Народное творчество

Тема в разделе 'Проза и поэзия', создана пользователем Shaul, 11 июл 2006.

  1. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
  2. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    БУЬЛБУЬЛ НЕ ГЪИЛОГЪ

    Е бульбуьл нуьшдебу э сер суьмбуьл, эдембу эри хуьшде раче гьовогьо хунде. Гье и вэхди гъилогъ омо нуьшд э сер гъовогъдор, э куьнди буьлбуьл.

    - Эй хэре буьлбуьл, туьре гIэйб нисе оморе э и хэре сестуьревоз э пушойме ведироморени и хэре мэгIнигьойтуьре хундени? Туь гьич утанмиш, хэл-гIов бирени?

    Буьлбуьл мугу:

    - Хок вераво э сертуь! Эз сесме инсонгьо хьэз сохденуьт, мере э гъэфесгьой суьрхи дошденуьт, э пушойме эз хотур эн сесме хуб-хубе хурекгьо декуьрденуьт, гушдмере гIэселе хуно хурденуьт. Вой гердо эри туьчуьни хэр! Сестуьш туьре хуно хэри, гушдтуьш гушд эн сег нен хэре хуно хьэруьми. Туьре инсонгьо эри хьэзиш зерени куьшде. Вой эри сер буьлбуьл гердо эри туьчуьни хэрищ руьхшенди биренге.

    Гъилогъ мугую:

    - Гьечиниге, кеш бурайм э шеригIэт, э ки келей эн эгъуьлмендгьо щеригIэтсохгьо. Игърол имуш бугу инжире: сес эн гьерки усол ведиримо - е чум юре векендени.

    Буьлбуьл рази бисдо. Рафдуьт, расд оморуьт э е хуг. Хуг сохд шеригIэт энугьоре. Э шеригIэт эн хугевоз сес эн буьлбуьл нэгI, эн гъилогъ гъобул бисдо. Э инжо е чум буьлбуьл векенде омо.

    Буьлбуьл омо нуьшд э сер ю суьфде нуьшдебугьо, мэгIни хунденбугьо жигей хуьшде. Гъилогъиш омо нуьшд э сер эну гъовогъдор. У мивинуь буьлбуьл эдее гирисде, мугую:

    - Эй буьлбуьл, возирем э туьревоз, бердем туьре, дие гирисде эричуь гирисде?

    Буьлбуьл мугу:

    - Эй бедгIэсуьл, хэр. Бегем ме эри чуммере векендеи гирисденуьм. Ме эри эну рузме эдее гирисденуьм, шеригIэтме э дес хуг офдори гуфдире.
  3. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Считалка

    Рафтум э вишэ
    Чирум бэновшэ
    Докундум э шишэ
    Дэнорум э киришэ
    Рафтум э кэлэ кугоой парго
    Хуруз бисто урус нэ бисто
    Зэ вини мэрэ хуни сохт
    Хунэ дорум э зими
    Зими мэрэ гондум до…Я пошел в лес,
    Сорвал фиалку,
    Положил ее в банку,
    Банку положил в сани,
    Пошел на большой царский двор.
    Русского <царя > там не было, а был петух.
    Петух клюнул меня в нос, пошла кровь.
    Кровь я отдал земле,
    Земля мне дала зерно,
    Зерно отдал на мельницу,
    Мельница дала мне муку,
    Муку положил в кадку,
    Кадка дала мне тесто,
    Тесто положил в печь,
    Печь дала мне мацу,
    Мацу отдал рабби,
    Рабби дал мне Тору,
    Тору отдал Богу,
    Бог моим отцу и дяде дал долгую жизнь.

    Текст этой детской песенки-считалки был продиктован и переведен с еврейско-татского языка на русский учительницей еврейской школы поселка Красная Слобода (г. Куба, Азербайджан) Эстер Гельфанд.
  4. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    ЗЛАЯ ЖЕНА

    Один человек имел злую-презлую жену. О чем муж ни попросит, она все наперекор делала. Целыми днями сыпала на его голову проклятья. Довела мужа до того, что ему жить опротивело. Вконец измученный женой муж умер и предстал на том свете перед судом Божьим.

    Открыли ангелы книгу, в которую записываются все поступки людей, взвесили их и нашли, что он грешен настолько, что должен идти в ад. Однако Бог рассудил иначе и сказал, что этот человек должен пойти в рай, так как грехи его ничто по сравнению с терпением и мученической жизнью, безропотно прожитой со злою женой.

    Ангел смерти возразил Создателю:

    - Господи! Я тоже, отнимая души людей, страшно их мучаю, но это не значит, что все люди должны идти в рай. Неужели злая жена мучила этого человека больше, чем я?!

    Создатель ответил:

    - Я хочу, чтобы ты сам убедился в том, что она во много раз злее тебя. Для этого ты примешь облик человеческий и проживешь с ней ровно один месяц.

    И вот, приняв облик человека, ангел смерти оделся в богатое платье и в роскошном экипаже направился в город, в котором жила та самая женщина.

    Когда до жителей города дошел слух, что к ним едет какой-то знатный господин, именитые граждане вышли к нему навстречу и с почестями провели его в дом самого уважаемого человека в городе. Чтобы гость не скучал, хозяин пригласил в дом множество знатных людей и устроил большое угощение. Горожане быстро убедились, что их гость очень умный человек, так как на все вопросы он давал очень толковые ответы. Они стали просить его, чтобы он навсегда остался в их городе, а если он пожелает жениться, то ему отдадут любую девушку.

    Ангел смерти согласился, и по прошествии некоторого времени хозяин дома спросил его:

    - Дорогой гость, ты уже прожил здесь некоторое время и познакомился с хорошими семействами. Скажи, с кем из них ты хотел бы породниться?

    Ангел смерти ответил:

    - Если ты так доброжелателен ко мне, я открою тебе свое сердце. Я хочу жениться на той женщине, муж которой недавно умер.

    Хозяин был потрясен желанием гостя и стал просить, чтобы он не женился на этой женщине и даже имени ее не произносил.

    - Она извела своего мужа и настолько всем надоела, что все ее избегают.

    - Это ничего, - сказал ангел смерти. - Я сумею подчинить ее себе. У меня она поумнеет и станет смирною.

    - Господин, в городе много хороших и благородных девиц, - говорил хозяин. - Неужели тебе ни одна не понравилась? Тебе, знатному и образованному человеку, не подобает жениться на такой недостойной женщине.

    Ангел смерти продолжал настаивать на своем, и хозяин дома не стал больше возражать.

    Когда по городу разнесся слух, что ученый гость собирается жениться на злой женщине, все стали его жалеть, а знатные люди города перестали с ним встречаться.

    Наконец сыграли свадьбу и ангел смерти переселился к злой женщине.

    Она приготовила брачное ложе и стала ждать мужа. Он же, будучи, ангелом, не мог исполнить обязанностей мужа и сидел, опустив голову. Жена долго ждала его, но не дождавшись, сама пошла за ним. Зовет его. а он молчит и не идет.

    На другую ночь это повторилось, На третью она взяла большую палку и начала бить мужа по голове, приговаривая: "Зачем женился, если не знаешь своей обязанности?"

    С этого времени началась адская жизнь для ангела смерти. Он не мог уйти, так как ждал, когда истечет месяц, назначенный ему Богом.

    С великим трудом перенес ангел смерти отведенный ему срок и, наконец, покинул эту женщину. Прежде чем вернуться на Небо, он решил навестить благодетельного хозяина дома и поблагодарить его за гостеприимство.

    Хозяин и все его домочадцы обрадовались тому, что их гость ушел от злой женщины, и пригласили его в дом. Ангел смерти открылся хозяину дома и подробно рассказал ему, зачем он явился в этот город.

    - Ты добрый и гостеприимный человек, - сказал он хозяину, - и я хочу отблагодарить тебя. Я научу тебя врачеванию. Иди в поле и собери там цветы и травы. Когда тебя будут приглашать к больному, то и я буду у него. Ты увидишь меня, а другие - нет. Если увидишь меня у ног больного, то дашь ему какого-нибудь средства, и он выздоровеет, если же я буду стоять у головы больного, то он умрет. Тогда ты никакого лекарства ему не давай, а прямо объяви, что вылечить его нельзя.

    - И еще, - сказал ангел, - лечить ты должен только в своем городе. Если же ты нарушишь запрет, то я заберу твою душу.

    Сказав это, ангел смерти исчез и поднялся на Небо. Он предстал перед Создателем и стал прославлять Его как справедливого судью и согласился с тем, что муж той женщины действительно должен пойти в рай за героическое терпение.

    Между тем хозяин дома, приютивший в свое время ангела смерти, занялся врачеванием. Когда его приглашали к больному, он видел ангела смерти, невидимого всем остальным. Если ангел сидел у ног больного, лекарь давал ему какое-нибудь средство, и больной выздоравливал. Если же ангел смерти сидел у головы, то лекарь сразу же объявлял, что болезнь неизлечимая.

    Слава его разнеслась далеко, и к нему стали привозить больных из других царств. Однажды пришли к лекарю посланцы из соседнего царства и рассказали, что у их царя уже семь лет болеет единственный сын и никто не может ему помочь. Посланцы царя долго уговаривали лекаря придти и излечить их царевича, но он, помня запрет ангела смерти, наотрез отказался.

    Через некоторое время посланцы царя приехали снова и привезли с собой семь ослиных вьюков золота. Царь приказал передать, что это золото только на проезд, а за лечение будет особая плата.

    Лекарь, соблазнившись золотом, рассудил, что даже если ангел смерти заберет его душу, все равно это золото останется детям и они после его смерти не будут ни в чем терпеть нужды. Приехал он к царевичу и видит, что ангел смерти сидит у его ног. Обрадовался лекарь и дал больному лекарство. Через пару дней царевич выздоровел, и царь на радостях устроил пир для всех своих подданных. Не только сам царь, но и его придворные щедро наградили лекаря.

    Через какое-то время лекарь вышел прогуляться по незнакомому городу и, к несчастью своему, повстречался с ангелом смерти.

    - Не говорил ли я тебе, чтобы ты не выезжал лечить за пределами города?! Ты нарушил запрет, и я забираю твою душу.

    Лекарь было испугался, но попробовал схитрить:

    - Ты, конечно, можешь забрать мою душу, но сначала выслушай. Та женщина, на которой ты женился, пристает ко мне и требует вернуть ее мужа. День и ночь покоя мне не дает, вот мне и пришлось искать встречи с тобой. Я сюда приехал с нею. Если хочешь, я позову ее - она тут недалеко.

    Ангел смерти страшно испугался и немедленно исчез, а лекарь, попрощавшись с царем и его придворными и прихватив полученную от них награду, вернулся в свой город.
  5. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    КАК ПРОВАЛИЛСЯ ЗЛОЙ ЗАМЫСЕЛ ВРАГОВ

    Александр Македонский, великий царь, завоевавший многие страны, захотел прийти в Иерусалим,чтобы увидеть своими глазами Храм, о великолепии и красоте которого он столько слышал. Узнали об этом враги Израиля; в то время это были самаритяне. Решили они использовать этот случай, чтобы восстановить царя против евреев. Что же они сделали? Стали наговаривать на евреев:

    – Будь осторожен, государь! Эти евреи не желают тебе покоряться. А если ты нам не веришь, то вот тебе знак – когда прибудешь в Иерусалим, то тебе не позволят подняться на Храмовую гору и ступить на плиты Храма. И, уж конечно, не позволят войти в Святая Святых!

    Надеялись самаритяне, что разгневанный Александр передаст им власть над Храмом, и тогда они смогут его разрушить.

    Александр был очень гордым царем. Услышав предупреждение самаритян, он лишь пренебрежительно усмехнулся и ответил:

    – Посмотрим, как они посмеют меня остановить! Пусть только попробуют мне помешать, и от их Храма останутся одни развалины.
    [IMG]
    Именно это и надеялись услышать самаритяне. Они радовались так, будто их замысел уже удался. Но был там один еврейский мудрец, прекрасно понявший злой умысел, и звали его Гвиха бен Псиса. Он был горбат, спина его согнулась от старости, но был он хитер и очень умен. Он сразу стал размышлять о том, как разрушить замысел врагов, как ублаготворить царя, не позволив ему все же войти в Святая Святых.

    – В сущности, можно разрешить ему войти во двор Храма и даже в сам Храм, только не в Святая Святых, – рассуждал он сам с собой. – Но там запрещено ходить в обуви, а если попросить его разуться, он сочтет, что мы оскорбляем его достоинство, и разгневается.

    Но Святой, благословен Он, надоумил мудреца. Гвиха бен Псиса, хоть и был очень стар, сумел прибыть в Иерусалим за несколько дней до приезда царя. Пошел он и заказал у мастера пару мягких сапожек из валяной шерсти, в которых можно ходить и в Храме. При этом он попросил сделать сапожки из наилучшей ткани и украсить их двумя драгоценными и очень дорогими камнями – десять тысяч серебром стоил каждый камень! Сапожки вышли великолепные, достойные самого великого царя.

    Когда Александр прибыл в Иерусалим, его встретили с большим почетом, и еврейские мудрецы провожали его по дороге к Храму. С ними шел и Гвиха бен Псиса, хотя по скромности считал себя самым ничтожным из мудрецов. Перед входом в Храмовые ворота приблизился Гвиха к Александру, поклонился ему с величайшим почтением и протянул царю великолепные сапожки:

    – Вот, господин мой царь, освободи свои ноги от кожаных сандалий и обуй эти мягкие сапожки. Полы в Храме очень гладкие, как бы не поскользнуться тебе, упаси Бог, в сандалиях.

    Царь охотно принял совет, потому что сапожки ему очень понравились, в жизни не видал он таких красивых. Кроме того, Александр заметил, что все разуваются и идут босиком, а ему оказали почесть и позаботились о его удобстве! Настроение его поднялось, и он больше не верил наветам самаритян. Царь со свитой прогуливались по Храму и не могли налюбоваться его красотой. Наконец подошли к Святая Святых.

    Опять приблизился Гвиха с большим почтением и сказал:

    – Господин мой царь! До этого предела нам можно было дойти, дальше нам нельзя. Даже первосвященник имеет право войти туда лишь раз в году в Йом-Кипур. Так приказал нам Царь царей, Святой, благословен Он.

