Ибрагим Кодзоев

Тема в разделе '... в спорте', создана пользователем bolivar, 8 апр 2011.

  1. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Заслуженный тренер СССР Ибрагим Кодзоев и сегодня в свои 71 год растит чемпионов

    Благословенные 70-е годы прошлого века… Что бы там ни говорили о брежневском застое, но это было время стабильности, когда советский человек мог спокойно трудиться, строить планы на будущее и быть уверенным, что они осуществятся. В те годы в Грозном выросла и заявила о себе целая плеяда молодых и талантливых тренеров, которые вскоре получили всесоюзную и мировую известность благодаря блистательным успехам своих учеников. Собственно, нельзя говорить, что до них Грозный был каким-то спортивным захолустьем. Это далеко не так. Ведь именно в Грозном родилась и тренировалась великая гимнастика Людмила Турищева. Но стоило ей стать абсолютной чемпионкой Олимпийских игр, как ее тренер Станислав Растороцкий вместе со своими самыми талантливыми учениками перебрался в Ростов-на-Дону! Если С. Растороцкий работал только в женской гимнастике, то рядом с ним в динамовском зале растил чемпионов в мужской гимнастике Ким Вассерман. Среди его воспитанников были известные в стране и мире гимнасты, в том числе и серебряный призер Московской Олимпиады Виктор Марченко. К. Вассерман был чрезвычайно экспрессивный и эмоциональный человек, к тому же с громадными амбициями. В связи с этим, вспоминается такая история.

    Московская Олимпиада (1980 г.) завершилась, как известно, триумфом советских спортсменов. Коммунистический режим, который дышал уже на ладан, решил сделать на этом, как сейчас говорят, пиар. Все призеры олимпийских игр и почти все их тренеры были награждены орденами и медалями, им присвоили звания заслуженных мастеров спорта и заслуженных тренеров СССР. Но среди них почему-то не оказалось Кима Ефимовича Вассермана. Этой своей глубокой обидой он и поделился со мной. Что там говорить, было за него обидно и мне, видевшему и его подвижнический тренерский труд, и его денные и нощные бдения, чтобы уберечь В. Марченко от употребления спиртных напитков. Но чем мог помочь маститому тренеру я, скромный заведующий отделом спорта и военно-патриотического воспитания газеты «Комсомольское племя», когда ордена и медали уже розданы, звания присвоены?! Чтобы хотя бы как-то смягчить его обиду, я опубликовал в газете «Советский спорт» большой очерк о К. Вассермане, где не обошел молчанием и тот факт, что спортивные чиновники обошли его при раздаче наград. Прошло несколько лет, я переехал в г. Орджоникидзе и работал в газете «Социалистическая Осетия». Уехал из Грозного и К. Вассерман. И вот на адрес редакции пришла почтовая бандероль из Краснодара. Когда я ее вскрыл, то обнаружил раритетную книгу В.Саблина и З. Фазина «Чрезвычайный комиссар» 1938 года издания, с дарственной надписью от К.Е. Вассермана. Надо полагать, Ким Ефимович, живя в Грозном, знал про обиды, нанесенные коммунистическим режимом ингушскому народу, про замалчивания его заслуг перед советской властью. И когда ему в руки попалась эта почти запретная в тогдашней Чечено-Ингушетии книга, решил послать ее мне. Храню ее и как свидетельство героического прошлого нашего народа, и как память о замечательном человеке и воспитателе чемпионов Киме Ефимовиче Вассермане.

    Были еще чемпионки Советского Союза и победители крупнейших международных соревнований по художественной гимнастике Любовь Парадиева и Виолетта Смотрина – воспитанницы знаменитой Нины Силаевой. Как тут не вспомнить великолепную легкоатлетку, чемпионку Советского Союза и Европы по пятиборью Валентину Тихомирову! К сожалению, не помню ее наставника. А прыгун в высоту Виктор Большов?! Он был чемпионом СССР и на равных соперничал с олимпийскими чемпионами Валерием Брумелем и Робертом Шавлакадзе. На Олимпийских играх в Риме в 1960 году спортивную честь Советского Союза в прыжках в высоту защищали грознец Виктор Большов и тбилисец Роберт Шавлакадзе. Чемпионом стал тогда, с результатом 2 м. 16 см., грузинский спортсмен. Виктор Большов уступил ему всего 2 см. И опять приходится сожалеть о том, что не помню фамилию тренера. Все они (тренеры) вместе со своими наиболее талантливыми учениками разъехались по городам и весям страны Советов, оставив после себя «выжженную» землю. Не случайно, после их отъезда в Грозном, несмотря на все усилия спортивных и партийных чиновников, так больше и не воспитали чемпионов ни по спортивной и художественной гимнастике, ни по легкой атлетике…

    Тут неизбежно возникает вопрос: почему они уезжали? Что их не устраивало в Грозном?

