шаха, держишь путь свой?

    Не получив ответа, он бросил огонь в шахзаде. Промахнулся злой человек и сам сгорел.

    Наконец, достиг Бахрам того места, где были привязаны к столбам лошадь и свинья. Перед свиньей лежал изюм, а перед лошадью кости. В точности исполнил шахзаде наставления дива: взял он у свиньи изюм и положил лошади, кости же поднес свинье и затем продолжал свой путь.

    Много еще испытаний пришлось претерпеть шахзаде на своем пути, пока не достиг он того роскошного дворца, где находился в золотой клетке попугай-певун. В самой середине дворца Бахрам нашел желанную птицу, взял ее и пустился в обратный путь.

    Вдруг он услышал, что все деревья, камни, люди, птицы и другие живые существа начали издавать жалобные стоны, в которых можно было разобрать слова о том, что дерзкий Бахрам пришел незваным гостем во дворец и похитил золотую клетку с попугаем.

    В это время из дворца вышел великан-див и поспешно направился к лошади и свинье. Но едва только хотел див сесть на лошадь, как та неожиданно воспротивилась:

    - Слишком тридцать лет прошло с тех пор, как я поступила к тебе на службу, и за все это время ты кормил меня костями; Бахрам же дал мне изюму. Как же мне служить тебе во вред этому человеку?

    Взвыл див от негодования и бросился к свинье, вскочил на нее и помчался в погоню за Бахрамом.

    Быстро ехал див на своей заколдованной свинье и, наконец, стал нагонять шахзаде.

    Оглянулся Бахрам, а див уже близко, почти настигает его. Вынул он из-за пазухи просо и бросил на дорогу. Моментально вырос сочный зеленый луг, и свинья остановилась, чтобы порыться в траве. Долго понукал ее див, но безуспешно: пока не нажралась досыта свинья, не тронулась с места.

    Бахрам уже далеко ушел от великана, но, спустя немного времени, свинья снова стала настигать шахзаде. Тогда Бахрам высыпал кукурузу, и тотчас же выросло огромное кукурузное поле. Свинья снова остановилась и начала пожирать кукурузу.

    В третий раз див стал нагонять шахзаде. Бросил тогда Бахрам бритву, и сразу появилось позади него несметное количество бритв. На острых бритвах свинья вся порезалась и не могла быстро итти. Истекая кровью, свинья все-таки продолжала погоню, и вот она уже приблизилась к Бахраму. Но шахзаде достал из-за пазухи соль и бросил ее на дорогу. Тотчас же появилось много соли, которая набилась в раны свиньи. Выбившись из сил, она пала; Бахрам же благополучно достиг того места, где ожидал его добрый див, давший ему столь много хороших советов и помогший ему достать чудесную птицу.

    Див обрадовался возвращению Бахрама и пригласил его снова на отдых во дворец братьев. Шахзаде согласился было на предложение, но потом заявил, что ему уже пора вернуться к отцу-падишаху, потому что чем скорее тот выздоровеет, тем приятнее это будет его сыновнему сердцу.

    Трогательно простился шахзаде с добрыми дивами и пустился в путь.

    Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Так и Бахрам не скоро достиг родительского крова; еще пришлось ему перенести многое множество тяжелых испытаний, определенных ему роком.

    Прежде всего, дошел Бахрам до того камня, где он и его братья оставили по кольцу. Отвалил Бахрам камень и увидел, что все три кольца лежат на своих местах. Взял шахзаде кольца и пошел искать своих братьев. Долго шел, неутомимо шел Бахрам, пока не добрался до одного весьма древнего и многолюдного города, где решил отдохнуть.

    Гуляя однажды по городу, он, о, радость!.. увидел своего старшего брата Ахмеда, но, о, ужас!.. за прилавком в одном магазине. Другого брата он заметил здесь же невдалеке, но какое унижение !. у сапожника.

    Сперва оба брата не узнали Бахрама, но тот не замедлил им открыться.

    -Перед вами брат ваш,-сказал он.-Я привез с собою птицу, которая может вернуть отцу здоровье. Но что с вами? Этого ли ожидал от вас отец наш?

    Поникли головами Ахмед и Мамед, но делать было нечего, собрали они на другой день свои пожитки и пошли с Бахрамом в стольный город Аман-шаха.

    Скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается...

    Зашли три брата-шахзаде, Ахмед, Мамед и Бахрам, на своем пути в темный-претемный дремучий лес и, утомившись, решили отдохнуть три дня.

    Сделали братья из листьев и ветвей шалаш, где и расположились. Затем Мамед и Бахрам пошли на охоту, а старший Ахмед остался, чтобы приготовить обед из дичи, подстреленной по дороге, а также смотреть за вещами и клеткой.

    Деятельно принялся Ахмед за приготовление обеда, и вот, только успел он приготовить, как вдруг из чащи леса появился старичок-чародей, ростом в аршин, а с бородою-в полтора аршин.

    Начал старичок-чародей просить, чтобы дали ему пообедать.

    Ахмед не отказал старику в просьбе; но пищи дал ему мало, так что старик-чародей остался недоволен.

    После длительных пререканий, старик выдернул из бороды пучок волос и связал Ахмеда. Затем, опорожнив котел с варевом, чародей освободил Ахмеда и скрылся.

    Братья вернулись с добычей.

    - Зачем так запоздал с обедом наш брат?- спросили они.

    Ахмед отговорился нездоровьем.

    На другой день остался готовить кашу средний брат Мамед, а другие два брата пошли на охоту.

    Опять пришел дерзкий старик, связал Мамеда, съел кашу, а затем, освободив его, ушел.

    Утопленные Ахмед и Бахрам вернулись, но обеда не оказалось.

    - Неожиданно занемог я,-сказал Мамед,-невмоготу было возиться с обедом.

    Наконец, остался стеречь шалаш младший брат.

    Приготовил превкусный обед, как вдруг явился тот же длиннобородый старичок и стал настойчиво требовать от Бахрама отдать ему весь обед,

    Дал ему Бахрам чашку супу, но старик не удовольствовался этим и бросился на шахзаде, чтобы связать ею своими длинными волосами из бороды. Началась борьба. Бахрам взял палку и нанес сильный удар чародею-старику по шее.

    Вдруг,-о, чудо! -голова его отделилась от туловища, упала на землю и покатилась прочь от шалаша. За ней двинулось и туловище, оставляя кровавый след.

    Вернулись братья с охоты, сытно пообедали и Бахрам рассказал им, что случилось с ним в их отсутствие. Молча и с ненавистъю выслушали Ахмед и Мамед своего младшего брата и молча стали собираться в дальнейший путь.

    Отчего же возненавидели Бахрама старшие братья?

    Что могло омрачить их добрые братские чувства и породить жестокую вражду? Это была зависть. Их младший брат Бахрам достал попугая, не из простых, обыкновенных птиц, а из таких, какие могли существовать только в прекрасном саду Адама, того именно первого человека, слух которого от зари до зари, с раннего утра до позднего вечера птицы услаждали своим пением.

    Попугай этот так прекрасно пел, что только от неги, по предсказанию ученого хакима, зависело выздоровление шаха, отца трех шахзаде. И что же! Только одному Бахраму удалось достать эту птицу в том далеком неведомом царстве, тридесятом государстве, откуда от начала существования мира никто не возвращался живым.

    Кроме того, младший шахзаде превосходил своих братьев неимоверной силой, неустрашимостью и замечательной ловкостью-всеми теми качествами, которые помогли ему преодолеть всевозможные преграды.

    Как же тут не завидовать?

    Затаив злобу, которая при всяком удобном случае могла вылиться наружу, Ахмед и Мамед стали готовиться вместе с Бахрамом к дальнейшему путешествию в царство ото а. Но братья решили прежде всего отыскать по кровавым следам старика-чародея.

    Шли, шли они по дремучему лесу и дошли, наконец, до, колодца, у которого терялся кровавый след, оставленный стариком-волшебником.

    - Спустите меня по веревке в колодец,-сказал Бахрам.-Посмотрю, нет-ли там чародея?

    Спустили братья младшего шахзаде, а сами остались ждать его у отверстия колодца.

    Первое, что бросилось Бахраму в глаза, когда он очутился на дне колодца, это лабиринт роскошных комнат. Отворил шахзаде дверь первой комнаты и остолбенел от удивления; перед глазами его в роскошном кресле сидела красавица невиданая, о которой ни в сказке рассказать, ни пером описать невозможно. Увидев юношу, красавица взмолилась:

    - Заклинаю тебя, добрый молодец, послушайся меня, неразумную; уходи ты скорей из этого места проклятого, места заколдованного. Какими путями ты попал сюда? Спеши уйти туда, откуда пришел: узнает старик, злой чародей, убьет тебя неминуемо.

    Выслушал Бахрам красавицу, но не испугался: любопытство было сильнее страха.

    Отворил он другую комнату и глазам его предстала красавица еще более очаровательная. Ослепленный красотою и обуреваемый страстью к подвигам, открыл Бахрам и третью комнату. Здесь увидел он красавицу, поистине неописуемую, которая превосходила всех других подруг своею сияющей красотой. Другой подобной красавицы не сыскать на всем белом свете!

    В этой же комнате скрывался и старик-чародей с длинной белой бородой. При появлении Бахрама он моментально скрылся, красавица же начала обливаться горючими слезами и также просить славного юношу скорей покинуть это проклятое место.

    Бахрам приласкал царевну-красавицу, рассказал ей о своих похождениях, о своем происхождении; затем сказал ей, что желает освободить всех красавиц-царевен от пут волшебника.

    Залилась слезами благодарности девушка и просила своего спасителя, как можно скорее выбраться из этого заколдованного места.

    Собрал Бахрам всех трех красавиц и повел их к выходу, к отверстию колодца.

    Вытащили старшие братья первую красавицу, затем и вторую, а когда дошла очередь до третьей, она сказала:

    - Пусть мой спаситель первым войдет на белый свет. Чует мое сердце, что, увидев меня, оставят тебя, братья здесь в подземелье.

    Но Бахрам не послушался. Тогда царевна сказала:

    - Помни же, храбрый юноша, мое наставление: если братья твои оставят тебя в этом глубоком колодце, не предавайся отчаянию. Утром ты увидишь на этом самом месте двух баранов -белого и черного; они будут бороться друг с другом. Улучив момент, прыгни сначала на спину черного барана; он перебросит тебя на белого, а белый выбросит тебя на белый свет.

    С этими словами простилась красавица с Бахрамом, взялась за веревку и через несколько минут скрылась из виду.

    Вытащив третью девицу, старшие братья были поражены ее необыкновенной красотой.

    - Слышали мы, правда, от наших предков о неписаной красоте одной девицы,-сказали они,-но никак не думали, что удостоит нас аллах счастья видеть ее. Оставим Бахрама на дне колодца, чтобы эта царевна не досталась ему; сами же пойдем и скажем отцу, что мы, а не кто иной, нашли заветную птицу, а также освободили этих красавиц от чар волшебника. Тогда все почести и слава будут принадлежать нам.

    Как сказали, так и сделали. Оставили братья Бахрама в подземелье, а сами, захватив с собою красавиц, пошли к отцу.

    Расскажем теперь, что произошло потом с Бахрамом. Как сказала красавица, так и случилось.

    На утро явились два барана, черный и белый, и начали бороться; но о, несчастье! Перепутал шахзаде наставления красавицы о баранах, и потому присудил ему рок претерпеть еще много испытаний.

    Выждав момент, Бахрам вскочил на спину не черного, а белого барана. Этот баран перебросил его на черного, а тот, -увы!-в подземное царство.

    Пошел Бахрам куда глаза глядят. Долго ли, коротко ли шел он, неизвестно; ведомо только то, что достиг он какого-то столичного города и поселился у одной доброй старушки. Стал Бахрам помогать ей в домашнем хозяйстве.

    Однажды шахзаде захотелось напиться годы, и он попросил об этом старушку, но вместо воды, та подала ему молоко.

    - Разве здесь нет воды? -спросил шахзаде.

    -Нету, милый юноша, нету! -ответила старушка.- Вот уже тридцать лет и три года в нашем колодце живет чудовищная змея, пожирающая нещадно людей; каждый день мы должны принести ей в жертву человека, чтобы получить немного воды. Сегодня, например, жребий пал на здешнюю красавицу-царевну, и она беспрекословно должна пойти к колодцу и броситься в отверстую пасть этого злого чудовища.

    И действительно, скоро Бахрам увидел молодую красавицу, остановившуюся в глубоком горе у колодца.

    Побежал Бахрам к колодцу с кинжалом в руках со всего размаху бросился на отвратительную змею и по рукоять вонзил ей в горло огромный персидский кинжал. Завыло от боли чудовище и повалилось мертвым к ногам царевны. Красавица не находила слов, чтобы благодарить храброго юношу. Омочила она в крови чудовища свою руку и всею ладонью сделала красную печать на спине Бахрама, а затем неслышно удалилась в дом отца-шаха.

    Несказанно обрадовался шах, увидев свое единственное детище целым и невредимым.

    - Кто бы это мог быть освободителем моей дочери?-спросил он.

    Царевна рассказала ему о случившемся и неизвестном спасителе.

    Кликнул тогда клич старый шах, собрал свою дружину и приказал, во что бы то ни стало найти скрывшегося освободителя, чтобы выдать за него свою любимую дочь.

    Долго слуги шаха искали Бахрама, но вернулись ни с чем. Опять кликнул клич шах и приказал собраться всему народу, чтобы отыскать среди массы победителя чудовищного зверя.

    Слух об этом, переходя из уст в уста, быстро распространился по всем царствам, по всем государствам. Каждый божий день с раннего утра до позднего вечера дворец шаха наполнялся множеством доблестных юношей, жаждавших правым и неправым путем добиться руки красавицы-царевны.

    Каждый из них заявлял престарелому шаху:

    - Я освободил твою дочь из когтей чудовища. Но и каждый из них уходил обратно со стыдом,

    уличенный во лжи.

    Царевна осматривала у каждого юноши спину и говорила:

    - Нет, шах-отец, не он мой освободитель! У того кровавый отпечаток моей ладони.

    Со всех концов света хлынули волнами на дворцовую площадь все -стар и млад, бедные и богатые, немощные и здоровые, добрые и злые: кто пешком, кто верхом, смотря по званию и по состоянию. Все, от мала до велика, стремились в стольный город славного шаха для того, чтобы увидеть, чем разрешится важное событие в жизни шаха, а также и всего государства.

    Много прекрасных юношей прошло мимо царевны, но спасителя-жениха между ними не оказалось. Народ находился в томительном ожидании. После долгих и напрасных поисков доложили шаху, что среди явившихся юношей не нашли спасителя.

    И вот, один из добрых визирей шаха подошел к шаху и почтительно заявил:

    - Государь! здесь у старушки живет неизвестный юноша: его еще мы не видели.

    Привели Бахрама, и молодая царевна тотчас же узнала своего спасителя:

    - Вот тот, кого мы искали!-воскликнула она, указав на счастливого юношу, на спине которого краснел отпечаток руки царевны.

    Горячо обнял престарелый шах Бахрама и сказал:

    - Проси, храбрый юноша, от меня, чего ты хочешь: все будет тебе дано; рука же моей дочери отныне принадлежит тебе.

    Почтительно выслушал Бахрам слова старого шаха, поблагодарил его и сказал:

    - Государь! Невеста у меня есть, а в царстве моего отца всего, славу богу, вдоволь; ничего от тебя, могучий шах, я не хочу, как только совета, как выбраться мне из твоего славного подземного царства на белый свет, где измученный болезнью, ждут меня мой престарелый шах-отец и томимая ожиданием моя невеста, славная царевна.

    - Никто не может тебя, доблестный шахзаде, вынести на белый свет, -ответил шах ,-кроме волшебной птицы Рох, что живет в дремучем лесу на огромном дереве. Птица эта несет яйца и выводит птенцов, но каждый год в отсутствие матери, аждаха пожирает их.

    Если ты убьешь этого аждаха, то Рох вынесет тебя на белый свет.

    Выслушал Бахрам совет шаха и поблагодарил его. Благословляемый народом, он оставил город и отправился в тот дремучий лес, где жила волшебная птица Рох.

    Немного, немало шел Бахрам и достиг дремучего леса, тут он заметил, как аждаха взбирается по стволу дерева к огромному птичьему гнезду. Обнажив кинжал, Бахрам бросился на аждаха и убил его, а сам прилег отдохнуть здесь же под деревом.

    Спустя немного времени, прилетела птица Рох и увидала человека, спящего под деревом. Захотела чудо-птица убить юношу и устремилась на него, но птенцы взмолились:

    - Не убивай, мать, спасителя!

    Узнав, в чем дело, птица-мать распростерла крылья над Бахрамом и, таким образом, защищала его от жгучих солнечных лучей. Проснулся шахзаде, и птица Рох сказала:

    - Проси, Бахрам, чего хочешь, ты спас моих детенышей от заклятого моего врага-аждаха.

    - Ничего не прошу от тебя, могучая птица,-ответил Бахрам,-прошу только об одном: вынеси меня из подземного царства на белый свет.

    Трудную задачу предстояло решить птице Рох, но нечего было делать. Запаслась она с помощью Бахрама водой, мясом птиц и зверей лесных, посадила шахзаде себе на спину и взвилась в высь небесную.

    Долго ли, коротко ли летела птица с Бахрамом на белый свет, неведомо; только стала Рох ослабевать, а запас пищи кончился, хотя до белого света оставалось лететь немного.

    - Погибнем мы!-сказала птица.-Нечем мне подкрепить свои силы.

    Взял Бахрам кинжал, вырезал из ноги кусок мяса и бросил его птице Рох. Понатужилась птица и вынесла, наконец, шахзаде на белый свет. Мясо же человека осталось у нее во рту; слишком вкусно показалось оно птице, и оставила она его для своих птенцов.

    Заметив, что Бахрам из-за глубокой раны не может итти, Рох приложила мясо опять к ране и потрогала своим пером: рана тотчас зажила.

    Затем чудесная птица Рох дала Бахраму перо и сказала:

    -Возьми, славный шахзаде, это перо и, когда с тобой случится несчастье, поднеси его к огню, и я явлюсь перед тобою, как лист перед травою.

    С этими словами птица оставила шахзаде, и он пошел по неведомым землям, навстречу неизвестности.

    Долго шел Бахрам по неведомой стране и достиг большого города. Нанялся он к одному лавочнику и кое-как зарабатывал себе хлеб для пропитания.

    Спустя немного времени, разнеслась молва, что славные сыновья Аман-шаха-Ахмед и Мамед-женятся. Молва эта, переходя из уст в уста, дошла и до Бахрама. Поднес он свое волшебное перо к огню и перед ним тотчас же предстала птица Рох.

    - Что тебе нужно от меня, славный шахзаде?- спросила она.

    -Найди мне,-попросил Бахрам,-самую лучшую лошадь-га свете, снабди меня стальным оружием и роскошным платьем. Хочу поехать и посмотреть на свадьбу моих братьев.

    Улетела птица Рох, а через час уже стоял перед Бахрамом чистокровный арабский конь и гордо потряхивал гривой. На самом же себе шахзаде увидел пышную одежду и дорогое оружие.

    Сел он на коня и поскакал в царство отца Аманшаха. Как стрела, летел Бахрам через леса, горы и долы, быстрым соколом несся он в выси небесной на своем арабском коне и, наконец, достиг родительского дворца.

    Во дворце справлялась свадьба шахских сыновей. Вокруг стояло огромное множество народа, жаждавшего увидеть свадебное торжество. Здесь были и бедные и богатые, и знатные и незнатные.

    Вошел Бахрам в шахские хоромы неузнанный и увидел, что старый отец лежит еще больной в постели. Чудесный попугай в золотой клетке висит над головой шаха и не поет.

    Как только вошел Бахрам к отцу, попугай в первый раз запел чарующим голосом.

    Все сановники и визири шаха удивились пению заморской птицы: никогда не слыхали они такого пения Еще более были удивлены визири, когда увидели, что любимый их шах, вот уже три года лежавший на смертном одре, сразу выздоровел и встал с постели бодрым и свежим.

    Свадьба Ахмеда и Мамеда приняла еще более торжественный и веселый характер: десять дней продолжался пир.

    На одиннадцатый день выехали братья-женихи в поле на джигитовку. Сюда же собралось множество народа, в среде которого был и Бахрам на своем коне. Вышел он состязаться с братьями в скачках.

    Обиделись Ахмед и Мамед дерзостью незнакомца, но состязаться согласились. Птицей помчались витязи по гладкому полю, но Бахрам обогнал братьев. Стали требовать Ахмед и Мамед второго состязания обогнал их Бахрам и во второй раз. Обуяло негодование и зависть старших братьев, и стали они требовать и третьего состязания. И вот, во время джигитовки, Бахрам отрубил головы своим спесивым братьям-изменникам и поехал к отцу во дворец. Здесь он открылся отцу и рассказал ему о своих похождениях. Обрадовался шах своему младшему сыну, завещал ему свое царство, а старших-Ахмеда и Мамеда-проклял.

    После этого Бахрам женился на младшей очаровательной цяревне-красавице, которую он освободил от пут старика-чародея; на старших двух красавицах поженились чужеземные шахи.

    Зажил Бахрам со своею царицей мирно и счастливо, а с ними спокойно доживал свой век и шах Аманшах, почитаемый до гроба Бахрамом и всеми подданными.