    Вспомнил царь, что говорили ему самаритяне, и очень рассердился. Ему так хотелось узнать, что там внутри, в Святая Святых! Но он был слишком мудр, чтобы пытаться ворваться туда силой, а может, опасался Божьего наказания. Поэтому он обратил свой гнев на старого горбуна, по-прежнему стоявшего перед ним.

    – Погоди же, – пригрозил ему Александр. – Вот выйдем отсюда, я распрямлю твой горб и вырву из твоей груди коварство и гордыню!

    Но Гвиха отвечал царю приветливо и с доброй улыбкой:

    – Дай-то Боже! Если тебе удастся это сделать, господин мой царь, все назовут тебя великим врачевателем!

    А когда увидел, что Александр улыбается шутке, добавил скромно:

    Если же ты избавишь меня от коварства и гордыни, которые заметил во мне, то мне это пойдет только на пользу, и я от всего сердца возблагодарю тебя.

    Александру понравились слова мудреца, гнев его утих, и с тех пор он милостиво обращался с евреями.

    (Из мидраша Берешит раба, 61:6)
    Перевела Елена Моргенштерн
    Журнал "Отцы и дети"
  6. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    СТАРИК И АЗРАИЛ

    Жил в одном городе старик-сапожник. Всю жизнь он усердно трудился. Случалось, что какой-нибудь бедняк был не в состоянии заплатить сапожнику за работу, и тот говорил: «Ничего, носи себе на радость!» И люди говорили доброму сапожнику: «Да прожить тебе сто двадцать лет!»

    Может быть, поэтому сапожник и на самом деле дожил до глубокой старости. А может быть, так ему было на роду написано. К тому времени было у него сорок внуков и сорок внучек. Были у него и правнуки, и правнучки, а сколько их было всего – старик даже и не знал, знал только, что очень много.

    Все внуки старика выросли хорошими людьми, и все они занимались ремеслом: кто был сапожником, кто портным, кто шапочником – одним словом, все были при деле.

    ...Однажды ночью к старику зашёл Азраил и предупредил его, что через два дня и две ночи он придёт забрать его душу.

    – От меня уже землей пахнет, – с грустью подумал старик. – Пойду, проведаю внуков и пра*внуков, а там уж можно со спокойной душой уйти на тот свет.

    Отправился он к одному из своих внуков. Увидев деда, тот отложил работу, провёл старика в дом, усадил на мягкий ковёр, угостил вкусным обедом. Столетний дед и шестидесятилетний внук посидели, поговорили о том о сём, а потом старик стал играть с праправнуками, рассказывать им сказки, да и забыл, что к нему придёт Азраил забрать его душу. Счастье молодых – отрада для старых.

    Вечером внук постелил деду мягкую постель. Дал тёплое одеяло и говорит:

    – Сладкого тебе сна. Отдыхай!

    – Нет, – отвечает старик, – я должен идти проведать других внуков.

    Внук обиделся и говорит:

    – Уйдёшь – и в глаза твои не посмотрю! Ложись, отдыхай! Мой дом – разве не твой?

    Что оставалось делать старику? Если младшие почитают старших – старшие должны при*нимать их уважение, ведь младшие у старших учатся. И остался дед у внука ночевать. Лёг он на мягкую постель, укрылся тёплым одеялом, да только сон к нему не идёт, лежит старик и ду*мает о том, что скоро Азраил придёт, а он не успеет проведать всех своих родных. Долго, как кишки шагаду, тянулась эта ночь для старика. Но вот, наконец, настало утро. Дед попрощался с внуком и ушёл.

    В этот день он отправился к сыну. Обрадовался сын, провел отца в дом, усадил с почетом. Жена сына быстро подала угощение. Посидели отец с сыном, пообедали, выпили вина, поговорили. Потом старик стал играть с внуками и правнуками, рассказывать им сказки, да и забыл, что скоро к нему придёт Азраил. Ведь счастье молодых – это радость для старых.

    Вечером сын постелил отцу постель, дал тёплое одеяло и говорит:

    – Дай Бог тебе здоровья. Ложись отдыхай!

    – Нет, – отвечает отец. – Я должен идти...

    Обиделся сын:

    – Уйдёшь – ногой не ступлю к тебе на порог! Разве мой дом – не твой?

    Что оставалось делать старику? Если младшие почитают старших – старшие должны при*нимать их уважение. И остался столетний отец ночевать у сына.

    Лёг старик на мягкую постель, укрылся тёплым одеялом, да только уснуть не может: лежит, ждёт, когда же Азраил придёт.

    «Эх, не успел я обойти всех своих родных» – думает дед.

    Наступила полночь, а Азраил всё не идёт, время тянется, а Азраил не идёт, рассвет бли*зится, а Азраил не идёт. Наконец, рассвело, а Азраил так и не пришёл.

    «Где же он задержался? – думает старик. – Или, может быть, я уже мёртвый?»

    Приподнимает он голову – живой. Поднимает одну руку – живой, поднимает вторую – живой. Встает с постели – живой!
    [IMG]
    – Слава Богу! – говорит старик. – Азраил завтра придёт, а я пока пойду дальше.

    Пришёл он ко второму внуку, постучался. На стук выскочили праправнуки, обрадовались, увидев прапрадеда, стали прыгать вокруг него, гладить ему бороду. Старик тоже обрадовался и спрашивает:

    – А где ваш дед?

    – На работе, – отвечают дети. – Сейчас мы его позовём.

    Позвали они деда, тот пришёл, увидел своего деда и очень обрадовался. Накрыл внук бога*тый стол, усадил деда, стали они есть, пить, беседовать.

    Начал старик играть с детьми, рассказывать им сказки. Дети смеются – прадед смеётся. Прадед смеётся – дети смеются. Старик и позабыл, что за ним Азраил должен прийти. Ведь счастье молодых – это радость для старых.

    Наступила ночь, внук постелил деду мягкую постель, дал тёплое одеяло и говорит:

    – Ложись, отдыхай, и пусть тебе снятся сладкие сны. Спохватился старик, говорит:

    – Нет, нет, я должен идти, проведать других внуков.

    – Темно на дворе, завтра сходишь, – отвечает внук. – Да и обидишь, если уйдёшь.

    Что оставалось делать старику? Если младшие почитают старших – старшие должны при*нимать их уважение. И остался дед ночевать у внука.

    Лег он на мягкую постель, укрылся тёплым одеялом, да только уснуть никак не может. Всё ему кажется, что вот-вот должен прийти за ним Азраил. Услышит старик какой-нибудь шорох и думает: «Пришёл!» Лежит он выпрямившись, чтобы достойно умереть, глаза не закрывает, а сам всё думает: «Эх, жаль, не успел я обойти всех своих внуков и правнуков, посмотреть, как они живут!»

    А Азраил, оказывается, уже приходил к старику домой. Пришёл, посмотрел на постель, где старик всегда спал, а его там нет. Пошарил он в комнате, а старика нет. «Ну ладно, – думает Азраил, – завтра ночью приду, никуда он от меня не денется».

    На другую ночь Азраил опять пришёл, посмотрел на постель, а старика снова нет. Пошарил в комнате – нигде нет. Узнал Азраил, что старик ушёл в гости к внуку, и решил пойти за ним туда.

    А тем временем и рассвело. Старик встал, оделся.

    «Слава Богу, – думает, – Азраил завтра придёт, а я пока пойду проведаю еще одного внука».

    Пришёл дед к ещё одному внуку, а у того в доме веселье, день рождения сына. Увидел внук деда, обрадовался:

    – Очень хорошо, что ты пришёл! Я как раз хотел за тобой идти.

    Внук провёл деда в дом, усадил на почётное место и кричит:

    – Играйте, зурначи! За здоровье нашего деда играйте!

    Зурначи играют, гости танцуют, едят, пьют. Не выдержал столетний дед, вышел на середину комнаты и пошёл плясать! Все ему хлопают, а он ещё быстрее пляшет и даже на носках ходит.

    Видит Азраил, что у столетнего деда так просто не возьмёшь душу, да и сам стал хлопать. Хлопает и приговаривает:

    Пляши, пляши, пляши, старик,

    Харса-харса, харса-харса!

    Никуда от меня ты не уйдёшь,

    Харса-харса, харса-харса!

    Если и сегодня забуду твою душу,

    То завтра её возьму.

    Харса-харса, харса-харса, харса-харса,



    Наплясался дед, устал, сел за стол, ест, пьёт, поёт песни. Азраил всё это видит и говорит себе: «Завтра приду и возьму его душу. Теперь-то я знаю, где он бывает». И Азраил ушёл к другим людям, забирать их души.

    А столетний дед попировал как следует и лег спать. Утром проснулся, вспомнил, что за ним должен Азраил придти, и заспешил к другим своим внукам.

    Так он стал ходить то к одному внуку, то к другому, и везде ему были рады. Радовался и дед, да и забыл совсем о том, что должен умереть.

    Говорят, что он и сейчас жив и ходит уже в гости к прапраправнукам, и все они ему рады. А Азраил и по сей день никак не может забрать у него душу, потому что в душе у того старика живёт радость: он для себя спит, а для других сны видит.

    А с радостью Азраил бороться не может. Недаром в народе говорят: «Да увидеть вам ра*дость своих детей!»

    Пожелаем же и мы друг другу увидеть радость своих детей и жить так же долго, как трудолюбивый сапожник!



    Комментарии к сказке

    Азраил




    От древнееврейского «Бог помог»: ангел смерти в иудаизме и исламе. Наблюдает за умирающим, отделяет душу от тела и прини*мает душу умершего

    Да прожить тебе сто двадцать лет!


    По еврейской традиции - предельный срок челове*ческой жизни, поэтому, говоря о чьей-либо (своей или чужой) бу*дущей смерти, принято говорить «че*рез сто двадцать лет»

    … и все они за*нимались ре*меслом: кто был сапожником, кто портным, кто шапочником…


    Основными занятиями горских евреев были: сельское хо*зяйство - обработка земли и возделывание полей, где сеяли пшеницу, ячмень, маис, рис; разведение виноград*ных и фруктовых садов; культивирование марены, табака и овощных растений; шелководство; обрабатывающее про*изводство - выделка сафьяна, кож из сырых шкур, которые получали от местного населения или от своих домашних животных; тканьё, вязанье и вышивание различных мате*рий, приготовление сыра, масла и т.п. из буйволиного и овечьего молока; торговля - преимущественно коробейная

    Шагаду




    Мифологический персонаж: нечистый дух, принимающий всевозможные образы. В подчинении Ша*гаду множество других духов, которые по его приказу вселяются в душу и человек сходит с ума. Духи представляют собой существа, похожие на людей, но имеющие кривой рот с клыками по бокам, рожки и хвост, широкие ноги и руки с шестью сильными пальцами, расположенными веерообразно друг над другом, и длинными когтями

    … долго, как кишки шагаду…


    Томительность, тщетность. От джугурского пове*рья, что кишки шагаду не имеют ни конца, ни края

    Зурна


    Восточный духовой язычковый музыкальный ин*ст*румент.

    Играют зур*начи…


    Традиционная народная музыка, сопровождающая значительные события: сочетание гар*мо*нии и тепа, либо зурны и барабана

    Амалдан Кукуллу – литературный псевдоним известного мыслителя, поэта сказочника Кукулиева Амала Даниловича (1935 - 2000).

    С юношеского возраста Амалдан Кукуллу посвятил свою жизнь сбору, изучению и обработке джугурского эпоса. Обучаясь на факультете журналистики Ростовского государственного университета, впервые на официальном уровне Амалдан Кукуллу обратился к теме горско-еврейского фольклора, которому в 1969 г. посвятил свою дипломную работу, после чего был рекомендован в аспирантуру Института востоковедения АН СССР.

    Среди множества изданных сочинений писателя, хотелось бы выделить книгу сказок «Золотой сундук» М., «Наука», 1974 г. Сборник, изданный 20.000 тиражом, как и другие труды автора, давно стал библиографической редкостью. Восполняя этот досадный пробел, издательство «Амалданик», г. Москва начинает выпуск литературного наследия Амалдана Кукуллу. В январе 2004 г. увидит свет первая книга посмертного издания куда включены избранные сказки одного из древнейших народов Кавказа. Тексты приведены без изъятий и купюр с оригинала авторской рукописи. Большая часть сказок публикуется впервые.

    Книга рассчитана на широкий круг читателей, однако представляет и несомненный интерес для специалистов.

    Издание посвящается 30-и летней годовщине публикации сборника «Золотой сундук».

    Небольшой фрагмент новой книги приведен выше.

    Публикацию и комментарии подготовил Леонид Гутцайт. Все права защищены. С согласия Даниила Кукулиева.
  7. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    ХИТРЫЙ ЭФЕНДИ И УЧЕНЫЙ ЕВРЕЙ

    Это было или не было, жил в Стамбуле один эфенди, который выдавал себя за святого, и все мусульмане города почитали и уважали его. Он рассказывал о себе, что каждую пятницу чуть свет улетает в Мекку, совершает намаз в Каабе, а потом возвращается в Стамбул и поспевает как раз к послеполуденному намазу.

    Люди и сам турецкий султан верили этому, а между тем Эфенди имел потайную комнату в мечети, куда по пятницам он прятался до полудня, а затем выходил и совершал намаз.

    Однажды в пятницу Эфенди опоздал к послеполуденному намазу, и народ, собравшийся во дворе мечети лицезреть его возвращение из Мекки, заволновался. Наконец, Эфенди появился из укрытия, стал совершать намаз. Помолившись, он обратился к народу и султану:

    - Правоверные, я опоздал к намазу вот по какой причине. Возвращаясь из Мекки, я встретил Магомеда и Моисея. Они спорили, чья вера лучше. Магомед сказал: "Я пришел последним, поэтому ваша вера потеряла значение".

    Они долго спорили, и Магомед одержал полную победу. После этого Магомед сказал мне: "Скажи народу, что моя вера лучше и выше всех других, поэтому евреи должны обратится в Ислам". Так сказал Магомед, а Моисей подтвердил его слова.