    Все объясняется поговоркой – рыба ищет где глубже, а человек - где лучше. Объясню это на примере Л. Турищевой. Тренируясь в стареньком динамовском зале с его допотопными гимнастическими снарядами, она в 1992 году стала абсолютной чемпионкой СССР в многоборье, добавив к этому золотые медали в опорном прыжке и в упражнениях на брусьях, в том же году стала абсолютной чемпионкой в многоборье на Олимпийских играх в Мюнхене. Спортсменка выступала в лучших спортивных залах мира, а возвратившись в Грозный окуналась в убожество динамовского зала. А тут начали суетиться спортивные функционеры крупнейших городов страны, предлагая Людмиле и ее тренеру сказочные условия для тренировок и жизни.

    Нельзя сказать, что руководство Чечено-Ингушетии совсем уж не было озабочено проблемой возможного отъезда выдающейся спорсменки из республики. Несколько лет велись разговоры о необходимости построить специализированный гимнастический зал. К тому времени, когда заложили фундамент, Л. Турищева успела стать олимпийской чемпионкой. Тут уже конкуренты из больших городов совсем потеряли терпение. Однажды, придя утром на работу, тогдашний председатель спорткомитета ЧИАССР Башир Гайсанов был сражен наповал новостью: ночью Людмилу Турищеву увезли в Ростов-на-Дону, где она теперь будет жить, тренироваться и приносить столице Дона спортивную славу. Башир Османович был известен бульдожьей хваткой и не мог просто так согласиться на это. Но все его обращения в Москву по поводу самоуправства ростовчан натыкались на аргумент: олимпийская чемпионка не может тренироваться в таких убогих условиях, как в Грозном…

    Несколько лет спустя я оказался на каком-то мероприятии в Ростове-на-Дону и вечером, на банкете, судьба свела меня за одним столом с председателем городского спорткомитета Николаем Синау. Разумеется, я не мог упустить случай и не поинтересоваться подробностями «умыкания» великой гимнастики. Оказалось попал в самую точку – Н. Синау и осуществил эту операцию. Он рассказал, что после олимпийского триумфа Л. Турищева стала тем бриллиантом, за которым развернулась настоящая охота. Ее хотели видеть у себя Москва и Ленинград, Киев и Минск… Медлить было нельзя. Ночью на военно-транспортном самолете он прилетел на аэродром в Ханкале и оттуда позвонил на квартиру Турищевых. Ему ответили, что у них гость из Ленинграда. Роставчанину не надо было объяснять, что это гость и зачем он приехал. Прихватив с собой несколько солдат, чтобы воспрепятствовать возможному отъезду спортсменки к конкурентам, он тут же выехал к дому Л. Турищевой и устроил там засаду. Не правда ли напоминает нынешние бандитские времена?! Далеко за полночь ленинградский гость в одиночестве покинул квартиру Турищевых и его место тут же занял ростовский гость. Он предложил хозяевам шикарную трехкомнатную квартиру в «Дворянском гнезде» (так ростовчане называли дом, специально построенный для партноменклатуры), а самой Людмиле еще и высокую «черную» зарплату, великолепный новый спортивный зал для тренировок, родителям – непыльную работу. Стоит ли их осуждать за то, что девушка тут же собрала свою спортивную сумку и этой же ночью улетела на военно-транспортном самолете в Ростов-на-Дону!

    Впрочем, кажется, я слишком увлекся воспоминаниями о далеких 60-х-70-х гг. прошлого века. Садясь писать этот материал я ставил перед собой совсем другую цель – рассказать читателям о нашем выдающемся современнике, заслуженном тренере РСФСР и заслуженном тренере СССР по тяжелой атлетике, замечательном человеке, образцовом семьянине Ибрагиме Абибулатовиче Кодзоеве. Жизнь этого человека настолько неординарна, богата событиями и интересами, что несмотря на едва ли не сорокалетнее знакомство и тесные отношения и сегодня узнаю от него подчас удивительные вещи.

