Фидиуæг

Тема в разделе 'Музыкальные инструменты', создана пользователем bolivar, 7 мар 2007.

  1. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Единственным мундштучным инструментом в осетинском народном музыкальном инструментарии является фидиуæг.

    Так же, как и лалым-уадындз, фидиуæг - инструмент, полностью вышедший из музыкального обихода. Описания его имеются в "Атласе музыкальных инструментов народов СССР", в статье "Осетинская народная музыка" Б. А. Галаева, в статье "Осетинские народные инструменты" Т. Кокойти и др.

    Название "фидиуæг" (что означает "глашатай", "вестник") инструмент получил, вероятно, от своего основного назначения - возвещать, сообщать. Сфера бытования его - в основном охотничий быт, где он служил сигнальным инструментом. Здесь же, видимо, он и берет свое начало, т.к. чаще всего фидиуæг встречается в перечне предметов охотничьей атрибуции.

    Им, однако, пользовались и для подачи набатных зовов ("фæдисы цагъд"), а также в качестве пороховницы, сосуда для питья и пр.

    По существу - это рог быка или тура (реже барана) с тремя-четырьмя игровыми отверстиями, при помощи которых извлекается от 4-х до 6-ти звуков разной высоты. Тембр их довольно мягкий. Возможно достижение большой силы звучания, но звуки несколько "прикрыты", гнусавы. Принимая во внимание исключительно функциональную суть инструмента, очевидно, и его следует относить (так же, как охотничьи манки и другие сигнальные инструменты) к ряду звуковых орудий прикладного назначения.

    Действительно, народная традиция не помнит случая применения фидиуæга в музыкально-исполнительской практике.

    Следует отметить, что в осетинской действительности фидиуæг - не единственный вид инструмента, которым народ пользуется как средством обмена информацией. Более внимательное изучение образа жизни и этнографии осетин позволили нам заглянуть в древнеосетинский быт несколько глубже и обнаружить в нем еще один инструмент, служивший буквально до XVII - XVIII вв. средством передачи информации на довольно большие расстояния.

    В 1966 году, собирая материал по осетинскому музыкальному инструментарию, мы встретили 69-летнего Мурата Тхостова, жившего в то время в г. Баку. На наш вопрос, какие из осетинских музыкальных инструментов его детства сегодня перестали существовать, и какие он еще помнит, он вдруг сказал, что "...сам не видел, но от матери слышал, что ее братья, жившие в горах Северной Осетии, переговаривались с соседними аулами специальными большими "кричалками" ("хъæргæнæнтæ").

    Как-то до этого нам еще раз доводилось слышать об этих "кричалках", но тогда все, что было за пределами понятия "музыкальный", никакого впечатления не производило и обходилось стороной. Когда же М. Тхостов упомянул об этом переговорном устройстве как о музыкальном инструменте, все как-то неожиданно повернулось словно лицевой стороной, возбудив неудержимый интерес к себе.

    В начале XX столетия по просьбе известного собирателя и знатока осетинской старины Цыппу Байматова молодым тогда еще художником Махарбеком Тугановым были сделаны зарисовки существовавших вплоть до XVIII в. в аулах Даргавского ущелья Северной Осетии древних переговорных устройств, напоминавших среднеазиатский карнай, который, кстати, в прошлом также "...использовался в Средней Азии и Иране как военный (сигнальный) инструмент для связи на большие расстояния...". Работа Махарбеком Тугановым была выполнена.

    По рассказам Ц. Байматова, эти переговорные устройства устанавливались наверху сторожевых (фамильных) башен, расположенных на противоположных вершинах гор, разделенных глубокими ущельями. Причем, устанавливались они неподвижно в строго определенном направлении.

    Данной информацией мы обязаны любезности Э.М. Туганова, сына художника, хорошо помнившего работу своего отца с изображениями этих переговорных инструментов, а также рассказы о них самого Ц. Байматова.

    Названия этих инструментов, как и способы их изготовления, к сожалению, безвозвратно утеряны, и все наши попытки добыть какие-то сведения о них пока успеха не имели. Исходя из функций их в быту осетин, можно предположить, что название "фидиуæг" (т.е. "глашатай") было перенесено на охотничий рог именно с них и, по нашему мнению, именно они, "носители вести" через пропасти ущелий, должны были именоваться "фидиуæг".

    Однако для категорического утверждения нужны неопровержимые аргументы, основанные, прежде всего на исследовании живой, непосредственной практики применения этих инструментов. Добыть же такие аргументы сегодня, когда забыт не только инструмент, но даже само его название, задача трудная.

    Условия жизни сами по себе могли подсказать изобретение и бытование переговорных инструментов у осетин: для того, чтобы обменяться информацией жителям двух населенных пунктов, расположенных на противоположных вершинах гор, необходимо было спуститься вниз, иногда подолгу блуждать по берегу реки в поисках места для перехода через нее, затем подняться по противоположному склону к другому населенному пункту, на что уходило порой по полдня (а в зимних условиях - и целый день!).

    В прошлом нередко возникала необходимость быстрого обмена информацией, когда, скажем, неприятель, вклинившись в ущелье, лишал жителей таких аулов возможности непосредственного общения. В этих случаях ситуация заставляла их искать любые пути для согласованных совместных действий. На силу человеческого голоса рассчитывать не приходилось не только потому, что расстояние между
    аулами даже по прямой через ущелье лишь зрительно кажется близким, но еще и потому, что "...как бы ни был хорошо выбран сигнальный пост, радиус досягаемости человеческого голоса остается относительно небольшим. Поэтому было вполне логично увеличить силу его звучания специально сконструированными для этого инструментами, с тем, чтобы все заинтересованные могли отчетливо услышать известие...".

    Таким образом, приведенные соображения не противоречат возможности существования переговорных (сигнальных) инструментов у осетин, если даже отвлечься от сведений наших информаторов. Кстати, не так уж беспочвенны и эти сведения - информаторы ведь не могли получать их из какого-то одного источника, это были люди разных поколений, разных профессий и жизненных интересов.

    К тому же, каждый из них не заявлял об "увиденном собственными глазами" инструменте, но вспоминал "преданья старины глубокой" из уст своих родителей, других старших родственников, и у нас нет никаких оснований отмахиваться от подобной информации.

    И еще одно. Инструменты типа карнай были распространены повсеместное от Китая до Швейцарии. Почему же его не могли иметь аланы-осетины, поддерживавшие в прошлом достаточно активные сношения со многими народами древности?
  2. deniza Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Как оказывается скуден наш интеренет....даже посмотреть инструмент негде...:sorry: :sorry:

Поделиться этой страницей