    Выслушав рассказ хитрого Эфенди, султан издал приказ собрать всех евреев своей страны в Стамбуле. В назначенный день все евреи собрались у султанского дворца, и государь объявил им о решении пророка Магомеда и Моисея.

    - Все еврей должны принять Ислам, а те, кто воспротивится этому, будет казнен, - сказал султан.

    Это известие так потрясло евреев, что они не знали как возразить государю. Между ними был один весьма уважаемый в Стамбуле ученый, который стал просить султана отсрочить исполнение приказа на один год. Султан не соглашался уступить даже на один день, но после долгих уговоров согласился дать отсрочку на три месяца.

    Вышел ученый к единоверцам, успокоил их и попросил разойтись по домам. Вслед за этим он распустил слухи, что уезжает на два с лишним месяца в дальние края, и позаботился о том, чтобы эти слухи дошли до султанского дворца.

    Выехал ученый за город, будто бы в дальний путь, а сам к полуночи вернулся домой. Призвал он к себе лучших еврейских ювелиров и заказал им царскую корону, да такую, чтобы лучше не было во всем мире. Ученый попросил сделать это так, чтобы ни один посторонний ничего не узнал.

    Через два с половиной месяца ювелиры изготовили корону, а ученый, подивившись их чудной работе, приказал слугам распустить слух о его возвращении в город. Когда уже весь Стамбул знал о возвращении ученого еврея из дальних стран, он взял одну половину короны и, положив ее на золотой поднос, доставил во дворец султану.

    - Государь! - сказал ученый. - Был я в дальних странах и привез тебе в подарок эту вещицу.

    Увидев подарок, султан пришел в восторг и сказал:

    - Какая прелестная вещь! Но где же ее вторая половина?

    - Государь, вторую половину я был вынужден оставить в Мекке у мастера, так как у меня вышли все деньги, но я оставил ему задаток, так что можно доплатить и забрать вторую половину короны.

    - Кого же пошлешь в такую даль? - возразил султан.

    - Завтра пятница, - напомнил ему ученый. - Ваш Эфенди полетит в Каабу. Пусть он прихватит с собой денег, явится к мастеру и заберет у него вторую половину короны.

    Султан обрадовался этому предложению и вызвал к себе Эфенди, а ученый, оставив султану мнимый адрес ювелира, ушел домой, зная, что теперь Эфенди сам явится к нему домой.

    Султан объявил Эфенди свой приказ: взять с собой в Мекку деньги и выкупить у ювелира вторую половину короны. Эфенди понял, что этот проделки ученого и страшно испугался. Вечером он пришел к ученому домой и пал ему в ноги.

    - Не губи меня! - сказал он. - Я знаю, что вторая половина короны у тебя. Продай ее мне, иначе султан прикажет казнить меня.

    - Разве ты не бываешь в Каабе? - спросил ученый.

    - Это моя уловка. Но ведь и твоя корона из Мекки - это тоже уловка. Я готов заплатить любые деньги, только продай мне вторую половину короны.

    - Как я могу пожалеть тебя, если по твоей милости все евреи обречены на гибель? - сказал ученый.

    - Я сделаю так, чтобы евреев не пытались обратить в Ислам, только помоги мне.

    Ученый отказывался верить Эфенди, но в конце концов уступил, взяв с него стоимость всей короны.

    На другой день Эфенди опять опоздал к послеполуденному намазу, но народ не расходился и с волнением ждал его появления. Когда он, наконец, вышел, то, как всегда, совершил намаз, а затем торжественно передал обрадовавшемуся султану вторую половину короны.

    - Правоверные! - обратился Эфенди к собравшимся. - Я опять встретил в пути пророков Магомеда и Моисея. Оказывается, после своего спора о вере они отправились на суд к Аллаху. Всевышний сказал, что религия Моисея выше всех, так как он первый уверовал в Единого Бога, а мы - его преемники. Правоверные, наша религия хороша, но чтобы попасть в рай, необходимо уважение к каждому еврею.

    После этого султан отменил свой приказ и никогда уже не пытался обратить евреев в Ислам.
  8. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    СКАЗКА О НАБОЖНОМ ЧЕЛОВЕКЕ

    Это было или не было, жил один человек, который все свое время проводил в синагоге. Целыми днями он пребывал в молитве и занимался чтением богоугодных книг и только в субботу приходил домой. Даже женившись, он все время проводил в синагоге, а жена видела его только когда приносила ему поесть или в субботу, когда он приходил домой. Прошло некоторое время и наступил такой день, что все запасы в его доме истощились и покупать еду стало не на что.

    Пришла жена к мужу в синагогу и говорит, что есть дома нечего и что придется ему идти работать. Не хотелось ему уходить из синагоги, но жена настояла и привела его домой. Стал он думать, чем бы заняться, ведь он никогда нигде не работал. Жена говорит:

    - Иди в лес, принеси дров и продай на базаре.

    - Но ведь для этого нужны осел топор и веревка!

    Жена одолжила у соседей денег, купила осла, топор и веревку, и пошел муж за дровами.

    Идет он лесом мимо зеленых деревьев и говорит:

    - Эти деревья принадлежат казне.

    Идет он дальше, видит несколько высохших деревьев.

    - Эти деревья принадлежат беднякам.

    Шел, шел и нашел гнилое дерево.

    - Вот это принадлежит мне, - сказал он и стал рубить дерево. Рубил, рубил, дошел до середины, и оттуда посыпались золотые монеты. Не стал он их трогать и пошел домой. Приходит и говорит жене, так, мол, и так, нашел гнилое дерево, а из него посыпались монеты. Жена спрашивает:

    - Так почему же ты их не принес?

    - Эти монеты принадлежат беднякам, - ответил он.

    - Но ведь мы беднее всех!

    Не согласился с ней муж, вышел на улицу и крикнул:

    - В лесу, в таком-то месте я нашел золотые монеты. Те, кто беден, пойдите и возьмите их!

    На следующий день он опять пошел в лес за дровами. Нашел еще одно гнилое дерево и решил вырвать его с корнем. Подкопал его, подрубил корни и повалил дерево. Видит, в корнях дерева лежит клад золотых монет.

    - Клад по закону принадлежит царю, - сказал он и пошел обратно в город.

    Жена спрашивает его, почему он опять без дров, а он говорит, что нашел клад золотых монет. Жена спрашивает, почему он не принес с собой хотя бы несколько монет, а он отвечает ей, что они по закону принадлежат царю. Взял мешок, вернулся в лес и, собрав золотые монеты, принес их царю.

    - Государь, - сказал он. - Я нашел в лесу клад и принес его тебе.

    Царь взял золото и отпустил набожного человека, даже не поблагодарив его.

    Пришел этот человек домой, лег спать. Утром проснулся и видит, что золото, которое он вчера отнес к царю, лежит у него в комнате. Удивился он, взял монеты и опять пошел к царю. Рассказал ему, что и как, а царь рассердился и закричал:

    - Ты сам их украл, а теперь снова принес мне?!

    Посадили набожного человека в тюрьму. Сидит он и молится, а ночью к нему явился ангел.

    - Это я принес деньги из казны в твой дом, - сказал ангел. - Бог послал их тебе за твою преданность Ему, поэтому они принадлежат тебе. Скажи об этом царю, когда он позовет тебя.

    Наутро золото из клада снова исчезло из царской казны и попало в дом набожного человека. Обнаружив пропажу, царь приказал проверить, не попало ли оно снова в дом набожного человека. Когда его действительно обнаружили там, царь вызвал набожного человека и сказал:

    - Теперь я вижу, что это не ты украл золото, но сможешь ли ты объяснить чудо, которое произошло?

    Набожный человек рассказал царю про ангела и обо всем, что тот велел передать. Царь выслушал его и сказал:

    - Ты можешь идти домой, а это золото я дарю тебе.

    Пошел набожный человек домой, рассказал обо всем жене и зажил как прежде, проводя дни в молитве и чтении богоугодных книг.
  9. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    РОМБАМ И ЧАРОДЕИ

    Ромбам был лучшим еврейским магом и врачом. В те времена евреи уже не имели самостоятельности и жили в разных странах. Везде, где мог, Ромбам облегчал участь евреев.

    Узнал он о том, что в Египте много чародеев, которые обращают израильтян в животных. Отправился Ромбам в Египет и потребовал от чародеев, чтобы они вернули людям, обращенным в животных, человеческий облик. Он пригрозил им, что если они не исполнят его приказа, он загонит их в землю.

    Чародеи не послушали Ромбама. Тогда он приказал своему ученику вбивать в землю кол, а сам стал читать молитву. По мере того как кол входил в землю, чародеи тоже стали погружаться в нее - все глубже и глубже.

    Чародеи стали просить Ромбама, чтобы он высвободил их из земли, обещая выполнить его приказ. Ромбам освободил их из земли, а чародеи вернули человеческий облик людям, обращенным в животных.
  10. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    РОМБАМ В СТРАНЕ СФАРАТ

    Это было или не было, рассказывают, что евреи жили когда-то в Стране Сфарат. Царь этой страны запретил евреям иметь лавки и заниматься всевозможными ремеслами. Кроме того, он запретил им прикасаться к другим своим подданным, объявив, что евреи нечистые.

    Узнав об этом, поселился Ромбам в столице этой страны и пошел как-то гулять по улице. Идет он и видит, что язычник бьет еврея за то, что тот к нему прикоснулся. Ромбам подошел и спросил:

    - За что ты его бьешь?

    Язычник отвечает:

    - Этот нечистый еврей коснулся меня.

    - Разве евреи нечистые? - спросил Ромбам.

    - Хуже дохлой собаки, - ответил язычник.

    Рассердился Ромбам. Взял он с собой этого еврея и сказал ему, чтобы он привел с собой еще кого-нибудь. Тот привел.

    Ромбам сказал им, чтобы они вышли на городскую площадь, и чтобы один из них сказал, что вино, к которому прикоснулся язычник, нечисто, а другой пусть говорит, что чисто. Потом один пусть говорит, что масло, в которое упала мышь, чисто, а другой - нечисто.

    - Долго спорьте, а потом придите ко мне за разрешением спора, - сказал Ромбам.

    Вышли оба еврея на площадь, и один из них сказал, что вино, к которому прикоснулся язычник, нечисто, а другой говорит, что чисто. Один сказал, что масло, в которое упала мышь, чисто, а другой говорит, что нечисто.

    Долго они спорили, а когда вокруг них собралась большая толпа, один из них предложил направиться к Ромбаму за разрешением спора. Пошли они и весь народ за ними идет.

    Пришли к Ромбаму и рассказывают ему, из-за чего спор разгорелся. Ромбам выслушал их и торжественно объявил решение:

    - Вино, к которому прикасался язычник - нечисто, а масло, в которое упала мышь - чисто.

    Язычников оскорбило решение Ромбама и они донесли не него царю. Царь рассердился и приказал сжечь Ромбама на городской площади.

    Привели его на площадь, развели костер, а он попросил чашку с водой и стал читать над ней молитву. Чашка, вырвавшись из его рук, начала летать и бить язычников по головам, а сам Ромбам превратился в льва и стал терзать их.

    Испугался царь и попросил Ромбама прекратить месть, обещая сделать все, что он ни попросит. Остановился Ромбам и потребовал, чтобы царь издал указ о том, чтобы с евреями обращались наравне с другими подданными и чтобы они имели право заниматься любыми ремеслами и торговлей. Пришлось царю выполнить это требование, а Ромбам после этого покинул Страну Сфарат.
  11. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    ДВЕ ЖЕНЫ РАББИ ГЮРШУМА

    Это было или не было, жил еврейский ученый рабби Гюршум. Рабби Гюршум имел лишь одного сына, а жена его была уже старая, и, чтобы иметь еще детей, он женился на молодой красивой девушке.

    Однажды, будучи в гостях у царя, рабби Гюршум рассказывал ему о чудесном престоле царя Соломона. Этот престол, говорил рабби Гюршум, можно было разбирать и собирать, уменьшать и увеличивать в размерах. Постороний не мог сидеть на нем, ибо престол тут же поднимался и сбрасывал его вниз. Он был сделан из золота и серебра и украшен драгоценными камнями. На нем были вырезаны фигуры животных, и, если свидетели или жалобщики лгали перед судом царя Соломона, эти животные подавали голос. Престол, рассказывал рабби Гюршум, был сделан искусным мастером Эраном, который впоследствии стал сурийским царем.

    Слушая рассказ рабби Гюршума, царь захотел иметь такой же престол и попросил рабби заняться его постройкой. Государь обещал пригласить лучших своих мастеров, а рабби Гюршум должен был руководить их работой. Рабби стал отказываться, но после долгих уговоров уступил просьбе царя. Он отказался от платы за работу, но потребовал, чтобы золото, серебро и драгоценные камни из казны выдавались ему безотчетно. Царь согласился, и рабби Гюршум приступил к работе.

    Царь приблизил к себе рабби Гюршума, стал советоваться с ним по всякому поводу. Это вызвало зависть придворных и министров царя, и они решили погубить рабби Гюршума. Посоветовавшись, они решили обвинить его в краже золота и обратились к царю с просьбой потребовать отчета у рабби Гюршума.

    - Как же я потребую от него отчета, если по весу я ничего ему не отпускал? - спросил царь. - Да и чем можно взвесить такой большой престол?

    Ничего не смогли возразить придворные и ушли восвояси. Они продолжали искать способ погубить рабби Гюршума и, наконец, один молодой придворный, прельщенный красотой второй жены рабби Гюршума, предложил через нее выведать секрет рабби.

    - Но для этого, - сказал молодой придворный, - надо удалить рабби на один месяц, чтобы можно было спокойно проникнуть к его молодой жене.

    Другие придворные нашли это предложение разумным и опять пришли к царю.

    - Государь! - обратился к царю один из них. - Мы нашли способ проверить работу Гюршума, но для этого нужно удалить его из города на один месяц.

    Царь согласился, и когда рабби Гюршум под каким-то предлогом был отправлен в другой город, молодой придворный проник в его дом к молодой жене и стал говорить ей о своей горячей любви.