    Разве не удивительно, что семья Абибулата Хазбулатовича Кодзоева в 1944 году не была репрессирована. До сих пор мне была известна одна такая семья – Абадиева Японца, полковника, ветерана Великой Отечественной войны. В начале 60-х годов прошлого века в первом наборе ингушской группы филфака ЧИГПИ была его дочь – красавица Луиза. Я смотрел на нее как на музейную диковинку. Еще бы! Ведь она не знала, что такое унизительный ярлык, «предатель Родины» и жила в большом городе Куйбышеве! Абибулат Хазбулатович не был военным. В 1936 году он закончил Северокавказский горно-металлургический институт в г. Орджоникидзе и по распределению отправился на Урал, в г. Нижний Тагил, где он и пребывал с семьей в 1944 году. Как могло случиться что их не репрессировали? Может быть, проморгали чекисты, возможно, Абибулат Хазбулатович крайне нужен был предприятию, работавшему на нужды фронта? Так или иначе, он, живя и работая в Нижнем Тагиле, имел возможность помогать своим близким, оказавшимся в селении Карабулак Толды-Курганской области. Интересно, что когда в самом начале 50-х годов он все-таки перебрался к своим родственникам, то тут же вся семья получила статус спецпереселенцев.

    А как не удивиться таким фактам: в те далекие 20-е-30-е годы, когда просвещение только-только стало проникать в горскую среду, все четыре сына и единственная дочь Хазбулата Кодзоева закончили высшие учебные заведения. Магомед и Алихан были юристами, Макшарип и Алихан – горными инженерами, Марем – учительница биологии. Она, кстати, мать известных и за пределами Ингушетии Арсамака Арсамаковича и Азамата Арсамаковича Мальсаговых.

    Мать героя нашего повествования была дочерью Тугана Гайтиевича Мальсагова – организатора и первого руководителя противопожарной службы Ингушской автономной области. Заида Тугановна получила высшее образование в Ленинграде и была стоматологом. Старший брат ее отца Иналук Тайтиевич Мальсагов был первым председателем облисполкома Ингушской автономной области. Магомед Гайтиевич Мальсагов жил в Москве и преподавал в одном из московских вызов, их брат Сулим был юристом и занимал видные посты в Ингушетии.

    Ибрагим Абибулатович прекрасно знает свою родословную, и без всяких затруднений называет имена, даты, должности, хотя речь идет о людях, живших и работавших 70-80 лет назад.

    Городок Текели, куда переехала семья А.Х. Кодзоева в начале 50-х годов, находился неподалеку от областного центра Талды-Кургана у подножья Тянь-Шанских гор. Здесь находился горнообогатительный комбинат, на одной из шахт которого и стал работать Абибулат Хазбулатович начальником участка. Учась в школе, Ибрагим увлекся боксом и волейболом, а потом и (кто бы мог подумать!) альпинизмом, благо, горы были рядом.

    – Тренером у нас был, - вспоминает Ибрагим, - Марат Усамов, заслуженный мастер спорта, один из ведущих альпинистов Советского Союза.

    Кстати, свою первую награду в спорте И. Кодзоев получил как альпинист. Случилось так, что во время восхождения одна из девушек группы заболела так называемой горной болезнью и Ибрагим благополучно доставил ее в базовый лагерь. За что ему вручили грамоту «За мужество, проявленное при восхождении». Это был 1955 год.

    Как часто мы слышим от людей, достигших успехов в той или иной сфере, что они с детства именно об этом мечтали и посвятили осуществлению мечты всю свою жизнь. Я от Ибрагима такого никогда не слышал. Из его рассказов делаешь вывод, что все у него получилось само собой, а в тяжелую атлетику он пришел совершенно случайно. Но, как известно, всякая случайность обусловлена закономерностью.

    Но вернемся в Текели. В 1956 году, когда Ибрагим окончил 10 классов, в стране существовал такой порядок, что для поступления в вуз необходимо было иметь двухлетний трудовой стаж. Исходя из этого, Абибулат Хазбулатович тут же устроил сына учеником электрика на шахту. Судя по рассказам Ибрагима, отец его был жестким человеком и лучшим средством воспитания молодежи считал трудотерапию. В 1957 году их семья переехала в Грозный.

    – Как сейчас помню, - говорит Ибрагим, - поезд прибыл в Грозный в 22 часа 57 минут. Я был в предвкушении завтрашнего дня: с утра пойду любоваться красотами города, о котором так много слышал… Вместо этого, отец, который приехал в Грозный раньше нас и обо всем договорился, отвел меня на завод «ГАРО» и в тот же день я вышел на работу учеником токаря.