    С неба упало три яблока: одно-рассказчику, другое-слушателям, а третье-дервишу, что стоит у наших ворот и просит милостыни.
  8. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Зарнияр

    Был в Самарканде шах, по имени Шамиль, и была у него единственная дочь. Звали ее Зарнияр. Шах нанял муллу, чтобы он отдельно занимался с его дочерью. И он всегда занимался сперва с дочерью шаха, а затем с другими детьми.
    Однажды шах обедал со своей женой. - Слушай, муж,-сказала ему жена,- ведь у нас нет наследника. Давай-ка отправимся в Мекку, посетим святую Каабу и удвоим свои имена.
    Шах согласился с предложением своей жены и сказал:
    -Что ж, это хорошо!
    Утром он вызвал визиря и сказал ему:
    - Визирь, у меня есть дочь, которую я скрываю от чужих взоров. Тебе не придется нисколько о ней заботиться. И еды, и питья у нее вдоволь. Садись на мое место и царствуй. Если умру, ты останешься шахом, а вернусь, будешь по-прежнему визирем. Я еду в Мекку и поручаю тебе дочь, а тебя поручаю аллаху.
    И, поручив свою дочь визирю, шах с женой отправился в путь. Делая каждый день по одной остановке, они доехали до Мекки. Визирь остался править вместо шаха.
    Однажды, гуляя по балкону, он увидал, что дочь шаха взяла в руки арфу и вышла во двор. Посмотрев на нее, визирь воскликнул:
    - Ей-ей, это такая девушка, которую аллах создал в добрый день и в добрый час.
    И он полюбил ее всем своим сердцем.
    - Кто знает,-подумал он,-что будет с шахом? Он старый человек и, вероятно, где-нибудь умрет в пути и не вернется.
    Визирь дождался ночи и. отправился к дочери шаха, Увидев визиря в дверях, она крикнула:
    - Ах, ты, такой-сякой, как ты осмелился войти ко мне?
    - Клянусь аллахом,-ответил визирь,-если ты будешь много разговаривать, я прикажу отрубить тебе голову. Отец твой старый человек и, вероятно, где-нибудь умрет и не вернется.
    Увидев, что визирь страшно сердит и может убить ее, царевна сказала:
    - Визирь, посиди здесь, я сейчас выйду во двор и вернусь.
    Взяв афтабу, царевна вышла из комнаты и потихоньку направилась в пустыню. Пробираясь темной ночью, она, ничего до того не видевшая, встретилась с каким-то пастухом. Увидя ее, пастух сказал:
    -Ах, сестренка моя милая! У меня не было сестры, и вот аллах как-раз тебя послал мне. Пойдем!
    И обняв ее за шею, он стал целовать ее то в одну, то в другую щеку и повел ее с собой. На опушке леса был у пастуха дом, в котором он жил со старушкой матерью. В доме же у него всего было вдоволь: и масла, и молока, и кислого молока, и сыра. Придя домой, пастух сказал:
    - Мать, я нашел себе сестру.
    -Дитя мое,-сказала мать,-я принесена в жертву ради твоей сестры и тебя самого!
    Пожив немного, дочь шаха увидела, что мать пастуха очень грязна. Она согрела воду и вымыла ей голову, выкупала ее и выстирала ей платье. Пастух же каждый раз, когда уходил, поручал царевну своей матери, говоря:
    - Смотри, мать, береги мою сестру; если я приду и увижу, что она печальна, то вот этой самой палкой, которую видишь, я буду бить тебя до тех пор, пока она не сломается.
    Пусть они пока остаются здесь. Расскажу я вам о шахе Шамиле, как он посетил Мекку и вернулся обратно. Визирь знал, что шах, вернувшись, узнает тайну. Он сел на лошадь и поехал навстречу шаху. Когда они поздоровались, шах спросил про свою дочь. Визирь покачал головой и ответил ему:
    - Эх, Шамиль! Не называй ее дочерью. Она оказалась настоящей развратницей. Она посеяла вражду между всеми горожанами. И сколько ни наставлял я ее на путь истины, она не послушалась. Наконец, я сказал ей, что когда ты, ее отец, приедешь, я скажу, чтобы ты убил ее. И вот, ночью она убежала. Я дал знать во все города, но ее нигде не находят.
    Вернувшись из путешествия, шах повидался со своим народом и, сев опять на престол, стал царствовать. И вот, визирь однажды сказал ему:
    - Дай бог тебе долгой жизни, владыка мира! Я уже больше не буду визирем.
    - Почему?-спросил шах.
    - Потому что,-ответил визирь,-я уже стар и довольно мне быть визирем.
    И шах освободил его от должности. Визирь же купил одежду дервиша и, переодевшись, стал ходить из города в город и искать царевну.
    Между тем, царевна, пожив месяц у пастуха, однажды подумала про себя:
    -Если я-дочь шаха, то к чему мне здесь оставаться?
    Дождавшись ночи, она убежала и, когда стало светать, достигла какой-то местности. Здесь она увидела чинару и спряталась в ее дупле.
    И вот она видит-едет на лошади какой-то человек.
    -Оказалось, это был шахзаде.
    Подъехав, шахзаде хотел напоить свою лошадь. Но лошадь не стала пить воду. Посмотрел он в воду и заметил в ней чье-то отражение. Осмотревшись кругом, он увидел у подножия чинары девушку.
    - Кто ты, откуда идешь?-обратился он к ней.
    -Я убежала из дому,-ответила Зарнияр.
    - Сядь позади меня на лошадь,-сказал шахзаде и, посадив девушку на лошадь, привез ее к себе домой. Здесь Зарнияр пробыла целый месяц.
    Увидев, что она девушка воспитанная и очень похожа на людей шахского происхождения, царица предложила своему мужу:
    - Слушай, муж, давай, обвенчаем эту девушку с нашим сыном.
    Зарнияр обвенчали с шахзаде. Несколько дней и несколько ночей справляли свадьбу.
    Спустя некоторое время, Зарнияр сказала мужу:
    -Я дочь йеменского шаха.
    - Значит, ты шахская дочь?-спросил муж. -Отчего же ты мне не говорила об этом до сих пор?
    Время шло, и Зарнияр забеременела. Когда же наступил срок, у нее родился сын.
    Но оставим их пока здесь и вернемся к пастуху. Вернувшись домой, пастух увидел, что девушки нет.
    -Мать, куда же делась моя сестра?-обратился он к своей матери.
    - Дитя мое, ночью она исчезла,-ответила старуха. Забыв про свое стадо, пастух надел платье дервиша и стал странствовать из города в город, в поисках Зарнияр.
    Тем временем муж Зарнияр, когда их сыну исполнилось девять месяцев, вызвал -к себе визиря и сказал ему:
    - Визирь, отвези ее в страну ее отца. Она дочь йеменского шаха. Пусть она повидается со своими родителями, а потом привези ее обратно.
    Шахзаде торжественно проводил Зарнияр в путь. Не доезжая трех верст до Йемена, караван остановился и разбил палатки.
    Дождавшись ночи, визирь подумал про себя:
    - Здесь нет никого, кто бы мог мне помешать,-и пробрался потихоньку к Зарнияр.
    Когда Зарнияр увидела визиря у себя, крикнула ему:
    -Ах, ты, такой-сякой, как ты смеешь входить в мою палатку?
    - Поменьше разговаривай,-ответил визирь,-не то я прикажу отрубить голову тебе и твоему сыну.
    Видя, что нечего ей делать, Зарнияр сказала ему:
    - Посиди здесь, я сейчас пойду на двор и вернусь! Выйдя из палатки, она убежала. На рассвете она дошла до какого-то города. Видит-это страна ее отца. Зарнияр узнала здешний базар и лавки. Она отправилась в лавку одного портного.
    -Мой муж-дервиш,-сказала она,-дай для него платье дервиша,-и купила у него наряд дервиша вплоть до кашкюля и теберзина.
    Надев это платье и подобрав волосы под папаху, она взяла в руки кашкюль и теберзин и, подойдя к большой чайной, начала петь песню. Она обладала таким прекрасным голосом, что волновала всех, кто ее слушал. Поэтому весь народ собрался около нее. Хозяин чайной и повар увидели, что до того они зарабатывали ежедневно сто рублей, а на этот раз заработали двести.
    -Ага-дервиш! Я буду тебя и поить и кормить. Оставайся здесь, сколько тебе угодно,-сказал повар Зарнияр.
    Но оставим их пока здесь, и расскажу я вам о визире.
    Как только наступило утро, визирь взял с собой войско и вернулся обратно. Явившись к шахзаде, он сказал:
    - Оказывается, эта девушка настоящая развратница; она ушла от нас.
    Затем, одевшись в платье дервиша, он стал разыскивать Зарнияр. Шахзаде также под видом дервиша пустился в поиски Зарнияр.
    Однажды, когда Зарнияр пела, она увидела, что в толпе стоит какой-то дервиш. Присмотревшись, она узнала в нем визиря своего отца.
    -Ага-дервиш!-сказала она ему.-Спой, пожалуйста, и ты какую-нибудь песню.
    - Осмелюсь ли я петь при тебе?-ответил визирь.
    - В таком случае,-предложила Зарнияр,-оставайся здесь при мне.
    В следующий раз она увидела, что к ним подошел и знакомый ей пастух, также в одежде дервиша.
    - Спой, пожалуйста!-обратилась она к нему. Пастух также ответил:
    - Смею ли я при тебе петь?
    - Если ты не поешь, оставайся при мне,-предложила ему Зарнияр.
    Затем она увидела, что к ним пришел визирь ее мужа, тоже одетый дервишем.
    - Спой, пожалуйста, и ты какую-нибудь песню,- предложила она.
    И этот также ответил:
    -Смею ли я при тебе петь?
    - Тогда оставайся при мне,-сказала она.
    Спустя некоторое время, она увидела, что прибыл ее муж:
    -Ага-дервиш, спой, пожалуйста, что нибудь! Но он также ответил:
    -Смею ли я петь при тебе?
    - В таком случае оставайся и ты при мне,-сказала Зарнияр.
    Итак, здесь оказались уже пять дервишей. И каждый день Зарнияр пела и собирала народ вокруг себя. Слух об этом дошел до шаха, который через посланца предложил этому дервишу прийти к нему в гости. Когда придворный передал Зарнияр предложение шаха, она ответила:
    - Скажите шаху, что нас пятеро.
    Придворный передал шаху ее слова. Шах через придворного велел передать им, чтобы они все пятеро пришли к нему.
    И все пять дервишей пришли к шаху в гости. Сначала их угостили, а потом Зарнияр стала петь. Шах увидел, что она обладает таким голосом, от которого даже пролетающая по небу птица останавливается, зачарованная. Кончив пение, Зарнияр сказала шаху:
    -Дай бог тебе долгой жизни, государь! Я хочу тебе кое-что сказать.
    -Можешь говорить,-разрешил шах.
    -Дай бог тебе долгой жизни, государь,-обратилась к нему Зарнияр.-У меня есть к тебе просьба.
    - Что бы ты ни сказал, ага-дервиш, будет нами исполнено,-ответил шах.-Говори!..
    - Поставь у дверей часового,-сказала Зарнияр,- и прикажи, чтобы он не выпускал никого из дома и не впускал никого в дом.
    - Хорошо!-ответил шах и поставил у дверей часового.
    Тогда Зарнияр ему сказала:
    - Перед тем, как начать пение, дервиш, обычно, рассказывает о своей жизни.
    - Можешь рассказывать,-ответил шах. И Зарнияр начала свой рассказ:
    -Дай бог тебе долгой жизни, государь! Некогда жил шах, у которого была дочь. Однажды, когда шах обедал вместе со своей женой, жена сказала ему:- “Слушай, муж! Мы накопили много богатств, давай-ка, отправимся в Мекку и поклонимся святому камню”.- “Отлично!”-ответил шах и, оставив своей дочери все необходимое ей на жизнь и назначив муллу, который должен был обучать ее, он позвал к себе визиря и сказал ему;
    “Знаешь ли, визирь, мы отправляемся в Мекку. Я оставляю тебя вместо себя. У меня есть дочь, которую я скрываю от чужих взоров. Я ее поручаю тебе, тебя же поручаю богу”.
    На этом месте шах перебил Зарнияр.
    - Куда же делась эта девушка?
    - Подожди, дослушай повесть до конца,-сказала Зарнияр.
    - Позвольте мне выйти во двор!-сказал в это время визирь, переодетый дервишем.
    - Нельзя, сиди на месте,-ответили ему, и он повиновался.
    - Итак, они отправились,-продолжала Зарнияр.- Однажды визирь, гуляя по балкону, увидел дочь своего шаха и, дождавшись ночи, пробрался к ней. Сколько ни просила царевна, сколько ни умоляла его, визирь был неумолим. Наконец, видя, что визирь или убьет, или обесчестит ее, она сказала ему-“Я выйду на двор и приду”,-и выйдя, она убежала в пустыню, где встретила пастуха. Пастух поцеловал ее в одну и в другую щеку и сказал ей: “Ах, сестренка, милая моя! У меня, как раз нет сестры, и аллах тебя послал мне!”
    Услышав это, пастух спросил:
    - Ага-дервиш, дорогой мой, куда же делась эта девушка?
    -Дослушай до конца,-сказала Зарнияр и продолжала:
    - Пастух взял ее к себе домой. Девушка увидела, что у пастуха в доме вдоволь масла, сыра, молока, кислого молока. Была у него еще старуха мать и больше никого не было. И вот, пастух сказал своей матери:-“Мать, я нашел себе сестру. Клянусь всеми святыми, если я увижу ее печальной, то буду тебя бить этой палкой, пока она не сломается”. На следующий день девушка засучила рукава, убрала дом и двор, выкупала старушку.
    -“Слава тебе, господи, откуда ты ее послал мне!”- говорила старуха. И несколько дней девушка с удовольствием провела здесь. Но однажды, подумав, она сказала сама себе:-“До каких же пор я, дочь шаха, буду оставаться здесь?”-и, дождавшись ночи, она убежала. На рассвете она дошла до какой-то поляны. Здесь она увидела чинару и спряталась в ее дупле. Спустя немного времени, она увидела всадника. Тот подъехал, чтобы напоить лошадь, но та фыркала и отворачивала голову от воды. Всадник посмотрел и увидел в воде чье-то отражение. Он посмотрев кругом. Видит-в дупле чинары сидит девушка. Он спросил ее, зачем она сидит здесь, и она ему ответила, что она убежала. Тогда незнакомец предложил ей сесть на его лошадь позади него и повез к себе домой. При этих словах шахзаде живо спросил:
    - Ах, милый мой, куда же делась эта девушка?
    - Послушай до конца,-ответила ему Зарнияр и продолжала:
    - Итак, этот всадник, оказавшийся сыном шаха, повез девушку к себе домой. Когда девушка пожила здесь некоторое время, мать шахзаде увидела, что она воспитанная девушка.-“Давай, обвенчаем ее с нашим сыном!”-предложила она своему мужу. И вот, выдали девушку за шахзаде. Потом у нее родился сын. Однажды она сказала своему мужу, что она дочь шаха. Шахзаде спросил, отчего же она до сих пор не говорила ему об этом. На следующий же день он снарядил ее в дорогу и, дав ей в спутники визиря, торжественно отправил ее в гости к ее родителям.
    Услышав это, визирь шахзаде стал просить:
    -Позвольте мне выйти!
    - Нельзя, сиди на месте,-ответили ему.
    - И вот, не доезжая трех верст до родного города девушки, -продолжала Зарнияр,-путники остановились и разбили палатки. Ночью визирь, решив, что здесь никто не может ему помешать, пробрался к царевне. Сколько последняя ни старалась, она ничего не могла с ним поделать и, наконец, сказала ему:
    - “Посиди здесь, я сейчас приду”,-и. выйдя, пустилась бежать. Придя в город отца, она купила себе одежду дервиша и, надев ее, стала петь в чайной... И вот, теперь, государь, дай бог тебе долгой жизни, перед нами вот-твой визирь, пастух, мой супруг, визирь моего супруга и ты-мой отец.
    Сказав это, Зарнияр сняла с головы папаху и добавила:
    - Скажи же, не твоя ли я дочь?
    Тотчас же шах вызвал палача и приказал отрубить головы обоим визирям.
    Сделав мужа своей дочери шахом вместо себя, а пастуха визирем, он сказал им:
    -Живите и навеки, из поколения в поколение, пользуйтесь своей властью и всеми этими богатствами и благами жизни.
    Они жили, ели, пили и отошли в землю, а мы так же будем есть, пить и наслаждаться жизнью.
    С неба упало три яблока: одно-мое, другое достанется мне самому, а третье-рассказчику.
  9. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сирота Ибрагим и жадный лавочник

    В некотором царстве, в некотором государстве жил со своей женой птицелов. Тяжело жилось им на земле; не раз голод заставлял их оплакивать свою горькую судьбу. Иногда муж отлучался на некоторое время в чужие страны, ловил там птиц, продавал их за ничтожную цену и тем поддерживал свое существование. Жена же его работала у богатых людей и своим трудом зарабатывала только на хлеб. И вот ей пришлось испытать еще более сильный удар судьбы; муж ее, с которым она разделяла и радость и горе, вдруг помер.

    Бедная вдова стала предметом всеобщего сожаления. Вдобавок, в это время она была беременна и не могла работать, как раньше. Когда же у нее родился сын, то ей пришлось заботиться не только о себе, но еще и о маленьком сыне. Его назвали Ибрагимом.

    А время шло; шли года за годами, и Ибрагиму минуло двенадцать лет. Он не мог равнодушно смотреть на мать, изможденную, исхудавшую от неусыпных трудов и забот.

    - Мама,-однажды спросил он ее,-у меня есть отец? Если есть отец, то где он и чем занимается?

    - Был у тебя отец,-ответила мать,-да умер. Занимался он птицеловством и оставил после себя сеть и дудку, с помощью которых ловил птиц.

    - А где это наследство?-спросил мальчик.

    - Вон, лежит в сундуке без употребления,-ответила мать и показала рукой на сундук.

    Ибрагим с жаром бросился к сундуку, достал незавидное отцовское наследство и принялся разглядывать его. Тут он решил следовать своему отцу и заниматься его ремеслом.

    Однажды Ибрагим заявил матери, что он намеревается итти ловить птиц и просил ее приготовить для него дорожные припасы. Мать удивилась неожиданному намерению своего сына и спросила, куда он направляется? Ибрагим сказал матери, что намерен странствовать до тех пор, пока не сжалится над ним бог и не пошлет ему своей благодати. Это очень тронуло несчастную мать, и она со слезами на глазах стала готовить сына в дорогу. Она заняла у одного богача немного денег с обязательством работать у него полгода. На эти деньги несчастная мать купила сыну хлеба и сыру на дорогу.

    Однажды, рано утром, наш Ибрагим попрощался с матерью и отправился в путь. Шел он днем и ночью, и на третий день очутился на опушке незнакомого леса. Здесь Ибрагим устроил себе шалаш, чтобы пожить в нем очень недолго; едва только он расставил сеть и начал дуть в дудку, как появилась необыкновенная птица. Каждое перо у нее имело особый цвет.

    Когда она появилась, Ибрагим не мог налюбоваться ею, и велика была его радость, когда эта птица вдруг попала в сеть. Ибрагим быстро схватил ее вместе с сетью и, недолго думая, вернулся домой, чтобы разделить свою радость с матерью.

    Мать Ибрагима чрезвычайно обрадовалась возвращению сына с такою счастливою добычею. Она была уверена, что всякий охотно заплатит за эту птицу, но Ибрагим и не думал продавать ее: он посадил ее в клетку и стал любоваться ее красотой.

    Через некоторое время птица снесла яичко. Бедное семейство пришло в восхищение, когда увидало, что и яйцо было такое же необыкновенно красивое, разноцветное, как и сама птица. Мать Ибрагима взяла яйцо и пошла к лавочнику.

    Лавочник дал ей за яйцо немного денег и обещал вдвое больше заплатить, если она принесет ему еще такое яйцо. Весьма довольная она вернулась домой.

    Лавочник же взял это яйцо и отправился в город, чтобы принести это яйцо в подарок шаху. Шах обрадовался такому подарку и щедро наградил лавочника.

    Как только лавочник возвратился домой, мать Ибрагима принесла ему еще два яйца. Лавочник опять отнес их шаху. Шах разрешил ему взять из шахской казны столько денег, сколько он сможет. Лавочник поспешил, конечно, воспользоваться разрешением шаха.

    Таким образом, лавочник за очень короткое время стал одним из самых богатых людей в городе. Мать же Ибрагима, узнав о причине его быстрого обогащения, перестала уже продавать ему яйца, хотя тот предлагал ей за каждое яйцо большие деньги.

    Раз Ибрагим взял несколько таких яиц и сам отправился к шаху. Шах вознаградил Ибрагима еще лучше, чем лавочника: ему было позволено взять из шахской казны денег, сколько угодно.

    Узнав, что Ибрагим пошел к шаху, лавочник также последовал за ним. Дорогой он встретил Ибрагима, который возвращался от шаха, и стал просить его дать ему из полученных денег некоторую сумму, но Ибрагим отказался. Тот сильно обиделся и поклялся отомстить ему.

    После этого Ибрагим еще несколько раз ходил к шаху с подарками и каждый раз получал щедрые награды от него.

    Тем временем лавочник стал думать как бы лишить Ибрагима его завидного богатства.

    Однажды утром лавочник отправился к шаху и сказал ему:

    - Ваше величество! Не принимайте больше от Ибрагима яиц, а лучше потребуйте от него ту диковинную птицу, которая несет такие чудесные яйца. Она достойна шаха, а не какого-то деревенского мальчишки.

    Шах подумал немного и согласился с мнением лавочника.

    На другой день Ибрагим опять явился к шаху с яйцами. Шах, по обыкновению, вознаградил его и велел • принести на другой день птицу, которая несет такие чудесные яйца. Предложение шаха показалось Ибрагиму слишком тяжелым.

    Опечаленный он вернулся домой и рассказал матери о приказании шаха. Лишиться этой птицы было для них великим несчастьем, хотя они знали, что шах вознаградит их за это очень щедро.

    Долго мать и сын думали, но не пришли ни к какому выводу. Но так или иначе, они должны были исполнить приказание шаха и уступить ему птицу.

    На следующий день Ибрагим с птицей отправился к шаху. При виде птицы шах пришел в изумление. Он позволил Ибрагиму взять из казны золота, сколько ему угодно.

    С тех пор Ибрагим стал видным богачом. Особенно завидовал ему лавочник, так что даже покушался на его жизнь. Кроме того, Ибрагим стал одним из приближенных шаха и каждый день посещал его.

    Такое расположение шаха к Ибрагиму было крайне неприятно лавочнику. Всевозможными мерами он старался повредить ему. Однажды лавочник отправился к шаху и сказал ему:

    -Ваше величество! Птица, которую принес вам Ибрагим, несет всего три яйца в неделю, а через некоторое время она перестанет нестись, так как нет самца. Прикажите Ибрагиму поймать и принести самца.

    Шах послушался лавочника и на другой день, когда Ибрагим, по обыкновению, пришел к нему, приказал немедленно принести птицу-самца, в противном случае грозил казнью.

    Расстроенный и опечаленный Ибрагим вернулся домой и рассказал матери о случившемся. Мать успокоила Ибрагима:

    - Отправься,-сказала она.-опять на то место, где ты поймал эту птицу, расставь сеть и дуй в дудку. Когда прилетит самец, то уж не упускай его из виду до тех пор, пока не поймаешь его.

    Слова матери несколько ободрили Ибрагима. Он собрался в новое путешествие. На четвертый день Ибрагим прибыл на опушку знакомого уже ему леса. Он по-прежнему устроился здесь и стал с нетерпением ожидать появления чудесной птицы.

    Наконец, она прилетела, и Ибрагим без особенного труда поймал ее. Пойманная птица оказалась еще лучше прежней. Ибрагим был вне себя от радости и немедленно вернулся домой.

    Он так утомился в дороге, что по возвращении домой спал целых три дня. На четвертый день он взял с собою птицу и отправился к шаху. Шах был поражен красотою новой птицы и, как всегда, щедро наградил Ибрагима.

    Узнав обо всем этом, лавочник пришел в страшную ярость: зависть мучила его еще больше. Он старался умалить славу Ибрагима, а тот, наоборот, еще более возвысился теперь и стал пользоваться необыкновенным расположением шаха.

    Лавочник старался придумать еще что-нибудь во вред Ибрагиму и, наконец, решил доложить шаху о том, что существует чудесная роза; если ее приобрести, то можно целый год любоваться ее красотой, свежестью и чудесным ароматом; но попытка добыть эту розу сопряжена с большими опасностями: она растет только в одном саду и на единственном кусте, сад же этот принадлежит диву, который уже погубил многих людей, пытавшихся достать ее; кроме того, сад окружен стеной в пять саженей высоты и в одну сажень толщины, а вход в него только через одни ворота, у которых привязаны два свирепых льва.

    Рано утром лавочник отправился к шаху, который был в хорошем расположении духа и радушно принял его.

    - Государь, -после некоторого молчания начал лавочник,-ты необыкновенно богат и могуществен; к тебе приезжает множество гостей, но все они замечают один недостаток в твоем дворце: у тебя нет необыкновенной розы.

    - Я охотно обогатил бы того,-сказал шах,-кто доставил бы мне одну из необыкновенных роз, но только, слыхал я, что многие пытались достать ее, да не вернулись.

    - Это препятствие,-сказал лавочник,-можно преодолеть: сирота Ибрагим, который по твоей милости стал теперь богачом, обладает волшебными способностями; он, ведь, посредством волшебства доставил тебе райских птиц; для него на земле нет ничего невозможного.

