Иосиф Матаев

Тема в разделе 'Известные люди общины', создана пользователем bolivar, 24 фев 2008.

  1. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    [IMG]

    Народный танец -- неотъемлемая составная культуры любого народа. Культура народов Кавказа - яркая иллюстрация этого правила. Кто не слышал про знаменитый танец горцев, лезгинку?! Ее танцуют и в Грузии, и в Чечне, ну и, конечно же, в Дагестане, который является родиной этого зажигательного танца. Уже много лет на территории бывшего СССР и далеко за его пределами бессменным пропагандистом искусства народного танца Кавказа выступает Заслуженный академический ансамбль "Лезгинка". Так уж получилось, случайно или нет, что на протяжении многих лет -- со дня создания и до 1995 года -- художественными руководителями ансамбля были горские евреи: Народный артист СССР Танхо Израилов (благословенна его память) и сменивший его на этом посту Народный артист России Иосиф Матаев. В 1995 году, оставив работу в ансамбле, Иосиф Самуилович репатриировался на историческую родину и обосновался в Тель Авиве.

    Выдающийся хореограф Иосиф Матаев выпустил недавно книгу под названием "Лезгинка. Годы, прожитые вместе". Из этой своеобразной летописи можно узнать много интересного и поучительного. О том, как по крохам собиралось богатейшее танцевальное наследие народа - в самой глубинке, от отцов и дедов. О том, как первые участники ансамбля, не имевшие никакой специальной хореографической подготовки, до седьмого пота репетировали свои первые программы. О том, как трудно приходило признание. О драме учителя и его переросшего стадию подчинения ученика. Так, Танхо Израилов тяжело "отпочковывался" от своего прославленного наставника Игоря Моисеева, и последний долго расценивал этот шаг как предательство. Так, спустя годы, сам Иосиф Матаев встал перед выбором: заменить ли своего "отца" в профессии Израилова на посту худрука или отказаться от этого предложения. В книге изложена история создания первого в жизни "Лезгинки" полноценного фольклорного балета "Парту-Патима", основанного на национальном эпосе. Такой шаг был явно смелым и новаторским для коллектива, работавшего в формате концертов, составленных из отдельных номеров. Равно как и рождение программы под названием "В семье единой", куда вошли танцы других народов. Участие "Лезгинки" в любом концерте обеспечивает ему яркий выразительный аккорд. Ведь сочетание народной самобытности с отточенным профессиональным мастерством публика нашего глобалистского времени все еще не разучилась ценить.

    Мало кому за пределами Израиля известно, что Иосиф Самуилович не торопился уйти на заслуженный отдых. Он остается верен делу своей жизни: вот уже много лет действует созданный им ансамбль народного танца. На первых порах никому в голову не пришло подыскать ансамблю какое-нибудь звучное название, поэтому оно пришло само - "Ансамбль Матаева". И не удивительно, ведь для земляков, да и не только для них, имя этого человека многие годы было синонимом народного танца Кавказа.

    В одном из разговоров Иосиф Самуилович с радостью сообщил, что при содействии министерства абсорбции ансамблю выделили новое помещение для занятий: "Хорошее, просторное место, с кондиционерами, зеркалами... правда, станков нет..." Про себя подумал: все же лучше подвального помещения горско-еврейской синагоги в Тель Авиве, где до этого занимались ребята. Но в то время никто не жаловался: все были рады, что администрация синаноги пошла на столь беспрецендентный шаг.

    На репетициях Иосиф Самуилович как всегда: элегантный, с иголочки костюм; но за строгой внешностью - чисто кавказская приветливость и добродушие, которые незамедлительно сказываются в крепком рукопожатии и отеческом объятии. Спрашиваю, как им на новом месте. Вместо ответа -- приглашающий жест: пойдем, сам увидишь. Помещение хорошее. Но на этом проблемы не закончились: например, троих ребят призвали в армию, жалуется Иосиф Самуилович. А в голосе чувствуется тревога за солдат -- время ведь не спокойное. По одному, по двое заходят ребята-танцоры; музыканты уже на месте. Начинается репетиция.

    Немного удивляет строгость: ни для никого не секрет, насколько свободны израильские юноши и девушки. Здесь все по-другому: никто не выйдет во время репетиции, не спросив разрешения, даже если он не занят; не говоря уж о пресловутых жевательных резинках и ненужных разговорах. В то же время удачная шутка никого не смущает: все от души смеются. Опоздав, ребята извиняются и просят разрешения занять свое место. За опоздание им никто не выговаривает: многие из них приходят после работы или после занятий в школе, в университете; некоторым приходится добираться из удаленных (по израильским меркам) городов. Тем более удивляет упорство и самоотдача танцоров.