    Это был безотказный педагогический прием, который учит юношу общечеловеческим ценностям – трудолюбию, умению ценить заработанные деньги, общению в трудовом коллективе… Наблюдая сегодняшнюю жизнь, видя как 16-17-летние юнцы лихо рулят роскошными автомобилями, подвергая риску свои и чужие жизни, становится тревожно за наше будущее. Разве способны будут эти юнцы, которым все блага жизни родители преподнесли на блюдечке с голубой каемочкой, к самоотверженному, созидательному труду, который, и только который, может гарантировать нашему народу достойное будущее в семье народов России?!

    И. Кодзоеву повезло с работой. Во-первых, у ученика токаря рабочий день был на два часа короче, а во-вторых, рядом с «ГАРО» был стадион «Динамо», куда он и устремлялся, едва успев принять душ. На «Динамо» были летние волейбольные площадки и волейбольная секция, которой руководил Ю. Погуляев. Под его руководством Ибрагим и постигал азы этого вида спорта. Читатель, видимо, заметил, что ничего говорящего об интересе героя нашего повествования к тяжелой атлетике в его жизни не было. Как часто бывает, привела его в этот вид спорта случайность. Однажды Ю. Погуляев послал своих волейболистов взвеситься в зал, где занимались штангисты. Среди последних были известные уже в РСФСР спортсмены Н. Осташко и В. Потемкин.

    – Когда я подошел к помосту и потрогал штангу, - вспоминает Ибрагим Абибулатович, - Вадим Потемкин добродушно сказал, дескать, эта игрушка не для слабаков–волейболистов, а для настоящих мужчин. Это задело мое самолюбие и я, разазленный, тут же поднял штангу.

    Н. Осташко стал впоследствии известным тренером, но уже тогда он определил, что из И. Кодзоева может получиться хороший штангист, и под его влиянием Ибрагим переключился с волейбола на тяжелую атлетику. Занимаясь под руководством Г. Хачатурова, новичок менее чем за год занятий выполнил норму кандидата в мастера спорта СССР. Но 1958 год принес крутые перемены в его жизни – пришла пора служить в Советской армии. Службу Ибрагим начал в Майкопе в дивизионной школе сержантов. И здесь в полной мере проявились его разносторонние спортивные дарования. Он стал лучшим в дивизии на соревнованиях по военному троеборью: стрельба из автомата, метание гранаты на точность и преодоление полосы препятствий. Такого же успеха И. Кодзоев добился в соревнованиях Северокавказского военного округа, а потом и на спартакиаде Вооруженных сил СССР в Ленинграде. Грамоту и медаль за последний успех ему вручал сам министр обороны страны маршал А. Гречко. Все эти события случились в 1959 году.

    По возвращении в Ростов-на-Дону чемпионов и призеров всеармейской спартакиады принял командующий СКВО И.Плиев.

    – Не знаю, чем это объяснить, - говорит И. Кодзоев, - но всем отличившимся на соревнованиях командующий в качестве поощрения дал 10-дневный отпуск, а мне одному – 20 дней. Кроме того, я был переведен в спортивную роту при штабе СКВО, где проходил службу до демобилизации в 1961 году.

    Собственно, службой время нахождения в спортроте при штабах военных округов можно было назвать только условно. Основным занятием попавших в спортроту счастливчиков были тренировки и выступления на соревнованиях. Нередко среди них были чемпионы мира и Олимпийских игр, считалось, что так они отдают конституционный долг по защите Отечества. Не знаю, были ли при штабах роты поваров или портных, но роты музыкантов были. Об этом я узнал при довольно любопытных обстоятельствах. Было это в мои студенческие годы и я в предпраздничный день оказался на ростовском стадионе «Динамо». Здесь я увидел марширующую с барабанным боем группу солдат. Каково же было мое удивление, когда среди них я увидел известного грозненского легкоатлета Виктора Митянина. Дождавшись удобного момента, спросил у него что и как. Виктор пояснил, что его призвали в армию, но поскольку штаты спортроты оказались переполнены, то его определили в роту музыкантов. Это дает ему возможность продолжать заниматься спортом, но иногда приходится брать в руки и барабанные палочки…

