Лаки Кесоглу - Греческие песни (1981)

Тема в разделе 'Ретро архив', создана пользователем admin, 7 фев 2012.

  1. admin Administrator

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    36
    [IMG]

    Исполнитель: Лаки Кесоглу
    Страна: СССР
    Альбом: Греческие песни (Vinyl Rip)
    Год выхода: 1981
    Формат: MP3 CBR 320 kbps
    Размер: 75 МБ

    Содержание:

    Сторона 1

    ГОВОРИ МНЕ, ПРОШУ (музыка и слова Ф. Николау)
    ВСЕГО ХОРОШЕГО (Д. Паралес — Пифагор)
    ТРИКИ ТРИКИ (музыка и слова Г. Замбетаса)
    СЕГОДНЯ НОЧЬЮ (Д. Пападимитриу — Пифагор)
    СЫН МОЙ (Н. Калфарас — Я. Колпар)
    УРОК МУЗЫКИ (Г, Тилиакос — С. Карнацос)

    Сторона 2

    НЕ ПЛАЧЬ, МАРИЯ (музыка и слова Ф. Николау)
    УХОДИ, ПРОШУ ТЕБЯ (Д. Гитдом — Я. Парное)
    ЛЮБИ МЕНЯ (X. Иглесиас — Пифагор)
    СО ВСЕХ СТОРОН (музыка и слова Н. Лаврану)
    ГОВОРЮ С ТОБОЙ (М. Бизани — С. Папавасилеу)
    ДОРОГОЙ ЛЮБВИ (музыка и слова Ф. Николау)

    АНСАМБЛЬ «МЕЛОДИЯ» ПОД УПРАВЛЕНИЕМ Г. ГАРАНЯНА

    [IMG]

    скачать пофайлово -

    http://music.tonnel....music&alb=19033

    Дополнительная информация: Лаки (Пантелей) Константинович Кесоглу родился 22 июля 1939 года в Батуми в семье греков-беженцев из Турции. Его биография тесно переплетается с биографией греков бывшего Советского Союза. С историей Всемирного и Понтийского эллинизма. Преследования, гонения (геноцид) греков Понта в Оттоманской Турции. Беззаконные и преступные репрессии 1937-1938 гг., депортации греков, проживающих на юге России, в российском и закавказском Причерноморье, в Сибирь и Казахстан, Зауралье, Киргизию, Узбекистан. Так понтийские греки стали казахстанцами. Так они обрели новые отчизны, ставшие родными, как и Мать Греция. Лаки Кесоглу обучался в Чимкентском музыкальном училище (1958—1962), по окончании которого был направлен в Алма-Атинскую консерваторию. В 1972 году певец впервые выступил в Колонном зале Дома Союзов и с этого времени получил всесоюзную известность. Лаки Константинович — Народный артист Республики Казахстан, профессор, заведующий эстрадным отделением Казахской национальной академии искусств им. Жургенова. Записал несколько грампластинок с греческими песнями, а также пластинку "Капризная погода", где исполнил песни популярных казахстанских авторов Тлеса Кажгалиева, Алмаса Серкебаева, Эдуарда Богушевского и других. На протяжении длительного времени был солистом Эстрадно-симфонического оркестра Гостелерадио Казахстана, записал огромное количество песен казахстанских композиторов.