    Шах поверил лавочнику и за находчивость даже назначил его своим сановником. В это время явился к шаху Ибрагим, шах и предложил ему исполнить то, о чем говорил лавочник.

    Ибрагим первый раз в жизни услышал о такой необыкновенной розе и не знал, где и как можно достать ее.

    Со слезами на глазах он вернулся домой. Напрасно мать старалась узнать о причине этих горьких слез:

    Ибрагим был не в состоянии вымолвить ни одного слова. Наконец, и она стала плакать. Долго они рыдали, пока в слезах не заснули.

    Когда они проснулись, Ибрагим рассказал матери о новом приказании шаха. Несчастная мать много раз слышала о необыкновенной розе и знала, как трудно и опасно ее достать. Она была убеждена, что сын ее уже больше не возвратится из этого путешествия. Но нужно было повиноваться и исполнить шахское приказание.

    Ибрагим в отчаянии делал все, чтобы скорее отправиться за розой и поскорее покончить жизнь, так ему было тяжело. Но мать уговорила его остаться с ней еще хоть несколько дней.

    Бедная мать не отходила от сына ни ча шаг. Она готова была лишиться всего своего богатства, лишь бы сын остался с ней. Она не знала, чем кормить Ибрагима, и каждый день готовила для него обед из пяти, шести блюд; но Ибрагиму было не до пищи: он постоянно думал о предстоящем путешествии.

    Наконец, настал день, когда мать обняла в последний раз своего сына и благословила его в опасный путь. Ибрагим взял с собой много денег. Ему нужно было быть в дороге очень долго.

    Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

    На третий год своего странствия Ибрагим доехал, наконец, до того сада, где цвела чудесная роза.

    Тут он отдохнул несколько дней и на седьмой день медленно подошел к саду.

    Сад был такой большой, что обойти его стоило ему больших трудов. Долго бродил Ибрагим вокруг стен сада, но нигде не находил входа.

    Он собирался было лечь и заснуть, как вдруг услышал громкий рев. Ибрагим обернулся и увидел, что словно гора какая-то приближается к нему. Это был див, владелец сада. Ибрагим сильно испугался и спрятался за куст.

    Между тем, див все больше приближался к нему и, наконец, подошел к кусту, за которым спрятался

    Ибрагим. К счастью, див не заметил его. Подойдя к стене своего сада, див ударил кулаком о стену: она тотчас расступилась, и див вошел в сад. Ибрагим же в это время вышел из своей засады и последовал за ним. Войдя в сад, он был поражен его видом, красотой и ароматом. Но он не переставал наблюдать га дивом и увидел, что тот вошел во дворец. Во дворец Ибрагим войти не решился, так как боялся, что див заметит его там и растерзает.

    Он сел под деревом и стал обдумывать, как ему поступить. Но любопытство взяло верх и он решил пробраться во дворец.

    Он прошел очень много пышных комнат и, наконец, достиг красивой залы, в которой на драгоценном ковре сидела красавица неземной красоты, а на полу растянулся див, положив голову на колени этой красавицы. При виде незнакомого молодого человека, красавица почувствовала жалость к нему и знаками велела ему удалиться, но Ибрагим не послушался. Тогда красавица сказала:

    - О, несчастный! Видишь ли ты этого великана? Он только что заснул; через день он проснется и разорвет тебя на клочки; лучше удались, пока не поздно.

    Ибрагим на это ответил, что, увидевши ее, не в состоянии оставить ее в руках дива; он или умрет, или увезет ее с собою.

    - Не старайся освободить меня,-сказала красавица.-Многие джигиты пытались освободить меня, и все погибали на этом месте. Я не хочу, чтобы и ты погиб ради меня. Скажи мне, для чего ты пришел сюда? Может быть, я могу быть тебе полезной.

    Ибрагим ответил, что он уже два года находится в пути и пришел сюда, чтобы освободить ее из плена.

    Услышав это, красавица отодвинула от себя голову дива, встала, повела Ибрагима в одну комнату и велела ему поспать и отдохнуть здесь до следующего дня. Когда див проснется и пойдет, по своему обыкновению, охотиться, то они в это время и посоветуются как им поступить. Распорядившись таким образом, красавица отправилась опять в залу, села на прежнее место и положила голову дива на свое колено.

    На другой день див проснулся и сказал красавице, что здесь пахнет человеческим духом.

    - Может быть,-сказала красавица,-ты растерзал какого-нибудь несчастного человека, и у тебя во рту от него остался запах. Иначе, какой же человек дерзнет войти сюда?

    Див поверил и отправился на охоту. Красавица же пошла навестить своего гостя и застала его спящим. Она разбудила его, и они решили убежать от дива.

    У дива было много быстроногих коней. Красавица выбрала из них шесть самых лучших и велела Ибрагиму оседлать их. Он немедленно исполнил ее приказание. Потом они вошли в одну из комнат дива, где хранилось золото, наполнили им восемь мешков, навьючили ими четырех коней, а на двух сели сами и пустились в путь.

    Вечером див вернулся с охоты и, не застав своей возлюбленной дома, пришел в страшную ярость. Он обшарил все комнаты, обошел весь сад, но напрасно; Хуршид,-так звалась красавица,-и след простыл.

    Тогда див зашел в конюшню и хотел было оседлать своего любимого быстроногого коня, но и его не оказалось на месте. Тогда див сел на другого коня и помчался по следам похитителя.

    Ибрагим и Хуршид ехали без остановки целый день. На второй день Хуршид сказала Ибрагиму:

    -Оглянись назад и скажи, что видишь? Ибрагим ответил, что он видит на горизонте какое-то облако.

    -Это не облако,-сказала Хуршид,-а пар, который вырывается из ноздрей и пасти дива. Он сильно разгневан и пустился за нами в погоню.

    Спустя некоторое время, Ибрагим опять оглянулся назад. На этот раз он, кроме облака, услышал какой-то шум, похожий на вой ветра.

    -Это див сопит,-сказала красавица,-значит, он находится недалеко от нас.

    В третий раз Ибрагим оглянулся назад и увидел, что сгустившееся облако приблизилось, покрыло их, и накрапывает даже мелкий дождик.

    - Облако сгустилось,-объяснила Хуршид,-оттого, что див находится очень близко от нас; дождь же происходит от слюны дива.

    Тогда они помчались еще скорее, чтобы спастись от дива. Через некоторое время Хуршид сказала Ибрагиму, что им больше опасаться нечего, так как они проехали границу, за которую див не смеет перешагнуть.

    Остальной путь они проехали в два месяца, а на третий уже были дома. Мать Ибрагима, при виде сына, не верила своим глазам, и радости ее не было пределов. Ибрагим же даже не узнал своей матери с покрасневшими глазами, до того она похудела, побледнела; с тех пор, как простилась со своим сыном, она перестала есть и пить и постоянно плакала о нем.

    Ибрагим и Хуршид приехали такими усталыми, что целый месяц не могли оправиться. Ибрагим с каждым днем все больше и больше привязывался к прекрасной Хуршид, которая тоже очень полюбила Ибрагима. Оказалось, что Хуршид была дочерью одного шаха. Она была похищена дивом восемь лет тому назад, когда со своими подругами вышла на прогулку Тогда ей было одиннадцать лет.

    По возвращении домой, Ибрагим, по предложению Хуршид, начал строить себе дворец, который должен был превзойти своим изяществом и красотой шахский, а потом они думали пожениться.

    Спустя месяца два после приезда, Ибрагим вспомнил вдруг о необыкновенной розе, за которой шах его послал. Увидев Хуршид у дива, он так увлекся ею, что забыл про розу и приехал домой без нее.

    Теперь ему оставалось одно: или вторично отправиться за розой, или со всеми своими богатствами тайком бежать в другое государство. Ибрагим вспомнил о розе в то время, когда распоряжался рабочими при постройке. Он оставил рабочих и, бледный, как смерть, прибежал домой. Увидев бледное опечаленное лицо своего будущего супруга, Хуршид сильно испугалась и спросила о причине его печали. Тут Ибрагим признался ей, что он вовсе не за ней отправлялся, что шах посылал его за розой, а он забыл ее привезти.

    Красавица успокоила Ибрагима и попросила подать ей блюдо; потом она ударила указательным пальцем о свой нос. Тотчас из носа упали на блюдо две капельки крови и превратились в два букета роз необыкновенной красоты.

    Ибрагим пришел в крайнее изумление и восторг, осыпал Хуршид поцелуями в знак благодарности и, взяв букеты, поспешил к шаху. Шах очень обрадовался возвращению Ибрагима и щедро наградил его. Главный же сановник его, бывший лавочник, очень был опечален: он совсем не ожидал снова увидеть Ибрагима и считал его погибшим.

    Слава Ибрагима не давала лавочнику покоя. Он задумал отправить Ибрагима с таким поручением, исполнение которого было невозможно для смертного человека, и нашел для него новое дело.

    Улучив время, когда шах находился в особенно приятном расположении духа, лавочник, теперь сановник его, развязал свой язык.

    - Ваше величество! - сказал он. -Вы совершенно позабыли о своих родителях. Они, ведь, пять лет тому назад умерли. Пошлем Ибрагима на тот свет, пусть он узнает об их здоровье и положении.

    Шах поблагодарил его за то, что напомнил ему о родителях, и дал себе слово во что бы то ни стало привести в исполнение предложение лавочника.

    На другой день щах велел позвать Ибрагима. Тот немедленно явился, и шах, вручив ему письмо, приказал на следующий же день отправиться на тот свет и передать письмо его родителям.

    Страшно смутился Ибрагим и хотел было отказаться от такого неслыханного поручения, но ему приказали не отговариваться ни под каким предлогом.

    Несчастный Ибрагим принужден был повиноваться и пришел домой в отчаянии. О поручении шаха он рассказал Хуршид. Та успокоила его и дала ему такой совет:


    -Милый мой!-сказала она Ибрагиму,-как видно, у твоего шаха мало ума, и поэтому обмануть его не трудно. Поезжай на год куда-нибудь, потом вернись и скажи шаху, что родители его здоровы и благодарят его за внимание.

    Ибрагим последовал совету Хуршид, простился с матерью и с прекрасной невестой и пустился в путь.

    Шел он,-долго ли, коротко ли, об этом аллах ведает,-на третий месяц он прибыл в большой город другого царства. Здесь Ибрагим целый год учился грамоте и, благодаря своим стараниям, изучил даже несколько языков.

    А Хуршид в это время стала заботиться о достройке начатого дворца и внутренней отделке его. Через некоторое время Ибрагим вернулся. Чтобы освободиться от своего врага-лавочника, Ибрагим придумал следующее. Он представился шаху и сказал:

    - Ваше величество! Родители ваши здоровы и благодарят вас, но они обижены тем, что вы отправили к ним меня, а не своего приближенного сановника. Они передали бы вам многое, если бы он явился к ним.

    Шах поверил Ибрагиму, наградил его, а лавочник, который тут же присутствовал, побледнел от страха, когда услышал это. Мысль узнать что-нибудь достоверное о своих родителях так глубоко засела в голове шаха, что он решил действительно отправить к ним сановника.

    Спустя несколько дней, бывший лавочник, а теперь главный сановник, получил от шаха распоряжение поехать на тот свет и навестить давно умерших его родителей.

    Тяжело было положение сановника: он придумал это путешествие для Ибрагима, а теперь приходится ему самому отправиться; отказаться не было возможности, ибо ему отсекли бы голову. Долго он думал, что ему делать и, наконец, решил обратиться за помощью к самому Ибрагиму.

    На следующий день лавочник собрал все свое богатство и отправился к Ибрагиму, бросился ему в ноги и со слезами на глазах стал умолять его о помощи, при этом предлагал ему почти все свое богатство;

    Ибрагим сначала отказывался помочь, но потом дал ему совет, как найти путь, по которому он может отправиться на тот свет. Привел лавочника к одному колодцу, глубиной в сорок аршин и сказал:

    - Спустись в этот колодец, на дне ты увидишь две дороги: одна ведет на восток, а другая на запад. Если пойдешь по первой, то в три года дойдешь до того света, но перенесешь много страданий, а если пойдешь по второй, то дойдешь через пять лет и не почувствуешь никакой усталости.

    Глупый лавочник поверил Ибрагиму и, поблагодарив его еще раз за услугу, закрыл глаза и сразу бросился в колодец, который и стал его могилой. Так погиб лавочник за свое дурное поведение, на радость

    Ибрагиму.

    Ибрагим же, вернувшись домой, стал готовиться к свадьбе.

    Шах долго ждал возвращения своего сановника и, наконец, когда терпение его лопнуло, не дождавшись лавочника, сам отправился навсегда к своим родителям на тот свет.

    Ибрагим скоро женился на своей прекрасной Хуршид.

    Сорок дней и сорок ночей он праздновал свадьбу. И началась счастливая жизнь Ибрагима и Хуршид.
  10. georgue Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Мухтар

    У одного шаха было одиннадцать сыновей. Десять из них были от одной матери, а последний -от другой. Звали его Мухтар. Решив, что пора женить сыновей, шах позвал визиря и сообщил ему о своем намерении. Визирь одобрил его решение и сообщил об этом сыновьям шаха. Однако, те не согласились с отцом. Когда шах узнал об этом, он вызвал к себе сыновей и стал уговаривать их, чтобы они женились. После долгих размышлений сыновья заявили отцу, что они слышали, будто у китайского падишаха есть одиннадцать дочерей и, если отец разрешит им, они поедут и поженятся на них, а на других девушках жениться не намерены.
    Не находя другого выхода, шах дал им свое согласие. Затем он вызвал к себе Мухтара и сказал ему, что когда они доедут до рощи, где пасется лошадь, они ни в коем случае не должны останавливаться; проехав немного дальше, они достигнут другой рощи, где пасется баран, там также им не следует останавливаться; затем они доедут до крепости, где также не надо останавливаться.
    После этих наставлений шах приготовил все необходимое и проводил сыновей в путь.
    Проехав значительное расстояние, шахзале достигли первой рощи, о которой говорил отец, и увидели лошадь, которая паслась здесь. Братья Мухтара решили переночевать здесь, и сколько Мухтар ни отговаривал их, братья настояли на своем. Мухтар принужден был уступить.
    Они остановились и сделали тут привал. Ночью лошадь заржала и бросилась на них. Братья в испуге разбежались, а Мухтар пошел навстречу лошади и после больших усилий убил ее. Затем они спокойно проспали ночь и на следующий день продолжали свой путь.
    Проехав большое расстояние, шахзаде доехали до второй рощи, где увидели барана. Братья предложили остановиться здесь на ночь; Мухтар отговаривал их, но те настояли на своем. Мухтар опять принужден был уступить.
    Ночью баран вдруг бросился на них. Братья испугались и убежали; Мухтар же вступил с бараном в бой и в конце концов убил его. Братья вернулись на место, сняли с барана шкуру, поели его мясо и спокойно проспали ночь.
    На другой день они отправились дальше и вскоре достигли той самой крепости, о которой говорил Мухтару отец. Братья Мухтара хотели остановиться здесь на ночь, говоря, что они устали и не в состоянии больше продолжать путь. Мухтар опять напомнил им о наставлении отца, но те не соглашались с ним, настаивая на своем. Мухтару опять пришлось уступить.
    Ворота крепости были заперты. Братья взломали их, спокойно проспали ночь в крепости я на следующий день продолжали свой путь; вскоре они нагнали большой караван. Шахзаде спросили, много ли им осталось ехать до китайской столицы. Им ответили, что до столицы осталось проехать еще полверсты.
    Наконец, они достигли китайской столицы и не нашли в городе ни одного человека; дома и лавки были открыты. Шахзаде вошли и остановились в одном доме, а Мухтар пошел в город. Сколько он ни ходил, не встретил ни единой души. Наконец, он взял из одной лавки немного ячменя и сена для своих лошадей, из другой же лавки немного мяса, хлеба и прочих съестных продуктов, оставил на прилавке деньги за взятые продукты и вернулся к братьям.
    Когда он пришел, те уже спали. Из принесенных продуктов Мухтар приготовил ужин, потом разбудил своих братьев. В это время подошел к ним какой-то старик; он был голоден, как и они, и принял участие в их ужине.
    Мухтар спросил у старика, куда делись жители города? Тот ответил, что у китайского падишаха есть птица, которую он кормит человеческим мясом. Боясь за свою жизнь, жители убежали из города. Услышав это, Мухтар попросил старика проводить его к тому месту, где находится птица. Старик согласился и привел его к какому-то саду.
    - Птица, о которой я говорил,-сказал он,-находится в этом саду в золотой клетке. Ее сторожат десять человек. Пока не будут убиты сторожа, невозможно убить птицу.
    Мухтар пробрался в сад и увидел, что девять из сторожей спят, а один караулит. Он скрылся в сторонке и стал наблюдать: через некоторое время бодрствующий караульщик куда-то отошел. Мухтар быстро пустился ему навстречу и, не дав ему опомниться, напал на него и убил. Вернувшись, он перебил одного за другим также и спящих сторожей. Затем он вытащил птицу из клетки и оторвал ей голову.
    После этого Мухтар пробрался во дворец падишаха, с трудом прошел мимо караульщиков, вошел в спальню падишаха и видит,-падишах спит. Он вскочил ему на грудь. Падишах открыл глаза и спросил, кто он.
    - Я-Азраил,-ответил ему Мухтар,-и пришел за твоей душой. Если ты дашь мне расписку о своем согласии выдать своих дочерей за сыновей такого-то шаха, то я оставлю тебя в живых.
    Падишах испугался и согласился дать обязательство. Мухтар быстро поднялся и положил перед ним лист бумаги и перо. Падишах взял перо, написал расписку и вручил ее Мухтару.
    Затем, связав падишаху руки и ноги, Мухтар отправился в дом визиря. Войдя в его спальню, он таким же образом напугал его и заставил положить печать на выданном обязательстве падишаха.
    После этого Мухтар проник в спальню дочерей падишаха. Десять девушек спали там вместе, а одна, самая красивая из них, спала отдельно. Мухтар догадался, что десять дочерей падишаха были от одной матери, а одиннадцатая-от другой. Он вернулся к своим братьям.

    Утром все братья представились падишаху и стали просить себе в жены его дочерей. Падишах вынужден был исполнить их желание, приготовил все необходимое и отправил их в путь.
    Проехав некоторое расстояние, шахзаде достигли той самой крепости, о которой говорил отец, и остановились на ночь в ней.
    Ночью все спали, кроме Мухтара, который их караулил. И вот поздно ночью появился какой-то див и хотел наброситься на спящих. Мухтар сцепился с ним и после продолжительной борьбы убил его.
    Об этом узнала мать дива. Изрыгая пламя, она поднялась в воздух, прилетела в крепость, схватила Мухтара и заточила его в темницу у Гаф-горы.
    Однажды гадая по книге, старуха-мать дива-узнала, что всякий див, вступивший в борьбу с Мухтаром, будет им убит. Желая использовать его, она вывела Мухтара из темницы и сказала, что в таком-то месте спрятано кольцо и если он принесет ей это кольцо, то она освободит его и доставит к отцу.
    Мухтар согласился. Старуха посадила его к себе на плечи и, изрыгая пламя, доставила его к какому-то замку.
    - Войди в этот замок,-сказала она.-Там ты увидишь колесо; ты должен перепрыгнуть через него так ,чтобы ничем не задеть его. Затем ты увидишь женщину, которая похожа на твою мать, но она тебе не мать, Не обольщайся ее сладкими словами и убей ее. В третьей комнате ты увидишь старуху. Под тюфяком, на котором она сидит, лежит перстень. Убей старуху, достань перстень и принеси мне.
    Одним прыжком Мухтар перепрыгнул через колесо и, когда вошел во вторую комнату, увидел женщину в образе своей матери. Он хотел ее убить, но та стала его умолять, чтобы он пощадил ее, так как она его мать. Обманутый ее льстивыми речами, Мухтар пощадил ее. Тогда женщина вдруг подхватила его и бросила в воздух. Но старуха, мать дива, которая доставила его сюда, поймала его в воздухе и опустила на землю. - Разве я не предупредила тебя, что она тебе не мать?-сказала она.-Теперь ты уж не щади, убей ее и принеси мне перстень.
    Мухтар снова перепрыгнул через колесо и, войдя во. вторую комнату убил женщину, похожую на его мать. Затем он вошел в третью комнату и убил находившуюся там старую женщину. Он взял из-под ее тюфяка перстень и надел его на палец. Тотчас же явился перед ним какой-то див.
    -Я готов к твоим услугам! сказал он.
    -Кто ты?-спросил Мухтар.
    -Я обязан,-ответил див,-подчиняться всякому, кто надел на свой палец этот перстень. Прикажи теперь мне, что хочешь, и я все исполню.
    Мухтар приказал ему доставить его на родину к отцу. Див быстро взял Мухтара, понес его и спустил на землю недалеко от его родного города. Мухтар отпустил дива и пошел к городу. Немного спустя, он встретил пастуха, который был одет в черное. Когда Мухтар спросил его, почему он носит одежду черного цвета, пастух ответил:
    - У нашего шаха был сын по имени Мухтар. И шах, и народ очень любили его. Но его убили дивы. Поэтому весь народ одет в черное.
    -Братец пастух! - сказал ему Мухтар.- Вы одеты в черное, а между тем, я и есть тот самый Мухтар, по которому вы носите траур. Пойди и передай эту радостную весть шаху.
    Услышав эти слова, пастух побежал сообщить об этом шаху. А братья Мухтара, вернувшись, рассказали обо всем случившемся и поручили невесту Мухтара попечениям его матери.
    Как только братья услышали, что Мухтар вернулся, они помчались ему навстречу, привели во дворец и устроили ему свадьбу и пир на весь мир.
  11. georgue Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Немая царевна