    Что касается Ибрагима Кодзоева, он благополучно дослужил свой срок в спортроте и в 1961 году вернулся в Грозный. К этому времени он твердо решил связать свою дальнейшую жизнь со спортом. В том же году, выступая на первенстве Юга России по тяжелой атлетике, Ибрагим выполнил норматив мастера спорта СССР. Тогдашний председатель ЧИрессовета ФСО «Динамо» Б. Власов оказался прозорливым человеком. Он предложил И. Кодзоеву выступать за «Динамо» и одновременно тренировать динамовских штангистов. Так начиналась блистательная эра в развитии тяжелой атлетики в Чечено-Ингушетии. Возможно, кому-то это определение покажется преувеличенным, некорректным. Ну что же, судите сами. Ибрагим Абибулатович воспитал и вырастил в Грозном более 200 мастеров спорта, 16 мастеров спорта международного класса и трех заслуженных мастеров спорта, в т.ч. и олимпийского чемпиона. За этими внушительными цифрами стоит почти 30-летняя упорная и терпеливая работа талантливого тренера и педагога от Бога. Воспитатель чемпионов не может ограничиваться одной постановкой техники и дозированием нагрузок. У талантливых спортсменов, как правило, трудный характер, они часто бывают капризны, трудно управляемы… Или не «дружат» со спортивным режимом, как упоминавшийся Виктор Марченко. У Адама Сайдулаева, одного из лучших учеников Ибрагима Абибулатовича, были феноменальные физические данные и с режимом у него все было в порядке, и человек он был и есть порядочный. В возрасте 17 лет Адам стал в 1973 году победителем первого чемпионата мира среди юниоров, через 4 года – чемпионом СССР, опередив самого Давида Ригерта. Все говорили о нем как о будущем многолетнем чемпионе мира и олимпийских игр. Но постепенно у Адама стал проявляться один существенный недостаток – он стал неуправляемым во время выступления на соревнованиях. Зрители это не видят, но тренеры соперников ведут друг с другом тактическую игру, заказывая для подходов своих воспитанников к штанге определенные веса. Послушание спортсменов играет при этом важнейшую роль. Адам же, поймав кураж, мог не подчиниться тренеру, заказать для подхода запредельный вес и получить «баранку». После одного такого эпизода тренеры сборной команды СССР стали опасаться брать его на чемпионаты мира. Но и то, чего достиг А. Сайдулаев позволяет говорить о нем как о выдающемся спортсмене. На его счету три титула чемпиона СССР и один – чемпиона Европы среди взрослых, он трехкратный чемпион мира среди молодежи, установил 36 мировых рекордов среди юниоров и взрослых!

    А начиналось все это в маленьком динамовском зале, в котором было всего два помоста. Я часто заходил туда и видел какая толчея там стояла. Он был забит занимающимися с утра до вечера, но вместить всех желающих не мог. К молодому тренеру, «пекущему мастеров спорта как блины», стояла очередь из желающих повторить путь своих сверстников. Первым из учеников Ибрагима Кодзоева норматив мастера спорта выполнил Ваха Хамидов, впоследствии мировой рекордсмен в рывке среди юниоров и взрослых. Вслед за ним мастерский рубеж покорился Вячеславу Дуганову, Султану Гелисханову, Юсупу Гайтову, Алисхану Плиеву, Александру Кулапчину… А когда уже в 70-е годы на первенстве ЦС «Динамо» все 12 человек из команды ЧИАССР выполнили норматив мастера спорта СССР, руководство ЦС «Динамо» приняло решение создать в Грозном опорный центр по развитию тяжелой атлетики под руководством И.А. Кодзоева. Для этого штангистам передавался гимнастический зал, в котором тренировалась Л. Турищева до отъезда в Ростов-на-Дону. Однако, тут в дело вмешалась власть в лице обкома КПСС, который хотел отдать зал волейболистам команды мастеров «Спартак». Трудно сказать чем закончилась бы эта история, не предприми Ибрагим Кодзоев сколь решительный, столь и авантюрный шаг. Накануне принятия по этому вопросу окончательного решения, всю ночь в спортивном зале в поте лица трудились десятки крепких парней, к нему подъезжали автобетономешалки… За ночь ребята под руководством своего тренера успели разобрать паркетный пол, залить фундаменты для десяти тренировочных помостов… Утром, как и предполагалось, на стадион приехал второй секретарь ОК КПСС Л.Д.Магомадов, чтобы на месте взвесить все за и против передачи зала волейболистам. Поставленный перед свершившимся фактом, Лечи Добачевич согласился оставить зал тяжелоатлетам.

    В просторном светлом зале с десятью помостами, с удобными раздевалками и душевыми занимались уже сотни ребят от 10 лет и старше. Грозненская школа тяжелой атлетики, возглавляемая Ибрагимом Абибулатовичем, стала ведущей в стране. По представленным в сборной команде СССР воспитанникам с И.Кодзоевым не мог соперничать ни один тренер страны. Не случайно целых 13 лет, с 1977 по 1990 гг., он входил в тренерский штаб сборной СССР. Посмотрите сами какие имена, какие титулы!

    Ибрагим Самадов – чемпион страны, Европы, мира, второй призер Олимпийских игр.

