Юрий Кобаладзе

Тема в разделе '... в науке и индустрии', создана пользователем bolivar, 19 мар 2011.

  1. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    [IMG]

    57 лет. Родился в Тбилиси, окончил факультет международной журналистики МГИМО. С 1972 г. в службе внешней разведки (СВР). Работал в ТАСС и Гостелерадио СССР. В 1977–1984 гг. был корреспондентом Гостелерадио СССР в Великобритании. С 1984 г. – в центральном аппарате Первого главного управления СССР (СВР), в 1991–1999 гг. – руководитель Бюро по связям с общественностью и средствами массовой информации СВР. В 1999 г. – первый заместитель генерального директора ИТАР-ТАСС. С этого же года начинает работать в группе «Ренессанс Капитал», в наст. время – управляющий директор компании. Генерал-майор, член Совета по внешней и оборонной политике, профессор МГИМО.

    О компании «Ренессанс Капитал» - ведущая независимая инвестиционная группа, работающая на финансовых рынках России и стран СНГ и обслуживающая как российских, так и иностранных клиентов. Со времени ее основания в 1995 г. группа привлекла для российских предприятий свыше US$ 12 млрд. инвестиций и осуществила многие масштабные проекты.

    Кажется, что у Юрия Кобаладзе в жизни все идет, как по маслу. Он сделал прекрасную карьеру при Советской власти и сегодня занимает завидный пост – управляющего директора инвестиционной группы «Ренессанс Капитал». Он чувствует себя, как рыба в воде, и в высоких кабинетах, и в институтских аудиториях, и на светских раутах. Он обаятелен, остроумен и элегантен. Может, именно таких Фортуна и выбирает в свои любимцы?

    - Юрий Георгиевич, Ваше имя в представлении многих связано с разведкой. Как Вы решились с ней расстаться?
    - Я прослужил там 32 года! Последние 10 лет руководил пресс-бюро службы внешней разведки. Мне там было очень комфортно и очень интересно, но я просто себя исчерпал. Есть такая теория, что человек может продуктивно работать на одном и том же месте в течение 5-6 лет. Потом его надо куда-то сдвигать - вверх, в сторону и т.д., иначе он сам себе становится противен.

    - Сколько Вам было на тот момент?
    - Ровно 50. Конечно, я уходил с чувством опасения. И очень благодарен моему тогдашнему начальнику В.И. Трубникову за одну фразу: "Если что-то не состоится, я тебя всегда возьму назад". В этой ситуации эти слова очень дорогого стоили. Они сняли с меня все напряжение, все сомнения. Я подумал, действительно, ну не получится, завтра позвоню… И ушел в ТАСС.

    - Затем Вы довольно скоро перешли в бизнес?
    - Было несколько причин, по которым я покинул госслужбу в принципе. Одна из них - просто стал задыхаться от нехватки денег. Неработающая жена, двое детей, больная теща, престарелые родители в Тбилиси… Я понимал, что в новых обстоятельствах не справляюсь с финансовым давлением. У меня было много предложений. Здесь сыграл роль личностный фактор - меня позвали люди, которых я лично знал.
    Я пришел в бизнес-организацию, но собственно бизнесом не занимаюсь. Моя задача - обеспечивать благоприятный фон для деятельности компании, создавать о ней мнение как о стабильной, профессиональной, успешной. Я кровно заинтересован в том, чтобы она процветала, становилась все более богатой. Но не участвую в реализации конкретных сделок. Я даже шучу - ребят, вы меня взяли не зарабатывать деньги, а их тратить.

    - Хорошая у Вас работа!
    - А Вы вообще попали к очень счастливому человеку. Мне всегда было интересно работать. Знаете, люди в основном жалуются: "Ох, эта работа, я устал, уже эти рожи видеть не могу". Вот у меня - все наоборот. На самом деле, редко кому так везет, начиная с самого раннего детства. Мне нравилось ходить в детский сад, я обожал свою школу, любил учителей, со многими у меня были товарищеские отношения, которые сохранились на долгие годы. В институт я ходил, как на праздник. Клянусь! Хотя у меня и хвосты были и другие проблемы. До сих пор к институту привязан, читаю там лекции. Потом я попал в разведку - и прожил там потрясающе интересные годы. У меня очень счастливо сложилась моя биография, моя карьера, я безумно благодарен тому, что было. Мне везде было хорошо. Сюда пришел, и тоже мне интересно, я хочу ходить на работу. Я понимаю, что это просто удача.

    - Не значит ли это, что Вам везде было бы хорошо?
    - Не думаю. Поэтому и подчеркиваю, что очень важно стечение обстоятельств. Я знаю людей, которые работали рядом со мной, но не испытывали того же комфорта по чисто объективным причинам. Не у всех так складывалось, а у меня сложилось.

    - Так все-таки сложилось, или Вы сами тоже к этому причастны?
    - Мне, конечно, очень лестно и приятно согласиться с тем, что это я - такой, мои личные качества - такие. Но я понимаю, что человеку, в принципе, должна сопутствовать удача. Вот я попал в разведку именно в английский отдел не потому, что я такой уж светлый гений, а потому что именно в тот момент были нужны на замену специалисты по Великобритании. Или, например, в МГИМО я поступил не потому, что заслуживал этого больше, чем остальные (я первый год вообще пролетел), а просто потому, что познакомился со своим будущим деканом, понравился ему, и он помог мне поступить.

    - Как же Вы с ним познакомились?
    - Я приехал на 3 месяца раньше готовиться к экзаменам, ходил на вечерние курсы, а он как раз набирал абитуриентов для факультета журналистики, который только должен был открыться. Я декану почему-то приглянулся, и он предложил мне: "Не хочешь на журналистику?" А я обязательно должен был поступить - не возвращаться же в Тбилиси во второй раз. И ничуть не жалею, что окончил журфак, а не на дипломатический, куда стремился. В журналистике у меня была очень счастливая карьера: я был корреспондентом Гостелерадио в Англии.