    Ныне во главе "Лезгинки" - заслуженный артист России Зулухман Хангереев, но неутомимый народный артист России Иосиф Матаев в качестве доброго советника и высокопрофессионального консультанта по-прежнему участвует в творческой жизни выпестованного им коллектива.

    [IMG]
  2. Maxim1987 Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Так он же преподавал лезгинку у нас в Ор- Акиве!
  3. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Исполнилось 50 лет, как состоялось первое выступление танцевального ансамбля «Лезгинка». Вы стояли у истоков создания этого замечательного коллектива, были солистом и руководителем. Вы посвятили свою жизнь танцу, становлению «Лезгинки». Что бы Вы сказали об этом спустя полвека? Этот вопрос наш корреспондент задал Иосифу Матаеву, художественному руководителю ансамбля с 1982 года, народному артисту Российской Федерации.

    - Прежде всего хотелось бы поздравить нынешний коллектив «Лезгинки» со знаменательным юбилеем и пожелать ему новых высот и не останавливаться на достигнутом! Создание ансамбля «Лезгинка» в свое время лет на 50 продвинуло вперед дагестанскую хореографию. Это, конечно, прежде всего заслуга талантливого балетмейстера, постановщика танцев, ученика знаменитого Моисеева - Танхо Израилова. Он смог соединить, воплотить все то, что народы республики накопили веками. Дагестан богат хореографией, у каждого народа свои танцы, чуть ли не в каждом ауле свои особенности танцевального искусства: потому я считаю, что богатый и разнообразный фольклор Дагестана еще не до конца раскрыт и освоен, потому можно черпать и черпать из фольклора Дагестана новые и новые танцы, ставить их, продолжая удивлять зрителя.
    - Выходит, и сегодня потенциал танцев Дагестана не до конца освоен. И в будущем можно видеть новые и новые танцы?
    - Конечно, это богатейшая культура! Это вековые традиции народов Дагестана, сконцентрированные в танцах. Потому любой творческий коллектив должен быть в постоянном творческом поиске. В связи с юбилеем ансамбля было бы несправедливым не отметить роль руководителей республики в создании ансамбля. Ведь тогда ни в одной Северо-Кавказской республике не было своего танцевального ансамбля! Не было его даже у наших южных соседей в Азербайджане! Конечно, огромное значение имело понимание и содействие в этом руководства республики. Хочу добрым словом вспомнить Абдурахмана Даниялова, который тонко разбирался в искусстве, в хореографии. Он лелеял идею создания этого коллектива. Не было концерта у нас, на который бы он ни приходил.
    Шахрудин Магомедович Шамхалов был нашим любимцем. Это человек, который любил искусство, был порядочным, прямым, откровенным и красивым человеком.
    - Иосиф Самуилович, Вы прожили самую плодотворную часть своей богатой творческой жизни в Дагестане. В те годы, кроме цензуры, существовали и негласные ограничения в отношении представителей определенных народов при приеме на работу или на учебу, в частности, в некоторые столичные вузы, НИИ, в КБ ограничивали прием евреев. Было ли подобное в Дагестане? Ощущали ли Вы на себе подобное?
    - Если сказать честно, в Дагестане я этого не ощущал. Не было антисемитизма. Все варились в одном котле. Не замечал антисемитизм даже на бытовом уровне! И это я объясняю не столько правильным курсом руководства или идеологией какой-то - культура дагестанских народов иная! Взаимопроникновение, взаимоуважение, понятие о человеческой дружбе, куначество, обычаи и традиции там особые. Дагестан во все времена оставался образцом межнационального согласия, я молю Бога и дальше, чтобы он оставался таким же прекрасным уголком мира и согласия для сотен народов разных вероисповеданий, живущих на земле Дагестана. Дагестанцам генетически чужд национализм. Разве что анекдоты про евреев - ну это разве от антисемитизма? Вернусь к личности Шахрудина Шамхалова, хочу сказать, что в 19 лет мне, дагестанскому еврею, дали отдельную квартиру благодаря Шахрудину Шамхалову. Он видел, что я работаю, работаю по 14-16 часов в сутки. Ему нравилось мое творчество, и он сказал мне, что обязательно будет у меня своя квартира. Может, это нескромно так говорить... Но это было, это правда.
    Image- Несмотря на это, в республике осталось мало евреев, они уехали и продолжают уезжать... (Мой собеседник переменился в лице и с горечью продолжил).