    – Лаки Константинович! Вы родились в 1939 г. в маленьком уютном городке у моря – Батуми.
    - Да, я родился в этом прекрасном городе. Батуми - город моего детства.
    Мои родители: Константин Апостолович и Панаила Исааковна родились также в этом городе, а вот бабушки и дедушки родились в Турции (Трапезунде) и их переселение в Батуми стало следствием гонений - геноцида со стороны турецких правителей в отношении греков, христиан.
    Дедушка Апостол, бабушка Эвтихия. Дедушка похоронен здесь в Казахстане в городе Туркестан. К сожалению, я был маленький, когда его хоронили - все мои попытки найти его могилку оказались тщетными.
    - 1949 год. Когда греков Закавказья высылали в Казахстан, вам было неполных 10 лет. Вы помните этот день?
    - Я помню этот день очень хорошо. Это было летнее время. 14 или 15 июня 1949 года. У нас в Батуми была улица Ренда, где в основном жили греки. Они знали о выселении. Информация какая-то уже была. И люди собирали необходимые вещи. Это случилось ночью - где-то около 3-4-х часов ночи.
    На улице стояли «Студебекеры» (трофейные машины). Нас посадили на них и отправили на вокзал. Посадили в «коровники» - большие длинные эшелоны.
    Я все это прекрасно помню. Эшелон проезжал мимо Сталинграда - остатки прошедшей войны, разрушенные здания. Город зализывал раны войны.
    Четче помню, когда въехали в Казахстан. Необычный для греков природный ландшафт - голая степь. Высадка на станции Тимур Шаульдерского района (сейчас, Кызыл-Кумский район). Нас начали сортировать, делить. …Мы оказались в селе Сули-Кесик. Там нас, греков, проживало семей 10-15 в этих домиках-мазанках, где не было ни пола, ни печи, ни воды! На первых порах брали воду из арыка. Мы пили эту мутную воду, пока отцы наши не вырыли колодец - этим колодцем пользовалось и местное население. Работали - отец был бригадиром, ему дали коня, он что-то развозил. ...В один день греки возмутились. Мой отец был одним из зачинателей этого, что ли, бунта. Взяли свои пожитки и двинулись к станции, чтобы нас опять возвратили домой. Но этого, конечно, не случилось. Там прожили до осени, а затем нам разрешили уезжать - кто-то уехал в Чимкент, кто-то в Кентау, в Туркестан.
    - А родители в это время были с греческими документами?
    - Да, у них в это время были греческие документы - паспорта «Эллинское королевство».
    - Значит, вы родились подданным Эллады?
    - Выходит что так...
    - Полагаю, ваш музыкальный выбор ваш был наследственным?
    - Отец мой был известным лиричисом (кемянчистом) - в доме всегда присутствовала понтийская музыка, песня. У меня очень хорошо пела мама (Яннакиди Панаила Исааковна). Отец на всех греческих мероприятиях играл. Родители, как они мне впоследствии говорили, еще в Батуми хотели отдать меня учиться на скрипке, но... Послевоенное время. В клубах демонстрируют послевоенные трофейные фильмы, большая часть из коих были музыкальными. Эти фильмы воспитали в нас истинный музыкальный вкус. Молодой Карузо, Дина Дурбин - хорошие фильмы с прекрасными исполнителями. И потом у меня была одна страсть - я очень любил слушать приемник - радио. Глубокой ночью я слушал всякие станции музыку. Помню, и отец мой был подвержен этой страстью... Я был очень стеснительным подростком – бывало, стоял перед зеркалом и ...плакал! Вот, мол де, я такой стеснительный, никогда не выйду на сцену, никогда не спою. Что-то такое у меня было.
    - Но дебют - таки состоялся! Когда это произошло?
    - Это было в Новогодний выпускной вечер. Друзья знали о моих «талантах», что я пою - они и вытащили меня на сцену!
    - Что вы исполняли в своем первом публичном выступлении?
    - Что-то из Дунаевского. Какая-то лирическая песня. У нас там была педагог Брюнелли Элла Евгеньевна. Она мне что-то подобрала на аккордеоне. Спустя много лет, когда я стал достаточно известным певцом, мы встретились. Далее было участие в самодеятельности. Мое желание учиться музыке все более крепло. Однажды я принял судьбоносное для себя решение - ехать в Чимкент поступать в музыкальное училище. … Раннее утро. Московский поезд. Три часа пути. Бабушка Элени, тетя, которая была одной из первых актрис Чимкентского Греческого театра (постановка «Η τρίχα στο γεφύρ» шла на всех греческих сценах СССР), который, увы, просуществовал недолго. Чимкентское музыкальное училище. Материально было очень тяжело. Хорошо, что тетя была рядом. Я очень много пел, разъезжал с оркестром, в городе выступал. Там очень много училось греков. 1958-1962 гг. - учеба в училище. Причем, закончил его с отличием. Я получил красный диплом (и диплом №1!) и был направлен учиться в консерваторию в Алма-Ате.
    - Вы сказали, что с вами училось много греков.