    Жил был шах, у шаха были сын и дочь, только дочь была немая. Она была прекрасна, как пятнадцатидневная луна, очаровательна, как райская гурия. Глаза ее сверкали, как утренние звезды, брови как будто нарисованы были кистью. Она была умна и добра, нежна и хрупка. Постоянная грусть на ее лице придавала ей вид ангела, скорбящего о людском грехе. Отец любил ее, а брат обожал.
    Чувствуя приближение смерти, шах женил сына-наследника на очаровательной царевне и, приказав ему любить и беречь сестру, скончался.
    Строго соблюдая завет отца, молодой шах нежно и преданно любил свою сестру; на крыльях молнии исполнял малейшие ее желания, не допускал, чтобы легкий ветерок коснулся ее, не позволял ей ступать на землю. Куда она поставит ногу, там он готов был положить свою голову. Он клялся только ее именем, ее головою.
    Такая нежная любовь брата к сестре не нравилась его молодой жене, которая была так же зла, как и прелестна. Она ревновала своего мужа к сестре, от всего сердца ненавидела ее и постоянно думала, как бы погубить ее.
    У молодого шаха был сокол, которого он очень любил. Однажды, когда муж был на охоте, злая царица своими руками задушила сокола, а по возвращении шаха с охоты сказала:
    -Посмотри, что сделала твоя сестра: она знала, что ты любишь сокола, и нарочно убила его, чтобы только причинить тебе неприятность.
    - Да будет сокол жертвою праха ног моей сестры!-сказал шах и после того даже не вспоминал о птице.
    Видя, что таким образом не удалось охладить любовь брата к сестре, злая царица придумала другое средство. У шаха был арабский конь, которого он любил и берег, как зеницу ока. Злая царица собственными руками зарезала этого коня, и когда шах, по возвращении с охоты, спросил:
    Кто зарезал моего любимого коня?-
    Жена отвечала:
    -Твоя любимая сестра.
    -Да будет любимый конь жертвою праха ног моей любимой сестры, лишь бы она не печалилась и не грустила, - сказал шах и больше уже не вспоминал о любимом коне.
    Такое хладнокровие шаха крайне раздражало злую царевну; она стала громко плакать, от досады разодрала на себе платье, исцарапала до крови лицо и грудь, вырвала волосы на голове и, наконец, решилась на самое отчаянное средство: ночью она зарезала единственного своего ребенка и труп его бросила в комнату несчастной немой царевны, а сама, стеная и плача, с распущенными волосами, с раскрытой окровавленной грудью побежала к шаху и начала кричать, неистово колотя себя в грудь:
    - Иди, иди, посмотри, что сделала твоя, любимая сестра: она зарезала твоего единственного ребенка. О, клянусь великим аллахом, если и на этот раз ты простишь ей, я своими руками задушу убийцу моего несчастного ребенка! О великий, справедливый аллах! Зачем ты не убил твоей молнией эту злодейку-убийцу... О, горе мне, горе мне, несчастной матери!..
    Удрученный горем, несчастный шах приказал немедленно отвести сестру в темный лес и оставить ее там на съедение хищным зверям. Слуги исполнили приказание шаха; они завязали несчастной немой царевне глаза, чтобы она не могла возвратиться домой, повели ее в лес, посадили на пень, а сами удалились.
    Несчастная царевна осталась одна в лесу. Она начала плакать и мысленно взывать к аллаху. Долго она плакала, долго лила слезы из своих чудесных глаз и, наконец, заснула.
    Она спала, может быть-час, может быть-день, может быть-год, а может быть и десять лет, но когда проснулась и открыла глаза, то увидела перед собой красивого маленького зайчика с золотистой шерстью, бархатными лапками и прекрасными глазами. Он стоял перед нею на задних лапках и нежно-нежно смотрел на нее своими большими глазами, как будто оберегал ее сон. Когда царевна открыла глаза, зайчик сказал человечьим голосом:
    -Поиграй со мною, прелестная царевна!
    - Во что хочешь, миленький зайчик, чтобы я играла с тобою? -спросила царевна и с удивлением и радостью заметила, что у нее развязался язык и она говорит ясно и свободно.
    - Вот я побегу, а ты догоняй меня.
    Зайчик побежал, царевна за ним. Они бежали, может быть - час, или день, может быть-год, а может быть -и целых десять лет. Вдруг царевна увидела перед собою великолепный золотой дворец, окруженный тенистым садом, в котором журчали прохладные благоухающие фонтаны.
    Через золотые ворота зайчик юркнул во дворец царевна за ним. Она увидела высокую лестницу, одна ступень которой была золотая, другая -серебряная, третья-железная, четвертая-медная, пятая-бронзовая, шестая-мраморная и т. д.
    Не долго думая, царевна за зайчиком поднялась по этой лестнице и увидела на верхней площадке золотую дверь, которая вела в роскошную комнату, блиставшую золотом, серебром и драгоценными камнями. Пол был устлан мягкими шелковыми коврами, потолок и стены были украшены золотом, бирюзой и алмазами. У стен были расставлены тахты из слоновой кости, с золотыми ножками, а на них мягкие бархатные подушки. В каждом углу комнаты стоял на алебастровой подставке золотой таз, наполненный благовонными куреньями.
    Прелестная царевна, очарованная этим великолепием, стояла посредине комнаты и в недоумении искала глазами зайчика, но вместо зайчика с золотистой шерстью, она увидела перед собою молодого прекрасного шахзаде, с черными блестящими глазами, с бровями дугой и красивыми кудрями; лицо его дышало отвагой и добротой. Высокому, прямому, как чинар, стану его могли бы позавидовать ангелы аллаха.
    Он подошел к царевне и приветствовал ее такими словами:
    - Приветствую тебя, прелестная царевна, в моем дворце, который отныне принадлежит тебе. В нем до сих пор недоставало только твоего чарующего взора; если ты согласишься украсить им мой дворец, то я и все мои подчиненные будем твоими покорными рабами.
    -Кто же ты, прекрасный шахзаде, и где тот, зайчик с золотистой шерстью, который заманил меня в этот дворец?-спросила трепещущая от страха царевна.
    -О, прелестная царевна, не бойся меня! Я сын могущественного и славного падишаха Чини-Мачина Енгибара, мое имя Шах-Нуриван. Злые родственники изменнически убили моего отца и лишили меня престола. Великий волшебник, добрый друг моего отца, спас меня от моих врагов и скрыл в этом лесу. Он подарил мне этот золотой дворец; он же в образе зайчика, чтобы не напугать тебя, заманил тебя в этот дворец. Колдун знал твою историю, знал, как злая царица выгнала тебя из отцовского дворца, оберегал тебя от хищных зверей там, в лесу, когда ты спала. Своим искусством он развязал тебе язык и наделил тебя даром слова.
    Царевна со слезами на глазах поблагодарила доброго шахзаде и его доброго друга волшебника.
    - Не плачь, прекрасная царевна,-воскликнул шахзаде,-я знаю, что тебя, невинную, выгнали из дворца твоего отца. Я дарю тебе мой дворец. Хочешь ли быть моею женою?
    Царевна зарделась и только этим выдала свое согласие. С первого же взгляда она полюбила прекрасного, доброго шахзаде.
    Вдруг весь дворец осветился разноцветными огнями, и невидимые сазандары начали играть дивные райские мелодии. Вошли прекрасные рабыни, которые, распевая свадебные песни, одели изумленную царевну в великолепное царское платье и повели ее в другую комнату, где ждал ее шахзаде со своим другом волшебником. Добрый волшебник благословил их и подарил царевне два золотых яблока.
    - У тебя родятся два мальчика; ты подаришь им эти золотые яблоки. Они принесут твоим детям счастье,- сказал волшебник и в ту же минуту исчез.
    Царевна стала женою прекрасного шахзаде и была очень счастлива.
    У нее действительно, как предсказывал волшебник, родились два мальчика, два прекрасных ангела. Однажды дети играли в комнате золотыми яблоками, а царевна стояла у окна и смотрела вдаль. Вдруг в ее памяти воскресли былые дни, былые времена:-отец, добрый брат, злая невестка, выгнавшая ее из отцовского дома, и слезы ручьем полились из ее прекрасных глаз; в ту -же минуту она заметила у ворот дворца всадника и узнала в нем своего брата, милого брата, которого она никогда не могла забыть. Всадник тоже взглянул на нее, но не узнал своей сестры.
    -Прекрасная царица, - обратился он к ней, -ночь застала меня в лесу; я заблудился и потерял дорогу.
    Я измучился от долгих скитаний, измучилась и моя лошадь. Не позволишь ли ты мне провести ночь в твоем дворце?
    Царица тотчас -же приказала слугам впустить всадника во дворец. Конюхи взяли его лошадь и отвели его в роскошную комнату, где был накрыт для него обильный стол. За столом ему прислуживали красивые девушки. Когда он встал из-за стола, девушки вымыли ему ноги и руки душистой водой и повели в спальню, где была приготовлена для него мягкая бархатная постель. Шах лег и тотчас же заснул.
    Царевна, узнавшая своего брата, приказала своим слугам накормить, напоить его и оказать ему всевозможные почести, но отнюдь не говорить, кому принадлежит этот дворец и кто живет в нем.
    Когда же шах заснул, царевна без шума вошла в его комнату и, положив золотые яблоки, которыми играли ее дети, в охотничью сумку брата, тихо вышла из комнаты. Проснувшись на утро, шах хотел уже сесть на коня и уехать, как слуги, по приказанию царевны, задержали его.
    - Ты украл золотые яблоки наших маленьких шахзаде,-сказали они,-и мы не отпустим тебя.
    Шах рассердился. Он силой хотел вырваться из рук рабов, но те, несмотря на это сопротивление, обыскали его, нашли золотые яблоки в его охотничьей сумке и повели к царевне.
    - Смилуйся, царица,-воскликнул несчастный, уличенный в воровстве, шах. -Твои рабы обвиняют меня в краже золотых яблок, но клянусь аллахом, я не виновен!
    - Шах!-воскликнула царевна,-видишь, как легко обвинить невинного! А между тем ты поверил словам злой жены и обвинил родную сестру в убийстве твоего ребенка, ее, ни в чем неповинную, выгнал из дворца и оставил в лесу на съедение хищным зверям.
    - О, горе мне! Если моя сестра была не виновна, если я напрасно обвинил ее, лучше мне умереть, чем остаться в живых. Царица, я достоин смерти. Прикажи твоим слугам сейчас же отрубить мне голову.
    - Не горюй, милый брат,-сказала растроганная царевна..-Я твоя сестра! Ты обвинял меня в убийстве твоего ребенка, но я была невинна, и аллах спас меня. ..
    Шах обнял сестру и начал целовать ей руки, нога, платье. Он не знал, как выразить свою радость,-ведь он нашел любимую сестру, которую считал умершей. Царица тоже не мало радовалась, найдя своего брата, которого она никогда не переставала любить. Она рассказала, как злая царица, убив чудную птицу, любимого коня и, наконец, ребенка, обвинила ее.
    В тот же день шах послал всадников в свою столицу, и они привезли к нему злую царицу. Он приказал привязать ее к хвосту дикой лошади и пустить ее по полям, по горам, по рвам, так что самым большим куском от тела ее осталось только левое ухо.
    Зло-там, добро-здесь.
    С неба упало три яблока: одно-мне, другое-рассказчику, третье-Мулле-Ибрагиму (имя рассказчика).
  12. georgue Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Тахта-клыдж

    У одного шаха были жена и сын. Однажды шах взял с собой сына, визирей и векилов и отправился на охоту. После того, как было убито ими много дичи, шах приказал раскинуть палатку на живописной лужайке и устроил здесь стоянку. Стесняясь своего отца, шахзаде велел разбить свою палатку подальше от палатки отца.
    Шах очень любил сына и часто навещал его. И вот, раз он пошел навестить его, вошел в палатку и увидел, что какая-то змея гызыл-илан выползла из-под палатки и вот-вот готова ужалить юношу. Шах быстро наполнил водой один из своих башмаков и поставил перед змеей. Змея напилась воды и уползла обратно. Шах разбудил сына и сказал ему:
    - Любимый мой сын. За какие-то мои добрые дела бог удостоил меня своей милости. Встань! Я не советую тебе оставаться здесь.
    И он рассказал сыну о случившемся, потом вместе с ним вернулся в свою палатку.
    Пожив здесь немного, они вернулись обратно в город. Спустя несколько дней, жена шаха сильно заболела. Позвав к себе сына, она сделала ему такое завещание:
    - Любимый мой сын. Я больше не выздоровею и умру. После моей смерти отец твой женится на другой. Эта женщина с тобой не уживется. Она восстановит отца против тебя и добьется того, чтобы он, разорившись, убил тебя. Но ты старайся, чтобы отец твой не дошел до такого состояния. Если вы не уживетесь, оставь на время страну твоего отца, а если в пути кто-либо станет тебе товарищем, то положи во время еды свой хлеб на середину; если твой товарищ отрежет и положит большую часть хлеба перед тобой, то продолжай быть с ним товарищем, в противном же случае будь от него подальше. Кроме того, если ты дойдешь с товарищем до берега какой-нибудь реки, предложи ему сесть тебе на спину, чтобы ты перенес его через реку. Если он сам возьмет тебя на свою спину и перенесет через реку, будь с ним товарищем, если же он сядет тебе на спину, то он тебе не товарищ, - будь от него подальше.
    Юноша заплакал, поцеловал руку матери и вышел из комнаты.
    Через несколько дней жена шаха скончалась. Спустя некоторое время, шах женился на другой женщине.
    Она не ужилась с шахзаде и стала всеми силами восстанавливать отца против сына. Следуя завещанию матери, шахзаде покинул страну своего отца.
    По дороге, на том самом месте, где раньше стояли палатки, он встретился с одним юношей. Когда юноша спросил его, куда он идет, шахзаде ответил:
    - Я направляюсь в другую страну.
    Юноша стал просить шахзаде:
    - Возьми меня с собой. Меня зовут Тахта-Клыдж.
    И так они стали товарищами. Пройдя некоторое расстояние, они остановились, чтобы отдохнуть и поесть. Шахзаде достал хлеб и положил его на середину. Юноша разрезал хлеб и большую часть его положил перед шахзаде, а меньшую перед собой. Шахзаде увидел, что согласно завещанию его матери, этот юноша достоин быть его товарищем. Окончив еду, они продолжали свой путь.
    По дороге они дошли до одной реки. Шахзаде предложил товарищу сесть ему на спину, чтобы перенести его через реку, но юноша не согласился и, взяв шахзаде на свою спину, сам перенес его через реку, и они продолжали свой путь.
    Спустя некоторое время, они дошли до какого-то города, сняли комнату и вместе поселились там. На утро юноша сказал шахзаде:
    - Братец, ты сиди дома, а я пойду заработаю что-нибудь, принесу домой и будем вместе кормиться.
    И каждый день он уходил, чтобы заработать что-нибудь, приносил домой, и вместе они ели и жили. Так проходил день за днем. Наконец, шахзаде задумался:
    - До каких же пор этот юноша будет зарабатывать, а я буду есть и праздно сидеть дома? Ведь и я должен заняться каким-нибудь делом.
    С этой мыслью он оделся и вышел из дому. Бродя по улице, он увидел вдруг, что из окна какого-то высокого дома смотрит на него красивая девушка. Увидя ее, шахзаде сразу влюбился в нее.
    Этот дом принадлежал шаху, а девушка была его дочерью.
    Шахзаде в задумчивости вернулся домой. Спустя немного, пришел его товарищ. Заметив, что шахзаде чем-то расстроен, товарищ спросил у него о причине его грусти. Шахзаде рассказал ему о том, что с ним случилось.
    - Только из-за этого ты так опечален? - спросил юноша, смеясь. Ведь - это очень легкое дело. В скором времени я тебя женю на ней.
    Таким образом он успокоил шахзаде. На другой день юноша отправился в город и сел на камень эльчи-даши. Шаху сообщили, что прибыл посол. Тотчас же отправили человека узнать, что он хочет сообщить шаху. Юноша сказал, что хочет посватать дочь шаха за своего брата. Тогда шах велел ответить, что он выдаст свою дочь за его брата, если тот построит себе такой же дворец, как и у него. Юноша согласился. На другой день народ, проснувшись, увидел, что перед шахским домом построен новый дом, который во сто раз больше и красивее шахского.
    Юноша сообщил шаху, что дом готов Шаху не оставалось ничего больше, как выдать дочь за шахзаде. Устроили свадьбу.
    Когда шахзаде хотел отправиться к девушке, юноша сказал ему:
    - Братец, пока не ходи; подожди, сперва я пойду к девушке, а потом ты.
    Шахзаде согласился. Явившись к девушке, юноша дунул ей в рот. Тотчас же из ее рта одна за другой выползли одинадцать змей, и каждая из них пыталась ужалить юношу. Но юноша проявил ловкость и убил всех змей.
    Затем он приложил ухо ко рту девушки и понял, что там осталась еще одна змея, но пока безвредная. Юноша вернулся и отправил шахзаде к девушке.
    Оказалось, что раньше, за кого бы ни выдавали замуж дочь шаха, змеи, выползавшие одна за другой из ее рта, жалили и убивали женихов. И сколько человек ни пытались жениться на этой девушке, все они были ужалены змеями. Поэтому шах полагал, что и этот юноша не останется в живых.
    На следующее утро шах послал узнать о судьбе юноши. Когда пришли к нему, то увидели, что он цел и. невредим и беседует с невестой. Когда об этом известили шаха, тот приказал, чтобы народ три дня предавался веселью.
    Прожив здесь некоторое время, шахзаде решил вернуться к себе на родину. Он попросил у шаха разрешения и после долгих настояний получил его. Шах одарил своего зятя и его товарища богатыми подарками, золотом и серебром и, отправив в путь, приказал сопровождать их на расстоянии трех перегонов.
    Когда шахзаде и юноша прибыли на то самое место, где они встретились в первый раз, юноша сказал ему:
    - Братец мой, теперь мы должны расстаться. Это богатство и эту девушку мы приобрели сообща вдвоем и должны поделить все пополам.
    Шахзаде согласился. Поделили все. Остались лишь верблюд, мул и дочь шаха. Юноша сказал, что нужно поделить пополам и их. Обнажив саблю, он разрубил на две равные части сперва верблюда, затем мула. Когда очередь дошла до девушки, шахзаде стал умолять юношу не делить ее пополам. Но сколько он ни просил, тот не соглашался. Наконец, шахзаде предложил ему взять все богатство себе, а девушку оставить ему. Но юноша не согласился и на это. Тогда шахзаде предложил ему взять девушку целиком себе. Не согласившись и на это, юноша привязал дочь шаха к дереву и, обнажив меч, собрался было опустить его на голову девушки, как вдруг с испугу ее вырвало и из ее рта выскочила та самая последняя змея, которая тогда не выползла. После этого юноша вложил меч в ножны и сказал своему другу:
    - Брат мой, мне не нужны ни богатство, ни девушка. Мне нужно было извлечь изо рта девушки эту самую змею. Если бы эта змея не выползла теперь, то выскочила бы когда-нибудь и погубила тебя. Теперь возьми все это богатство и девушку и отправляйся к своему отцу. Да будет тебе известно, что я не человек, а та самая змея, которой отец твой дал напиться из своей обуви. Я уже отплатил добром за добро. А теперь прощай!
    С этими словами юноша превратился в змею и исчез.
    Шахзаде прибыл в страну своего отца.
    Получив весть о прибытии сына, шах выехал ему навстречу и торжественно привез еro в город. Тут шахзаде вторично отпраздновал свадьбу.
    Шах и все другие, поев и попив, ушли уже в землю, мы будем есть, пить и предаваться жизни.
    С неба упали три яблока. Одно - мне, другое - рассказчику, а третье - тому, кто слушал...
  13. georgue Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Ученик портного

    Жил-был портной и был у него ученик. Портной шил для шаха одежду и должен был закончить ее к следующему дню. Всю ночь портной со своим учеником был занят шитьем. Немного спустя ученик не выдержал и уснул. Увидев это, портной тотчас разбудил его, говоря, что если к завтрашнему дню они не окончат работы, шах подвергнет их страшному наказанию.
    Проснувшись, ученик сказал своему хозяину, что он видел удивительный сон, и жаль, что тот разбудил его. Сколько портной ни упрашивал ученика рассказать, что он видел во сне, юноша отвечал, что пока его сон не осуществится, он его не расскажет.
    Случайно в эту ночь шах бродил по городу. И вот он дошел до лавки портного. Заметив в ней свет, он заглянул в дверную щель и увидел, что портной вместе с учеником заняты работой. Шах постоял немного и подслушал весь их разговор.
    Одежда за ночь была сшита. На другой день утром портной поручил своему ученику доставить ее шаху. Сколько шах ни уговаривал ученика рассказать, что ему приснилось, ученик отвечал, что пока его сон не осуществится, он его не расскажет. Наконец, шах рассердился и приказал посадить его в темницу. Несмотря на то, что шах ежедневно вызывал ученика к себе в приказывал ему рассказать о своем сне, юноша, клянясь короной шаха, отвечал, что не расскажет своего сна до тех пор, пока он не осуществится. И каждый раз шах, рассердившись, отправлял его обратно в темницу.
    Через некоторое время ученик проделал в углу темницы отверстие. Темница эта выходила одной стеной на двор дочери шаха. Юноша вышел через проделанное отверстие, вошел в комнату дочери шаха и увидел, что она спит на диване. У изголовья и в ногах у нее сидели служанки, которые также спали. Окинув взором комнату, ученик нашел в комнате посуду с вкусным пловом. Он уселся, досыта поел плова и той же дорогой вернулся в темницу.
    Когда дочь шаха проснулась и увидела, что плов съеден, то подумала, что его съели служанки и рассердилась на них. Служанки же клялись и уверяли ее, что они к плову не притрагивались.
    Две-три ночи повторялось то же самое. В конце - концов, дочь шаха решила выяснить, в чем дело, и подстеречь вора.
    И вот, однажды ночью она увидела, как открылась дверь и какой то юноша, тайком пробравшись в комнату, взял посуду с пловом, начисто съел все, затем вымыл и вытер руки. Когда он хотел уже уходить, царевна вскочила и, схватив его за руку, спросила, кто он и зачем сюда пришел.
    Делать было нечего, и юноша рассказал царевне все, что с ним случилось. Царевна пожалела и отпустила его.
    Между тем шах соседней страны отправил в город своего посланца, который, по его приказу, начертил на городской площади круг и спросил у шаха этого города, что означает этот круг? При этом он предупредил, что если тот не сможет ответить, то должен будет готовиться к войне с соседним шахом. Шах пришел к своей дочери, рассказал ей об этом и просил посоветовать ему, как поступить. Дочь ответила, что в этом деле могут помочь ему заключенные в темнице, так как они ничем не заняты и постоянно предаются размышлениям.
    Когда шах ушел, дочь его вызвала к себе из темницы ученика портного, рассказала ему о своем разговоре с отцом и добавила:
    - Завтра отец мой вызовет тебя и спросит, что означает начерченный круг? Ты согласись ответить ему на этот вопрос с условием, чтоб он выдал за тебя свою дочь. Отец на это согласится, и тогда ты расскажешь ему, что круг означает, будто весь мир принадлежит тому шаху. Затем пойдешь и поделишь круг на две части, что будет означать: что половина мира принадлежит этому шаху, а другая половина - соседнему шаху, так как оба они шахи. Тогда люди соседнего шаха, положат туда лук, что будет означать, что между шахами произойдет ссора. Ты же принесешь и положишь туда меч, что будет означать, что наш шах не боится войны. В ответ на это они посыплют туда горсть проса. Это значит, что у соседнего шаха есть столько же войска, сколько насыпано зерен проса. Тогда ты принесешь туда петуха и этим дашь им понять, что наши войска заклюют их войска так, как петух клюет зерна проса.
    Сказав это, дочь шаха отпустила юношу. На другой день шах вызвал к себе юношу и опять стал требовать, чтобы тот рассказал ему свой сои, но юноша упрямился и не рассказал. Тогда шах спросил, что означает начерченный на площади круг? На это юноша сказал ему, что он ответит на этот вопрос лишь при условии, если шах выдаст за него свою дочь. Шах обещал исполнить его желание. Тогда ученик объяснил значение круга, а затем пошел на площадь и разделил круг на две части. Тогда люди соседнего шаха принесли и положили туда лук и стрелы. В ответ на это юноша, положил туда меч. Те высыпали на землю горсть проса, а юноша принес туда петуха. Так ученик портного своей сметкой побил противника.
    Прошло некоторое время, и соседний шах прислал тому шаху трех коней, чтобы тот узнал, который из них старше и который моложе. Опять шах пришел к своей дочери и спросил ее, как быть. Дочь ответила ему так же, как и в первый раз. Когда шах ушел, она вызвала к себе юношу, рассказала ему о происшедшем и сказала, чтобы за свое объяснение он потребовал в жены шахскую дочь. Если шах согласится, пусть юноша поставит всех трех коней в конюшню и впустит к ним кобылу. Затем он возьмет кобылу за повод и выведет из конюшни. Тогда и кони пойдут за кобылой. И тот конь, что выйдет из конюшни первым, будет самый старший, тот, что выйдет после него, будет средний, а тот, что выйдет последним, будет самый младший.
    На следующий день шах вызвал к себе ученика портного и сперва потребовал, чтобы тот рассказал ему о своем сне. Но юноша был неумолим. Тогда шах потребовал, чтобы он определил возраст всех трех коней. Когда шах обещал выдать за него свою дочь, юноша поступил, как ему говорила шахская дочь, и одержал победу над послом соседнего шаха.
    Прошло некоторое время, и соседний шах прислал этому шаху прямую палку с просьбой определить ее верхушку и основание.
    Шах снова отправился к дочери и спросил, что делать?
    Та опять ответила ему, как и в первый раз. Когда шах ушел , дочь вызвала к себе юношу, рассказала ему о случившемся и сказала, что на этот раз он должен потребовать от шаха, чтобы тот обвенчал их; когда же он обвенчает их, пусть юноша бросит палку в воду. Тогда покажется сперва из воды кончик палки, а затем ее основание. Сказав это, она отпустила юношу.
    На следующий день шах снова вызвал юношу и потребовал, чтобы он рассказал ему свой сон. И опять тот ответил ему, как и в первый раз. Тогда шах попросил его определить, где конец и где основание палки. Ученик ответил, что исполнит его просьбу, пусть только сначала шах обвенчает его со своей дочерью. Делать было нечего, и шах обвенчал их. Тогда юноша, как сказала ему шахская дочь, бросил палку в воду и узнал кончик и основание палки. Таким образом, он и на этот раз одержал победу над послом соседнего шаха.
    Прошло еще несколько месяцев, и шах получил от соседнего шаха письмо, в котором тот просил прислать своего зятя к нему в гости. Юноша рассказал про это шахской дочери, и та написала письмо дочери соседего шаха. Она написала ей, что честь одной девушки должны защищать все другие девушки, и просила не допустить, чтобы отец причинил какой-нибудь ущерб ее супругу.
    Юноша взял письмо и отправился к соседнему шаху. Там первым делом он передал письмо шахской дочери. Соседний шах решил убить юношу и, дав ему сорок дней сроку, велел сшить из скалы халат; если не сошьет, шах прикажет отсечь ему голову.
    Юноша зашел к дочери шаха и рассказал ей обо всем. Та ответила ему, чтобы он не боялся; когда наступит срок и шах спросит, почему он не сшил халата, надо ответить, что ему не дали ниток. Когда же шах рассердится на своих слуг, почему они не дали юноше ниток, он должен сказать, что простыми нитками шить платье из скалы нельзя и что нужны нитки, приготовленные из песка. Когда шах удивится: как это можно приготовить нитки из песка, юноша должен ответить ему: “А разве можно сшить из скалы халат?” На это шах ничего не сможет возразить.
    Ученик портного сделал так, как говорила ему дочь шаха и, таким образом, расположил шаха к себе. Юноша так понравился шаху, что тот выдал за него свою дочь.
    Юноша взял с собой дочь соседнего шаха и вернулся к себе.
    Через год обе жены родили ему по мальчику. Однажды юноша сидел, держа на одном колене одного сына, а на другом - второго. По правую сторону от него сидела одна жена, а по левую - другая. В это время вошел к нему шах. Юноша хотел было встать, но шах положил ему руку на голову и не дал подняться. Смеясь, юноша сказал:
    -Теперь я могу рассказать вам свой сон. Мне снилось, что я сижу, а на правом и левом колене у меня по звезде. В это время луна спустилась с неба мне на голову...
    После этого ученик портного в радостях и покое проводил с семьей свою жизнь.
  14. georgue Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Овчи-Пирим