    Асланбек Эдиев – неоднократный чемпион СССР, 3-кратный чемпион мира, второй призер чемпионата мира, неоднократный рекордсмен мира.

    Мухади Садаев – 7-кратный чемпион СССР, 3-кратный второй призер первенств Европы.

    Рамзан Мусаев – чемпион СССР, дважды второй призер на чемпионатах Европы.

    Умар Эдельханов – чемпион СССР, участник Олимпийских игр в Атланте (США) в 1996 году. Кстати, в составе сборной России он представлял РИ. Таким образом, У.Эдельханов первый олимпиец из Республики Ингушетия.

    Руслан Балаев – чемпион СССР, победитель игр Доброй воли.

    Наконец, настоящий бриллиант в этом созвездии чемпионов и рекордсменов Исраил Арсамаков. Наш первый Олимпийский чемпион пришел в тяжелую атлетику, как и его наставник, во многом благодаря случайности. Он занимался вольной борьбой в ДСО «Спартак» у заслуженного тренера СССР Асланбека Дзгоева. Этот замечательный воспитатель чемпионов из Северной Осетии жил и работал тогда в Грозном. Умудренный опытом Асланбек Захарович безошибочно определил, что антропометрические данные И.Арсамакова идеально подходят для занятий тяжелой атлетикой, но не позволят ему добиться больших успехов в вольной борьбе. И однажды А.Дзгоев пришел в зал к И.Кодзоеву и сказал: «Вот, Ибрагим, привел тебе будущего чемпиона, принимай». И он не ошибся! В 16 лет И.Арсамаков выполнил нармотив мастера спорта СССР международного класса. Тогда это была настоящая сенсация и никто до него не добивался такого успеха. Было это в 1978 году на Кубке Советского Союза во Фрунзе (ныне Бишкек). На финише того же года в Алма-Ате Исраил Арсамаков с блеском выиграл чемпионат СССР в отдельных упражнениях и был включен в состав мужской сборной Союза ССР.

    Так началось многолетнее соперничество на помосте и вне его двух выдающихся спортсменов – Юрика Варданяна и Исраила Арсамакова. Ю.Варданян был на шесть лет старше и владел уже многими титулами. К сожалению, спорт, как и все общество, были тогда пронизаны коррупцией и протекционизмом. Помимо выдающихся спортивных качеств, на стороне армянского спортсмена были протекционизм ЦК компартии союзной республики, поддержка мощной армянской диаспоры в Москве и армянского лобби в спортивных и околоспортивных кругах. И.Кодзоев и И.Арсамаков на этом фоне выглядели как Дон Кихот и Санчо Панса во время борьбы первого с ветряными мельницами. Исраил Арсамаков четыре раза стал чемпионом СССР, и если исходить из спортивного принципа, что в СССР декларировалось на словах, должен четыре раза выступать на чемпионатах мира и Европы. Довелось выступить только по одному разу – стал чемпионом Европы и вторым в мире. Во всех других случаях находился порой нелепый повод, чтобы отодвинуть Исраила Арсамакова и выставить Ю.Варданяна.

    Года за два до Олимпиады в 1988 году в Сеуле армянский спортсмен объявил об уходе из спорта и, казалось, можно вздохнуть свободно. Но в 1988 году он передумал и вернулся на помост, объявив, что будет бороться за место в Олимпийской команде страны. Как было объявлено, все должен был решить чемпионат страны в Харькове. И.Кодзоев и его воспитанник готовились к нему как к последнему бою в жизни. И были готовы великолепно. Наконец, настал день очередной «дуэли». Уже в первом упражнении-рывке Исраил Арсамаков сбил спесь Варданяна, опередив его настолько, что наверстать упущенное в толчке было бы немыслимо. Чтобы избежать позора и оставить шансы на дальнейшие закулисные махинации, тренеры армянского спортсмена под надуманным предлогом о травме сняли его с соревнований. Это был триумф, основной соперник был сломлен морально и отступил. Исраил Арсамаков стал чемпионом страны и завоевал право на поездку в Сеул.

    Это было время разгара перестройки и коммерциализации всего и вся в стране, взятничество в стране процветало в открытую. Главный тренер сборной страны по тяжелой атлетике Алексей Медведев, который и раньше имел репутацию нечистого на руку человека, окончательно потерял совесть. Когда началась серия предолимпийских сборов, на которые вызывались чемпион и второй призер чемпионата СССР в Харькове, то среди них оказался и Варданян. Он не имел никакого права на это, т.к. два года вообще не выступал на соревнованиях, а в Харькове не занял никакого места, снявшись с турнира. Наступило время последнего сбора, когда остаются только те, которые едут на Олимпиаду. И опять среди них, вопреки всем правилам и положениям, был Варданян. Одновременно А.Медведев через спортивную прессу стал готовить почву для оправдания намечаемой махинации: декать Варданян многоопытен и надежен, а вот Исраил Арсамаков молод и малоопытен, может подвести… Все это вранье было шито белыми нитками, тем не менее, казалось, А.Медведев был близок к осуществлению задуманного.