    Кто они, как сложилась их дальнейшая творческая судьба?
    - Там учились Афина Мавиди, Алла Димитриади, Яннис Стефаниди, Эрик Ксенопуло.
    - Какие необходимы качества творческому человеку помимо, конечно, таланта, дабы стать известным в своей профессии?
    - Необходимы целеустремленность, тщеславие в хорошем смысле слова. В нашей профессии, если ты не тщеславен, ты ничего не добьешься.
    - 1962 год. Вы отправляетесь покорять музыкальные вершины в Алма-Ату, будучи еще греческоподданным? Не мешало ли наличие иностранного гражданства вашему поступательному продвижению к музыкальному Олимпу?
    - Мои родители вернулись в Батуми в 1962 году. Я же отправился в Алма-Ату. Греческий же паспорт я исправно каждый год отправлял продлевать, и в Алма-Ату приехал с ним. Мне было приятно обнаружить в стенах консерватории своих соотечественников - педагогов: Николая Фомича Тифтикиди, Федора Дмитриевича Мавриди. Его жена Валерия Ивановна Мавриди была музыкальный теоретик. Он же был скрипач, создавал здесь струнные квартеты. Теорию музыки, сольфеджио я сдавал Николаю Фомичу, который ко мне очень хорошо относился. Думаю, что у него не было поводов краснеть за меня.
    - У вас с г-ном Тифтикиди общая судьба по части географии - какую-то часть жизни и он прожил в Туркестане в ссылке, куда был сослан из Баку.
    - С одним из его родственников Ваней Апостолиди мы были неразлучными друзьями.
    - Было трудно поступать в консерваторию? Большой конкурс. Плюс наличие греческого гражданства.
    - А греческий паспорт был при мне! Вы знаете, Нико, в искусстве к подобным вещам относились как-то либерально. Советский паспорт я взял где-то через 2-3 года после поступления. Единственное неудобство было в том, что я не получал стипендию.
    - Наступил черед задать вам вопрос о ваших педагогах. Кто из них помог вам поверить в собственные силы?
    - До третьего курса у меня были некоторые проблемы с педагогами, со здоровьем. Была замечательная женщина - Аркадия Алексеевна Леонтьева. Она пела в оперном театре. На третьем курсе я попал к такому педагогу, которому я очень многим обязан. Солист театра оперы и балета, Заслуженный артист республики Казахстан Орленин Виталий Николаевич. Этому человеку я многим обязан. Тем, что я встал на ноги, почувствовал веру в себя. Это целая школа. И то, что я до сих пор пою, выступаю – это, несомненно, его заслуга.
    - Век певца. Как он долог? Примеры Лемешева и Козловского, согласитесь, не показательны...
    - Я вам приведу примеры другого уровня. Паваротти - 70 лет, Доминго- за 65, Каррерасу – за 60. Возраст певца зависит от хорошей выучки вокальной, как певец соблюдает режим, как бережно он относится к своему голосу.
    - А чего нельзя певцу?
    - Сложно сказать. Многое зависит от его здоровья. Меня, например, родители наградили крепким здоровьем, что касается горловых заболеваний. Практически я ничем не болел. Не было никогда ангины, тонзилита, фарингита - эти болезни плохо влияют на голос. 31 декабря на 15-градусном морозе пел, и ничего не случилось!
    Мои коллеги говорят: «Лаки, у тебя луженая глотка!» (заразительно смеется). Наступит день, когда и мне придется завершать выступления, но для меня это произойдет безболезненно. Мне есть, чем заняться.
    - Вы обучались в консерватории как эстрадный певец или как оперный?
    - Как классический. В моем репертуаре было 5 оперных партий. Но, начиная со второго курса, у меня была тяга к песне. В 1964 году я пришел в симфонический оркестр Казахского радио и телевидения, которым руководил Василий Калистратович Лисица. Он был, практически, его создателем. Начиная с 1964 г. и до самого конца (с 1972 г. я стал штатным солистом оркестра) я выступал на всех концертах этого коллектива, сделал свыше 400 записей. Я был бессменным участником всех фестивалей в Казахстане, много снимался и на меня обратили внимание в Москве и где-то в 1972 г. меня впервые вызвали на концерт в Колонный зал Дома Союзов и до распада Советского Союза у меня было по 6-7 концертов в году в этом престижном зале страны.
    - Какие-то из этих концертов ваш покорный слуга имел удовольствие видеть по ТВ и заодно гордиться вашим в них участием!
    - Что-то транслировали, что-то нет. Блестящий оркестр под руководством Вадима Людвиковского. После его распада многие музыканты ушли к Георгию Гараняну на «Мелодию». Там сидели выдающиеся музыканты - джазмены и, понятно, я очень сильно волновался. Я понравился Вадиму Николаевичу и, повторяюсь, меня вызывали в Москву, где собиралась сборная - «солянка» со всей страны. Фирма «Мелодия», там был Рыжиков Владимир Дмитриевич. Однажды я ему предложил выпустить греческую пластинку. Он одобрил мою идею и предложил собрать материал. Георгий Гаранян сделал две оркестровки. На мое счастье туда вошла песня «Бузуки» («Εγνατίας τετρακόσια έξι»).