    В давнишние времена, когда на земле творились чудеса и безгрешных людей было больше, чем грешных, жил-был знаменитый охотник Овчи-Пирим. Все свое время проводил он на охоте за дикими зверями, за птицами и другими животными.
    Однажды, будучи на охоте, Овчи -Пирим увидел на недалеком от себя расстоянии двух скрещивающихся змей. Одна из них-самец-черная, безобразная и отвратительная, а в другой, о, ужас!-он тотчас же узнал красавицу, дочь страшного и вместе с тем славного змеиного царя. На ее голове была золотая, усыпанная изумрудами и яхонтами корона, и вся она сверкала на солнце, лучи которого отражались в ее чудесной чешуе.
    Овчи-Пирим до глубины души возмутился: любви этой красавицы, дочери знаменитого змеиного царя, достоин был славнейший из змеиных витязей, а между тем, ею пользовалась эта отвратительная черная холопка-змея, да еще как цинично, как гадко и грубо!
    Недолго думая, Овчи-Пирим прицелился в черную змею и выпустил стрелу; но, о, несчастье, о, горе!.. он промахнулся первый раз в своей жизни, и его стрела оторвала кончик прелестного хвостика царевны, ни сколько не повредив черной змеи, которая моментально уползла и скрылась с глаз.
    Дочь царя также скрылась.
    Несчастный Овчи-Пирим в отчаянии рвал на себе волосы... Проклиная свою судьбу, он разломал на мелкие кусочки свой лук и стрелы и тут же поклялся навсегда оставить охоту. Но ничего не поделаешь, прошедшего не воротишь, и наш бедный Овчи-Пирим, печальный, расстроенный, поплелся домой.
    Он хорошо знал, что даром ему не пройдет оскорбление, невольно нанесенное им дочери царя, и с трепетом ждал, когда его потребуют к ответу.
    Недолго пришлось ему ждать. На другой же день, рано утром, вдруг постучались к нему в двери. Овчи-Пирим вышел и содрогнулся от ужаса: перед ним стояли на хвостах страшные крылатые визири и назиры, требуя немедленно явиться к царю.
    Овчи-Пирим, словно перед смертью, попрощался с женой и детьми и пошел в сопровождении визирей и назиров, которые всю дорогу шипели и свистели от злости.
    Шли они семь дней и семь ночей и, наконец, дошли до подземного золотого дворца змеиного царя. Долго вели несчастного Овчи-Пирима по темным корридорам и, наконец ввели в громадную великолепную комнату, устланную драгоценнейшими персидскими коврами. В середине комнаты стоял трон из слоновой кости с золотой резьбой; на троне сидел сам царь-царей всех змеиных пород всего света, с золотой, усыпанной брильянтами короной на голове; тут же, около трона, стояла его красавица-дочь, с закутанной от стыда головой. Они были окружены палачами, со страшными орудиями казни в лапах.
    Как только ввели еле живого Овчи-Пирима, царь обернулся к нему и зашипел:
    -Дерзкий инсан! Это ты осмелился поднять руку на царскую дочь! Да знаешь ли ты, что понесешь наказание, какого еще не выдумали даже шейтаны у вас в аду? Как только царь перестал шипеть, палачи хотели кинуться на Овчи-Пирима, но тот бросился на колени и умоляющим голосом начал просить:
    -Великий царь-царей всех змеиных пород всего мира! Позволь мне, пока я еще дышу, рассказать тебе все подробности этого несчастного случая.
    Царь согласился. При этом царевна покраснела, не зная, куда деться от стыда и от страха перед отцом. Но Овчи-Пирим был хитер и представил царю случившееся в другом свете, всячески ограждая честь царевны:
    из его рассказа следовало, будто черная змея пыталась изнасиловать царевну, которая всеми силами сопротивлялась. При этих словах царевна чуть не лишилась чувств от страха за участь своего возлюбленного; все же остальное охотник передал так, как это произошло в действительности.
    Когда Овчи-Пирим окончил свой рассказ, страшно было смотреть на разгневанного царя-он ревел, шипел, свистел, весь трясся от гнева и даже почернел. Все в ужасе ждали, чем кончится эта гроза, как вдруг царь закричал, обратившись к своим крылатым визирям и назирам:
    - Ступайте и приведите сейчас же всех змей со всего света, и ты, благородный инсан, должен указать мне эту змею, а что с нею сделать, так это уж я знаю.
    Крылатые визири и назиры моментально выскочили и, в сопровождении чавушей, начали сзывать весь змеиный народ в царский дворец. А Овчи-Пирима царь поставил у дворцовых ворот, через которые поодиночке должны были входить все змеи.
    И вот, через несколько минут, потянулись одна за Другой, все змеи со всего света и, останавливаясь перед Овчи-Пиримом, поодиночке входили в ворота.
    Каких только змей не было здесь, каких пород, каких цветов и видов! Были среди них и белые змеи, и красные, и желтые, и синие, были крылатые, и рогатые, и со львиными лапами, и с человеческими головами, и с лошадиными хвостами. Овчи-Пирим задерживал каждую дольше, чем было нужно, чтобы внимательнее их рассмотреть.
    Вдруг он увидел, что какая-то темноватая змея, крадучись, хочет незаметно проскользнуть в ворота. Овчи-Пирим тотчас же остановил; ее и, о, радость! -узнал в ней черную змею! А она, оказывается, всю себя обмазала желтой грязью, чтобы не быть узнанной.
    По знаку Овчи-Пирима, рогатые сарбазы подняли черную змею на рога и понесли к царю. Царь велел запереть ее в железную тюрьму и грозил своим сарбазам страшным наказанием, если преступница убежит. Обратившись затем к своим визирям, назирам и остальным советникам, царь предложил им придумать наказание для черной змеи и тому, чье придуманное наказание окажется лучше, мучительнее и достойнее, обещал подарить в потомственное владение самую большую провинцию из своего змеиного царства.
    Покончив с этим, царь обратился к Овчи-Пириму. - Благороднейший из инсанов!-сказал он.-Так как ты заступился за честь царевны, то я должен отблагодарить тебя так, как подобает мне, царю-царей всех змеиных пород всего мира. Выбирай одно из двух: или я дам тебе столько золота и драгоценных каменьев. что ни один царь инсанов не в состояний будет сравниться с тобой в богатстве или же я плюну тебе в рот, и ты постигнешь змеиную мудрость,-тогда ты будешь понимать и знать все на свете: языки всех животных, всех птиц, всех зверей, шелест листьев, шорох камыша, журчанье воды; словом, ты будешь говорить со всеми, живущими на свете, на их языках.
    Овчи-Пирим подумал, подумал и, будучи человеком крайне бескорыстным, согласился на второе и раскрыл рот. Змеиный царь плюнул ему в рот и, одобрив его выбор, все же одарил всевозможными драгоценностями и с честью отпустил его.
    Овчи-Пирим, не помня себя от всего им виденного, возвращался по темным корридорам дворца змеиного царя.
    Вдруг кто-то осторожно остановил его: он обернулся и увидел красавицу-царевну с оторванным хвостом.
    - Бессовестный и злой инсан!-зашипела царевна.- Знаешь ли ты, что сделал со мной? Ты лишил меня моего возлюбленного; как бы он ни был отвратителен и гадок для других, для меня он дороже всех на свете, даже любимого моего отца, а между тем. из-за тебя его завтра казнят. Я его не переживу и лишу себя жизни; ты же, что не мог видеть равнодушно чужое счастье, будь проклят! Отец мой сделал тебя мудрейшим из всех инсанов всего света, я же тебя обрекаю на вечное мученье за эту самую мудрость У тебя,- продолжала со страшною злостью царевна,-будет непреодолимое желание поделиться с кем-нибудь своими знаниями; но помни,-если хоть миллионную долю своих знаний ты передашь кому-нибудь другому, или хоть одним словом выдашь свою мудрость, то немедленно, как падаль, будешь съеден волками. Вселяю в тебя также панический страх смерти. Теперь ступай, проклятый мною инсан!
    Овчи-Пирим, которого мучили угрызения совести, бросился перед царевной на колени и начал ее умолять:
    -Прелестная царевна! Предай меня хоть самой страшной казни, но верь, что я тебе намеренно не делал зла,-все это было стечением несчастных обстоятельств. Поверь, прелестная красавица, что только желая оградить твою честь, я преувеличил вину твоего возлюбленного; я не знал, что он для тебя так дорог. Ведь ты так очаровательна, так хороша, так ослепительно красива, а он? Он не достоин тебя! Но, прости, пожалей меня! Умножь еще свое проклятье! Тогда в своих мучениях я забуду, по крайней мере, что невольно стал причиной твоей гибели.
    Растроганная до слез искренним сожалением и раскаяньем Овчи-Пирима, царевна сказала:
    - Невольный мой губитель, не мучься из-за меня, я найду средство освободить своего возлюбленного из тюрьмы и скроюсь вместе с ним от отца, я это все устрою! С тебя же снимаю свое проклятие-у тебя больше не будет никакого желания передать кому-либо свою мудрость и....
    Вдруг показался в конце корридора один из придворных сарбазов и, царевна, увидев его, моментально скрылась, не успев снять с Овчи-Пирима остальные свои проклятия.
    Овчи-Пирим, совершенно ошеломленный последней сценой, вышел из дворца. Шел он семь дней и семь ночей и вернулся домой совсем седым.
    Нечего говорить о том, что возвращению Овчи-Пирима несказанно обрадовались его жена, дети и все родные, тем более, что его считали уже умершим.
    Прошло много времени. Овчи-Пирим жил почти так же, как и прежде, только на охоту не ходил и стал уж слишком серьезным и задумчивым. Многие его считали даже сумасшедшим:
    таким странным казалось его поведение; заржет ли конь, залает ли собака, завоет ли волк, закудахчут ли куры, зашумит ли ветер, он или улыбался, или погружался в глубокую задумчивость.
    Жена Овчи-Пирима, которая, конечно, была ему ближе всех остальных, находила, что напротив, ее муж стал что-то уж слишком умен; она несколько раз наблюдала, как он что-то бормочет с их собакой, лошадью; а один раз она заметила даже вот что: их корова во время доения постоянно брыкалась и бодалась. Овчи-Пирим однажды что-то пробормотал ей и она с тех пор стала смирнехонькой и перестала бодаться и брыкаться.
    Наконец, сильно бросалось в глаза то обстоятельство, что ничья собака не лаяла на Овчи-Пирима и они как будто его уважали.
    Все это невольно поражало и приводило в какое-то недоумение всех знавших его, а тем более его жену. Она воспылала непреодолимым любопытством узнать, что все это значит, и где, наконец, муж ее пропадая те пятнадцать дней, когда его все считали умершим.
    Овчи-Пирим же, со своей стороны, стал в высшей степени молчаливым, а главное, очень скрытным; на все попытки жены или родственников выведать у него что-нибудь он отвечал молчанием или отговаривался пустяками.
    Однажды Овчи-Пирим отправил свое семейство в гости к родственникам в соседнюю деревню. Беременная его жена и двое детей сидели верхом на кобылице; последняя была тоже беременна и имела еще годовалого жеребенка, который бежал за ней.
    Сам же Овчи-Пирим шел пешком возле них, ведя кобылицу под уздцы.
    Жеребенок отстал от матери и, заржав, на лошадином языке попросил подождать, чтобы он мог ее догнать. Мать обернулась и, в свою очередь, заржав, ответила ему:
    -Ах ты, ленивый мальчишка! Разве ты не видишь, что я, пожилая самка, несу целых пять душ, а ты
    мальчик, -не можешь догнать меня!
    Услышав этот упрек кобылицы своему жеребенку, Овчи-Пирим улыбнулся. Жена его, которая своими ястребиными глазами вечно следила за каждым взглядом мужа, заметив эту улыбку, уже не вытерпела и спросила, почему он улыбается.
    Овчи-Пирим стал отшучиваться, но не тут-то было: с назойливостью навозной мухи, она пристала к нему и требовала, чтобы он непременно сказал ей, почему он улыбнулся, когда кобылица и жеребенок заржали.
    Решив, что жена кое-о-чем догадывается, Овчи-Пирим объявил, что он никогда этого не скажет; уж лучше пусть она молчит и не задает ему подобных вопросов, если хочет и впредь пользоваться его расположением.
    Со стороны Овчи-Пирима было вполне достаточно одного этого неосторожного отказа, чтобы довести любопытство своей жены до той степени, до которой способно дойти любопытство только одних женщин, для которых в таких случаях цель вполне оправдывает средства.
    С тех пор Овчи-Пирим не знал уже более покоя от назойливых приставаний жены. И днем, и ночью, и во время обеда, и во время ужина, и даже во время намаза и омовения, она приставала к нему с просьбами, сопровождаемыми то слезами и рыданиями, то упреками и даже угрозой убить его:
    - Скажи да скажи, почему ты улыбнулся, когда кобылица и жеребенок заржали?
    Овчи-Пирим, наконец, объяснил ей, что он станет жертвой волков, если кому-либо скажет об этом; но она и слышать ничего не хотела и вовсе не верила мужу. Она думала, что это лишь предлог, чтобы заставить ее молчать; да наконец, где слыхано, чтобы волки пожирали того, кто выдает свои тайны жене?
    Наконец, Овчи-Пириму стало невмоготу; он предпочел лучше умереть, чем жить с такой женой. Решив это, он сказал, что откроет ей свою тайну. Радости ее не было конца, и она с лихорадочным нетерпением торопила мужа объяснить ей, в чем дело. Овчи-Пирим, зная, наверное, что его скоро сожрут волки, занялся приготовлениями к своим поминкам.
    У него была любимая собака, которая, узнав о намерении своего хозяина, стала сильно горевать, а петух на дворе со своими многочисленными женами предавался беззаботному веселью и, то-и-дело, любезничал с ними. Такая беззаботность и неуместная веселость петуха сильно оскорбили собаку, и она в сердцах заворчала на него:
    - Бессовестный эгоист! Разве ты не видишь, что нашему дорогому хозяину недолго осталось жить? Неужели ты не можешь хоть ради этого прискорбного случая воздержаться немного и некоторое время не позволять себе таких непристойностей?
    - Тоже, сказала!-ответил ей петух.-Ты видишь, у меня тридцать жен, и я их всех держу в повиновении, •ни одна из них не смеет при мне даже пикнуть, а у него-то, у хозяина нашего? Всего-на-всего одна жена, да и ту он не может держать в повиновении. Вольно же ему быть рабом жены и погибать из-за нее! Стану я за него печалиться и горевать! У тебя дело другое,- у тебя душа холопская, можешь горевать, сколько угодно! -кончил петух и продолжал по-прежнему беззаботно ухаживать за своими женами.
    Овчи-Пирим стоял в это время недалеко и слышал весь этот разговор. Здравые суждения петуха, с которыми он не мог не согласиться, произвели на него сильное впечатление. Он стал упрекать себя в слабости; ему было даже стыдно перед петухом, и он твердо решил отказаться от своего обещания и ничего не говорить жене. А та ждала и, как только заметила, что муж медлит, опять пристала к нему. Овчи-Пирим, накинулся на нее и стал избивать, что есть мочи. Долго он бил жену, долго приговаривал:
    -Шейтанова дочь! ты все еще хочешь, чтобы я сказал? Убью тебя, но не скажу!
    На жену, невидимому, эти беспощадные побои не так действовали, как предполагал Овчи-Пирим, и она
    сквозь слезы кричала:
    - Пощади, не бей меня! Но скажи все-таки, зачем ты улыбнулся, когда кобылица и жеребенок заржали?
    Такие побои со стороны Овчи-Пирима повторялись несколько дней; но жена не переставала все эти дни настаивать на своем требовании.
    Наконец, Овчи-Пириму надоело бить ее; у него на душе стало гадко и неприятно; тут же, ведь, дети; они плачут, бросаются своими маленькими ручонками защищать мать, называют его жестоким, бессердечным, не зная, конечно, причины этих побоев.
    Овчи-Пирим подумал, подумал, наконец, взял да рассказал жене свою тайну.
    После этого Овчи-Пирим почувствовал какое-то непреодолимое отвращение к своей жене. Поцеловав своих детей, он, со слезами на глазах, вышел из дому и пошел бродить по полям.
    Долго бродил бедный Овчи-Пирим по полям, по горам, по лесам и, в безумном страхе перед смертью, каждую минуту ждал нападения волков.
    Уже вечерело. На недалеком расстоянии он увидел кибитку чобана; направился туда и, встретив у кибитки хозяина, попросил позволения переночевать у него. Чобан с удовольствием согласился и ввел гостя в кибитку; он приказал жене приготовить ужин; сам же, усадив гостя, сел напротив и стал расспрашивать, откуда он и как попал сюда?
    Овчи-Пирим подробно рассказал чобану о своей несчастной жизни и о том, что этой же ночью волки его сожрут.
    Почувствовавши к Овчи-Пириму большое уважение, чобан и слышать не хотел о последнем его признании. К тому же, у него было двенадцать страшнейших собак и каждая из них способна была разорвать двенадцать волков. Зная из опыта их грозные пасти, волки не смели даже показываться в этих местах.
    Надеясь на своих собак, чобан уверенно успокаивал Овчи-Пирима, утверждая, что стая каких бы то ни было волков, прежде чем успеет напасть на кибитку, будет разодрана собаками на клочки; наконец, они даже не посмеют показаться здесь, так как им хорошо известны страшные клыки его собак.
    Но не успел чабан кончить свои успокоительные речи, обращенные к Овчи-Пириму, как вдруг послышался ужасный волчий вой.
    Оба они в ужасе вскочили со своих мест. Овчи-Пирим, трепеща от страха, схватился за рукав чабана, умоляя спасти его. Подумав немного, добрый чабан выбежал из кибитки и, поймав двенадцать жирных баранов, зарезал их на скорую руку и приготовил для собак. Точно пораженный молнией, Овчи-Пирим стоял посреди кибитки; он протягивал руки вперед и шепотом призывал царевну к себе на помощь; но вспомнив страшный темный коридор и царевну, которая не успела снять свои проклятия с него, он упал лицом на землю и зарыдал, как ребенок.
    Между тем, храбрые собаки чабана, услышав вой волков, выбежали им навстречу и залаяли:
    -Глупцы! Видно вы забыли нас, сколько раз вы оставляли здесь ваши шкуры и хвосты и удирали голодные!
    - Благородные и храбрые собаки! -завыли волки, - мы не к вам и не к вашему хозяину, а пришли полакомиться вкусным мясом мудрого Овчи-Пирима. Его час уже настал. Он гостит сегодня у вашего хозяина.
    Услышав имя Овчи-Пирима, собаки залаяли:
    - Мерзкие волки! Мы не позволим вам дотронуться даже до волоска Овчи-Пирима! До последней капли крови мы будем его защищать.
    Чабан в это время бросил им двух зарезанных баранов; как только собаки съели их, тотчас же набросились на врагов с такой силой, что несколько собак и волков, сцепившись, взлетели на воздух и страшно ударились о землю, не переставая грызть друг друга.
    Страшная была схватка между этими вечно враждующими двоюродными братьями. Можно было подумать, что решили они на этот раз окончательно уничтожить друг друга, чтобы навсегда расстаться.
    Собаки чабана выказали необыкновенную храбрость и силу клыков; волчьи трупы грудами валялись повсюду. Из собак же смертельно была ранена пока одна, да и та не переставала грызть и душить попадавшихся ей волков. До полуночи шансы на победу были на стороне собак; уже больше сотни волчьих трупов валялись вокруг кибитки. Еще две собаки пали, а волков все прибывало больше и больше, словно они со всего света сбежались на несчастную голову Овчи-Пирима.
    С полуночи волки понемногу оттеснили собак ближе к кибитке. Чобан успел уже до девяти баранов бросить своим собакам, которые поочередно пятились назад и для поддержания сил второпях проглатывали куски мяса. Не успев проглотить пищу, они с новыми силами и еще большим остервенением бросались в битву. Ночь приближалась к концу; волки были уже в двух шагах от кибитки; собак оставалось в живых только три, да и те были окровавлены и изранены. Чабан уже бросил им последнего барана.
    Что же все это время делал, что чувствовал и как провел эту ночь несчастнейший из людей Овчи-Пирим?
    Этого я не берусь рассказать, так как оно выше сил человеческого языка.
    На востоке занялась заря; пала последняя собака у самого входа в кибитку. Овчи-Пирим завернулся в палас и только успел воскликнуть:
    - Царевна, зачем ты не здесь?- как через минуту и косточки от него не осталось.
    С неба упало три яблока: одно-мне, другое-доброму чобану, третье-сиротам Овчи-Пирима, а остатки - его вдове...
  15. georgue Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    От судьбы не уйдёшь