    - Гюршум недостоен иметь такую молодою и красивую жену, - говорил придворный, а я молод, богат и занимаю солидную должность при дворе.

    Придворный предложил женщине выйти за него замуж, но она объяснила, что не сможет выйти за него, покамест рабби Гюршум не даст ей развода. Тогда придворный рассказал ей, что приближенные царя собираются погубить Гюршума, но для этого нужно выведать у него секретный способ, которым можно проверить его работу. Молодая жена приняла предложение придворного и согласилась выведать секрет у своего мужа.

    Когда рабби Гюршум вернулся через месяц домой, он застал свою молодую жену озабоченной и встревоженной.

    На его вопрос о том, что случилось, она ответила, что после его отъезда он не спит, не ест, и все из-за того, что при дворе говорят, будто от него хотят потребовать отчета.

    - Не беспокойся, милая, - сказал ей рабби Гюршум, - царь не потребует от меня отчета, а если и потребует, то никто, кроме меня, не сможет высчитать количество золота, взятое мной из казны, и взвесить престол. Это мой секрет.

    Молодая жена стала выспрашивать, что это за секрет такой, но рабби никак не хотел говорить о нем.

    - Я очень устал и хочу спать, - говорил он, но жена не пускала его к себе в постель и мучила так до полуночи, пока сладострастие не взяло верх. Рабби Гюршум рассказал:

    - Престол надо разобрать на отдельные части и при помощи корабля взвесить отдельно золото, серебро и драгоценные камни. Для этого надо отметить на борту корабля линию воды, погрузить на него золотые части и отметить на борту, насколько корабль погрузился в воду. Затем надо разгрузить корабль от золотых частей и нагружать его гирями до тех пор, пока вторая отметка на борту не достигнет уровня воды. Так можно взвесить и серебряные части престола и драгоценные камни.

    Золото, серебро и драгоценные камни в казне я брал из больших кувшинов. Золота было взято пять кувшинов. Надо наполнить один из этих кувшинов золотом, а затем это золото взвесить. Так можно будет узнать, сколько я всего взял золота, серебра и камней.

    Наутро его жена пересказала все придворному, а тот все своим саратникам. Собрались они, пошли к царю и объяснили ему, что нашли способ проверить рабби Гюршума и доказать, что он действительно крал золото из казны. Царь согласился на проверку, и престол был взвешен тем самым способом, о котором рабби поведал своей молодой жене. Обнаружилось, что недостает нескольких фунтов золота и серебра.

    - Помилуйте, - сказал рабби Гюршум. - Когда ювелир делает кольцо, при подпиливании серебро теряется золотниками, а при такой большой постройке потерять несколько фунтов - это разве много?

    Однако придворные настаивали перед царем на виновности рабби и требовали от царя придать его суду. Царь оправдывал рабби Гюршума тем, что тот занялся постройкой против своего желания и к тому же отказался от платы, но придворные настаивали на суде, и царю пришлось согласиться.

    Суд признал рабби виновным и приговорил его к смерти от голода. В этом царстве была специальная башня, в которую сажали приговоренных, и они умирали там голодной смертью. Туда-то и посадили рабби Гюршума, крепко-накрепко заперев за ним железные двери.

    Всю ночь горевал рабби, пораженный несправедливым наказанием и еще более изменой молодой жены. Наутро он пришел в себя, выглянул в окошко и увидел свою первую жену. Она стояла у подножия башни и плакала. Рабби окликнул ее и сказал, чтобы она сходила домой и принесла с собой тонкую и толстую нитки, прочную веревку, кусок шерсти о особого жука, который поедает шерсть. Жена принесла все, что он просил, после чего он сказал ей, чтобы она привязала пучок шерсти к жуку таким образом, чтобы он не смого его достать, а с другой стороны привязала к нему тонкую нитку. Она так и сделала, а потом пустила жука вверх по стене башни. Жук тянулся за пучком шерсти, но, не дотягиваясь до него, шагал вперед и добрался таким образом до самого окошка. Рабби взял жука, отвязал нитку и крикнул жене, чтобы она привязала к ней нитку потолще. Затем рабби вытянул толстую нитку наверх и крикнул жене, чтобы она привязала к нитке веревку. Вытянув веревку, он сказал жене, чтобы она принесла ему попить-поесть и привязала все к веревке. Так рабби Гюршум в течение нескольких дней набирался сил, а потом сказал своей старой жене, чтобы на завтра она пришла с его молодой женой. Старая жена не хотела приводить молодую, опасаясь, что она опять выдаст мужа, но рабби настоял, и наутро обе его жены стояли и подножия башни.

    Рабби Гюршум спустил вниз веревку и поднял наверх пищу и вино, а потом крикнул, чтобы и молодая жена поднималась наверх. Старая жена ушла, а рабби стал пировать с молодой женой. Упрекнув ее за предательство, он сказал, что все равно любит ее и хочет оставить свое имение ей, а поскольку жить ему осталось недолго, то он прямо сейчас хочет составить завещание. Пусть она сидит пока здесь, а он сходит за бумагой и чернилами.

    Рабби спустился вниз и с силой дернул за веревку, вырвав ее из окна башни.

    - Ты, а не я, достойна голодной смерти, - крикнул он наверх молодой жене. Отправился рабби к себе домой и, собрав пожитки, вместе с первой женой и сыном тайно ушел из города. Поселился он в другом царстве и, прокляв после этой истории двоеженство, до конца своей жизни оставался со своей первой женой.
  12. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    СУД СОЛОМОНА МУДРОГО

    Жил во времена царствования Давида один богатый человек. Разбил он в пустынном месте сад, построил там дом и поселился в нем со своей женой и дочерью. Имел он еще сына, но тот с малолетства находился в отлучке и не имел никаких известий и своих родителях.

    Через некоторое время хозяин дома умер, а его слуга выгнал из дома хозяйку и ее дочь и завладел домом своего хозяина. Между тем сын покойного домовладельца узнал о смерти отца и вернулся домой. Бывший отцовский слуга увидел его и спросил:

    - Что тебе нужно?

    Юноша ответил:

    - Я сын хозяина дома. Где мои мать и сестра?

    - Сын хозяина дома - я, а тебя знать не знаю, - сказал слуга и выгнал юношу из дома.

    Пошел юноша с жалобой к царю Давиду, рассказал ему, что да как, а царь спрашивает:

    - Есть ли у тебя свидетели?

    - Нет, - отвечает юноша.

    - Что же я тогда могу поделать?

    Загоревал юноша и пошел из дворца, а сын Давида юный Соломон подозвал его к себе и говорит:

    - Иди опять к царю и уговори его, чтобы он передал твое дело мне.

    Пошел юноша опять к царю Давиду и уговорил его передать дело Соломону. Соломон тотчас вызвал бывшего слугу, лишившего юношу наследства, и спросил его:

    - Почему ты не возвращаешь законному наследнику имение его отца?

    - Я и есть законный наследник, а этот юноша хочет лишить меня наследства моего отца.

    Соломон спросил его:

    - Знаешь ли ты, где похоронен твой отец?

    - Знаю, - ответил слуга.

    Соломон приказал принести из погребения локтевую кость отца, а когда тот принес, приказал лекарю выпустить в одну чашку немного крови юноши, а в другую - бывшего слуги его отца. После этого Соломон приказал опустить локтевую кость бывшего хозяина дома в чашку с кровью его слуги, а затем вынуть и показать ее всем.

    - Видите, - сказал Соломон, - кровь не пристала к кости. А теперь опустите ее в другую чашку.

    Кость окунули в чашку с кровью юноши, а когда вынули, все увидели, что она окрасилась кровью.

    - Вот этот юноша и есть законный сын и владелец дома, а тот - чужой, поэтому его кровь и не пристала к кости. Схватите его и посадите в темницу!

    Бывший слуга тут же раскаялся и рассказал, где находятся жена и дочь покойного хозяина. Соломон простил его, а юноше приказал найти свою мать и сестру и вступить во владение имением своего отца.
  13. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    МЕШОК С ЗОЛОТЫМИ МОНЕТАМИ

    Один купец отправился на ярмарку в соседний город и прихватил с собой мешочек с золотыми монетами. Приехав в город, он узнал, что ярмарка откроется только через неделю, и, чтобы не держать деньги при себе, купец вышел в поле за городом и зарыл их под кустом. Через неделю он пришел за деньгами, но их на месте не оказалось. Загоревал купец и пошел с жалобой к царю Соломону.

    - Никто не видел, как ты зарывал деньги? - спросил царь.

    - Никто, -ответил купец.

    - Может быть, поблизости есть строение, из которого можно было видеть, как ты зарывал деньги?

    - Не знаю, - ответил купец.

    - Так сходи и посмотри, - сказал ему царь Соломон.

    Пошел купец в поле и видит, что, действительно, на большом расстоянии от куста стоит дом, из которого можно видеть все, что делается в поле. Пошел купец к царю Соломону и рассказал ему об этом.

    Царь сказал:

    - Иди к хозяину этого дома и скажи ему, что ты купец, имеешь в этом городе большие торговые дела, но так как ты на чужбине и не имеешь знакомых, а о нем слышал как о честном человеке, то пришел к нему за советом: у тебя-де есть два мешочка с монетами и ты боишься, что их украдут; меньший мешок зарыл, мол, в землю, а с большим не знаешь, как быть - зарыть ли там же, где и первый, или отдать ему на хранение. Если он скажет, чтобы ты зарыл этот мешок вместе с первым, значит, он и украл твои деньги.

    Купец так и сделал. Пришел он к хозяину дома и обратился к нему, как научил царь Соломон.

    - Не надо мне доверять своих денег, - сказал хозяин дома. - Иди и зарой их там же, где зарыл первый мешок.

    Купец поблагодарил его за совет и пошел в поле. Спрятался он в укромное место и стал ждать. Через некоторое время хозяин дома принес украденный мешок с золотом и зарыл его в прежнем месте, надеясь, что купец здесь же и зароет второй мешок.

    Когда он ушел, купец отрыл свои деньги и, восхваляя Бога за то, что Он дал им такого мудрого царя как Соломон, радостный пошел в город.
  14. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    ЦАРЬ СОЛОМОН И ТРИ КУПЦА

    Однажды три купца отправились в дальние края за товаром. В дороге их застала Суббота. Они остановились в лесу, а поскольку в субботний день иметь при себе деньги нельзя, то купцы решили зарыть их в земле под кустом. На другой день на исходе Субботы они пошли к кусту, чтобы достать зарытые деньги, но тех на месте не оказалось. Стали они обвинять друг друга, но переругавшись, решили пойти на суд к царю Соломону.

    Выслушал их царь Соломон и говорит:

    - Я вижу, что люди вы бывалые и умные. Я задам вам загадку, а вы мне будете отвечать. Так, слушайте. В Римском царстве в одной деревне жили девушка и ее друг - юноша из соседнего дома. Дружба между ними была братская, и девушка дала обет своему юному другу, что, выйдя замуж, не пустит мужа на брачное ложе без разрешения друга. Пришло время, и она вышла замуж в соседнее село. Вечером она рассказала мужу о своем обете и попросила не беспокоить ее. Муж повиновался, а на следующий день, прихватив с собой много золота и серебра в подарок юноше, направились в соседнее село. По дороге на них напали разбойники и отобрали все драгоценности. Среди разбойников был старик, который захотел взять девушку силой, но она разжалобила его, рассказав, что ее муж только вчера женился, но не был с ней, воздержался, так как она дала обет юноше, своему другу детства... Старый разбойник приказал своим товарищам возвратить отнятое у молодых супругов золото и серебро и отпустить их с честью.

    - А теперь, - сказал царь Соломон, - пусть каждый из вас скажет, чей поступок был благороднее - девушки, ее мужа или старого разбойника?

    Один купец сказал:

    - Благороднее всего поступок девушки, ибо женщины существа слабые и редко исполняют свое слово, а она исполнила.

    Другой купец сказал:

    - Благороднее всего поступок мужа, ибо он воздержался, чтобы не помешать жене исполнить обет.

    Третий купец сказал:

    - Поступок старого разбойника благороднее других. Он не только не тронул девушку - это еще возможно, но и возвратил ей и ее мужу отобранное золото. Это большой подвиг.

    Царь Соломон указал на третьего купца и сказал:

    - Он и украл ваши деньги, ибо и здесь высказал свое златолюбие.

    Царь Соломон приказал бить его плетьми и посадить в темницу. Купец сознался в краже, вернул хозяевам их деньги и стал просить царя помиловать его. Царь простил его и приказал отпустить. Вот так мудро судил царь Соломон.
  15. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    НАСЛЕДСТВО ДВУГЛАВОГО ЧЕЛОВЕКА

    [IMG]

    Явился как-то к Соломону Мудрому царь преисподней Ашмодай. Хочешь, говорит, я покажу тебе такое, чего ты никогда не видел? Царь Соломон согласился, и Ашмодай тут же достал из земли двухголового человека. Удивился царь Соломон и спрашивает его:

    - Откуда ты?

    - Я из подземного мира, - отвечает двуглавый человек.

    Царь Соломон еще больше удивился и сказал:

    - Тогда расскажи, как устроен подземный мир.

    - Так же, как Небо состоит из семи сводов, так и подземный мир составляют семь царств, расположенных одно над другим, - сказал двуглавый человек.

    - Есть ли у тебя какие-нибудь желания? - спросил его Соломон Мудрый.

    - Я хочу вернуться назад, в подземный мир.

    Царь приказал Ашмодаю исполнить желание двуглавого человека, но Ашмодай ответил, что это невозможно, и этот человек должен остаться на земле. Приказал тогда царь Соломон поселить двуглавого человека во дворце и женить его.

    Двухглавый человек прожил на земле некоторое время и умер, и остались после него семь сыновей: шестеро подобных нам и один двухголовый.

    Стали сыновья делить отцовское наследство, а двухголовый говорит:

    - Нас двое, поэтому нам полагаются две доли в наследстве.

    А его братья отвечают:

    - Нет, ты один, и тебе полагается только одна доля.

    После долгого спора они пошли на суд к царю Соломону. Царь Соломон выслушал их и приказал прийти на следующий день.