    К счастью, перестройка имела не только отрицательные стороны, но и положительные. К примеру, у людей стал исчезать страх перед государством, олицетворением которого в данном случае был А.Медведев. В самый последний момент на пути взяточника стали А.Курлович, Ю.Захаревич и И.Тараненко – ударная сила сборной СССР по штанге. Они заявили руководству спорта страны: или Медведев прекращает издеваться над И. Арсамаковым, или они, все втроем, в Сеул не поедут. Это был скандал, которого еще не было в стране Советов! И, конечно, А.Медведева тут же поставили на место. А.Курлович, Ю.Захаревич и И.Арсамаков стали триумфаторами в Сеуле, И.Тараненко помешала повторить успех друзей досадная случайность. Исраил Арсамаков стал первым ингушом-участником самых престижных соревнований современности, больше того, он поднялся на высшую ступень пьедестала почета этих соревнований. Его наставник Ибрагим Кодзоев, бывший к тому времени первым из ингушей заслуженным тренером РСФСР, стал первым и единственным из ингушей заслуженным тренером СССР. Других уже не будет, потому что нет уже страны СССР.

    Говоря о 70-х-80-х годах прошлого века, надо сказать, что после отъезда из Грозного С. Растороцкого, К.Вассермана и других замечательных тренеров-педагогов спортивная жизнь в Чечено-Ингушетии не кончилась. Им на смену пришли молодые, амбициозные и не менее талантливые тренеры: Феликс Куцель (дзюдо), Дэги Багаев (вольная борьба), Григорий Вартанов (бокс), Саид-Ахмед Абдуллаев (греко-римская борьба), герой нашего материала Ибрагим Кодзоев и Николай Осташко (тяжелая атлетика) и другие. Их воспитанники становились чемпионами и призерами чемпионатов Советского Союза, Европы, мира и Олимпийских игр.

    К огромному сожалению, когда их тренерский потенциал начал только-только раскрываться, случилась беда – распался Советский Союз. Все их многолетние труды пошли прахом, большинство из них вынуждены были уехать из Грозного. И никто не смог на новом месте подняться до тех высот, которых достиг на родной земле.

    У Ибрагима Абибулатовича Кодзоева был широкий выбор для устройства жизни на новом месте. Его приглашали в крупнейшие города страны, предлагали квартиру, высокую зарплату… Но он выбрал истерзанную конфликтами в Пригородном районе и событиями в Чечне маленькую и бедную Ингушетию, которая не могла предложить ему даже маленький зал для организации тренировок, не говоря уже о квартире. Ибрагим Кодзоев не унывал, а, засучив рукава, взялся за дело. Прослышав, что в селе Сурхахи есть заброшенный Дом культуры, Ибрагим, получив разрешение властей, тут же развернул работы по его переделке в спортивный зал. Сделал перепланировку, пристроил помещения – получилось несколько залов, где стали заниматься штангисты, борцы, боксеры и даже поклонницы такого диковинного для Ингушетии вида спорта как художественная гимнастика. Создав на этой базе и возглавив детскую спортивную школу «Сурхо», Ибрагим Абибулатович пригласил работать лучших тренеров. Был среди них и заслуженный тренер России Ахмед Гасаев, так рано ушедший из жизни. Именно в ДЮСШ «Сурхо» занимался и дорос до чемпиона мира среди юношей триумфатор пекинской Олимпиады, уроженец Грозного, Ислам Альбиев. Ислам оказался благодарным учеником и в своих многочисленных интервью после успеха в Пекине при каждом удобном случае с благодарностью вспоминал и Ахмеда Гасаева, и ДЮСШ «Сурхо».

    Трудности Ибрагима Кодзоева были еще и в том, что в Ингушетии практически не знали, что такое тяжелая атлетика. Нет, по телевизору, конечно, видели, но чтобы «пощупать» собственными руками – этого не было. Здесь у молодежи были популярны разные виды борьбы. Тем не менее, маститый тренер сумел увлечь «тяганием железа» немало молодых людей. За эти годы он подготовил 15 мастеров спорта и двух мастеров спорта международного класса. Один из двух последних – 22-летний супертяжеловес Чингис Могушков, не далее как в этом месяце выиграл Кубок России и стал чемпионом России в рывке и толчке. Таким образом, Ибрагим Абибулатович может смело считаться основателем ингушской школы тяжелой атлетики, которая, будем надеяться, даст отечественному спорту новых арсамаковых.