    - Этот миньон пользовался огромной популярностью у любителей музыки.
    - Она вышла в общей сумме проданных пластинок тиражом миллион экземпляров. Общий же тираж моих записей где-то 2 миллиона. Врядли кто-нибудь в Казахстане перекроет эту цифру. Не оттого что я такой великий, нет. Страна была другая.
    - Свершилась ли мечта советского обывателя – «квартира, дача, машина» после этого успеха?
    - Я получил за нее 70 рублей (смеется). Тогда исполнителям не платили авторские отчисления и гонорары - они платились композиторам. Морально, безусловно, было очень приятно, но...
    - Вы регулярно приезжали во второй после Алма-Аты родной для вас город - Батуми?
    - Да, я ежегодно летом приезжал отдыхать в Батуми. Мне было приятно бывать там - в нем жило очень много греков.
    - Но с одним нашим с вами соплеменником вы не могли не познакомиться - Великим Греком, Батумцем – Одиссеем Ахиллесовичем Димитриади!
    - Сейчас я вам скажу! ...Я вообще этого человека боготворю. Первый раз я имел возможность увидеть его, когда, будучи студентом, во время коротких зимних каникул отправился в Батуми. По метеоусловиям вылет самолета из Тбилиси откладывался, и я пошел в Оперный театр. Шла «Аида» с участием гастролеров - там был Зураб Анджапаридзе, Ирина Архипова, дирижировал Одиссей Ахиллесович. Я помню все: его руки, орлиный профиль, шевелюру, но тогда и не мечтал, что когда-то с ним познакомлюсь.
    - Но и эта ваша мечта сбылась – вы стали для великого маэстро одним из любимых узнаваемых лиц из числа его соотечественников.
    - Знакомство с Маэстро состоялось в октябре 1990 года - во время фестиваля Советских греков на теплоходе «Леонид Собинов». Организатором фестиваля было, вы это знаете, Московское общество греков. На фестиваль в Москве я привез наших исполнителей. Георгий Метакса, джазовый пианист (сейчас живет и работает в Греции), Елена Келесиди.
    ...Спустя годы на съезде САЕ мы встретились с Одиссеем Ахиллесовичем. На мой вопрос, узнал ли он меня, он ответил: «Лаки, дорогой, конечно!». Николай Фомич Тифтикиди, кстати, монографию о нем написал.
    - Вы когда - нибудь задумывались о карьере в Греции?
    - Чтобы делать там карьеру надо там родиться, жить. Мне уже далеко за 60. Здесь, в Казахстане, я - состоявшийся человек.
    - Лаки Кесоглу - гражданин, грек.
    - Я - большой патриот своей нации. ...Когда 20 лет назад зарождалось Греческое национально-культурное движение, мой греческий круг намного расширился. В 1989 году нас всех здесь в Алма-Ате собрал замечательный врач и человек Георгий Адамов.
    - Вы нашли себя и как педагог.
    - В Национальной Академии Искусств я возглавляю кафедру Искусства и Эстрады. Мне доверено формировать педагогический состав кафедры. В своей карьере я почти одновременно начинал творческую и педагогическую деятельность, которой уже более 30 лет.
    - Среди ваших учеников известная певица Нагима Ескалиева...
    - Айжан Нурмагамбетова, Женис Исхакова, многие другие.
    - Вы человек состоявшийся, за спиной которого много интересных фактов, событий - целая Биография. Нынче модно писать мемуары!
    - Вот в этом отношении я совершенно не честолюбив, не тщеславен. Мои труды, моя работа - это записи, статьи, съемки на ТВ.
    - В пору, когда вы делали карьеру, обязательно ли было быть членом партии?
    - Нет, мне никто не предлагал.
    - В Казахстане вот уже более 10 лет функции главного города молодого государства выполняет Астана. Данный факт как-то отразился на процессе миграции творческой элиты страны из Алма-Аты в новую столицу Республики Казахстан?
    - Никто из мало-мальски известных артистов в новую столицу не переехал. Вся культурная жизнь здесь - в Алма-Ате.
    - Во время приема в честь главы Греческого Государства Константиноса Стефанопулоса, находящегося в Казахстане с государственным визитом в 2002 году, знаю об этом, вами была исполнена греческая песня.
    - На приеме в честь Президента Греции мне дали в конце слово. Я исполнил для двух президентов греческую песню «Сын мой» («Υιέ μου»). ...Президент Греции Константинос Стефанопулос приблизился ко мне. Президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев, взяв меня за руку, сказал мне: «Ну вот, я и говорю президенту Стефанопулосу, что ты у нас очень известный исполнитель...». Признаюсь вам, мне было приятно услышать эти слова президента Казахстана.

    …Лаки Кесоглу - обладатель высшей музыкальной Премии Казахстана «Тарлан».

Поделиться этой страницей