    Царь был в затруднении и не знал, как разрешить спор братьев. Вечером, обратившись с молитвой к Богу, он говорил:

    - Господи Боже, Бог Авраама, Исаака и Яакова, я не просил у Тебя на богатства, ни других земных благ, а просил только мудрости, чтобы управлять народом и справедливо решать судебные дела. Дай мне возможность решить и эту тяжбу.

    Ночью после молитвы у царя созрело решение, и он спокойно уснул.

    На следующий день, когда семеро братьев прибыли во дворец, Соломон приказал принести горячей воды и кусок ткани. Тканью он приказал обвязать одну из голов двуглавого человека, а другую облить кипятком. Обвязанная голова закричала:

    - Царь, не губи меня! Если ты обольешь вторую голову кипятком, мне будет больно!

    - Значит, вы одно существо, а не два! - сказал царь Соломон и приказал братьям:

    - Идите и делите наследство не на восемь частей, а на семь.

    Братья так и сделали, и двуглавому досталась только одна часть отцовского наследства.
  16. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    СКАЗКА О СКУПОМ ЧЕЛОВЕКЕ

    Это было или не было, жил-был один богатый человек. Всего у него вдоволь, но был он так скуп, что за всю свою жизнь даже копейки нищему не подал. Не нравился он своей скупостью ни Богу, ни ангелам, и как-то раз ночью явился в его дом ангел и записал в записной книжке скупца: "Половину своего имущества раздай беднякам, а иначе лишу тебя всего".

    Наутро прочитал скупец запись, удивился, но и не подумал исполнять написанное. Такая же запись в книжке появилась и на вторую ночь и на третью, но скупец только удивлялся.

    Через некоторое время пришел он в баню. Разделся и пошел мыться. Вслед за ним в баню вошел ангел, принявший облик нищего. Снял он с себя нищенские лохмотья и пошел будто бы мыться. Спустя несколько минут ангел принял облик скупца, вышел в предбанник и, облачившись в одежду скупца, поехал к нему домой. Жена, дети и слуги скупого приняли ангела за хозяина дома, а сам скупец тем временем помылся, пошел одеваться и видит, что его одежды нет, а вместо нее лежат какие-то жалкие лохмотья. Он спрашивает у банщиков, где его одежда, а они кивают ему на нищенские лохмотья. Он стал кричать, что одежду украли, а банщики, приняв его за сумасшедшего, силой напялили на него лохмотья и выгнали из бани.

    Пошел он к своему дому, а слуги не подпускают его и говорят, что здесь ему не подадут, так как это дом очень скупого человека. Он стал уверять, что он и есть хозяин дома, но слуги только посмеялись над ним и прогнали его от ворот.

    Оставшись на улице, скупец вспомнил о таинственных записях в своей книжке, но понять все равно ничего не мог. Не зная, что теперь делать, он ходил по улицам и плакал.

    Пришлось ему нищенством спасаться от голодной смерти. Испытав на себе тягость этой жизни, он вспомнил Бога и понял, как скверно поступал, не помогая бедным и нищим.

    В это время ангел занимался хозяйством в доме скупца. Он стал помогать бедным и щедро раздавал милостыню. Этому же он учил и сыновей скупца, а когда они удивлялись происшедшей с ним перемене, он отвечал, что это Бог его надоумил отказаться от своей прежней скупости.

    Через некоторое время ангел устроил большой пир и пригласил на него весь город. Удивлялись горожане тому, что скупец расщедрился, а на пир между тем пришел и сам хозяин дома. Видя свой дом, жену и детей, которых он внезапно лишился, он ничего не мог есть и сидел плакал. Подошел к нему ангел и спросил:

    - Почему ты плачешь?

    - У меня большое горе, - сказал скупец.

    - Скажи, что у тебя за горе? Может быть, я смогу помочь тебе?

    - Нет, помочь мне никто не сможет.

    После того как пир закончился, и все гости разошлись, ангел снова подошел к скупцу и спросил:

    - Почему ты плакал? И какое у тебя горе?

    - Разве ты не знаешь, что все это принадлежит мне - дом, жена, дети? - сказал скупец.

    - Видишь? - сказал ему ангел. - Ты не хотел верить, что Бог может лишить тебя всего имущества, если ты не захочешь раздать половину. Теперь, когда ты сам испытал бедность, раздай бедным половину своего состояния и всегда помогай другим.

    Сказав это, ангел исчез.

    Скупой рассказал обо всем, что с ним случилось, детям и добавил:

    - Пусть это будет примером для вас. Не поступайте так, как я поступал.

    Раздал он половину своего состояния бедным и во всю свою жизнь никому ни в чем не отказывал.
  17. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    ЦАРЬ ГЕРАН

    Геран, царь сурийский, возгордился своими познаниями и своим умом и захотел сделаться равным Богу. Соорудил он в море сорок каменных столбов, а на них выстроил семь сводов.

    Первый свод был стеклянным и имел 500 мер в длину и ширину. Там он установил солнце, луну и звезды.

    Второй свод был из железа и имел размеры 1000 мер в длину и ширину.

    Третий свод также был железным и имел 1500 мер в длину и ширину.

    Четвертый свод был из свинца и имел 2000 мер в длину и ширину. Пятый свод был из меди и имел 2500 мер в длину и ширину.

    Шестой свод был сделан из серебра и имел 3000 мер в длину и ширину.

    Седьмой свод был сделан золотым и украшен драгоценными камнями. Он имел 3500 мер в длину и ширину.

    Пространство между сводами было заполнено водой.

    Специальный механизм приводил своды в движение, и царь по своему желанию заставлял ходить солнце, луну и звезды. По его желанию сверху шел дождь или снег и по его желанию прекращался.

    Царь Геран стал равнять себя с Богом и говорил:

    - Я тоже бог.

    Подданые царя, глядя на изобретенные царем своды, верили в это и поклонялись царю, как богу.

    Разгневался Господь Бог на царя Герана за его гордость. Призвал пророка Езекииля и поднял его на седьмой свод, на котором гордо восседал царь Геран. Увидел царь пророка и спрашивает:

    - Кто поднял тебя сюда?

    - Бог, - ответил Езекииль.

    - Я тоже бог. Видишь, я сделал небо, солнце, луну и звезды.

    - Ты богохульствуешь, - сказал пророк Езекииль. - Ты возгордился и отступил от Бога. Бог у нас один, а ты - грешный человек!

    Взял пророк царя Герана и низверг его в море, и все выстроенное Гераном сооружение Бог также обрушил в море. Так был наказан за свою гордость сурийский царь.
  18. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Золотой сундук

