Елена Боннэр

Тема в разделе 'Кто есть кто на Кавказе', создана пользователем bolivar, 13 май 2009.

  1. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    [IMG]

    Еле́на Гео́ргиевна Бо́ннэр (15 февраля 1923(19230215), город Мары, Туркестанская АССР) — советский и российский общественный деятель, правозащитник, диссидент, публицист. Вдова академика Андрея Сахарова.

    Биография

    Изначально носила имя Лусик Алиханова. Отец (отчим-?), армянин Алиханян Геворк Саркисович, работник Коминтерна, расстрелян 13 февраля 1938 года. Мать, еврейка Боннэр Руфь Григорьевна, тоже коммунистка, арестована 10 декабря 1937 года, а 22 марта 1938 года приговорена к 8-ми годам ссылки. Родители Боннэр были реабилитированы в 1954 году.

    После ареста обоих родителей в 1937 году переехала в Ленинград. В 1940 году окончила школу и поступила на вечернее отделение факультета русского языка и литературы Ленинградского педагогического института им. А. И. Герцена.

    В годы Великой Отечественной войны служила добровольцем в Красной Армии медсестрой и получила тяжёлое ранение и контузию, после чего работала сначала обычной медсестрой, а позднее с 1943 старшей медсестрой в военно-санитарном поезде № 122. В 1971 году была признана инвалидом Великой Отечественной войны второй группы.

    С 1947 по 1953 год Боннэр обучалась в 1-м Ленинградском медицинском институте. После учёбы работала сначала участковым врачом, затем врачом-педиатром родильного дома, преподавала детские болезни. Отличник здравоохранения СССР.

    У Боннэр двое детей — дочь Татьяна (1950) и сын Алексей (1956). С их отцом, Семёновым Иваном Васильевичем, в разводе с 1965 года.

    В 1965, после ХХII съезда партии, вступила в КПСС (кандидат с 1964 года). Однако, после событий 1968 года сочла свою позицию неправильной и в 1972 году вышла из КПСС в связи со своими убеждениями.

    В 1972 году вышла замуж за академика Сахарова. Представляла его в 1975 на церемонии вручения Нобелевской премии в Осло. Вместе с Сахаровым поехала в ссылку в город Горький (1980 г.).

    С момента активного участия Елены Боннэр в правозащитной деятельности она подвергалась многочисленным обыскам и задержаниям, её часто шантажировали. Дочь и сын были исключены из ВУЗов и в конце семидесятых годов были вынуждены эмигрировать. Невесте сына Алексеевой было отказано в разрешении выехать к нему, что стало причиной первой голодовки супругов Сахаровых в Горьком (22 ноября — 9 декабря 1981 года). Голодовка увенчалась успехом: Е. Алексееву выпустили в США.

    Работа в журналах

    Елена Боннэр печаталась в журналах «Нева», «Юность», в «Литературной газете», в газете «Медработник», участвовала в сборнике «Актеры, погибшие на фронтах Отечественной войны», была одним из составителей книги «Всеволод Багрицкий, дневники, письма, стихи» (1964).

    Правозащитная деятельность

    В 1972 году вышла из КПСС (толчком стал ввод войск в Чехословакию в 1968 году). Основательница Фонда помощи детям политзаключенных (1974). Одна из основателей Московской Хельсинкской группы. Она активно выступала против судебных преследований диссидентов, распространяла информацию об истинных причинах судебных процессов.

    В августе 1984 года Горьковским областным судом признана виновной по ст. 190-1 УК РСФСР, «так как она систематически распространяла в устной форме заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй, а равно изготовляла в письменной форме произведения такого же содержания». По приговору суда была сослана на 5 лет в Горький.

    По возвращении в Москву в 1987 году вместе с А. Д. Сахаровым принимает непосредственное участие при зарождении таких общественных объединений и клубов, как «Мемориал», «Московская трибуна», с 1997 года является членом Инициативной группы «Общее действие», созданной участниками демократического движения 1960-70-х годов и представителями активно действующих правозащитных организаций.

    Председатель неправительственной международной организации «Общественной комиссии по увековечению памяти Андрея Сахарова — Фонда Сахарова».

    Елена Георгиевна была членом комиссии по правам человека при президенте России с её основания и до 28 декабря 1994 года. Вышла из состава комиссии, не считая для себя возможным сотрудничество с администрацией президента, развязавшей российско-чеченскую войну.

    Елена Боннэр — одна из героинь документального фильма «Они выбирали свободу» (телекомпания RTVi, 2005). В августе 2008 года осудила действия России в Южной Осетии в период вооружённого конфликта.

    Награды и премии

    Награда «За свободу Прессы» за 1993 года;
    Звание почётного доктора права ряда американских и европейских университетов;
    Лауреат премии Международного фонда им. Рауля Валленберга;
    Лауреат премии памяти профессора Торолфа Рафто (1991)

    Библиография

    Постскриптум. Книга о горьковской ссылке. (1988 год, издана на многих языках, в том числе русском — М.: СП «Интербук», 1990)
    Звонит колокол… Год без Андрея Сахарова. — М.: ПИК, 1991.
    Дочки-матери. (1991 год, издана на многих языках, в том числе на русском — М.: Прогресс, 1994)
    Вольные заметки к родословной Андрея Сахарова. — М.: Права человека, 1996. — ISBN 5771200174

    Елена Боннэр: «Мне снится другой народ»

    15 февраля 2008 года Елене Георгиевне Боннэр исполнилось 85 лет. Елена Боннэр является одним из основателей правозащитного движения в Советском Союзе, она вдова академика Андрея Сахарова и хранитель его наследия. В интервью Радио Свобода она рассказала о роли правозащитников в современной России:

    - Термин «правозащитник» сохраняется, им пользуются во всем мире, но слово «диссидент» я бы уже перестала употреблять. Задачи совсем другие. Но я совершенно не согласна с теми нашими коллегами, которые сказали, что правозащитники не должны ставить перед собой политических задач. В нормальном демократическом обществе, где происходит смена политических элит, это такая же профессия, как любая другая, пригодная для именно политической деятельности.