    - Значит, Вы все сводите к счастливому случаю?
    - Конечно, есть и объективные факторы. Я человек коммуникабельный. Мне всегда было интересно учиться. И я всегда был "общественным животным": был комсоргом, активно работал во всяких комитетах, выступал на конференциях и т.п.

    - Сейчас много говорят о том, что для успешного руководителя больше важен не формальный, а эмоциональный интеллект. Вы согласны?
    - Это принципиальное качество! Если у меня есть какие-то сильные стороны, то они связаны с моей коммуникативностью. Я сам это понимаю и использую. Но еще раз подчеркиваю, что можно обладать всеми на свете качествами, быть семи пядей во лбу, иметь блестящее образование, но жизнь у тебя не сложится так, как она сложилась у меня. Мне не раз говорили: "Просто ты правильное решение принял". Но я-то понимал, что еще и повезло: через полгода была бы другая ситуация, через год - тем более.

    - По Вашим наблюдениям, могут ли бывшие дипломатические работники найти себе применение в бизнес-структурах?
    - В конце 80-х-начале 90-х сотрудники МИДа, разведки были желанными для любой финансовой структуры - ну как же, человек работал за границей, знает языки, умеет общаться, у него есть связи. Но сегодня ситуация изменилась, нужны профессионалы именно в своем деле. Появилось поколение ребят, которые окончили экономический вуз в России, потом отучились 2-3 года в Америке или Европе, плюс имеют опыт работы в каком-нибудь западном банке. Вот кто необходим сейчас.

    - Вы принимаете участие в кадровой работе?
    - Да, иногда кого-то предлагаю. Ко мне многие обращаются, но я всем пытаюсь объяснить, что это не советские времена, когда руководитель организации мог сказать: "Вот этого возьмите". Прежде всего, возьмут человека, который будет полезен.

    - Ваша компания испытывает дефицит кадров?
    - Стратегия организации - брать лучших. А такие всегда в дефиците. Но по сравнению с тем временем, когда у нас просто не существовало специалистов в инвестиционном бизнесе, сейчас, безусловно, появился выбор.

    - Предпочтение отдается молодежи?
    - Абсолютно. У нас в компании в основном сотрудники 24-х, 25-ти. 27-летние уже считаются "стариками". Мы стараемся брать молодых людей, образование которых соответствует потребностям компании. Всему остальному их обучат. А взрослых переучить уже невозможно. Человек, прошедший советскую школу торговли или сервиса, как правило, не способен работать в бизнесе.

    - Чем отличается молодежь нынешнего поколения?
    - Это другие люди совершенно. Они гораздо более раскрепощены, ничего не боятся, готовы обсуждать любую тему. Они более прагматичны, целеустремленны. Несмотря на свой юный возраст, они в подавляющем большинстве своем понимают, что необходимо работать, получать какие-то навыки. Для нас было главным получить распределение в МИД, звание, должность, кабинет, количество телефонов, загранкомандировки. А что такое сейчас - загранкомандировка? Взял билет и поехал. Ценности абсолютно поменялись.

    - А лояльность? Раньше человек приходил с юных лет в коллектив, и его ногами вперед оттуда выносили.
    - Ну и плохо! Я считаю, что сейчас лучше. Хотя задача компании - создавать такие условия для сотрудников, чтобы они не захотели уходить. Но практика показывает, что человек растет и, если не находит здесь себе применения, уходит. Не потому, что он нелоялен, а потому что думает о себе, о своей карьере.

    - Есть точка зрения, что если человек уходит, то он предатель. Вы так не считаете?
    - Это глупость. Каждый человек должен выбирать то место работы, где ему комфортно. Нельзя никому ничего навязывать, заставлять человека работать из-под палки. Особенно это заметно в госструктурах - "тебе плохо, зато ты служишь высшему делу". Типично советский подход.

    - Сколько часов в сутки Вы работаете?
    - Не знаю. У меня огромная светская жизнь, которая большей частью - тоже продолжение моей работы.

    - Как Вы проводите свой досуг?
    - Я люблю живопись, хожу на выставки. Люблю хороший театр. Не сочтите за бахвальство, я вообще воспитан на английском театре, когда жил в Англии, все там пересмотрел. Раз в год с друзьями сплавляюсь на байдарках по горным рекам Алтая.

    - Что для Вас значит быть успешным человеком?
    - Я понимаю, что для окружающих я успешный человек. И этот внешний успех гармонирует с моим внутренним ощущением. У меня не было дискомфорта никогда. Знаете, есть актеры, которые очень успешны, но недовольны своей ролью. Вот у меня такого раздрая нет.

    - И рефлексия Вам не свойственна?
    - У меня совершенно нет комплекса превосходства. Как и любого человека, меня иногда одолевают сомнения. Но они не доводят меня до состояния Раскольникова, когда хочется взять топор и укокошить старуху. Вот такое русское чувство рефлексии для меня совершенно не характерно.

    - А для грузин оно характерно?
    - Нам, скорее, свойственна вальяжность. Почему грузины всегда были хорошими художниками? Почему у нас так развиты кино, театр, футбол? Это врожденный артистизм. Сидеть, думать о переустройстве мира, писать стихи… В одной Грузии поэтов-романтиков больше, чем во всех республиках бывшего Союза, вместе взятых.

    - Вы столько живете в Москве, много лет провели за границей. Кем себя ощущаете? Гражданином мира?
    - Нет. С возрастом все больше ощущаю себя грузином.

    Людмила БУРКИНА, газета Элитный персонал

Поделиться этой страницей