    В одном шахстве, в одном падишахстве, на нашей земле, не вчера, не сегодня, а в давние времена жил-был один богач. У этого богача был единственный сын, которого он очень любил и исполнял все его желания.
    И вот, когда сыну исполнилось восемнадцать лет, пришел он к отцу и говорит:
    — Дорогой отец, да быть тебе всегда здоровым, разреши мне поехать на охоту. Надоело мне сидеть дома, я уже взрослый и должен увидеть мир своими глазами.
    Обрадовался отец и подумал: «Вот и дождался я того дня, когда сын мой стал взрослым!». Но в то же время богач встревожился за сына. Радость и печаль смешались в сердце старика, и он сказал:
    — Милый сын, зачем тебе ехать на охоту? Тех богатств, что я накопил, тебе хватит на сто лет. А у меня нет никого, кроме тебя.
    Долго он отговаривал сына, но юноша твердил свое:
    — Я уже взрослый и хочу увидеть мир! И в конце концов отец уступил.
    — Только смотри, не езди на восток! — предупредил он сына.
    Недолго собирался юноша. Из отцовского табуна он выбрал себе самого лучшего коня, мать сложила сыну хурджуны, и юноша отправился на охоту.
    За целый день сын богача ни разу не сошел с коня. Много аулов видел он на своем пути, все уголки леса обшарил, но ни одного зверя, ни одной птицы не подстрелил. Наступил вечер, и сын богача опечалился.
    — Стыдно будет перед отцом,— подумал он,— если я вернусь с пустыми руками. Поеду-ка я на восток! Мало ли чего мог наговорить мне отец.
    И юноша погнал своего коня на восток. Много ли, мало ли проскакал он, много ли, мало ли проехал аулов, ночь ли, две ли ночи был в пути, наконец добрался до какого-то леса. Изъездил весь лес, но и там не нашел никакой дичи. Кончились припасы, которые мать положила ему в хурджуны, а юноша не встретил ни зверя, ни птицы.
    И тогда он решил отправиться дальше. Кто знает, сколько он ехал, а проехал путь, равный длине всех улиц родного города. Наконец юноша выбрался из леса и увидел вдали какую-то крепость. Хлестнул он плеткой скакуна, и тот взлетел в воздух, хлестнул еще раз — и конь донес его до крепостных стен. Юноша сказал себе: «Что бы ни случилось, войду в крепость!»
    Сошел он с коня и только тогда почувствовал, как он. устал, .как истомился жаждой.
    Вошел юноша в крепость и увидел внутри красивый кирпичный дом. Сын богача толкнул дверь, вошел в дом и видит: красивая девушка с длинными тугими косами сидит на корточках, мочит в серебряном тазу тряпку и моет пол. И там, где проведет она тряпкой, пол блестит как зеркало. Сын богача смотрел-смотрел на это, и вдруг, то ли от жажды, то ли от блеска, глазам его стало больно и он упал. Услышав шум, девушка испуганно вскочила и чуть не вскрикнула, но, когда увидела, что на полу лежит юноша необыкновенной красоты, она успокоилась и подошла к нему.
    — Воды,— прошептал сын богача.
    Девушка принесла воды в серебряном кувшине и напоила незнакомца. Он открыл глаза и увидел красавицу. Ему стало стыдно за свою слабость, и он быстро поднялся. Долго стояли юноша и девушка, озаряя друг друга своей красотой. Наконец девушка спросила:
    — - Откуда ты, куда путь держишь?
    Сын богача рассказал о себе, рассказал и о том, что отец не велел ему ездить на восток.
    Девушка сказала:
    — Верно говорил твой отец: все юноши, которые направлялись на восток, погибли. Твое счастье, что я тебя встретила, иначе не быть бы тебе в живых. Знай
    же, что этой крепостью владеет мой отец, и он приказал убивать всех юношей, попавших сюда, а их тела бросать собакам на съедение. И все это потому, что никто не должен знать о моем существовании.
    Но сын богача не слушал речей красавицы, он смотрел на нее и думал лишь об одном — как бы навсегда остаться с ней.
    А девушка воскликнула:
    — Уходи, юноша! Если отец узнает, что ты здесь, ты погиб!
    Красавица открыла двери, юноша попрощался с ней и, никем не замеченный, покинул крепость. Сел он на своего скакуна, хлестнул плеткой, и конь взлетел в воздух. Второй раз хлестнул — конь поднялся над тучами, третий раз хлестнул — конь домчал его до отцовского порога.
    Отец и мать обрадовались благополучному возвращению сына, стали потчевать его лучшими яствами, расспрашивать о том, где был, что видел. Но глаза юноши не видели никаких яств — в них стоял образ девушки, а уши его не слышали родительских расспросов — в них звучал голос девушки.
    С трудом дождался юноша ночи, но и ночью не мог забыться. Как кишка шагаду, тянулась для него эта ночь. Но всякое начало, всякий путь, всякое время имеют свой конец, и эта ночь тоже окончилась. Рано утром юноша встал было с постели, но только ноги его не держали, и он опять лег.
    Родители давно уже встали, а сын все не выходил из своей комнаты. Наконец, когда солнце достигло середины неба, отец заволновался и решил узнать, в чем дело. Вошел он в комнату сына и спрашивает:
    — Сын мой, почему ты не встаешь? Что с тобой? Сын отвечает:
    — Дорогой отец, да быть тебе всегда здоровым, я себя плохо чувствую.
    Старый богач прикусил палец, стал проклинать тот миг, когда отпустил сына из дому, но юноше от этих проклятий легче не становилось. Он лежал и не вставал, еду и питье приносили ему в постель, но он почти ничего не ел. Богач призвал к сыну всех лекарей, всех знахарок, но они были бессильны помочь юноше. А о причине своей болезни он молчал.
    У сына богача был единственный друг —Сын бедняка. Юноши дня не могли прожить, чтобы не увидеть друг друга. Когда сын богача слег в постель, его друг сразу же пришел проведать больного и спрашивает:
    — Что случилось?
    Но сын богача и другу не хотел говорить ничего. Так было несколько дней, а потом сын бедняка пришел к своему другу, высыпал у него в комнате мешок золы, сел на пол и стал посыпать себе голову золой. Долго смотрел на него сын богача, но все же не выдержал и воскликнул:
    — Чтоб душа твоя растаяла! Зачем ты меня терзаешь, зачем ты это делаешь?
    Тогда сын бедняка сказал:
    — А ты разве не терзаешь мне душу своим молчанием? Друзья должны делить поровну и радость и горе.
    Улыбнулся сын богача и говорит:
    — Да, ты прав. Я тебе все расскажу.
    Сын бедняка встал, отряхнулся, сел на постель к больному юноше, и тот поведал другу все, что с ним случилось. Когда он кончил свой рассказ, сын бедняка сказал:
    — Эта девушка —дочь кровожадного падишаха, и он не дает ее никому в жены.
    Влюбленный юноша промолвил:
    — Если она будет моей, я излечусь, если нет — никакие знахари мне не помогут.
    Сын бедняка встревожился за друга, но виду не подал и сказал ему в утешение:
    — Ладно, не горюй, что-нибудь придумаем.
    Сразу же после этого сын бедняка пошел к старому богачу и говорит ему:
    — Дорогой богач, твой сын влюблен и поэтому болен.
    — Пусть он скажет в кого, и я немедленно его женю!
    Сын бедняка рассказал ему все, что узнал, и добавил:
    — Я знаю, много юношей погибло от рук хозяина этой крепости. Надо что-то делать, а то, не дай бог, все это кончится бедой.
    Опечалился богач, схватился за голову и говорит: —- Да, я это знаю, вот почему и запретил ему ехать
    на восток. Я бы отдал все свое богатство, лишь бы спасти моего сына. Ничего не поделаешь, придется идти к кровожадному падишаху.
    Богач кликнул слуг и велел собираться в дорогу. Слуги оседлали коней, сложили хурджуны, и богач в сопровождении нескольких слуг отправился в путь. Долго ли они ехали или недолго, но на седьмой день добрались до крепости кровожадного падишаха. Сначала они устроили у речки короткий привал, умылись, напоили коней, сами поели, а уж потом подъехали к крепости. Постучался богач в чугунные ворота, и вскоре на стук вышел сам кровожадный падишах.
    — Салам алейкум!—поздоровались приезжие.
    — Ваалейкум ассалам! — ответил хозяин.— Заходите.
    — Пусть наш приход принесет радость,—сказал богач.
    Слуги привязали коней, а хозяин и гость вошли в дом. Кровожадный падишах велел накрыть для гостя богатый стол. Перед ним поставили лучшие яства' и вина, но старый богач не торопился. Он сказал:
    — Благодарю за гостеприимство, но я приехал по делу. Если мы с тобой это дело не уладим — к еде не прикоснусь!
    Хозяин коснулся своего лба рукой и ответил:
    — Говори о своем деле. Богач сказал:
    — В такой-то день такого-то месяца мой единственный сын проезжал мимо твоей крепости и зашел напиться воды. Угостила его водой твоя красавица дочь. Мой сын как увидел ее, так и влюбился, а влюбился — заболел и слег. Вот уже три месяца лежит он в постели. Каких только лекарей и знахарей не приводил я к нему — все бесполезно. А другу своему мой сын сказал: «Если эта красавица станет моей — я поправлюсь, если нет—ничто и никто мне не поможет». И вот приехал я просить у тебя дочь для моего сына. За нее я отдам все — ничего не пожалею.
    Как полагается, хозяин выслушал до конца и говорит:
    — Да продлятся дни твои, дорогой богач! Много сватов приходило ко мне, но я всем говорил, что нет у меня никакой дочери. Тебе сказать я этого не могу —
    твой сын видел ее. Но выдать замуж свою дочь я не имею права—у нее есть хозяин, имя которого я назвать не могу.
    Огорчился богач и стал упрашивать отца девушки. Тот думал, думал и наконец говорит:
    — Есть лишь один выход: пусть она днем будет у мужа, а на ночь возвращается домой.
    Богач воскликнул:
    — Как же это так? Это ж небывалое дело!
    Но ничего не оставалось ему делать, как согласиться. Лучше что-то, чем ничего. За сегодняшним днем еще и завтрашний будет!
    Кровожадный падишах и богач составили договор, в котором говорилось: отец девушки отдает свою дочь с тем условием, что день она будет проводить у мужа, а на ночь возвращаться домой. Подписав договор, они на радостях сели пировать и пировали до утра. А рано утром богач и его люди отправились домой и сообщили юноше радостную весть.
    Как только сын богача узнал, что девушка станет его женой, он сразу же выздоровел.
    Вскоре наступил день свадьбы. Богач созвал на торжество всех своих друзей и знакомых, а к вечеру сваты привезли невесту. Что тут делалось! Семь дней и семь ночей не смолкали звуки барабана и зурны. Все это время невеста днем была в доме жениха, а на ночь уезжала к отцу.
    Но вот кончилась свадьба, кончились и хлопоты, остались молодые вдвоем, и юноша спрашивает свою невесту: •
    — Почему ты по ночам уезжаешь к отцу?
    — На это я ответить не могу,— только и сказала девушка.
    Шли дни, месяцы, но все оставалось по-прежнему: днем девушка была в доме мужа, а на ночь уезжала к отцу. Надоело юноше все это, да и перед людьми было неловко. Один раз он говорит, что жена уехала к дяде, второй раз — к отцу, третий —еще что-нибудь придумает, и так каждый день.
    И вот в один из вечеров юноша вышел за ворота, сел и задумался. В это время проходил мимо какой-то старец, взглянул на лицо юноши и сразу догадался, что у него что-то неладно. Старец остановился и говорит:
    — Да будет добрым твой вечер! Сын богача отвечает:
    — И твой.
    Сел старец рядом с юношей и стал его расспрашивать:
    — О чем ты печалишься? Не хочешь ли ты поведать мне свое горе?
    Юноша отвечает:
    — А что толку из того, что я тебе расскажу? Тогда старец вытащил из кармана шапочку, надел
    юноше на голову и спрашивает:
    — Видишь меня?
    — Вижу,— отвечает сын богача.
    — А я тебя — нет,— говорит старец. Затем он надел шапочку на свою голову и спросил:
    — А теперь видишь? Юноша ответил:
    — Нет.
    — А я тебя вижу,— сказал старец. Снял он шапку-невидимку, отдал юноше и говорит:
    — Бери, пригодится!
    Сын богача поблагодарил доброго старца, и они разошлись.
    Наутро девушка вернулась к мужу и видит: очень весел он сегодня. Девушка обрадовалась, целый день они с мужем шутили, смеялись и не заметили, как наступил вечер. Но вот, как всегда, за девушкой приехала повозка. Девушка попрощалась с мужем и вышла во двор, а юноша надел шапку-невидимку, стал невидимым, выскочил из дому и тоже сел в повозку. И они поехали вдвоем.
    Долго ли они ехали или не долго, но, как бы то ни было, доехали они до крепости кровожадного падишаха. Сошла девушка с повозки и направилась в дом, юноша—за ней. Пришла девушка в свою комнату, а муж ее — тоже. Только девушка села на тахту, как вошла инчегуз, поклонилась и спрашивает:
    — Что прикажешь подать на ужин? Девушка отвечает:
    — Что угодно.
    Инчегуз накрыла стол и подала плов с кишмишем, а сверху положила жареного гуся. Девушка вымыла руки и начала есть, то же самое сделал и юноша. Де-
    вушка с одной стороны ест, юноша — с другой. Когда они поели, пришла инчегуз и убрала со стола, а девушка разделась и легла спать. Юноша тоже разделся и лег на другой кровати. Девушка как легла, так и уснула, а юноша и глаз не смыкает, лежит, ждет, что будет.
    Вдруг ровно в полночь раздался страшный грохот, и весь дом задрожал. Видит юноша: крыша распахнулась, как створки двери, и в комнату влетел золотой .сундук. Едва он коснулся пола, девушка вскочила, оделась, забралась в сундук и захлопнула крышку. Сразу же сундук поднялся вверх и исчез, а потом крыша опять сомкнулась, и все стало как прежде. Сын богача удивился, увидев такие чудеса. «Понятно, почему она ночью уходит,— подумал он.— Но куда она улетает в сундуке? Я должен узнать это!» Лежал юноша, лежал да и уснул. Проснулся он от страшного грохота, от которого задрожал весь дом. Снова распахнулась крыша, влетел золотой сундук, из него вышла девушка, а сундук сразу же улетел. Смотрит юноша — утро наступает. А девушка прибрала комнату, умылась, нарядилась, одним словом, собралась ехать к мужу.
    Вскоре подали повозку, девушка села и поехала, а вместе с ней и ее муж. У ворот своего дома юноша соскочил с повозки, пробежал к себе в комнату, снял шапку-невидимку и лег в постель. Девушка вошла в комнату, увидела спящего мужа и воскликнула:
    — Что это ты спишь так поздно? Вставай!
    Сын богача потянулся, открыл глаза и говорит:
    — Ах, ты меня разбудила, а я видел такой интересный сон!
    Девушка засмеялась и говорит:
    — Расскажи, а я послушаю. И юноша стал рассказывать:
    — Снилось мне, что мы с тобой сели в повозку и поехали в дом твоего отца. Приехали мы туда, и нас угостили пловом с кишмишем и жареным гусем. После ужина мы легли спать. Только мы уснули, как раздался страшный грохот и весь дом задрожал. Распахнулась крыша, и в комнату влетел золотой сундук. Забралась ты в этот сундук и улетела. Что было дальше, не знаю-— ты меня разбудила.
    Удивилась девушка, что сон совпал с явью, но виду не подала.
    — Вставай,— говорит она,— ты обо мне думал, вот тебе и приснился непонятный сон.
    Юноша ничего не сказал в ответ и стал дожидаться вечера. Долго и томительно тянулся этот день, но вот он кончился, и девушка поехала к отцу. С ней ехал и юноша в своей шапке-невидимке. Приехав в родительский дом, девушка побежала к матери и рассказала, какой сон видел ее муж.
    — Ничего страшного! Он из тех умных, которые знают все. Но ты ему скажи: «Разве все то, что ты видел во сне, может стать явью?». А теперь успокойся, иди ешь, — говорит мать.
    Все это время юноша в своей шапке-невидимке стоял тут же.
    Поговорив с матерью, девушка пошла в свою комнату, а юноша последовал за ней. Как и накануне, они поужинали пловом с жареным гусем, а потом легли спать, девушка — на одной постели, юноша —на другой.
    Ровно в полночь с грохотом влетел сундук и стал посреди комнаты. Но на этот раз едва девушка приподняла крышку, юноша вскочил в сундук и притаился в уголке. Девушка тоже забралась внутрь, и сундук взлетел.
    Высоко ли поднимался тот сундук или над землей летел, юноше узнать не удалось. А узнал он только то, что семь гор и семь морей перелетел сундук, прилетел на седьмое небо и влетел в какой-то дворец. Как только сундук коснулся пола, крышка открылась и юноша с девушкой вышли. Направилась девушка в одну комнату, а сундук — в другую. Удивился юноша, последовал за сундуком и видит: здесь уже стоят сорок точно таких же сундуков. Испугался юноша — как бы не перепутать ему сундуки и не оказаться невесть где! Стал он рядом со своим сундуком и отойти боится.
    Вдруг сын богача услыхал звуки саза. И так хорошо кто-то играл, что страх сразу же прошел и юноша направился туда, откуда доносилась музыка. Вскоре он оказался в большой комнате и видит: сидят на коврах сорок девушек, и у каждой в руках саз. Девушки одна красивее другой, играют они все в лад, а управляет ими красивая стройная женщина. Если же кто-нибудь из де: вушек начинает играть наверно, эта женщина бьет ее по рукам золотой палочкой.
    Смотрит юноша на все это и диву дается. Вдруг видит он—женщина подошла к его жене, бьет ее по рукам золотой палочкой и говорит:
    — Что с тобой? Почему играешь не в лад? Может быть, ты влюбилась?
    Обиделась девушка и положила саз на ковер. Юноше стало жалко свою жену, подошел он, взял ее саз и стал играть в лад со всеми. А девушка незаметно уснула. Когда же она проснулась, муж положил ей саз на колени и отошел в сторону. Заиграла девушка сама, но опять сбивалась и нарушала общий лад.
    Наконец хозяйка велела девушкам садиться в сундуки и возвращаться домой. Все девушки сели в сундуки, а юноша забрался в сундук своей жены. Хозяйка сказала заклинание, и сундуки взлетели.
    Кто знает, долго ли летел сундук обратно, но наконец прилетел он в комнату девушки. Вышла она из сундука, а следом за ней и муж. Как и накануне, сундук с грохотом улетел. А девушка прибрала в комнате, умылась, нарядилась и поехала в дом к мужу. Юноша ехал вместе с ней. Как и в тот раз, он первым прибежал в свою комнату, снял шапку-невидимку и лег в постель. Девушка вошла, увидела, что муж еще спит, и сказала:
    — Вставай! Что ты спишь так долго? Юноша открыл глаза, потянулся и говорит:
    — Опять ты меня разбудила, а мне такой сон снился! Девушка говорит:
    — Ладно, вставай! Что-то тебе сны каждую ночь стали сниться.
    А юноша встал и под видом сна рассказал все, что пришлось ему видеть ночью. Еще больше удивилась девушка, но ничего не сказала.
    Долго и томительно тянулся этот день, но вот он кончился, и девушка поехала в родительский дом. Вместе с ней ехал и юноша в своей шапке-невидимке. Приехав домой, девушка сразу же побежала к матери и воскликнула:
    — Он опять видел во сне все, что я делаю ночью! Мать ее успокаивает:
    — Пусть себе видит. Сон—это сон. Иди ужинай.
    Пошла девушка в свою комнату, а муж — за ней. Поставили перед девушкой ужин, а ей и есть-то не хочется. Сидит она, смотрит на плов, вдруг видит — плов
    уже кончается! «Что за наваждение!» — думает девушка. Стало ей страшно, разделась она и легла в постель. Лег и юноша.
    Как всегда, в полночь прилетел сундук. Девушка забралась в него, юноша — тоже, сундук взлетел и вскоре оказался в том же дворце на седьмом небе. Девушка взяла саз и села играть вместе с другими, но опять все играли в лад, и лишь она одна его нарушала. Хозяйка подошла к ней и кричит:
    — Ты что, с ума сходишь или оглохла?
    А у девушки руки задрожали и стала она играть еще хуже. Тогда хозяйка стала бить ее золотой палочкой и кричать:
    — Вот тебе, негодница, вот тебе! Ты нас предала,
    ты в кого-то влюбилась!
    Тогда сын богача подошел к женщине, схватил ее за руку и больно сжал. Золотая палочка упала на пол, а женщина закричала:
    — Будь ты проклят! Отпусти мою руку! Но юноша не отпускает и говорит:
    — Дай клятву, что ничего дурного нам не сделаешь! Хозяйка отвечает:
    — Эй, кто ты там есть, клянусь: ничего дурного не
    сделаю.
    Тогда юноша снял шапку-невидимку, и все его увидели. Хозяйка воскликнула:
    — Кто ты и по какому праву здесь? Да если бы я не поклялась, я бы тебя в золу превратила!
    Юноша говорит:
    — Мне с тобой делить нечего. Прилетел я сюда со своей женой, и я ее забираю. Пусть она по ночам бывает с мужем!
    Хозяйка спрашивает:
    — Кто из них твоя жена?
    Сын богача подошел к своей жене, взял ее за руку и говорит:
    — Вот она!
    Схватилась хозяйка за голову и кричит:
    — Ни разу еще в мой дворец не ступала нога мужчины! Кто дал тебе право выходить замуж? Почему ты нарушаешь наш закон?
    Но потом она успокоилась и сказала:
    — Ну ладно, что тут поделаешь! Поправить ничего
    нельзя, а раз уж вы поженились — будьте счастливы. А теперь все улетайте домой!
    Тридцать девять девушек сели в свои сундуки, в сороковой сундук сел сын богача со своей женой, хозяйка прочитала заклинание, и сундуки взлетели.
    Семь небес, семь морей и семь гор пролетел золотой сундук с мужем и женой. Наконец он оказался в комнате девушки, молодые вышли и рассказали родителям о случившемся. Сказали и о том, что хозяйка дворца на седьмом небе отпустила всех девушек, которых учила музыке.
    Кровожадный падишах сказал:
    — Теперь, когда все кончилось хорошо, моя дочь может все время быть в доме своего мужа.
    Взял сын богача свою жену и увез к себе домой.
    С тех пор, говорят, зажили они спокойно и полюбили друг друга еще крепче.
  19. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Дружба всем приносит победу