    - Уехали. Почти все. Причины отъезда из Дагестана, надо отметить, были разные. Кто-то искал более комфортную жизнь, у кого-то дети оказались вдали от Дагестана. Но ведь переезжают из Дагестана не только евреи, и аварцев вне Дагестана стало намного больше, чем в те годы, и даргинцы ищут себе и работу, и иные условия жизни. Некоторые из них обосновались и в европейских странах, и это нормально в современных условиях. Миграция всех стала характерной чертой современной жизни. Мне кажется, что нельзя рассматривать статистику выезда одной отдельной национальности из республики, это может быть трактовано по-разному. Конечно, говоря о выезде евреев из Дагестана, некоторые по причине проявления антисемитизма тоже уехали. Я могу сказать одно: не встречал я никого, кто бы таил в себе обиду на Дагестан. Да и не могло быть обиды потому, что для всех нас Дагестан является родиной, где мы выросли, получили образование, профессию, родиной, где прошла самая интересная и энергичная часть нашей жизни, прошла наша молодость. Я, например, всегда чувствовал и чувствую себя настоящим дагестанцем, несмотря на то, что я сегодня не живу в Дагестане и я горский еврей. Мне никогда в жизни никто не говорил, что я такой-сякой по национальному признаку. Я считаю, что умные люди не должны по национальному признаку судить о людях.
    - Вернемся к «Лезгинке», к ее истокам...
    - Считаю, что ансамбль «Лезгинка» – одна из вершин искусства, возникшая в Дагестане 50 лет назад. Это великое дело. Мы познали азы хореографии, мы познали культуру в большей степени. Мне кажется, это было для того времени очень важным явлением как в культурной, так и в политической жизни Дагестана. «Лезгинка» в те годы стала своеобразным паспортом Дагестана, его лицом. Ведь тогда не так много коллективов в СССР могли гастролировать по миру, а мы давали концерты почти по всему миру. Он был нужен, как воздух. Не потому, что это была чья-то прихоть, а сама жизнь подсказала, что обязательно такой танцевальный коллектив нужен. Ведь я работал до создания «Лезгинки» в Ансамбле песни и танца Дагестана. Всего нас там было 8 танцевальных пар. Разве 16 человек могут показать всю танцевальную культуру Дагестана? Конечно, нет! И в коллективе большинство было «старичков», а сцена любит молодых. Не было притока молодежи. Для «Лезгинки» мы набирали молодежь по всему Дагестану, ездили в горные районы, устраивали смотровые выступления местных коллективов, ходили даже по школам, где в кружках художественной самодеятельности танцевали школьники. Так, по крупицам собрали коллектив, и в мае 1958 года состоялся первый концерт.
    Мы ставили танцы не только народов Дагестана. Потому создание «Лезгинки» не только продвинуло хореографию Дагестана, это способствовало возникновению своих танцевальных коллективов в Чечено-Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии - все Северо-Кавказские республики начали создавать свои школы танцевального искусства, ансамбли. Мы и им помогали.
    - Как складывалась личная жизнь танцоров, ведь длительные гастроли, постоянные репетиции, а семью-то тоже надо было создавать?
    - Да, с замужеством или женитьбой могли возникать проблемы у артистов. Потому предпочтительными были браки внутри коллектива. И это случалось часто. «Лезгинка» - коллектив, в котором девушки и ребята находили свое личное счастье. У нас было так: если Танхо Израилов видел, что парень ухаживает за девушкой и девушка симпатизирует этому парню, он задавал вопрос: что мешает вам объединиться и создать семью? Отвечали, что хотим сыграть свадьбу, но есть финансовые трудности или что-то в этом роде. На что маэстро говорил: и деньги вам будут на свадьбу, и общежитие будет, в будущем и с квартирой помогу, только женитесь и рожайте детей. Так образовалось очень много семейных пар, в том числе и моя семья. Мы с супругой были солистами «Лезгинки», в коллективе и создали семью. Имея малолетних детей, ездили на гастроли, в том числе и по всем континентам, репетировали.
    - Ездить по миру было в то время не так просто. Нынешняя молодежь даже представить не может, что могли и не пускать! Расскажите, как это происходило?
    - Оформить загранпоездку было очень трудно, несмотря на то, что мы были творческим коллективом. Мы проходили цензуру, заполняли массу анкет, в которых бывала куча вопросов, вплоть до смешных. Но и до получения этой анкеты нужно было столько инстанций пройти, столько собеседований пройти! Главное, чего боялись власти - вдруг кто-то попросит убежище и останется там. Особенно тщательно оформляли поездки в Западные страны, в США.

    Газета "Дагестанская правда"
    Абдул Маликов

Поделиться этой страницей