    - Что вы сейчас считаете главным для демократического (скажу чуть шире) движения в России? Когда нет свободы средств массовой информации, полностью доминирует партия власти, когда нет согласия в рядах демократических политиков, что можно сделать?

    - Согласия быть не может, потому что каждый из демократических политиков или демократических партий - это отдельные программы, разные решения. Но чего не было сделано (и это мне кажется большой ошибкой) - это объединения по одному четкому поводу - за честные выборы. И вот тут я не согласна и с теми, кто говорит: «ах, с Лимоновым я не сяду», «ах, с Зюгановым не буду разговаривать». Я считаю, что все население вне зависимости от политических симпатий, членства в партии и прочего, должно было совместно решать проблему честных выборов и не дать принять законы, которые фактически ликвидировали выборы. Но для этого надо было объединиться всем. Заодно я скажу, как отношусь к Лимонову. Лимонов, когда создал свою партию, назвал ее «национал-большевистской» - это был инфантильный эпатаж; человек он способный и повзрослевший, и пора ему отказаться от этого эпатажа и дать нормальное название партии. А ребята в его партии очень хорошие.

    - Раз уж мы заговорили о личностях, оцените тогда деятельность Гарри Каспарова.

    - Я только что поддержала [выдвижение] Каспарова на одну американскую престижную премию. Я просто очень люблю Каспарова. Побольше бы ему поддержки от всей нашей так называемой интеллигенции.

    - Куда эта так называемая интеллигенция подевалась? Почему так апатична Россия, почему люди правозащитного сознания до сих пор остаются в значительной меньшинстве? Конечно, не сравнить это движение с движением диссидентов-одиночек в советское время, но все-таки тогда и репрессии были другими.

    - Мы всякое явление растягиваем во времени. Интеллигенция - слово, как известно, середины аж XIX столетия, интеллигенция прекрасно расцвела в своих идеалах в ХХ столетии, но говорить сейчас об интеллигенции не время. Интеллигенции давно нет, есть грамотный, профессиональный образованный слой населения. Есть люди просто удачливо богатые. Есть воры, много-много-много воров. Те, кого мы называем сегодня интеллигенцией, есть во всех этих слоях. У воров их тоже много.

    - Почему у нынешнего российского общества нет гражданского сопротивления в достаточной степени, чтобы хоть что-то противопоставить этой недемократичной власти?

    - Не знаю. Меня это удивляет. Украина сопротивляется, Грузия сопротивляется, только Россия... Не знаю. Мне во сне снится другой народ, мои санитары-носильщики военного времени, мальчики, между прочим, теперь я понимаю, раньше я думала - взрослые. Мне не хочется в данном случае сваливать на Сталина: ах, 70 лет или сколько-то лет Сталина, поэтому мы такой несчастный народ. Сталин же и для Грузии был столько же лет, и для Украины, и никак не милостивее относился к ним.

    - А в отношении диссидентов, вот этой небольшой кучки людей - какие-то другие задачи, кому-то, очень немногим, удалось вернуться к профессиональной деятельности, многие уехали, я думаю, чувствуют одиноко себя на Западе. Я по старости уехала, и мне нехорошо тут, не подумайте, что мне нехорошо быть с детьми или еще что-то. Мне уютно, все нормально, и я не дома, я хочу домой, но сил на это у меня нет. Кроме того, я вам скажу про мое поколение правозащитников. Все-таки другие задачи были и, действительно, были неполитические задачи, а сегодня они могут быть и политическими.

    - Вместе с тем я все время вспоминаю стихи Багрицкого: "От черного хлеба и верной жены мы бледною немочью заражены... Копытом и камнем протоптаны годы…. И горечь махорки на наших губах… Чуть ветер, чуть север - и мы облетаем. Чей путь мы собою теперь устилаем? Чьи ноги по ржавчине нашей пройдут… Мы - ржавых дубов облетевший уют...»

    19 февраля Елена Георгиевна ответила на поздравление Радио Свобода письмом: « Дорогие друзья! Очень хотелось написать каждому, но сил не хватает. Простите. Горячо и искренне благодарю всех, кто поздравил меня с моим долголетием. И хоть ноша годов тяжела, но от ваших добрых слов вроде как стала легче. Спасибо вам за это. И больше всего за память об Андрее Дмитриевиче. А я как луна - отраженный свет. Почему-то вспомнился Омар Хайам. И захотелось закончить мое “спасибо” его строками: “Бремя любви тяжело, если даже несут его двое. Нашу с тобою любовь ныне несу я один. Но для кого и зачем, сам я сказать не могу. Будьте! Верьте! Надейтесь! Елена Боннэр».

    Андрей Шарый
  2. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Правозащитник и общественный деятель, вдова академика Андрея Сахарова Елена Боннэр умерла 19 июня после тяжелой болезни в Бостоне 19 июня 2011 года на 89-м году жизни.

Поделиться этой страницей