    Молодой шахзаде со своими назирами и визирями отправился на охоту. Гоняясь за джейраном, он далеко опередил своих спутников и, наконец, заехал так далеко, что совершенно потерял их из виду.
    Желая возвратиться к своим назирам и визирям, он заметил, что заблудился: впереди находился темный лес, а позади обширное поле. чистое, не стоптанное ни людьми, ни зверями. Он осмотрелся кругом: нигде не видать дороги. Бросился в одну сторону, бросился в другую сторону - ни дороги, ни тропинки, ни следа человеческих ног. Между тем, стало темнеть.
    Молодой шахзаде с именем аллаха на устах въехал в лес. Он привязал лошадь к дереву, а сам сел, чтобы отдохнуть под ним. Утолив голод хлебом и сыром, которые он нашел в своем хурджуне, он совершил намаз, лег и заснул крепким сном.
    На другой день, когда он проснулся утром, то сквозь листья деревьев заметил вьющуюся над лесом тоненькую струйку дыма и догадался, что недалеко находится человеческое жилье. Он быстро встал и, держа своего коня на поводу, направился в сторону, откуда поднимался дымок. Сделав несколько шагов, он очутился перед маленьким домиком. Привязав свою лошадь к дереву, шахзаде тихонько зашел в домик, чтобы узнать, кто в нем живет: джин или человек, шейтан или мелек, отшельник или разбойник, друг или враг; но в домике, кроме дряхлого старика, никого не оказалось.
    Старик этот, сидя на тахте, на подушечке, одной рукой перебирал черные четки, а другою - перелистывал лежавшую перед ним на тахте большую книгу, в которую по временам что-то записывал тростниковым пером.
    - Салам-алейкум, дядя! - приветствовал старика шахзаде, - аллах в помощь! Да умножит он твое терпение, да сделает он благотворным для людей и прибыльным для тебя твой труд!
    - Алейкум-ас-салам. сын мой! - ответил старик на приветствие шахзаде. - Откуда аллах несет?
    - Заблудился в лесу, дядя, и не знаю, как найти дорогу. Увидел твой домик и зашел, чтобы отдохнуть под твоим гостеприимным кровом.
    - Гость принадлежит аллаху, сын мой: сядь и отдохни. Я сейчас кончу свою работу и угощу тебя, чем аллах послал.
    Шахзаде сел возле старика на тахте и начал наблюдать, как тот работает.
    - Не считай, дядя, мой вопрос предосудительным, - обратился он вдруг к старику. - Скажи мне, что ты делаешь здесь и что записываешь в эту большую книгу?
    - Сын мой, - ответил старик, - то, что я делаю здесь или что записываю в эту книгу, - тебя не касается. Ты лучше отдохни и ступай с богом.
    - Нет, не уйду, - сказал шахзаде, сильно задетый словами старика. - Не уйду, пока ты не скажешь мне, что ты записываешь в эту книгу.
    -Сын мой, не злоупотребляй правом гостя, - мягко сказал старик.
    Но шахзаде сидел на лошади шейтана и не отставал от старика. Он хотел во что бы то ни стало узнать, что старик записывает в книгу. Он так просил, так умолял, что старик, наконец, смягчился и сказал:
    Сидеть на лошади шейтана - упрямиться. Я записываю в эту книгу судьбу людей, кому что определено.
    - В таком случае, - попросил шахзаде, - потрудись узнать в твоей книге, что определено мне судьбой?
    Старик начал перелистывать книгу, бормоча себе под нос: “Биссимиллах—ир—рахман—ир—рахим!” и, наконец, подняв седую голову, посмотрел пристально в лицо шахзаде и сказал:
    - Сын шаха! Отныне известна твоя судьба: тебе предназначена женитьба на дочери бедного пастуха, которая вот уже несколько лет страдает неизлечимой болезнью и в настоящее время находится в хижине своего отца.
    - Врешь, глупый старик, - закричал разгневанный шахзаде. - Я не верю твоему нелепому предсказанию! Чтобы я, - сын шаха, - женился на больной дочери какого-то бедного пастуха?!..
    - Я передал тебе только то, что прочитал в моей книге о твоей судьбе, - возразил старик.
    - Плевать мне на твою книгу и на твое глупое предсказание! - сказал шахзаде и, повернувшись спиной к старику, стремительно вышел из комнаты.
    Целый день бродил шахзаде по лесу, отыскивая дорогу, и, наконец, увидел узенькую тропинку, которая и вывела его из лесу. Было темно, когда шахзаде вышел на поляну. Он не знал, какой путь ему держать, и пошел наудачу, куда глаза глядят.
    Шел он долго ли, коротко ли, аллах ведает, но шел до тех пор, пока не увидел перед собой светящийся огонек, и пошел по этому направлению. Через несколько минут он очутился у ветхой, полуразвалившейся хижины, перед которой был разведен огонь, а около него на голой земле сидел какой-то оборванец и чинил чарыхи. Увидя приближающегося шахзаде, бедняк вскочил и приветствовал его низким поклоном.
    - Салам-алейкум, добрый человек! - сказал шахзаде. - Я потерял дорогу и заблудился. Не можешь ли ты указать мне дорогу. Я отблагодарю тебя за твой труд.
    - Алейкум-ас-салам, ага, я душевно рад служить твоей милости, но к несчастью, до города далеко, и едва ли мы ночью найдем дорогу. Если ты подождешь до утра, то я выведу тебя на дорогу. Тем более, что ночью страшно пускаться в путь, да и дороги небезопасны от разбойников.
    - Что же делать, придется подождать до утра, - сказал шахзаде. - А где же мне переночевать?
    - Если не побрезгает твоя милость, я помещу тебя в моей хижине, там спит только моя больная дочь.
    - Больная дочь? - спросил шахзаде. - А кто же ты сам?
    -Я - бедный пастух, милостивый ага!.. Твой покорный раб!
    - И ты говоришь, что у тебя есть больная дочь?
    - Да, мой высокоуважаемый ага! Видно, грешен я перед всемогущим аллахом, и он своей карающей рукой хочет наказать меня за великие мои прегрешения: дал мне дочь, которая вот уже несколько лет страдает неизлечимой болезнью. Много мы приглашали хакимов, джиндаров, но никто не мог вылечить ее. Она лежит в своей комнате и не может двигаться!.. Да, видно, аллах навсегда отвернулся от нас, не хочет взять ее к себе, чтобы мы, наконец, успокоились.
    Шахзаде тотчас же догадался, что этот пастух и есть тот самый, на дочери которого, как предсказал ему старик, он должен жениться, и в ту же минуту у него возник план, погубить его дочь.
    - Хорошо, - сказал шахзаде пастуху, - я засну в твоей хижине и постараюсь успокоить твою больную дочь, чтобы она не мешала мне. А ты пока возьми вот эти два червонца и дай мне поесть чего-нибудь: я голоден.
    Пастух взял червонцы, поблагодарил щедрого шахзаде и приказал жене открыть суфру для дорогого гостя. Когда шахзаде кончил свой скромный ужин, пастух повел его в хижину, показал ему постель, а сам удалился. Он и жена спали на дворе под открытым небом.
    В полночь шахзаде проснулся, вышел во двор, чтобы проверить, спят ли пастух и его жена. Те, ничего же подозревая, спали крепким сном. Тогда шахзаде взял свой кинжал и подошел к постели больной девушки.
    -Посмотри теперь, как исполнится, глупый старик. твое предсказание, - сказал он, и со всей силой ударил спящую девушку кинжалом, положил у ее трупа мешочек, наполненный червонцами, вышел из хижины, сел на своего коня и исчез в ночной темноте.
    На другой день он нашел своих спутников, которые искали его повсюду, и с ними вернулся домой.
    Посмотрим теперь, что сталось с дочерью пастуха: действительно ли она была убита, или шахзаде обманулся в своих ожиданиях?
    Дело в том, что эта несчастная девушка несколько лет страдала водянкой: живот ее был вздут так, что она не могла ни встать, ни сесть, ни ходить. Думая убить ее кинжалом, шахзаде так ударил, что кинжал пронзил ей живот, откуда и вытекла вода, смешанная с кровью. Таким образом, шахзаде, желая убить девушку, напротив, помог ее выздоровлению.
    На другой день, войдя в хижину к дочери, пастух и его жена застали ее плавающей в крови, а около нее мешочек, наполненный червонцами. Когда же они подняли дочь, то к великой радости, нашли ее совершенно здоровой. Обрадованные родители горячо поблагодарили аллаха за его великую милость.
    Спустя несколько времени, они переселились в город, купили там великолепный дом и стали жить весело и счастливо. Между тем, дочь их подросла и стала такой красавицей, что и урии и мелеки аллаха могли бы позавидовать ее красоте.
    Однажды шахзаде, тот самый, что хотел убить ее, проезжал мимо дома бывшего пастуха и увидел на крыльце прелестную молодую девушку, которая своей красотой словно говорила солнцу: “Ты не выходи, я уже вышла”. Шахзаде страстно влюбился в нее, пошел к своему отцу, поклонился ему в ноги и сказал:
    - На свете много красивых девушек, но та, которую я знаю, краше всех: она краше луны, краше солнца. Разреши мне, отец, жениться на ней.
    Шах сначала не хотел даже слышать о женитьбе сына на дочери незнакомого человека, но когда сын заявил, что он или женится на ней, или бросится с высокой скалы, шах дал согласие и женил сына на дочери пастуха. Он устроил пышное свадебное торжество, которое продолжалось семь дней и семь ночей. А сын не подозревал даже, что он женится на дочери пастуха, на той самой девушке, которую он хотел убить.
    Однажды молодая царевна с матерью и сестрами своего мужа пошла в баню. Те заметили на животе своей невестки глубокий шрам и сказали шахзаде. Он расспросил жену и узнал, что она та самая дочь пастуха, которая была определена ему судьбой и которую он хотел убить. Он вспомнил предсказание старика в лесу, восхвалил премудрое начертание аллаха и воскликнул:
    - Правда, что все то, что написано в книге судеб. должно исполниться, и ни один человек не уйдет от своей судьбы. А я был слепец, когда не хотел верить этому.
  16. georgue Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Ленивый Ахмед

    У одного падишаха были три дочери. Однажды он решил погостить у своих дочерей. Сперва падишах сообщил старшей дочери, что он собирается со своими визирями погостить у нее. Старшая дочь приготовила разного рода угощения, привела все комнаты в порядок. Падишах с визирями поели, попили, а перед уходом падишах спросил у дочери:
    - Откуда у тебя столько богатства?
    - Это все от твоего богатства, - ответила дочь. Падишаху это очень понравилось, и он сказал:
    - Спасибо, моя дочь!
    На следующий день он известил среднюю дочь, что завтра он будет в гостях у нее вместе с визирями. Она тоже привела все в порядок.
    Когда падишах с визирями поели, попили, падишах перед уходом спросил у дочери:
    - Откуда у тебя богатство?
    - Это от твоего богатства, - также ответила она.
    - Спасибо, моя дочь,—сказал падишах.
    Младшая дочь узнала об этом. Но когда, в свою очередь, получила извещение, не стала готовиться, подобно старшим сестрам, не разубрала комнат. Когда пришел падишах с визирями, она угостила их тем, что у нее нашлось. Перед уходом падишах спросил:
    - Откуда у тебя это богатство?
    - Все это мне аллах дал, - ответила она.
    Этот ответ падишаху не понравился.
    - Что значит, аллах дал? Ты живешь на мои средства, а говоришь, что тебе аллах дал?
    - И тебе также аллах дал,—сказала дочь;—Если бы аллах не дал тебе, нечего было бы есть и мне.
    Настало утро. Падишах хотел отрубить голову младшей дочери. Визири умоляли этого не делать, говоря:
    -Она же твоя дочь! Твое имя затмится перед другими падишахами и потеряет свое величие. Чем убивать дочь, лучше выдай ее замуж за бедного человека, чтобы она узнала нужду и умерла от голода.
    Падишах согласился.
    Нашли в городе бедного человека, который сидел у дороги, его звали Ленивый Ахмед.
    У Ахмеда была старая мать, и жили они в маленькой хате. Он был настолько ленив, что ел только тогда, когда прохожие клали ему пищу прямо в рот; если же они этого не делали, он оставался голодным.
    Младшую дочь выдали за него замуж.
    Когда вечером она пришла к Ленивому, тот оживился. Утром девушка дала ему рубль ; Ахмед взял рубль и пошел на базар. Там он встретился с купцом.
    -Ахмед, - спросил его купец, - откуда ты идешь?
    - Падишах, - ответил тот, - выдал за меня замуж свою дочь ; она мне дала рубль и сказала, чтобы я пошел на базар и купил кое-чего, но с условием, чтобы не разменял рубля. Теперь я нахожусь в затруднении, не знаю, что делать.
    -Пойдем ко мне, - сказал ему купец. - Ты будешь у меня работать, ухаживать за моими мулами, и я тебе буду платить.
    Ахмед пошел, вычистил конюшню в мулов. Перед вечером купец пришел и сказал ему:
    - Завтра приходи сюда, приготовь из этого песка месиво и покрой им крышу.
    Ахмед все это сделал, кроме того, исполнил и другие поручения купца. Купец дал ему большую тарелку плова и хлеба, разных вещей и денег. Так он работал несколько дней у купца.
    Однажды купец сказал ему:
    - Я еду в далекий город и хочу тебя взять с собой.
    -Я должен поговорить с женой,—ответил Ахмед,— если она согласится, то поеду.
    Он пошел к жене. Та согласилась.
    Когда они ехали, у них иссякла вода. По дороге им попался колодец. Они опустили в него вёдро на веревке, но вытянули пустое ведро.
    - Кому - нибудь придется спуститься в колодец, - сказал купец, - там кто-то нам воды не дает.
    Ахмеду пришлось спуститься. Купец обвязал его веревкой, и он спустился в колодец. Ахмед увидел там спящего дива и спросил:
    -Почему ты нам воды не даешь?
    Див ответил:
    - Дай мне саккыз, и я дам тебе воду.
    Ахмеда вытащили из колодца. В караване нашли кусок саккыза ; Ахмед спустился и отдал его диву. Див ему дал воды и один гранат. Весь караван напился воды. Ахмед увидел, что сюда идет еще один караван. Он и у них взял саккыз, спустился в колодец и опять напоил весь караван. Див подарил ему еще один гранат. Таким образом, он получил два граната. Этот второй караван как раз шел в направлении того города, где жил Ахмед. Свои деньги и гранаты Ахмед дал этому каравану и просил передать их его жене и матери. Сам же он поехал в город Исфаган.
    Ночевали в караван-сарае; Ахмед убрал лошадей. накормил их и решил прогуляться по окраине города. Здесь был бассейн; он разделся и выкупался. Потом лег спать возле бассейна.
    В это время прилетели три голубя и сели на дерево. Один из них сказал:
    - Сестричка, ты этого Ахмеда знаешь?
    - Это тот Ахмед, - сказал другой,—который имел у дороги маленькую хатку. Он был так ленив, что если не клали ему в рот хлеба, то оставался голодным. Падишах того города выдал за него свою дочь, чтобы она умерла от голода; а Ахмед с купцом приехал сюда. Давайте подарим ему что-нибудь.
    - .Спит или не спит Ахмед? - спросил голубь. - Если Ахмед спит, пусть спит некрепко; если некрепко спит, пусть услышит: на дне этого бассейна лежат семь кувшинов золота. Я ему их дарю. Пусть он проснется, поищет и найдет.
    Ахмед слышал все это.
    - Дочь индийского падишаха больна, - сказал другой голубь, - и вылечить ее от этой болезни можно только листьями этого дерева. Нужно взять лист этого дерева и натереть им ее тело. Она выздоровеет, и ее выдадут замуж за того, кто ее вылечит.
    - Чтобы достигнуть Индии, - сказал третий голубь,— надо перейти через несколько морей. Я ему подарю ветку этого дерева; если он ударит ею по морю, ему откроется дорога.
    Ахмед все слышал. Птицы улетели. Ахмед встал и начал искать в бассейне золото. Он начал копать и вдруг видит - большой камень, а под камнем дыра. Он пролез в дыру и нашел семь кувшинов, наполненных золотом, а в последнем кувшине - золотого петуха. Он вышел из дыры, прикрыл ее камнем, чтобы никто не заметил. Поздно вечером он вернулся в город.
    - Где ты был до сих пор?—спросил купец.
    - Я гулял, - ответил Ахмед, но о своей тайне ни чего не сказал купцу.
    Утром Ахмед сорвал несколько листьев и маленькую ветку с дерева, которое указал голубь. Караван отправился в сторону Индии. Они, дошли до моря и не могли перейти его.
    - Давайте, ляжем спать,- сказал Ахмед,-'может быть, утром как-нибудь найдем дорогу.
    В полночь Ахмед проснулся, ударил веткой по морю, и перед ним открылась дорога. Утром они проснулись и видят - моря нет , а на его месте пролегает хорошая дорога.
    Наконец, они дошли до города, где жила дочь индийского падишаха. Остановились в караван-сарае.
    - Я хочу погулять по городу, - сказал Ахмед и пошел в город, купил одежду, какую носят хакимы, и положил несколько листьев в карман. Перед дворцом падишаха он встретил человека и спросил:
    - Правду ли говорят, что дочь падишаха больна? Я пришел ее вылечить. Скажите падишаху, что приехал новый хаким.
    Человек сообщил об этом падишаху. Падишах вызвал к себе Ахмеда и сказал:
    - Послушай, хаким! Уже тридцать врачей я посадил в тюрьму и поклялся, что когда придет сороковой, то я прикажу отрезать всем им головы.
    - Я завтра приду, - сказал Ахмед. - Ты прикажи закрыть все лавки, а твоя дочь пусть отправится в баню. Я приду туда и вылечу ее.
    Затем Ахмед вернулся в караван-сарай, переоделся и стал убирать лошадей в конюшне.
    На следующее утро он опять оделся хакимом и пошел во дворец. По приказу падишаха все лавки базара были закрыты, и ни одного человека не было на улице. Дочь падишаха отправилась в баню. Ахмед тоже пошел в баню, взял листья, сжег их, размешал пепел в воде и помазал тело девушки.
    Девушка лежала без сознания. Когда немного спустя, она очнулась, никакой болезни у нее больше не было, - она выздоровела. Об этом сообщили падишаху. Падишах приказал покрыть всю дорогу от бани коврами и по ним привести дочь во дворец.
    Устроили праздник. Падишах сказал:
    - Я дал слово выдать замуж мою дочь за того, кто ее вылечит.
    - Я отвечу вам завтра, - сказал Ахмед.
    Уже наступил вечер, и Ахмед вернулся в караван-сарай. Когда купец спросил его, где он был, Ахмед не мог больше скрывать тайну от купца и рассказал ему все.
    - Все это богатство и девушка, - сказал Ахмед купцу, - принадлежат тебе, так как всего этого я достиг с. твоей помощью.
    -Нет, это все послал тебе аллах, - сказал купец. - Теперь тебе нечего оставаться со мной. Завтра обвенчайся и возьми девушку на свою родину, а мы вернемся, когда покончим со своей торговлей.
    - Я не могу тебя оставить здесь, - сказал Ахмед, - я это богатство приобрел вместе с тобой.
    Ахмед явился во дворец, обвенчался с царевной и вместе с ней вернулся к купцу.
    - Купи десять - пятнадцать верблюдов, - сказал купец, - несколько ящиков и несколько тюков материи, потом иди к бассейну, возьми клад, ночью положи его в. ящики и прикрой их материей, чтобы никто не заметил.
    Ахмед сделал так, как ему сказал купец. Потом пошел к падишаху и сообщил, что он едет к себе на родину. Падишах приготовил дочери хорошее приданое. Затем Ахмед с верблюдами и несколькими всадниками отправился в город, где находился клад.
    Пусть они пока путешествуют, а я вам расскажу про первую жену Ахмеда.
    Купцы передали деньги и гранаты жене Ахмеда. Как-то у жены и матери Ахмеда деньги кончились. Мать Ахмеда сказала невестке, что ей хочется съесть чего-нибудь кислого и попросила гранат, который прислал сын. Разрезали один гранат и увидели, что он наполнен драгоценными камнями. Они решили на эти драгоценные камни построить хороший дом. Сговорились с мастерами и рабочими и начали строить дом. За месяц выстроили такое здание, какого не было ни в одном царстве.
    Вокруг дворца построили высокую стену и наняли много прислужниц. Жена Ахмеда стала жить лучше, чем жила у отца. Пусть они пока здесь живут, а мы теперь вернемся к Ахмеду.
    Ахмед приехал в город, где был бассейн. В полночь он сложил весь клад в ящики и отправился в свой родной город. Ахмед оставил верблюдов на краю города, а сам направился в свою хату, но на ее месте увидел пышный дворец. Он постучал в дверь, вышли прислужницы и сообщили жене, что приехал какой-то всадник и хочет войти во двор. Дочь падишаха подошла к двери и спрашивает:
    - Кто там?
    - Это я, - отвечает Ахмед.
    - А кто ты? - спрашивает она.
    Ахмед забыл свое имя и говорит:
    - Я забыл свое имя, подождите, я пойду узнаю и тогда скажу вам.
    Он вернулся на край города и спросил, как его зовут. Ему сказали, что его зовут Ага-Ахмед. Он опять пришел ко дворцу и назвал свое имя. Открыли дверь и увидели, что это, действительно, Ахмед. Жена обняла его, а Ахмед развел руками и сказал себе:
    “Я уехал, а жена моя стала гулящей женщиной и достроила такое здание”.
    Он поднялся наверх и увидел свою мать помолодевшей, словно это была четырнадцатилетняя девушка. Ахмед очень холодно поздоровался с матерью.
    - Я знаю, о чем ты думаешь, - сказала дочь падишаха. - Брось все эти выдумки.
    Она принесла гранат и продолжала:
    - Это тот самый гранат, который ты прислал нам. Мы разрезали его и увидели, что он наполнен драгоценными камнями. На половину этих камней мы построили это здание.
    - Здесь очень мало, - сказал Ахмед. - Я привез столько богатства, что оно во много раз больше этого.
    Они привели верблюдов ко дворцу, разгрузили и все золото и вещи сложили в амбаре.
    Купец тоже вскоре вернулся. Ахмед приготовил купцу подарки из драгоценных камней.
    Однажды падишах отправился на охоту. Увидя его издали, дочь падишаха нарядилась в дорогие одежды, украсилась драгоценными камнями. Когда падишах проезжал мимо окон, она подошла к окну и бросила на улицу кусок черной материи. Увидев ее, падишах подумал:
    “Какая она красивая!” - вскрикнул и схватился за сердце.
    - Что с тобой?—спросил падишаха визирь.
    - Увезите меня домой! - ответил падишах.
    Жена Ахмеда вернулась к мужу и сказала ему:
    - Завтра мой отец пошлет сватов и будет просить моей руки, а ты согласись на это.
    Ахмед сказал, что не нужно этого делать.
    - Не твое дело, - ответила жена. На следующее утро постучали в дверь. Ахмед вышел и увидел визиря.
    - Я послан падишахом, - сказал визирь, - у вас есть девушка, падишах хочет жениться на ней.
    - Это моя сестра, она сиротка... Я согласен.
    Визирь вернулся к падишаху и передал ему об этом. Падишах еще раз послал туда визиря, чтобы спросить, когда можно явиться за ней.
    - Разрешите нам взять невесту в ближайшее время, - сказал визирь, придя к Ахмеду. - Что вы просите у нас за девушку?
    На следующее утро падишах послал им все, что нужно. Жена Ахмеда все приняла.
    Совершили кебин и взяли ее во дворец. Когда падишах пришел, то увидел, что она сидит на троне. При виде падишаха, она встала с места, села за троном и повернулась спиной к падишаху. Падишах удивился, что она ничего не говорит.
    - Тебя же привели для меня, а не меня для тебя, - сказал он.
    Наконец, она не выдержала, сбросила чадру и сказала:
    - Как тебе не стыдно! Разве отец может жениться на своей дочери?
    Падишах увидел, что она, действительно, его дочь. Ему стало стыдно, и он отправил ее домой. На утро она устроила большой пир и пригласила падишаха и всех его визирей. После пира все разошлись, а отца она оставила у себя.
    - Откуда у тебя столько богатства? - спросил у нее падишах.
    - Мое богатство я покажу тебе завтра, - ответила она.
    Утром она показала отцу всё свое богатство, и падишах пришел в восторг.