    Рассказ о нашем замечательном современнике был бы далеко не полным, если не рассказать о его семье. Известно, мужчине трудно добиться успехов в труде, если у него нет крепкого и надежного тыла в лице семьи. Как человек знающий семью И.А. Кодзоева десятки лет, свидетельствую – Зухра – это тот человек, который все эти годы был надежным начальником тыла Ибрагима Абибулатовича. Жизнь тренера, тем более такого именитого, это бесконечные разъезды по соревнованиям и сборам. Так что, воспитание сына Магомеда и дочери Лили легло, в основном, на плечи Зухры. Когда это требовалось, она, конечно, подключала к этому и их отца. А ведь Зухра не была домохозяйкой, преподавала в школе английский язык. Но управлялась и с домом, и с работой. В доме Кодзоевых всегда было много гостей и никто никогда не видел недовольства или косого взгляда хозяйки. Если Ибрагим Абибулатович был для своих воспитанников вторым отцом, то Зухра – второй матерью для многих из них. В ходе подготовки к ответственным соревнованиям для штангистов важнейшее значение имеет правильное питание. Большинство из них приезжали на тренировки из сел рано утром и уезжали домой вечером. О каком сбалансированном питании здесь могла быть речь?! Во многих случаях заботу об этом брала на себя Зухра. И не по принуждению, а добровольно, зная, что это нужно для достижения высоких спортивных результатов.

    Читателей, возможно, интересует вопрос: а приобщал ли И.А. Кодзоев к занятиям тяжелой атлетикой своего сына Магомеда? С раннего детства видя вокруг себя крепких, «накаченных» парней, он, конечно, и сам хотел стать таким. Приобщился к тренировкам еще в школьные годы. Как и отец, закончил спортфак ЧИГУ, выполнил норматив мастера спорта. Но дальше их профессиональные пути разошлись. Магомед решил посвятить себя борьбе с преступностью и поступил на работу в органы МВД, закончил высшую школу МВД СССР в Свердловске, а потом и академию МВД в Москве. Он был начальником отдела уголовного розыска МВД РИ, когда в 2000 году, в возрасте 38 лет, погиб при исполнении служебных обязанностей. На руках его жены Лизы осталось двое малолетних детей. Хазбулат и Лорс. Их и ставят на ноги дружными усилиями Ибрагим, Зухра и Лиза. Хазбулат пошел по стопам отца – учится в академии МВД, Лорс – школьник.

    Ибрагиму Абибулатовичу 71 год. Я знаю многих его ровесников, которые, имея отменное здоровье, напускают на себя излишнюю степенность, говорят с людьми, как правило, в поучительном тоне и предпочитают вести сидячий образ жизни… А И.А. Кодзоев такой же как и 30-40 лет назад. Он продолжает тренировать штангистов, готовил команду Ингушетии к Кавказским играм молодежи, которые пришли в нынешнем году, на днях, вернулся из Хасавюрта, где был главным судьей турнира тяжелоатлетов «Дружба – мир Кавказа». В связи с последним, надо сказать, что И.А. Кодзоев является судьей Международной категории в своем виде спорта. А еще он построил в нынешнем году на базе отдыха в Мужичах большой спортивной зал. Построил без какой-либо утвержденной проектно-сметной и иной документации, без финансирования. Ему были даны гарантии на высоком уровне, что как только спортзал будет построен, так сразу будет произведен расчет. Призвав на помощь друзей, родственников, поставив в залог свое доброе имя. Ибрагим Абибулатович спортзал построил. Различные комиссии оценили его сметную стоимость в 1 млн. 380 тыс. руб. Прошло уже несколько месяцев как спортзал действует. В нем тренировались наши спортсмены, готовившиеся к Кавказским играм молодежи. А вот оплатить счета чиновники не торопятся и никто ничего внятного не говорит. Другой бы на его месте плюнул и подал на чиновнюю братию в суд, но он, сам будучи человеком слова, надеется, что таковыми должны быть и люди, облеченные властью.

    На таких людях как И.А. Кодзоев держится хребет любого народа. Чем больше таких людей, тем увереннее конкретный народ чувствует себя в семье других народов. Многих лет жизни вам, Ибрагим Абибулатович! Вы нам очень нужны!

    Абу ГАДАБОРШЕВ

Поделиться этой страницей