    Жил, говорят, один богач. Чего только не было у этого богача! Большой дворец с глубокими подвалами, в которых стояли сундуки, полные золота и драгоценностей, сад с диковинными деревьями! Была у богача и красавица жена, которую он очень любил.
    Но ни богатства, ни дворец, ни сад, ни жена не радовали его сердце. Не было у богача самого дорогого — детей. «Чье сердце будет болеть обо мне, когда я состарюсь,-— думал богач, — кому достанется все мое богатство?» От таких мыслей день для богача делался ночью, а ночь — могилой.
    Каких только лекарей и знахарей ни звал он к себе— никто не мог ему помочь. Наконец богач объявил всем жителям своего города, что тот, кто поможет ему стать отцом, а его жене — матерью, получит из его сокровищницы все, что пожелает. Много людей перебывало во дворце богача, но никто из них не помог ему.
    И вот о несчастье богача узнали купцы, жившие в другом городе, и решили ему помочь.
    — Так или иначе, наш путь лежит мимо его города,— сказал один из купцов.— Зайдем туда и угостим его жену нашими яблоками. Может быть, от них она родит.
    Вскоре купцы отправились в путь и прибыли в тот город, где жил богач. Они постучались в дом на окраине города, и на стук вышла сгорбленная старушка.
    — Добрый вечер, мать! — говорят купцы.
    — Добрый вечер,— отвечает старушка.
    — Гостей принимаешь? — спрашивают купцы.
    — К врагам в дом пусть не приходят гости,— отвечает старушка.— Заходите.
    Зашли купцы в дом, и старушка начала угощать их
    всем, что у нее было. Купцы достали из своих хурджу-нов сласти й положили на стол. Попили они чаю, поели, а потом купцы спрашивают хозяйку:
    — Что нового у вас в городе? Старушка ответила:
    — Все хорошо, только вот у нашего богача горе. Нет у него детей. Много знахарей и лекарей пыталось ему помочь, да все без толку. Богач обещал щедро вознаградить того человека, который ему поможет.
    Купцы переглянулись, а потом спросили хозяйку:
    — Ну а ты не ходила с советом к богачу? Старушка отвечает:
    — Нет, что я могу им посоветовать — ведь я никаких заговоров не знаю. Если б знала, то самой себе помогла бы в молодые годы и не осталась бездетной.
    Посоветовались купцы между собой и решили отдать свои яблоки доброй старушке: пусть богач вознаградит ее. Купцы сказали:
    — Мы дадим тебе три яблока, а ты отнеси их жене богача. Пусть она каждый день чистит по одному яблоку: плод съедает сама, а кожуру отдает лошади. И через девять месяцев и девять дней, девять часов и девять минут у нее родится ребенок, а у лошади — жеребенок.
    Утром старушка проводила своих гостей в путь и заспешила к дворцу богача.
    Слуги провели ее к богачу, и старушка говорит ему:
    — Мне нужны твое здоровье и благополучие. Возьми эти три яблока и отдай жене. Пусть она каждый день чистит по одному яблоку: плод ест сама, а кожуру отдает лошади. Через девять месяцев, девять дней, девять часов и девять минут у нее родится ребенок. Родится и у лошади жеребенок.
    Обрадовался богач, усадил старушку в золотое кресло, угостил вкусными яствами и спрашивает:
    — А есть ли правда в том, что ты говоришь? -
    — Дорогой богач, плюнешь мне в лицо, если я вру!— воскликнула старушка.
    Взял богач у. старушки яблоки, а ей в подол насыпал много золотых монет.
    — Если твои слова сбудутся, то я тебе дам из моей казны все, что пожелаешь,— сказал богач.
    Поблагодарили они друг друга, и старушка ушла. А богач отдал жене три яблока и рассказал ей, что с
    ними делать. Взяла жена яблоки и все сделала так, как велела старушка.
    Прошло девять месяцев, девять дней, девять часов и девять минут, и жена богача родила сына. В свой срок ожеребилась и лошадь, которой жена богача отдавала кожуру.
    Обрадовался богач, устроил пир для всего города. А за старушкой он послал золотую повозку. Семь дней и семь ночей пировали гости, а на восьмой день богач привел старушку в свою сокровищницу и говорит:
    — Бери все, что пожелаешь!
    А у старушки глаза разбежались. Стояла она, стояла, а потом наполнила подол золотыми монетами, поклонилась богачу и ушла.
    Прошло три года, и жена родила богачу второго сына. В те же дни ожеребились и лошадь. Опять устроил богач пиршество. А еще через три года родился у него третий сын, а лошадь принесла третьего жеребенка. На этот раз пир во дворце богача продолжался сорок дней и сорок ночей.
    Но вот прошло еще много лет, и богач состарился. Теперь он ходил с палкой, с трудом переставляя ноги. Знал богач, что на свете ничего вечного нет, придет и его конец. Но пока глаза его видели, а язык говорил, решил богач позаботиться о своих сыновьях. Построил он для них большой дом, в котором для каждого из трех сыновей были отведены одинаковые покои. Велел богач убрать эти покои одинаковыми коврами, сундуками и прочими дорогими вещами. Велел богач сшить для своих сыновей одинаковую одежду, да такую, чтоб одна нитка была серебряная, а другая — золотая. И еще приказал он сделать три красивые сбруи для коней. А потом повелел изготовить для его сыновей сабли. Они были одинаковые, из самой лучшей стали и из золота. Когда все было готово, отправился богач в покои своих сыновей и каждому оставил саблю, сбрую и одежду.
    На следующий день богач позвал слуг и велел им выкопать во дворе огромную яму. В яме поставили три стойла и спустили туда тех трех скакунов, которых принесла лошадь, съев кожуру тех яблок. В стойла провели воду, обложили яму камнями и завалили огромной скалой.
    Через некоторое время богач тяжело заболел и слег. Призвал он к себе жену и говорит ей:
    — Знаю я, что скоро умру, а все, что у меня есть, останется сыновьям. Они уже большие, и я верю, что они тебя в обиду не дадут, да и моему имени не дадут на землю упасть. Когда они возмужают, покажи им дом, который я им построил, и спрятанных коней. А там пусть решают сами.
    — Все сделаю так, как ты наказываешь.
    Вскоре старый богач умер. Много народу собралось его оплакать, женщины громко рыдали и причитали. На третий день богача похоронили. На восьмой день все разошлись, и жена богача осталась со своими тремя сыновьями.
    Шли дни. Через год после смерти богача люди вновь собрались в доме вдовы помянуть покойника. Женщины плакали, причитали, а потом разошлись.
    И вот однажды жена покойного богача подумала:
    — Если вода не будет течь в море, то и море высохнет. А если сидеть ничего не делая, то можно всю казну растратить!
    Со следующего дня она стала наниматься к другим богачам стирать белье, носить воду и делать прочую домашнюю работу. На заработанные деньги она кормила себя и трех своих сыновей.
    Но у людей ведь есть глаза, и горожане все это видели.
    — Как только ей не стыдно стирать людям тряпки? Неужели она живет в нужде? Ведь от мужа у нее большая казна осталась,— говорили одни.
    — Честь покойного мужа с землей равняет,— говорили другие.
    — Да чтоб ей, дурочке, золу на голову сыпать!* — возмущались третьи.— Совсем за детьми перестала смотреть. Не было детей — плакала, а появились — не ценит.
    Но люди говорили, а вдова продолжала наниматься на работу к другим богачам и на заработанные гроши кормила себя и детей.
    В один из дней жена покойного богача, как и всегда, была на работе, а ее сыновья играли на улице в бабки. Мимо проходили женщины и увидели грязных и оборванных сыновей покойного богача.
    Одна из женщин сказала:
    — Бедные дети, совсем без присмотра остались, а мать чужие тряпки стирает!
    Другая женщина сказала:
    — Разве она нуждается в этом? Ей от мужа большая казна осталась!
    Третья женщина сказала:
    — Какой был человек! Как его люди уважали!
    Разговор двоих ветер до третьего донесет. Так случилось и на этот раз. Разговор женщин ветер донес до младшего сына покойного богача. Мальчику было уже четырнадцать лет. «Значит, мать от нас все скрывает? — подумал он.— Она честь моего отца о землю бьет!»
    Он решил увидеть мать и поговорить с ней. Бросил игру и, ничего не сказав братьям, отправился разыскивать мать. Наконец он ее отыскал. Вдова мазала глиной стены сарая у одного богача. Сын говорит ей:
    — Мать, я есть хочу, пойдем домой! Мать отвечает:
    — Сходи сам и поешь. Я же с собой не беру еду.
    — Нет, я без тебя не пойду!—крикнул мальчик и затопал ногами.
    — Убирайся отсюда! — прикрикнула на него мать. Сын разозлился на мать, поднял с земли камень и
    хотел ее ударить. Увидела это хозяйка дома и стала успокаивать мальчика. А вдове пришлось вымыть руки и идти с сыном домой.
    Когда они пришли домой, мальчик сказал:
    — Я хочу есть. Испеки мне сейчас же лаваши. Если не испечешь, я все, что есть в доме, вдребезги разобью!
    Удивилась вдова, что сын так с ней говорит, обиделась, но промолчала. Растопила она тонур, принесла муку, сделала тесто и принялась раскатывать лаваши. Когда же мать стала класть лаваши в тонур, сын крепко схватил ее за руки и закричал:
    — Скажи правду, что осталось нам от отца в наследство. Если не скажешь, я сожгу твои руки!
    Мать стала кричать и осыпать сына проклятиями. Она просила бога, чтобы он лишил сына жизни, она желала ему, чтобы он исчез в седьмом подземелье *, чтоб ослепли его глаза, но сын не испугался ее проклятий. Еще крепче сжимал он руки матери и требовал говорить правду.
    — А ну, посмотри мне в глаза, — сказала мать. Они посмотрели в глаза друг другу: сын со злобой,
    а мать с радостью, что сын ее стал уже взрослым. И тогда она сказала:
    — Пусть будет по-твоему, скажу всю правду! Сын опустил ее руки, а мать сказала:
    — Позови своих братьев. Пусть и они слышат. Позвал мальчик своих братьев, и мать стала рассказывать:
    — Отец оставил вам большое богатство, но он наказывал мне, чтобы я вам об этом не говорила, пока вы не подрастете. А теперь идемте, я все вам покажу.
    Мать привела сыновей к яме и говорит:
    — Сдвиньте эту скалу.
    Сдвинули братья скалу и увидели спрятанных в яме трех скакунов. Один лучше другого! Шерсть на них под солнцем лоснилась и слепила глаза.
    Мать сказала:
    — Каждому по одному. А теперь идемте дальше.
    И она привела сыновей к дому, который отец построил для них. Не дом, а загляденье! Один камень золотой, другой — серебряный.
    — Вот вам ключи,— сказала мать,— каждому из вас отец отвел в доме отдельные покои.
    Взяли братья ключи, открыли двери и вошли каждый в свои покои. Каждый из братьев пальцы прикусил от удивления. Таких ковров им еще не приходилось видеть, жалко было ступать по ним ногами. На стенах тоже висели ковры, а на коврах — золотая сабля, наряд, сшитый из золотых и серебряных ниток, красивая сбруя для коня. А в дальней комнате в покоях каждого брата стоял сундук, полный золотых монет и драгоценных камней.
    Мать все им показала и говорит:
    — Покойный отец, да будет мир над его могилой, велел мне показать вам все это и сказать: «А теперь поступайте как знаете!».
    Младший сын сказал:
    — Как же ты, имея такое наследство, могла убирать чужую грязь? Или ты хотела отцову честь о землю
    ударить?
    — Если в море реки не будут впадать, то и море
    высохнет! — ответила мать.
    Сыновья сказали:
    — Мы и без твоих капель обойдемся. И к чужим людям больше работать не ходи. .
    Обняла вдова сыновей, заплакала от радости иска-зала:
    — Увидели бы глаза отца вас такими, он бы еще лет десять прожил!
    Сыновья успокоили мать, а потом оделись в красивые одежды, вскочили на своих копей и выехали из дворца. Едут они по улицам города, а люди говорят:
    — Что это за юноши? Откуда такие красавцы? Наверное, из другого государства!
    Вечером братья вернулись домой, поставили коней, переоделись и пришли в дом, где дожидалась их мать. Пока сыновья объезжали город, мать приготовила плов с бараниной и достала многолетнее вино.
    Первый раз после смерти мужа накрывала она такой прекрасный стол. Долго сидели в этот вечер мать и три сына за столом, ели, пили, веселились. Радовалась мать, глядя на своих сыновей.
    На следующий вечер мать снова собрала детей за столом и сказала:
    — Дети мои, вот вам три железных прутка. Кто из вас согнет их разом?
    — Давай я согну,— сказал старший сын. Взял он все три железных прутка и попробовал разом согнуть, но как он только ни старался, ничего у него не вышло. Тогда он передал прутки среднему брату, но и тот не смог их согнуть.
    — Попробуй ты,— сказал он младшему. Младший брат напряг все силы и слегка согнул
    прутки.
    — Больше не могу! — воскликнул он и бросил прутки на пол.
    Сыновья посмотрели на мать и спросили:
    — Мать, зачем это нужно?
    Но она не ответила сыновьям, а сказала:
    — А теперь возьмите по прутку и попробуйте согнуть.
    Взяли братья по одному прутку и сразу же согнули.
    — Будете вместе, будете дружны, вас никто не сможет согнуть, как и вы не смогли согнуть эти три прутка,— сказала мать.
