Муса Манаров

Тема в разделе '... в науке и индустрии', создана пользователем bolivar, 28 дек 2009.

  1. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    [IMG]

    Муса Хираманович Манаров родился 22 марта 1951 года в городе Баку (ныне - Республика Азербайджан) в семье военнослужащего. По национальности лакец. Детство провёл в городе Алатырь (Чувашия).
    В 1974 году oкончил Московский авиационный институт имени Серго Орджоникидзе (факультет радиоэлектроники летательных аппаратов).
    В 1974—1978 годах работал инженером в НПО «Энергия»; участвовал в натурных испытаниях различных космических аппаратов, занимался вопросами подготовки операторов.
    В 1978 году был зачислен в отряд советских космонавтов (группа гражданских специалистов № 10). Прошел полный курс общекосмической подготовки к полетам на кораблях "Союз ТМ" и орбитальной станции «Мир». В 1979—1982 проходил подготовку в составе группы космонавтов по программе «Буран».
    21 декабря 1987 года вместе с Владимиром Георгиевичем Титовым и Анатолием Степановичем Левченко осуществил свой первый полет в космос в качестве бортинженера космического корабля «Союз ТМ-4». В течение года работал на борту орбитального комплекса "Мир". По тем временам это был самый длительный в истории космонавтики космический полет.
    За успешное осуществление полёта и проявленные при этом мужество и героизм лётчику-космонавту Манарову Мусе Хирамановичу 21 декабря 1988 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 11591).
    В августе 1990 года входил в состав дублирующего экипажа во время полета космического корабля «Союз ТМ-10».
    Свой второй полет в космос начал 2 декабря 1990 года вместе с Виктором Михайловичем Афанасьевым и японским космонавтом Тоехиро Акияма в качестве бортинженера космического корабля «Союз ТМ-11».
    Во время космических полётов совершил 7 выходов в открытый космос общей продолжительностью 34 часа 23 минуты.
    С 1990 года - космонавт-инструктор научно-производственного объединения «Энергия». Участвовал в натурных испытаниях различных космических аппаратов, занимался вопросами подготовки операторов. Также с 1990 по 1993 год являлся народным депутатом РСФСР.
    В 1992—1995 годах — генеральный директор ТОО «МКОМ».
    С 1995 года — директор ЗАО «Выделенные интегральные сети».

    Живёт в Москве. Депутат Государственной Думы Российской Федерации, фракция «Единая Россия».

    Награды и звания

    Герой Советского Союза (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 декабря 1988 года)
    Орден Ленина (1988)
    Орден Октябрьской Революции (1991)
    Почётное звание «Лётчик-космонавт СССР» (1988)
    Орден Георгия Димитрова (1988, НРБ)
    Орден «Солнце свободы» (1988, Афганистан)
    Офицер Ордена Почётного легиона (1989, Франция)
    Орден «Стара Планина» I степени (2003, Болгария)
    Международный приз «Икар-1989»
    Почётный диплом «Приз Хармона» (США)
    Заслуженный мастер спорта СССР (1989)
  2. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    22 марта исполнилось 60 лет со дня рождения знаменитого бакинца, космонавта, героя Советского Союза Мусы Манарова.

    - Муса Хираманович, знаю, что вы дагестанец, лакец. Дагестанцы для нас дружеский народ, соседи и многое нас связывает, более того, мне известно, что вы родились в Баку. Хотелось бы узнать, насколько сильны в вас традиции и знаете ли вы свой язык?

    - Да, я родился в Баку, но довольно скоро мы уехали оттуда, у меня отец был военный, поэтому мы переехали. Насчет языка скажу, что я практически не говорю на своем языке, когда еще были живы бабушки, то, конечно, бытовые слова я понимал. Дело в том, что в советское время не было такого разделения и я не чувствовал необходимости, нужды не было изучать. А что касается традиции, это момент тонкий, я считаю, что для того чтобы уважать традиции своего народа, надо быть воспитанным в уважении норм, принятых в обществе вообще. У меня отец военный, он воспитывал нас в уважении к правилам и так как он сам уроженец Дагестана, естественно, мне эти традиции органично прививались.

    - Может быть, справляете какие-то национальные праздники?

    - Нет, впрямую не справляю, но, тем не менее, моя теща, которая жила долго в Баку, справляет Новруз байрамы, например.

    - А ваша супруга тоже из Баку?

    - Да, моя жена родилась в Баку, в том же роддоме, что и я, и дочка тоже уроженка Баку. Супруга окончила там мединститут. Баку для меня вообще особая культура, у меня с этим городом связано много интересных воспоминаний. Я ведь еще студентом туда приезжал, там были родственники, а жили мы в Москве, так что в 70-х годах чувствовалась огромная разница.

    Москва - жесткий город, не прощает ошибок, не предлагает помощи. Наверное, на меня это тоже наложило отпечаток, я стал рациональным и холодным. Если я не могу помочь человеку, я веду себя холодно, при этом знаю, что восточные люди как раз, даже не имея возможности помочь, реагируют эмоционально, участие подается с большим вниманием. Если это искренне, то я завидую. У меня, например, нет того внимания, которое я вижу у азербайджанцев к детям, к семье. Москва в этом смысле более рациональная.

    Многие вещи меня удивляли тогда в Баку, например, покупаешь пиво - даешь рубль, а сдачи не дают. Берешь одну кружку или три - не важно, сдачи не дают. Автоматы газетные не работали, потому что это было недоходно, потому что сдачи не давали. Другой момент - в Москве такси поймать невозможно и ты еще выглядишь просителем, а в Баку очень комфортно, останавливаешь машину и садишься, раз остановил, значит везет. Красивый очень был город. Правда, было жарко летом, но я, конечно, воспринимал все позитивно еще и потому, что родился в этом городе.

    - Впервые мне удается общаться с человеком, который пожил в космосе. Для каждого человека с детства космос представляется каким-то магическим пространством. Расскажите о своих ощущениях, у вас было семь выходов в открытый космос, как это происходило?

    - Знаете, если я летал год, и могу год рассказывать, там много ощущений…

    - Что вы чувствовали, когда в первый раз вышли в открытый космос из космического корабля?

    - Это процесс долгий. Сначала одеваетесь, потом шлюзуетесь и потом только выход. Многие вещи очень впечатляют по первому разу. Могу сказать, что надевание скафандра для меня всегда представляло трудность. Процедура емкая, сразу ведь не влезешь, сзади дверца такая в скафандре, ноги вставляешь и потом под специальным углом надо влезть, причем никак я не мог запомнить этот угол. В условиях невесомости ноги не продавливают скафандр. В первый раз я ободрал себе плечо, потому что не смог надеть его на тренировке, пришлось переделать размер и удлинить ноги. У меня поначалу, когда запихиваешься, был маленький призрак клаустрофобии, потому что с трудом влезаешь в него, а вылезти просто так нельзя, и несколько минут неприятных ощущений, а потом уже становишься одним целым. Мне даже, когда открывал люк и видел эту бездну, было не так страшно, как запихиваться в скафандр.

    - Что испытывали?

    - Есть момент торжественности. Я в первый раз выходил в открытый космос на темной стороне. Прежде чем открывается люк, сбрасывается давление, снаружи ноль и внутри ноль и влага, которая была внутри, конденсируется в виде льда, льдинки, летят в космос и выталкивают тебя в космос. Это величественно.

    Интервью Саадат Кадыровой (ИТАР-ТАСС).

Поделиться этой страницей