    - Помнишь, отец, когда я тебе сказала, что все аллах дает, ты на меня рассердился и выдал замуж за ленивого человека, чтобы я умерла с голода. Но если аллах захочет кому дать, тому и даст.
    -Мой сын, Ахмед, - сказал падишах. - Мои другие дочери стали несчастными. Я состарился, теперь ты должен взять мой трон и корону, а я удалюсь от мирских дел и предамся молитвам.
    Они ели, пили и достигли желанной цели. Пусть же ее обретут и те, которые ее еще не достигли.
  17. georgue Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Пёс Шехсеванского Гаджи

    Жил в Шахсеване богатый Гаджи. Много было у него золота и серебра, много баранов, овец, коров, быков, лошадей. На обширных шахсеванских лугах паслись его многочисленные стада.
    Был у него также и пес, - большой храбрый пес, гордость его многочисленных стад, храбрый защитник овец и баранов, верный друг быстроногих коней. Гаджи любил его и берег, как зеницу ока. Но ничто не вечно под солнцем! В один несчастный день, проснувшись, Гаджи нашел верного пса бездыханным у своих ног.
    Бедный, несчастный пес! Он проглотил кость, и она была причиной его смерти...
    Какое несчастье для Гаджи! Безутешен был бедный Гаджи! Горькими слезами оплакивал он смерть верного, храброго друга.
    Но этого мало... Он приказал завернуть его труп в белый саван и похоронил его с такими почестями, как, обыкновенно, хоронят людей почтенных и уважаемых. Мулла должен был три дня и три ночи кряду читать Коран на его могиле. В память верного пса Гаджи устроил поминки и в продолжение семи дней кормил всех нищих, убогих, неимущих, раздавал милостыню. Слух об этом дошел до главного муллы.
    Ужаснулся святой мулла! Посыпал пеплом голову, разорвал на себе платье.
    - Вах, растоптана святая религия! Смешана с грязью вера пророка! Забыт коран, забыт имам! Поруган шариат, осмеян аллах! О, нечестивые! Сто тысяч раз достойны смерти люди, которые осмелились с почетом хоронить труп пса и читать Коран над его могилой!
    Сказав это, мулла сел на коня и поехал к Гаджи, чтобы достойным образом наказать его за святотатство Гаджи дали знать о приезде главного муллы. Он приказал тотчас же выделить из. своего стада пятьдесят жирных баранов, и сам пошел к мулле. Поклонившись ему до земли , он поцеловал край его одежды и сказал:
    - Эй, великий имам, опора и честь нашей святой религии! Родители мои да будут жертвою праха ног твоих! Выслушай горе твоего покорного раба. Околел мой пес, мой верный, славный Боздар, опора моего богатства, защитник моих стад, гроза врагов! Он был добр и умен, был настоящий мусульманин, почитал мулл и имамов; перед смертью даже завещал тебе пятьдесят самых жирных баранов!
    - Эх! Не называй его псом!.. Назови его моим братом, моим другом!—воскликнул восхищенный мулла. - Покажи мне его могилу, я пойду, прочитаю Коран за упокой его души!
  18. georgue Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Соловей хазарандастана

    Жил-был падишах. У него был такой сад, равного которому никто не видал. Роза окликала розу, соловей-соловья, по саду журчали чистые, как слеза, родники. Со всех концов мира по приказанию падишаха привезли самые разнообразные деревья, и падишах рассадил их в саду. Одним словом, в саду можно было найти и жизненный бальзам. Слава об этом саде распространилась по всему свету, и со всех сторон люди толпами стекались, чтобы полюбоваться им.
    Как-то раз приехали из какого-то города три гостя. Вместе с падишахом они обошли сад, внимательно осмотрели его. Выходя из ворот, один из гостей сказал
    -Прекрасный сад, жаль только, что Били-Бильгейс ханум нет здесь.
    - Чудный сад, но жаль, что в нем нет хазарандастанской розы и хазарандастанского соловья, что находятся у Били-Бильгейс ханум,-сказал второй гость.
    -Дивный сад,-сказал третий гость,-но жаль, что в нем нет коня Сулеймани-эрэб.
    Гости ушли, а падишах призадумался. Видит визирь, что падишах чем-то сильно озабочен.
    -Да живет падишах!-сказал он,-в чем дело, о чем призадумался?
    - Визирь, слова гостей повергли меня в раздумье. Во что бы то ни стало в этот сад должны быть доставлены хазарандастанский соловей, хазарандастанская роза, Били-Бильгейс ханум и конь Сулейманн-эрэб.
    -Да живет падишах!-сказал визирь,-что тут такого, что повергает тебя в раздумье? Слава аллаху, у тебя три сына, призови их, прикажи, они поедут и привезут. Когда же они могут пригодиться тебе?
    Видит падишах, что визирь прав. На самом деле, у него три сына.
    Приказал, призвали сыновей. Когда все три сына предстали перед лицом падишаха, он сказал:
    - Сыны мои, мой сад не имеет себе равного в мире, но ему недостает четырех вещей: хазарандастанской розы, хазарандастанского соловья, Били-Бильгейс ханум и коня Сулеймани-эрэб. Знать ничего не знаю, ведать не ведаю. Если даже небо упрется пупом в землю, вы должны разыскать и привезти их.
    Почтительно поцеловав отцовскую руку, трое шахзаде вскочили на коней и пустились в дорогу.
    Что ни день, то новая стоянка, что ни ночь, то новый ночлег. Наконец, доехали они до стыка трех дорог. Сойдя с коней и отдохнув немного, они спрятали под большой придорожный камень перстень с тем, что кто вернется раньше, тот поедет за другими. Братья расцеловались, пожелали друг другу успеха, распрощались и, сев на коней, разъехались.
    Оставим других братьев, пусть едут своей дорогой. О ком бы мне рассказать вам? -О младшем брате.
    Через несколько дней младший брат добрался до одного города. Остановившись перед каким-то домом, -он увидел, что у ворот стоит старик.
    - Старик,-обратился к нему юноша,-я чужестранец, приезжий, примешь ли меня гостем на эту ночь?
    - Отчего не принять,-ответил старик,-гость есть аллахов гость.
    Старик-хозяин дома-прожил долгую жизнь, видал виды, познал и жар, и холод, и горечь, и сладость жизни. Узнав во время разговора, что юноша приехал сюда за конем Сулеймани-эрэб, он сказал:
    - Сынок, откажись ты от этого дела. Многие смельчаки, многие пахлеваны приходили за ним, да назад не возвращались. Твой клюв еще желт, как у малого птенца, и от тебя пахнет еще молоком матери!
    - Нет,-говорит юноша,- я дал слово отцу и должен сдержать его.
    -Раз так,-говорит старик, -дай, я научу тебя. Этот конь ежедневно пьет воду из одного источника. Его можно поймать только там. Но, чтобы добраться до этого родника, надо проехать семь огненных ущелий.
    Подробно расспросив старика, юноша рано поутру вскочил на коня. На прощание старик сказал:
    - У родника растет дерево, ты взлезешь на него и спрячешься в ветвях. На заре придет табун коней. Постарайся немедля закинуть аркан hi шею переднему • коню и быстро произнеси слова: “Конь, во имя пророка Сулеймана, остановись” Если скажешь не так, конь вырвет с корнем дерево и погубит тебя. Как только вскочишь на коня, скачи без оглядки во весь опор. Сзади будут раздаваться всевозможные голоса, крики:
    "Ловите! Держите!”. Только ты ни в коем случае не оборачивайся. Если обернешься-окаменеешь.
    Юноша поблагодарил старика и поехал. Долго ли, коротко ли ехал он, вдруг видит-вдали светится огонек. Постепенно огонь стал все ярче и ярче. Казалось, вдали пылает большой факел. Проехав еще немного, юноша увидел, что этот огонь не что иное, как огненное ущелье, о котором говорил старик. Жар от ущелья начал томить гоношу. Но не обращая на это внимания, он продолжал свой путь. Наконец, он подъехал к ущелью. А ущелье, так ущелье! Казалось, сам аллах перенес сюда преисподнюю.
    Ни на что не взирая, юноша ринулся в пламя. Когда же он выехал из ущелья, раздался гром, сверкнула молния, послышался такой грохот, что будь здесь беременная женщина, то непременно выкинула бы от страха.
    Слушаясь старика, юноша, не оглядываясь по сторонам, въехал во второе ущелье. Так одно за другим он проехал через все семь ущелий и выехал на равнину.
    Проехав немного, он добрался до прекрасной цветущей долины. Посредине долины росло высокое дерево. Из под него бил ключ, подобный “аби-зем-зему”.
    Видит юноша, это и есть несомненно то самое место, о котором говорил старик.
    Тут сошел он с коня. Сев у родника, он поел и подкрепился немного. Потом он взобрался на дерево и стал наблюдать. К утру видит: земля вдруг задрожала, загремел гром, блеснула молния, и из-за горы выбежал табун коней. Кони направились прямо к роднику. Усевшись поудобнее, юноша приготовил аркан. Кони подошли к источнику. Взглянул юноша на переднего коня, видит-и вправду это такой конь, что Гыр-ат в сравнении с ним ничего не стоит.
    Закинул он аркан на шею коню. Взвился конь на дыбы, потянул юношу, и юноша упал прямо ему на спину. Пытаясь сбросить юношу, конь вторично встал на дыбы.
    - Конь, во имя пророка Сулеймана, стань! -сказал юноша.
    Едва услышав имя пророка Сулеймана, конь стал. Взнуздав его, юноша повернул коня. Сколько криков, воя, стонов ни раздавалось сзади, юноша, не оглядываясь, мчался вперед.
    Покрыв за два часа путь, проделанный им за пять дней, он доехал до того города, где жил старик. Проехав мимо него, он пустился прямо по дороге и достиг перепутья трех дорог. Приподняв камень, он увидел, что перстень все еще там, и понял, что братья не возвращались. Поэтому он переложил перстень под камень, что лежал на пути, по которому поехал средний брат.
    Что ни день, то новая стоянка, что ни ночь, то новый ночлег. Наконец, он доехал до одного города.
    Сойдя на окраине города с коня, он выдернул несколько волосков из гривы коня и, обернув поводья вокруг его шеи, отпустил его, а сам пошел в город.
    - Пойду, покушаю чего-нибудь,-сказал он, чувствуя, что сильно проголодался.
    С этой мыслью он зашел в кебабную. Когда ученик повара подал ему кушанье, юноша взглянул на него и узнал в нем своего брата.
    - Брат, что это значит?-спросил он.
    -Дело мое не выгорело,-ответил тот:-Я ничего не мог найти. В конце концов я даже не мог уплатить хозяину за ночлег, поэтому он оставил меня учеником повара и заставляет работать.
    Уплатив долги брата, юноша взял его с собой, купил ему коня и нужные для дороги вещи и отправился на окраину. Вынув из кармана волоски из гривы коня Сулеймани-эрэб, он дунул на них, пустил по ветру, и конь Сулеймани-эрэб, подобно бешеному вихрю, стал тут как тут.
    Братья сели и помчались прямо к перепутью трех дорог. Заглянув под камень, они увидели, что перстень все еще там.
    -Брат, вот эта девушка, которую ты видишь,-Билишим старшим братом,-сказал младший брат среднему.
    Средний остался ждать, а младший поскакал по третьей дороге. Ехал он-долго ли, коротко ли, доехал он до одного города. Смотрит, стоит высокий замок, а на балконе замка сидит девушка такой чарующей красоты, которая всех покоряет, а перед замком толпа людей месит грязь.
    Юноша пошел к толпе, чтоб спросить, кто эта девушка. И что же! Вдруг он видит старшего брата; в рваной одежде, засучив по колена штаны, он месит ногами грязь. Увидев это, юноша едва не лишился чувств.
    - Брат, что это значит?-вскричал он.
    -Брат, вот эта девушка, которую ты видишь,-Били-Бильгейс ханум, а каждый из тех, кто месит грязь, сын какого-либо падишаха. Все они явились сюда, чтобы жениться на ней. Она вступает в единоборство с каждым пришедшим и каждого, кого побеждает, заставляет до конца жизни месить тут грязь.
    - Не бойся, брат,-говорит юноша,-я сейчас оберну ее косы вокруг своих рук. Подняв голову, юноша крикнул:
    -Девушка, сойди вниз!
    - Что тебе нужно?
    - Я хочу с тобой побороться
    Девушка рассмеялась и говорит:
    - Взгляни на этих людей, которые месят грязь. Каждый из них-пахлеван, а теперь они топчут здесь грязь. Мне жаль тебя, ты славный юноша, не делай себя несчастным, уходи.
    - Долго разговаривать не к чему. Вижу и их, и тебя. Спускайся вниз.
    -Уходи, юноша, ведь на твоих губах еще не обсохло материнское молоко! Твоя бедная мать будет проливать слезы. Уходи лучше! Не позорь себя.
    - Видно, до сих пор тебе не приходилось встречать пахлеванов, поэтому ты боишься меня и не хочешь спуститься вниз.
    Девушка рассердилась.
    - Юноша, я жалела тебя, не хотела посягать на твою жизнь. Но раз ты заговорил так, прекрасно! Поборемся! Но с одним условием: если ты сумеешь победить меня,-воля твоя, делай что хочешь; если же я повалю тебя,-сниму голову.
    - Согласен, с радостью принимаю твое условие. Ристалище было подметено, полито. Состязание началось. Три дня и три ночи боролись они. Наконец, собрав последние силы, юноша одним взмахом уложил девушку на спину. Девушка сказала:
    - С этого дня я твоя раба.
    Юноша освободил всех, кто месил ногами грязь.
    Взяв с собой хазарандастанскую розу, хазарандастанского соловья, Били-Бильгейс ханум и своего брата, он пустился в дорогу.
    Ехали, ехали, что ни день, то новая стоянка, наконец, добрались они до стыка трех дорог и видят-средний брат сидит и дожидается их. Разбили шатры, повесили котлы, поели, попили, и каждый отправился на отдых в свой шатер.
    Ночью не сомкнули глаз ни средний, ни старший брат. Они не знали, как им предстать перед лицом падишаха.
    В полночь старший брат встал и подошел к среднему. Они судили, рядили и решили связать младшего брата по рукам и ногам и бросить в колодец, а все добытое им представить отцу от своего имени.
    Младший брат спал сладким сном. Говорят, утренний сон сильнее смерти. Братья накрепко связали ему руки и ноги и, точно Юсифа, бросили в колодец.
    Рано поутру, навьючив верблюдов и мулов, они стали готовиться в дорогу.
    - А где же юноша?-спрашивает Били-Бильгейс ханум.
    Братья ответили, что он ночью же отправился к отцу с радостной вестью.
    Все. было готово, но конь Сулеймани-эрэб не давался им, как они ни бились. Видя, наконец, что поймать его не удастся, волей-неволей оставили его. Выбрав среди всех коней лучшего,-они пустились в дорогу и предстали, наконец, перед лицом падишаха.
    Увидев привезенные вещи, отец очень обрадовался.
    Он спросил о младшем сыне.
    -Он ничего не мог привезти, - ответили братья, - поэтому ему стыдно показаться тебе на глаза.
    Словом, братья обманули падишаха, и он поверил их словам.
    Для Били-Бильгейс ханум отвели особые покои.
    Оставим их, пусть живут своей жизнью. О ком бы мне сейчас рассказать вам? - О младшем шахзаде.
    Когда утренний ветерок коснулся его носа, он очнулся и видит, что находится в колодце. Он сразу догадался о предательстве своих братьев.
    - О, вероломный мир, что я сделал для них, я что они сделали мне... Но поздно!..-воскликнул он.
    Пытался он выбраться из колодца, но колодец был слишком глубок и в нем не было ни одного уступа. Так он и остался там.
    Конь Сулеймани-эрэб, как вы знаете, не давшись братьям, остался здесь, ища своего хозяина. Обнюхивая все вокруг, он дошел до колодца и видит, что юноша там. Сорвав с ближайшего дерева немного фруктов, он бросил в колодец. Так делал он каждый день, а по ночам спал возле колодца.
    Как-то раз остановился здесь караван. Смотрят,- стоит у колодца дивный конь. Хотели поймать его, но как ни старались, конь не давался и все кружился вокруг колодца. Тогда решили заглянуть в колодец: что за тайна кроется в нем, что этот конь не отходит от него?
    Нагнулись над колодцем, окликнули. Юноша отозвался. Короче говоря, вытащили юношу. Начали расспрашивать, и он рассказал все, что с ним было.
    Затем, вскочил он на коня Сулеймани-эрэб и направился в родной город. Подъехав к городу, он спешился на окраине, взял с собой несколько волосков из гривы коня, спрятал в карман и, обернув поводья вокруг шеи коня, отпустил его, а сам пошел и поступил учеником к одному повару.
    Оставим его пока здесь.
    Однажды падишах велел передать Били-Бильгейс ханум, чтобы она готовилась: он выдает ее замуж за своего старшего сына. Били-Бильгейс ханум ни разу не видала падишаха и никому не отдавала хазарандастанской розы и хазарандастанского соловья. Она сидела в своих покоях, одетая в траур и погруженная в печаль. На слова падишаха она ответила:
    - Мой жених еще не приехал, а кто хочет жениться на мне, должен сперва побороть меня, а потом жениться.
    Падишах приказал сыну вступить с ней в борьбу. Но сын падишаха знал ее силу, хорошо знал, что одолеть ее он никак не сможет, поэтому притворился больным. Болезнь юноши затянулась. Падишах спросил своего визиря:
    - Визирь, что ты думаешь обо всем этом?
    -Да живет падишах!-ответил визирь.-Твой сын заболел от любви, пока не сыграем свадьбу, он не поправится.
    Тогда падишах приказал готовиться к свадьбе.
    Видит Били-Бильгейс ханум, то все делают силой и думает:
    “Хорошо же, я знаю, что сделаю!”.
    Итак началась свадьба. Глашатаи оповестили народ, пригласили гостей. Наступил последний день свадьбы, когда надо было привести невесту. Всадники сели на коней, и началась джигитовка. Падишах в кругу своих придворных и царедворцев сидел и смотрел, а Били-Бильгейс ханум глядела с балкона.
    Оставив в кебабной нашего юношу, повар сам отправился поглазеть на джигитовку. Как только он ушел, юноша вынул из кармана конские волоски, дунул на них и пустил по ветру. Конь в один миг стал перед ним. Быстро вдев ноги в стремя, врезался он, точно бешеный ураган, в толпу джигитов.
    Падишах пристально вглядывается и видит-юноша скачет, да на таком коне, что и не описать. Конь рвется в небо. Юноша промчался из конца в конец и одним духом обогнал всех состязавшихся. Затем снес голову старшему сыну падишаха и умчался.
    -Аман!-крикнул падишах.-Ловите его! Кто поймает, тому отдам половину всех моих богатств.
    Всадники бросились вдогонку. Видит юноша, все пахлеваны мчатся за ним. Никого из них он не боялся, но знал, что, если остановится и сразится с ними, его узнают. Поэтому он решил скрыться поскорее,
    - Во имя пророка Сулеймана, умчи меня!-сказал он, наклонившись к коню.
    Не успел он сказать это, как конь взвился надыбы и-прямо в небо, заржал с высоты, полетел словно стрела, выпущенная из лука, и в одно мгновение исчез из глаз.
    Свадьба обратилась в похороны. Все облеклись в черное. Весь город на сорок дней погрузился в траур. Но Били-Бильгейс ханум узнала юношу. Теперь она совершенно успокоилась, зная, что юноша жив и находится здесь.
    После этого случая прошел ровно год. Повар часто вспоминал, сокрушаясь:
    -Эх, собака! пришел откуда то и превратил свадьбу в похороны. Но юноша, надо сказать, был замечательный... Просто язык не поворачивается, чтобы проклясть его.
    - Вот собачий сын! Как жаль, что я не пошел и не видал его,-отвечал всегда юноша.
    Хорошо сказали отцы и деды: “Умерший остается там, где умер”. Вот почему, соблюдя некоторое время траур и устроив поминки, стали постепенно забывать старшего сына.
    Послал падишах передать Били-Бильгейс ханум.
    - Пусть готовятся, я хочу выдать ее за моего среднего сына.
    Снова пошли приготовления. Развели костры, повесили котлы, посыпали отборный рис в кипяток. Началась свадьба. На этот раз Били-Бильгейс ханум была спокойна. Она знала наверное, что юноша здесь.
    В день скачек юноша снова, как и тогда, после ухода повара запер лавку, вышел на окраину города и пустил по ветру конские волоски. Конь стал передним. Он вскочил на коня и въехал в самую гущу состязавшихся. Пока народ спохватился и бросился за ним, он обезглавил шахзаде и подъехал прямо к падишаху. Сойдя с коня, он стал перед отцом. Видит падишах, что это-его сын.
    Обняв его, падишах спросил:
    - Сын мой, что ты сделал?
    - Отец,-ответил юноша,-так должен быть наказан всякий, кто предает товарища.
    - Как? Что это значит?-удивился падишах. Тут юноша рассказал все, что мы знаем. Все нашли, что он прав. Траур вновь превратился в веселье. Сорок дней и сорок ночей играли свадьбу и женили
    младшего шахзаде на Били-Бильгейс ханум.
    Посреди сада выстроили замок, где поселились новобрачные. С одной стороны хазарандастанская роза, с другой стороны хазарандастанский соловей, с третьей - конь Сулеймани-эрэб, а Били-Бильгейс ханум и юноша среди них...
    Пэх, пэх! Можно ли отказаться от такого сада с: такими наслаждениями?!..
    Жили они, ели, пили и в землю отошли. И вы ешьте, пейте и достигайте желанного.
    С неба упало три яблока: одно-мне, другое-тому, кто сказку рассказывал, а третье-мое! Вы живы, а я здоров!..
  19. georgue Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Царевна-лягушка

