Кто там стоит с ружьем и бородою?

Тема в разделе 'История. Культура. Традиции', создана пользователем Shaul, 10 июн 2010.

  1. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    О книге Лии Микдаш-Шамаиловой «История и культура горских евреев Кавказа»

    [IMG]

    Кто там стоит с ружьем и бородою

    Версий о происхождении горских евреев хоть отбавляй. Впрочем, если отбросить идею об одном из потерянных колен, то самое весомое предположение — что в появлении евреев на Кавказе виноваты Сасаниды: именно после их правления появились регулярные упоминания о кавказских евреях.

    Исторически больше всего их обосновалось в Северном Азербайджане и Дагестане. В дагестанской области Кайтаг есть даже Еврейское ущелье — возможно, самое древнее селение горских евреев. Долгое время самым крупным горско-еврейским населенным пунктом всего Кавказа была Еврейская Слобода, где в 1916 году жили 8400 горских евреев — примерно треть от их общего числа. Всего же на Кавказе они жили в нескольких десятках городков и деревушек. В современном Израиле есть одно-единственное поселение, изначально созданное специально для горско-еврейской общины — Хинанит в северной части Самарии. Правда, с годами в Хинаните стали селиться и представители других общин.

    Научный сборник «История и культура горских евреев Кавказа» помогает подробнее узнать о жизни евреев Кавказа. Редактор и составитель Лия Микдаш-Шамаилова не упустила практически ничего важного: здесь рассказывается об истории и религиозной жизни, материальной культуре и вкладе горских евреев в возрождение еврейского народа в Эрец-Исраэль. Целый раздел посвящен культуре духовной — языку, литературе, музыке. В статье об устном народном творчестве собраны жемчужины фольклора горских евреев, среди которых выделяются горские пословицы и поговорки. Из них можно кое-что узнать о быте горских евреев:

    Соль кончилась — солонку не разбивай.
    Черную шерсть хоть и вымой, белой не станет.
    У зрелого плода голова вниз смотрит.
    Тяжесть на буйволе, а кряхтит арба.
    Пока до речки не дошел, штаны не снимай.

    Кроме поговорок, в книге речь идет о сказках и народных сказаниях. Так вот в устах горских евреев имена героев традиционных восточных сюжетов менялись на еврейские — так в них появились рабби Гершом бен Гершом, царь Давид и его сын Шломо.

    Но недаром говорят, что одно изображение стоит тысячи слов — в сборнике собраны интереснейшие исторические фотографии. На фото конца XIX века запечатлена группа горских евреев-музыкантов на проводах некоего Хизила Елизарова в царскую армию. Хизилу Елизарову можно посочувствовать: жизнь в царской армии была совсем не сахар, тем более для еврея. Однако, судя по одухотворенным лицам и выразительным позам музыкантов, проводы прошли с большим успехом.

    Не менее великолепна фотография учеников еврейской дербентской школы раввина Шауля бен Авраама. На старом снимке 1925 года две дюжины школьников торжественно держат в руках таблички с собственными именами. Имена, заметим, написаны на иврите. В этом эпизоде книга Микдаш-Шамаиловой проливает свет на малоизвестную «языковую войну» вокруг языка школьного обучения горских евреев.

    В августе 1917 года в Грозном состоялась конференция горско-еврейских учителей, в которой приняли участие педагоги, работающие как в «нубохунде» [религиозной школе], так и в светских школах. По вопросу о едином языке школы было признано нецелесообразным вести обучение на горско-еврейском языке, так как существуют его различные диалекты (дербентский, кубинский, северокавказский). В принятой резолюции подчеркивалось, что языком обучения «должен явиться единый еврейский национальный язык (иврит)».

    После установления Советской власти исход «языковой войны» решился «по праву силы»: власти, разумеется, не были заинтересованы не только в иврите, но и в горско-еврейском языке, и постепенно русифицировали горских евреев. Более того, для горско-еврейской письменности разработали новый алфавит на основе латиницы, чтобы еще дальше увести горских евреев от еврейских корней. В конце 1930-х и этому пришел конец: 4 февраля 1938 года в Дагестане приняли решение о переводе письменностей народов Дагестана на русский алфавит. Под раздачу попали и горские евреи, хотя для них было добавлено несколько диграфов для передачи «специфических фонем». Горских евреев Азербайджана в 1939 году тоже перевели на кириллический алфавит, но предназначенный для азербайджанского языка. Тем интереснее взглянуть на передовицу газеты «Хед харим» («Эхо гор»), пять номеров которой вышли в Баку в 1919-1920 годах, еще до прихода Советов. Название газеты, ее девиз, призывавший соединяться не пролетариев, а «братьев», и даже траурное объявление о смерти раввина Азарии написаны на иврите; статьи — на горско-еврейском языке ивритскими буквами; объявление о создании драматическо-оперной труппы «Мизрах» — частично на иврите, частично на горско-еврейском языке.

    Советская власть била не только по культурному наследию. Были попытки переселять горских евреев из Азербайджана в Крым и Биробиджан. По селам в окрестностях Баку ходили слухи, будто каждой семье переселенцев в Крыму выделяют участок земли. Из-за этого возникали огромные очереди желающих перебраться в Крым. Переехать успели около 200 семей горских евреев, которых в начале 1930-х объединили в два колхоза, после чего власти прикрыли крымский «еврейский проект», одновременно начав агитацию за переезд в Восточную Сибирь. Однако попытать счастья в ЕАО решились всего несколько молодых семей.

    Еще один фотоснимок: на нем изображена известная «Разрубленная книга». Предание гласит, что в 1734 году Надир-шах со своим войском прибыл в еврейское поселение Кулгат с целью убить евреев. Зайдя во двор синагоги, он увидел раввина и детей за чтением. Когда Надир-шах поднял меч, чтобы убить раввина Рувина, тот, подняв над собой книгу, спас свою жизнь — книга удержала удар меча. Испугавшись, что поднял руку на Святую книгу, Надир-шах спешно покинул поселение, больше никого не тронув.

    Хорошо известно, что горские евреи принимали участие в сионистском движении, а появление двух горских евреев (в традиционных костюмах!) на Четвертом сионистском конгрессе было встречено остальными делегатами с восторгом. Евреи Кавказа жертвовали и деньги: «В канун Судного дня 1901 г. сионисты установили в синагогах Грозного чаши для сбора средств на заселение Эрец-Исраэль. В результате в обеих горских синагогах города было собрано 13 рублей 70 копеек». И этот «кавказский след» обнаруживается на фотографии 1908 года — среди членов горсовета Тель-Авива первого созыва стоит грозный бородатый человек в кавказском одеянии с винтовкой, настоящий горец. Оказывается, это был Хизкиягу Борисов, репатриант из Махачкалы, охранник членов совета. С такой охраной удача новорожденному городу была гарантирована, а горские евреи навсегда остались в новейшей истории еврейского народа.

    Ариэль Бульштейн

Поделиться этой страницей