    Жил-был шах. У него было трое сыновей: старший Вали, средний Бали и младший Шах-Нуриван.
    Однажды шах призвал к себе всех трех сыновей и сказал им:
    -Выходите в поле, натяните луки и пустите стрелы! На чей двор упадут ваши стрелы, туда и посылайте сватов.
    Сыновья вышли в поле, натянули луки, пустили стрелы. Стрела Вали, старшего брата, упала на двор назира, среднего-Бали-на двор визиря, а младшего-в лужу перед шахским дворцом.
    Старший Вали пошел в дом назира, средний-в дом визиря. Один просватал дочь назира, другой-дочь визиря. Младший же, Шах-Нуриван, направился к луже, из которой выпрыгнула большая зеленая лягушка. Она держала во рту стрелу шахзаде. Шах-Нуриван нагнулся, чтобы отнять свою стрелу, но лягушка прыгнула в воду. В нескольких шагах от него она опять выпрыгнула из воды, держа во рту его стрелу. Шахзаде кинулся за ней,-она опять в воду. Через несколько минут она снова показалась. Шахзаде опять за ней-она тотчас в воду. Изумленный шахзаде пошел к отцу и рассказал:
    - Моя стрела упала в лужу; ее подхватила зеленая лягушка, и, сколько я ни старался, не мог отнять у нее стрелы.
    - Видно, судьба определила тебе жениться на лягушке,-сказал отец.-От судьбы не уйдешь, ступай и женись на лягушке.
    “Если судьба определила мне жениться на лягушке, то против судьбы я ничего не могу сделать”,-подумал Шах-Нуриван и пошел к луже.
    Он взял лягушку, завернул в платок, принес домой и положил на окно, а сам пошел бродить по полям, по горам, по лесам, чтобы оплакивать свою участь.
    Между тем, в его отсутствие, лягушка, спрыгнув с окна, превратилась в такую красивую девушку, что ни в сказке рассказать, ни пером описать.
    Засучив рукава, она подмела комнату, вымыла пол, стерла пыль с окон, с подушек, с тахты и в несколько минут привела комнату в такой порядок, что ее нельзя было узнать. Она зажгла свечу, пошла на кухню, сварила плов и накрыла стол для шахзаде. Затем, опять обернувшись зеленой лягушкой, уселась на окно.
    Когда шахзаде вернулся домой, то не знал, верить ли глазам, или нет. В комнате все было так уютно, чисто, опрятно, точно в раю. На столе: хлеб, сыр, зелень, плов и всевозможные вкусные кушанья, душистые фрукты.
    Он не знал, кто бы мог совершить в такое короткое время это чудо. Сел он за стол и чуть было не съел своих пальцев: так вкусно были приготовлены кушанья.
    Затем он лег спать и все думал, кто бы мог совершить это чудо?
    Проснувшись на другой день, он еще больше был поражен новым чудом: все старое было вынесено из комнаты. Мягкие, драгоценные шелковые ковры покрывали пол; на стенах были развешаны оружия, украшенные драгоценными камнями; с потолка спускались золотые клетки, в которых весело щебетали соловьи и другие певчие птицы. Сам он лежал на золотой тахте, в мягкой бархатной постели. Около его тахты курился золотой благоухающий кальян, который наполнял комнату нежным ароматом. В углу комнаты, на золотом треножнике стоял золотой рукомойник с золотым тазом для умывания.
    Шах-Нуриван встал, умылся. У его изголовья лежало новое дорогое шахское платье. Он оделся в новое платье, долго любовался драгоценными камнями, украшавшими его кинжал в золотой оправе. В недоумении он искал глазами доброго волшебника, который произвел это чудо. Взгляд его упал на большую зеленую лягушку, и он с презрением отвернулся.
    - Вероятно, отец приготовил для меня все это, чтобы утешить меня в моем горе,-подумал шахзаде и пошел к отцу.
    - Так, мол, и так,-сказал он отцу,-со мною случилось вот такое чудо!-и шахзаде рассказал отцу, что произошло в последние сутки.
    - Я думаю,-добавил он,-что это сделано по твоему приказанию.
    Шах не меньше сына был поражен случившимся и поклялся, что он ничего не знает и не может сказать, кто это сделал
    Тогда шахзаде пошел к своим братьям, но те только посмеялись над ним.
    - Спроси свою жену-лягушку, она, вероятно, знает,-сказали они с насмешкой.
    А его жена-лягушка, между тем, превратившись в прелестную девушку, убрала комнату, привела ее в порядок, приготовила обед, накрыла на стол, так что когда шахзаде вернулся домой, все уже было готово.
    Разинув рот от удивления, он смотрел на стол, уставленный всевозможными вкусными блюдами и плодами. Он сел за стол и пообедал с таким аппетитом, с каким никогда еще не обедал в жизни: так вкусны были все кушанья!
    Встав из-за стола он, ничего не говоря, спрятался в смежной комнате и, притаившись за дверью, стал наблюдать.
    И что же?.. Великий аллах! что он увидел?-Лягушка спрыгнула с окна, и перед глазами изумленного шахзаде предстала такая красавица, что от удивления у него язык прилип к гортани и он, чуть было, не лишился рассудка. Засучив рукава, она начала убирать со стола тарелки. Не помня себя, шахзаде вбежал в комнату, обнял красавицу и страстно прижал ее к своей груди.
    - Аман, шахзаде!-вскрикнула она,-ради аллаха, отпусти меня.
    - Ни за что на свете! Теперь ты уже не уйдешь от меня, моя прелестная красавица! Я люблю тебя и ни за что не отпущу от себя.
    -Аман, шахзаде!-умоляла красавица,-если ты действительно любишь меня, отпусти!
    -Я люблю тебя больше жизни и умру от любви к тебе, если ты оставишь меня. Ты должна принадлежать мне.
    - Клянусь аллахом, что я буду твоей. Только потерпи немного, пока я смогу вполне принадлежать тебе.
    Но шахзаде так просил, так умолял, что красавица, наконец, сжалилась над ним.
    - Хорошо,-сказала она,-я согласна быть твоею женой, только с условием, чтобы ты не пытался видеть меня днем в настоящем моем виде. По ночам я твоя,- днем я лягушка. До поры до времени я обязана носить эту личину. По истечении срока я покажусь всем, тогда ты не будешь иметь причины стыдиться своей жены. Только, ради аллаха!-об этом ни слова ни твоему отцу, ни твоим братьям.
    С радостью согласился Шах-Нуриван на это условие и обещал до окончания срока никому не открывать ее тайны.
    Вечером шахзаде нашел в своей постели красавицу-царевну. Она была так прелестна, так красива, что комната, казалось, озарена была лучами ее красоты. Она бросилась в объятия шахзаде и дала ему почувствовать блаженство дженнета...
    Однажды шах призвал к себе своих сыновей и сказал им:
    - В такой-то день приведите ко мне ваших жен: я хочу видеть их!
    Старший-Вали и средний-Бали радостно и весело пошли к своим женам и объявили им о приказании шаха:
    - Приготовьтесь к такому-то дню, шах-отец желает вас видеть.
    Они начали приготовляться: призвали своих служанок и послали их за румянами и белилами. Громко смеялись братья над своим младшим братом, который должен будет явиться к отцу со своей женой-лягушкой.
    А младший брат, между тем, пошел, удрученный, к себе. На пороге его встретила жена-лягушка и спросила:
    - Что случилось, Шах-Нуриван, чем ты так расстроен?
    - Как мне не расстраиваться,-ответил Шах-Нуриван.-Отец требует, чтобы я в такой-то день повел тебя к нему. Он желает видеть тебя. А я не знаю, как тебя показать отцу и братьям. Они будут смеяться надо мной.
    -Не печалься, Шах-Нуриван!-сказала жена,- этому горю не трудно помочь. Возьми вот это кольцо, ступай на берег и кликни три раза: “Дед, дед, длиннобородый дед! Выйди из лужи, не бойся стужи!” Из лужи выйдет длиннобородый дед. Ты покажи ему кольцо и скажи: “Твоя дочь просит, чтобы ты в такой-то день прислал ей золотую карету, запряженную лошадьми-ветрами”.
    Шахзаде пошел к луже и кликнул три раза:
    - Дед, дед, длиннобородый дед! Выйди из лужи, не бойся стужи!
    Из лужи вышел старик с длинной бородой до колен.
    - Кто ты, смертный? Зачем ты звал меня?-спросил длиннобородый дед.
    Шахзаде показал кольцо и сказал:
    -Твоя дочь просит, чтобы ты к такому-то дню послал ей золотую карету, запряженную лошадьми-ветрами.
    - Ступай и скажи ей, что к назначенному дню она получит карету!-сказал дед и скрылся под водой.
    В назначенный шахом день старшие сыновья со своими женами пошли к отцу. Их жены были одеты в великолепные платья, украшенные золотом и драгоценными камнями.
    Шах обнял и поцеловал своих сыновей, похвалил красоту и наряды их жен. Все с нетерпением ожидали младшего брата.
    Вдруг они услышали стук кареты и бросились к окну, чтобы посмотреть, как выйдет из кареты Шах-Нуриван со своею женою-лягушкой. Но как они ошиблись!
    Перед шахским дворцом стояла золотая карета, запряженная лошадьми-ветрами. Из нее вышел шахзаде,-их младший брат, а за ним прелестная, очаровательная, словно гурия дженнета,-красавица, одетая в роскошное платье, которое блистало золотом и драгоценными камнями. Как только она вышла, вся улица, казалось, осветилась лучами ее волшебной красоты!
    Старший брат-Вали и средний-Бали, пораженные красотой прелестной царевны, стояли, точно заколдованные. От досады и зависти они не могли произнести ни одного слова. Невольно стали они сравнивать своих жен с женою младшего брата и не могли не сознаться, что их жены недостойны быть даже рабынями этой красавицы.
    Когда Шах-Нуриван ввел свою жену в комнату и представил ее отцу, старшие братья чуть не умерли от стыда: они готовы были в эту минуту заплатить тысячу туманов за мышиную нору, чтобы скрыться в ней и скрыть свой стыд и срам. Сам шах, при виде своей прелестной невестки, вскочил с трона и, разинув рот, с удивлением смотрел на нее.
    Первый раз в жизни он видел такую красавицу, с такими большими, блестящими, как полуночные звезды, глазами, такими красивыми, словно чудесные радуги, бровями и таким маленьким прелестным ртом.
    Он так жадно впился в нее глазами, что своих глаз ему казалось недостаточно для созерцания такой красоты, и он готов был занять еще несколько пар глаз, чтобы вдоволь насытить свое зрение ее неотразимой красотой. Он не знал, чему больше удивляться: высокому ли, прямому, как стройный чинар, стану, прелестной ли мраморной шее, белым, как снег, ручкам с десятью прелестными, как зажженные восковые свечи, пальцами, или длинным, черным, как воронье крыло, волосам, которые доходили до колен. Он не сводил с нее глаз и любовался только ею, не замечая присутствия остальных своих невесток. За столом он ел все, что она ела, пил то, что она пила.
    С завистью смотрели на нее старшие невестки. От досады они били себя в грудь:
    - Противная лягушка, будь ты проклята! Да будет проклята противная лягушка
    Чтобы привлечь к себе внимание шаха, они тоже начали подражать жене младшего брата.
    Видя это прелестная царевна вздумала совершенно осрамить их в глазах шаха. Ест она мясо, кости прячет в рукава. Ест плов -несколько крупинок непременно спрячет в рукав. Пьет вино, тоже половину выливает в рукава. Тоже самое делают и жены старших братьев.
    После угощения шах попросил своих невесток потанцевать и попеть. Прежде всего выступила младшая невестка; в честь шаха она сама сочинила песню и спела ее таким восхитительным голосом, что шах был ею совершенно очарован.
    После этого она начала плясать и проплясала так грациозно, что все ахнули от удивления.
    Но вот, дойдя до средины комнаты, она выкинула из рукава кость, которая, упав перед дворцом шаха, образовала великолепный дворец. Затем она вылила из рукава вино, и перед дворцом показались чудные мраморные фонтаны, сладко журчащие, как пение ангелов. Наконец, красавица высыпала плов, и по комнате рассыпались, как звезды по небу, блестящие, драгоценные камни.
    Другие невестки шаха, в свою очередь, пустились в пляску. Одна из них тоже выкинула кость и угодила прямо в правый глаз шаха; другая неудачно вылила вино на его голову.
    Шах рассердился, выругал их и- прогнал. С этого дня шах страстно влюбился в свою невестку и все время думал, каким бы путем погубить своего младшего сына, чтобы овладеть его прекрасной женой.
    Однажды он призвал к себе младшего сына и сказал ему:
    - Если к такому-то дню ты не достанешь мне котла, в котором можно было бы сварить плов для всей моей армии, то я прикажу немедленно убить тебя.
    Опечаленный Шах-Нуриван пошел домой. На пороге встретила его жена и спросила:
    -Что случилось, Шах-Нуриван, отчего ты так грустен?
    - Как мне не печалиться,-ответил Шах-Нуриван,- когда шах требует, чтобы я к такому-то дню достал котел, в котором можно было бы сварить плов для всей его армии. В противном случае, он прикажет убить меня.
    - Не печалься, Шах-Нуриван!-сказала жена,-этому горю не трудно помочь. Возьми это кольцо и ступай к луже; когда придешь, кликни три раза: “Дед, дед. длиннобородый дед! Выйди из лужи, не бойся стужи! Твоя дочь просит доставить к такому-то дню, в такое-то место, маленький котел ее матери”.
    Шах-Нуриван пошел к луже и кликнул три раза:
    -Дед, дед. длиннобородый дед! Выйди из лужи, не бойся стужи!
    Из лужи вышел старик с длинной бородой до колен и такими же длинными усами, с которых вода стекала ручьем.
    - Кто меня зовет?-спросил старик. Шахзаде показал старику кольцо и сказал:
    -Твоя дочь просит, чтобы ты доставил к такому-то дню, в такое-то место, маленький котел ее матери.
    - Ступай и скажи моей дочери, что котел будет доставлен в назначенный день!-сказал старик и тотчас же скрылся под водой.
    Шах-Нуриван возвратился домой. В назначенный день шах вывел всю свою армию в поле и, позвав младшего сына, спросил:
    -Достал котел или нет? Предупреждаю, что если ты не накормишь всей моей армии из одного котла, будешь казнен.
    Но в поле стоял громадный котел, в котором уже варился плов. Начали раздавать плов воинам. Все ели, сколько каждому хотелось. Наконец, когда все насытились, шах заглянул в котел, а он почти еще был полон.
    Шах вернулся домой. Он был взбешен, что не мог погубить сына.
    Вот он опять задумался. Думает вечером, думает ночью, утром, в полдень, каким бы образом погубить сына, чтобы овладеть прекрасной царевной. Думал, думал шах и, наконец, придумал средство Он призвал к себе младшего сына и сказал ему:
    - Если к такому-то дню ты не достанешь мне ковра, на котором могла бы свободно разместиться вся моя армия, то не сидеть более твоей голове на плечах!
    Шах-Нуриван, печальный, вернулся домой.
    -Отчего ты так печален, Шах-Нуриван?-спросила его жена.
    - Как мне не печалиться,-ответил Шах-Нуриван,- когда отец требует, чтобы я к такому-то дню достал такой ковер, на котором могла бы свободно поместиться вся его армия.
    - Не печалься, Шах-Нуриван!-сказала царевна.- Этому горю не трудно помочь. Возьми вот это кольцо и ступай к луже. Кликни деда и скажи ему, что его дочь просит прислать маленький шелковый коврик ее матери.
    Шах-Нуриван взял кольцо, пошел к луже и кликнул три раза:
    -Дед, дед, длиннобородый дед! Выйди из лужи, не бойся стужи! Из лужи тотчас же вышел длиннобородый дед.
    - Кто меня зовет?-спросил он. Шахзаде показал кольцо и сказал:
    - Твоя дочь просит прислать ей к такому-то дню маленький шелковый коврик ее матери.
    - Ступай и скажи моей дочери, что она получит ковер в назначенный день!-сказал старик и тотчас же скрылся под водой.
    В назначенный день шах в вел всю свою армию в поле. Там же был разостлан большой шелковый ковер. На нем свободно поместилось все войско, да еще половина ковра осталась свободной.
    Раздосадованный шах вернулся домой. Он был взбешен тем, что и на этот раз ему не удалось погубить младшего сына.
    Спустя некоторое время, шах, притворившись больным, снова призвал к себе младшего сына и сказал:
    - Я болен, ты должен достать мне живой воды. Не достанешь-не сидеть более твоей голове на плечах! Расстроенный, побрел Шах-Нуриван домой.
    -Что случилось, Шах-Нуриван, отчего ты так печален?-спросила его жена.
    -Как мне не печалиться,-ответил Шах-Нуриван,- когда отец требует, чтобы я достал ему живой воды, не то он снимет с плеч мою бедную голову.
    - Не печалься, Шах-Нуриван!-сказала жена.- Этому горю не трудно помочь. Возьми опять это кольцо и ступай к луже, вызови старика и попроси у него вороного коня. Приезжай потом ко мне, и я расскажу тебе, как достать живую воду.
    Шах-Нуриван взял кольцо, пошел к луже, кликнул старика, взял у него черного, как ночь, быстрого, как ветер, коня и приехал на нем к жене.
    -Поезжай сперва прямо-прямо!-сказала ему прекрасная царевна-Проедешь так день, другой, проедешь третий и, наконец, увидишь большой роскошный сад, окруженный высокой стеной. У дверей сада ты увидишь двух львов, которые зорко стерегут сад и никого не пропускают. Я дам тебе два хлеба Ты разделишь. сперва один хлеб: половину дашь одному льву, половину другому, и они пропустят тебя. Ты войдешь в сад, увидишь фонтан. Это-фонтан живой воды. Наполни кувшин и, не оглядываясь по сторонам, выходи из сада. У ворот разделишь пополам другой хлеб, бросишь одну половину одному льву, другую-другому, и они пропустят тебя.
    Шах-Нуриван взял два хлеба, сел на коня и отправился в путь.
    Ехал он,-долго ли, коротко ли, аллах ведает. Ехал день, ехал другой, ехал третий, и наконец, увидел прекрасный сад, окруженный высокой стеной. У ворот сада стояли два льва, которые день и ночь охраняли сад и не пропускали ни живого, ни мертвого.
    Шахзаде слез с коня, взял один хлеб. разделил его пополам; одну половину бросил одному льву, другую- другому и вошел в сад.
    Увидев там фонтан живой воды, наполнил свой кувшин и, не оглядываясь по сторонам, вышел из сада.
    Получив опять по половине хлеба львы пропустили его. Он сел на своего коня, благополучно приехал к отцу и вручил ему кувшин с живой водой.
    Когда шах получил живую воду, то от досады и злости не знал, что делать. Он опять стал думать...
    Думал день, думал ночь и, наконец, снова призвал к себе младшего сына:
    - Ступай на тот свет и спроси у своей матери, где она спрятала ключи от казны? Не узнаешь-не сидеть твоей голове на плечах!
    Расстроенный и опечаленный, Шах-Нуриван возвратился домой.
    - Что случилось, Шах-Нуриван, отчего ты так печален?-спросила его жена.
    - Как мне не печалиться,-ответил Шах-Нуриван,- •когда отец требует теперь, чтобы я отправился на тот свет и принес ему оттуда известие от моей матери.
    -Не печалься, Шах-Нуриван-сказала царевна.- Возьми вот это кольцо и ступай к луже, кликни длиннобородого деда и попроси белого коня. Конь отвезет тебя на тот свет и привезет назад.
    Шах-Нуриван пошел к луже, кликнул старика, попросил белого коня, сел на него и отправился в путь-дорогу.
    Ехал он, долго ли, коротко ли, аллах ведает. Ехал день, ехал другой, ехал третий и, наконец на большой дороге встретил трех человек, которые стояли по горло в крови, изо всей силы старались выйти на берег, но все больше и больше вязли в кровяной луже.
    - Что вы за люди и за какие тяжкие грехи вы так наказаны?-спросил Шах-Нуриван.
    - Поезжай своей дорогой, на обратном пути узнаешь!-сказали они.
    Шах-Нуриван поехал дальше.
    Ехал он, долго ли, коротко ли, аллах ведает. Едет он и видит прикованного к столбу человека, в уши которого были воткнуты заостренные железные палки.
    - За что ты прикован к столбу?-спросил шахзаде.
    - На обратном пути узнаешь!-ответил тот.
    Шах-Нуриван поехал дальше.
    Ехал он, долго ли, коротко ли, аллах ведает. Едет он и видит женщину, которая свесив груди в горячий тендир, грызет зубами его раскаленный край.
    - Зачем ты грызешь край тендира?-спросил шахзаде.
    -На обратном шути узнаешь!-ответила женщина.
    Шах-Нуриван поехал дальше.

    Ехал он, долго ли, коротко ли, аллах ведает. Наконец, он увидел большой цветущий сад и свою мать, которая гуляла в саду, перебирая в руках длинные четки. Увидев своего сына. она сказала ему:
    - Не входи, сын мой, в сад! Кто войдет сюда, тот больше никогда не выйдет отсюда.
    -Отец желает узнать, где ты спрятала ключи от казны?-сказал Шах-Нуриван.
    - Да будет проклят твой отец! Разве он не знает, где спрятаны ключи? Он хочет только погубить тебя, сын мой!
    -Я не знаю этого, но я не хочу быть непослушным сыном, поэтому и исполняю все его. приказания.
    -Хорошо, сын мой. Поезжай к отцу и скажи, что ключи от казны спрятаны под лестницей. Да скажи ему, что я желаю, чтобы он свалился со своего трона, обратился в бешеного волка, а его визири и векилы чтобы обратились в бешеных собак и загрызли его!
    Шах-Нуриван повернул коня и пустился в обратный путь. Вскоре он увидел женщину, которая свесив груди в раскаленный тендир, грызла зубами его край.
    - Скажи мне теперь, женщина, за что ты осуждена на такое наказание?
    - На том свете я отказывала в куске хлеба прохожему нищему,-сказала женщина,-за это и присудили меня здесь к такому наказанию?..
    Шахзаде поехал дальше и увидел прикованного к столбу человека.
    - Скажи мне теперь,-спросил он,-за какие грехи несешь ты это наказание?
    - На том свете я имел привычку подслушивать чужие разговоры,-ответил тот.
    Шахзаде поехал дальше и увидел людей, по горло стоявших в крови.
    - За что вы наказаны?-спросил шахзаде.
    - На том свете мы пролили много невинной крови.
    На этом свете пролитая нами кровь не дает нам дороги.
    Благополучно вернулся Шах-Нуриван к отцу и сказал;
    - Я был на том свете, видел мать: она сказала, что ключи от казны спрятаны под лестницей.
    -Что же она еще сказала?-спросил шах.
    - Она велела передать тебе свое желание; она желает, чтобы ты свалился с трона и обратился в бешеного волка, а твои векилы и визири-в бешеных собак...
    Как только сказал это Шах-Нуриван, шах свалился со своего трона, обратился в бешеного волка, а его векилы и визири в бешеных собак, которые начали грызть друг друга.
  20. georgue Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Как голубь учился гнездо вить

    Не умел голубь гнездо вить и пошел к дрозду поучиться. Дрозд в этом деле был большой мастер. Когда прилетел голубь, дрозд только что начал вить свое красивое гнездо.
    Сначала голубь следил очень внимательно за работой дрозда, но когда основание гнезда было готово и начали понемногу подниматься края, голубю стало скучно. Он решил, что учиться ему уже нечему, и начал кричать:
    - Умею! Умею! Умею!
    Взмахнул крыльями и улетел. И даже спасибо не сказал.
    На другой день голубь сам принялся вить гнездо. Донышко гнезда свил, а как дальше делать, и не знает.
    Тогда голубь снова полетел к дрозду и стал упрашивать, чтобы дрозд еще раз показал, как надо строить гнездо.
    Но дрозд ответил:
    - Ты уже хвалился, что умеешь строить, вот и сумей без меня довести работу до конца.
    Так гнездо у голубя до сих пор и стоит недостроенное. Однако голубь нет-нет да и похвастается:
    - Умею! Умею!
    А на самом-то деле и не умеет!

Поделиться этой страницей