    И сыновья пообещали ей, что всегда будут держаться вместе. Принесли они сшитый из бычьей шкуры бурдюк, повесили его на стене у двери и договорились между собой: если один из братьев отлучится из дому и все будет хорошо, то из бурдюка будет капать молоко, если же его где-то постигнет беда, то из бурдюка будеть капать кровь, и тогда один из братьев должен тут же спешить па выручку попавшего в беду.
    Шли дни, недели, месяцы. Братья жили в дружбе и согласии. Умело вели они хозяйство, оставшееся в наследство от отца, и добрая молва пошла о них в городе.
    Люди говорили:
    — Имени отца своего не дали упасть на землю. Молодцы!
    И вот однажды старший брат решил отправиться в путешествие, посмотреть, как живут люди в других странах. Надел он свою красивую одежду, оседлал скакуна, привесил к поясу золоченую саблю, попрощался с матерью и братьями и уехал.
    — Через неделю я буду дома,— сказал он.
    Но прошла неделя, а старший брат не вернулся. Прошла еще неделя, и вдруг братья увидели, что из бурдюка капает кровь.
    — С нашим братом что-то случилось! — воскликнул средний брат.— Я поеду к нему на выручку.
    Оделся и средний брат в красивую одежду, оседлал скакуна, взял золоченую саблю, попрощался с матерью, а брату сказал:
    — Поглядывай на бурдюк!
    Прошла неделя с того дня, как уехал средний брат, а мать и младший брат все поглядывают на бурдюк. А из него по-прежнему капает кровь — значит, средний брат еще в пути или не может отыскать старшего. К концу второй недели младший брат увидел, что из бурдюка кровь уже не капает, а течет.
    — Оба мои брата попали в беду! — воскликнул младший брат.— Я должен их выручать.
    Оделся он в красивую одежду, взял саблю, поцеловал мать и вскочил на своего скакуна.
    — Живыми или мертвыми, а привезу братьев домой,— сказал он.
    — Да поможет тебе бог! — сказала мать. Хлестнул младший брат своего скакуна, и тот рва-
    нулся с места, да так, что лишь пыль столбом поднялась.
    Долго скакал юноша и наконец оказался у развилки семи дорог. Остановил он своего скакуна и думает: «По какой же дороге поохали мои братья?».
    Почуял конь, что его -лзяин едет выручать братьев, а значит, и их коней, и поскакал на восток.
    Три дня и три ночи не сходил юноша с седла. Днем ему светило солнце, а ночью глаза коня горели и освещали путь.
    На четвертый день к полудню юноша достиг какой-то зеленой равнины, в дальнем конце 'которой виднелись пышные сады, а за садами — стены незнакомого города. Навстречу юноше стали попадаться люди, шедшие оттуда. Все они были в траурной одежде, даже дети, погонявшие ослов, и те были в одежде из черного сукна. Юноша встревожился и погнал коня к городу. «Будь что будет!» — решил он.
    Когда он подъезжал к городским воротам, ему встретилась пожилая женщина с кувшином на плече. Онс тоже была одета в траурный наряд.
    — Почтенная,— обратился к ней юноша,— почему все люди, которых я встретил вблизи этого города, носят траур?
    Женщина подняла на юношу глаза, поставила свой кувшин на землю и сказала:
    — О сынок, и не спрашивай. У нашего падишаха есть одна-единственная дочь, которую он очень любит. Вот уже скоро год, как она заболела, и никто не может ее вылечить. Знатоки говорят, что если ее не напоить молоком серны, то она умрет.
    — Так почему же не дадут ей молока серны? — удивился юноша.
    — Не так-то легко достать это молоко,— ответила женщина.— Говорят, что в каком-то государстве живет один пастух и у него в стаде есть серна. Вот у него-то, говорят, можно достать это молоко. Но добраться до него невозможно, на пути к нему живут три аждаха. Многие юноши поехали туда и ни один не вернулся.
    «Может быть, мои братья тоже поскакали туда и назад не вернулись?» — подумал юноша. Хлестнул он своего коня и мигом очутился в самом городе. Скачет он по городу—-не город, а рай, такие в нем дворцы и
    дома, сады и бассейны. Подъехал он к падишахскому дворцу и говорит слуге:
    — Мне нужно видеть падишаха.
    Доложили слуги своему хозяину, что какой-то, юноша хочет его видеть. Обрадовался падишах и подумал, что это привезли молоко серны. Выбежал он во двор, открыл ворота дворца и видит: сидит на коне юноша необыкновенной красоты. У человека два глаза, но нужно еще два, чтобы на него наглядеться!
    — С чем приехал, сынок?-—спрашивает падишах. Соскочил юноша с коня и говорит:
    — Приехал помочь твоему горю!
    Падишах провел гостя в дом и велел слугам накрыть стол. Но юноша сказал:
    — Почтенный падишах, спасибо за угощение, но я не прикоснусь к нему. Ты лучше расскажи, куда мне скакать, чтобы достать для твоей дочери молоко серны?
    Вздохнул падишах и говорит:
    — Много добрых и смелых юношей обещали помочь мне, но ни один из них не привез молока серны.
    Жалко стало юноше несчастного отца, и он сказал:
    — Почтеннейший падишах — да продлятся дни твои! — скажи, что я должен делать?
    Не хотелось падишаху посылать доброго юношу на смерть, и он сказал:
    — Нет, не надо, сынок! Если бы можно было достать это молоко, то хоть один из ста сорока юношей, которые отправлялись за ним, вернулся бы. Возвращайся-ка лучше домой.
    — Нет, ты должен рассказать, куда мне ехать. Падишаху ничего не оставалось делать, и он сказал:
    — Неподалеку от владений падишаха страны Чиме-чин стоят высокие горы, и там живут аждаха. У первой горы живет одноглавый аждаха, у второй горы — двуглавый, у третьей горы — трехглавый. А за четвертой горой живет пастух, и у него в стаде есть, говорят, одна серна. Молоко этой серны и нужно моей дочери. Выпьет она этого молока — будет жить, а если нет — умрет.
    Ничего не сказал юноша падишаху, вскочил на своего скакуна и выехал за ворота.
    — У храбрецов нет языка, у них — дела, — сказал он.
    — Да сохранит тебя бог! — крикнул падишах ему вслед.
    Много аулов и городов проскакал юноша, семь дней и семь ночей находился он в пути, семь рек и семь лесов пересек, по семи дорогам скакал и наконец добрался до огромной пустыни, где не росло ни травинки. За пустыней виднелись горы, и юноша погнал туда своего коня. Конь скачет и от боли ржет: невозможно ступать на раскаленный песок, копыта плавятся. Да и человеку тяжело: сверху солнце голову палит, внизу песок ноги жжет. Но кто храбр — выдержит любое испытание. Три дня и три ночи скакал юноша по пустыне, а на четвертый день вдруг поднялся сильный ветер, такой ветер, что глаза не смотрят, рот не дышит, уши не слышат, впору лечь и не встать. Но юноша все-таки достигает подножия горы и видит: сидит на вершине одноглавый аждаха, а изо рта у него дует ветер. Да такой сильный ветер, что камни с горы катятся, а коня сносит назад как соломинку. Повернул юноша своего скакуна и три раза хлестнул его. Хлестнул первый раз — искры посыпались и конь оторвался от земли, хлестнул второй раз — огонь высек, а конь поднялся в небеса, хлестнул в третий раз — все небо запылало и конь камнем стал падать вниз, на аждаха. Когда конь приблизился к аждаха, юноша обнажил свою золоченую саблю, и тот ослеп от нестерпимого блеска. Закрыл аждаха глаза своими лапами, и юноша с размаху отсек ему голову. Покатилась голова чудовища по одной стороне горы, а юноша поскакал вниз по другой стороне. Достиг он подножия горы и увидел болото: ногой не ступить, все в себя засасывает.
    «Как быть? Как проехать это болото?» — подумал юноша.
    Перед каждым новым делом отдых нужен, и юноша решил отдохнуть. Стал он загонять коня в расщелину горы, а конь сопротивляется, не идет туда, ржет, копытами по земле бьет. Рассердился юноша, слегка хлестнул коня плетью, но тот еще сильней упирается, еще громче ржет. Чует конь, что в расщелине находится душа убитого аждаха, превратившаяся в трехглавую змею. Но юноша ничего этого не знает и продолжает загонять своего скакуна в расщелину. Наконец устал он возиться с конем, сам залез в расщелину горы и уснул. А конь стал рядом и стал смотреть в глубь расщелины: ведь в любой миг оттуда могла прийти смерть
    для его хозяина. Когда время перевалило за полночь, конь услышал шорох. Это ползла огромная трехглавая змея. Ползет она к спящему юноше, а тот не чувствует, громко храпит. Заржал конь в первый раз — глухой и тот бы услышал, а юноша не услыхал. Ударил конь копытом по скале, кусок отлетел, а юноша все храпит. Заржал конь во второй раз, сильнее прежнего — юноша перевернулся на другой бок. Ударил конь копытом второй раз — искры высек из скалы. Упали искры на юношу, а он только почесался. Заржал тогда конь в третий раз, да так сильно, что и мертвый бы пробудился. Только тут юноша проснулся и увидел, что к нему подползает огромная трехглавая змея. Вскочил он, обнажил свою золотую саблю, и змея стала прятать глаза от блеска, тут юноша и отрубил ей все три головы. А потом он распорол змее брюхо, и оттуда вышли оба его брата со своими скакунами. Обрадовался младший сын покойного богача, увидев своих братьев, и бросился их обнимать. А его конь, увидев своих братьев-коней, заплясал от радости.
    Но радость радостью, а начатое дело нужно доводить до конца. Младший брат говорит своим старшим братьям:
    — Ждите меня здесь, отдыхайте, набирайтесь сил. Если же я попаду в беду, спешите мне на помощь.
    Сел он на своего верного скакуна и поскакал через болото ко второй горе, где жил двуглавый аждаха. Долго ли скакал юноша или нет, вяз ли конь его в болоте или поверху шел, «о наконец доскакал он до подножия второй горы. Но двуглавый аждаха почуял, что приближается человек, и стал плеваться грязью. Плюнет раз — в глаза попадет, плюнет другой раз — коню ноги залепит, плюнет в третий раз — по пояс грязью зальет.
    Понял юноша, что медлить нельзя, и трижды хлестнул своего скакуна. Хлестнул в первый раз — искры посыпались и конь оторвался от земли, хлестнул второй раз — огонь высек, а конь в небеса поднялся, хлестнул в третий раз — все небо запылало и конь камнем стал падать вниз на аждаха. И когда конь приблизился к чудовищу, юноша обнажил золоченую саблю, и от нестерпимого блеска аждаха ослеп. Прикрыл он своими лапами глаза, а юноша отсек ему сначала одну голову,
    а затем вторую. Покатились головы вниз, а юноша, даже не отдохнув, поскакал к третьей горе, где жил самый страшный, трехглавый аждаха. Ехал он по выжженной равнине; земля на ней дымилась и опаляла всадника.
    Долго ли он скакал или недолго, но наконец достиг подножия третьей горы. Увидел трехглавый аждаха, что к горе подъехал человек, и стал изрыгать огонь. Изрыгнул в первый раз — лес на склоне горы загорелся, ни пройти ни проехать; изрыгнул во второй раз—-земля загорелась.
    Не стал юноша ждать, пока чудовище изрыгнет огонь в третий раз, и трижды хлестнул своего коня. Хлестнул в первый раз — искры высек и конь оторвался от земли, хлестнул во второй раз — огонь высек и конь поднялся в небеса, хлестнул в третий раз — все небо запылало и конь камнем стал падать на аждаха. Но аждаха дыхнул огнем на приближающегося врага и опалил коня. Сразу же скакуны старших братьев почуяли запах горящей конской шкуры, стали ржать, грызть удила, бить копытами о землю. И старшие братья догадались, что младшего настигла беда.
    — Надо торопиться! — воскликнул средний брат.
    Вскочили братья на своих верных скакунов и помчались на бой. Вовремя они подоспели на помощь младшему брату. Трехглавый аждаха не успел мигнуть, как не то с неба, не то с земли, не то от бога, не то от человека на него обрушились удары. Младший брат отсек аждаха одну голову, из горла чудовища хлынула кровь, залила и потушила горящий лес. Средний брат отсек аждаха вторую голову, из горла чудовища хлынула кровь, залила и потушила горящую землю. Старший брат отсек аждаха последнюю, третью голову, из горла чудовища хлынула кровь, облила опаленного скакуна, и шкура на нем перестала гореть.
    Одолев аждаха, братья присели отдохнуть и рассказали друг другу о своих приключениях. Вспомнили они, как мать сказала им: «Будете дружны, и вас никто не сможет согнуть, как вы не смогли согнуть три железных прутка разом».
    Старший брат сказал:
    — Поодиночке мы бы не справились с этим аждаха. Средний брат сказал:
    — У кого есть друзья, тому все по плечу.
    — Вот так мы и должны поступать всегда,— сказал младший брат и вдруг воскликнул:—Смотрите, смотрите!
    Обернулись братья и видят: там, где была выжженная равнина, вырос город с дворцами и домами, с людьми и деревьями.
    Удивились братья и даже слегка испугались. «Что за чудеса?» — подумал каждый из них.
    Но нужно было ехать дальше. Сели братья на своих коней и поскакали за четвертую гору, там жил пастух, в стаде которого была серна, ее-то молоко и должно было спасти от смерти дочь падишаха.
    Долго ли они скакали или нет—-мы не знаем, но говорят, что семь раз солнце прогоняло с неба луну и семь раз луна вновь появлялась на небе. Наконец подъехали братья к какому-то полю и видят: пасутся на нем сорок коров, четыре быка и одна серна. А рядом на холме сидит пастух и играет на дудочке, да так играет, что и соловьям впору заслушаться.
    Подъехали братья к пастуху, говорят:
    — Салам алейкум! Пастух отвечает:
    — Ваалейкум ассалам! Каким чудом перешли вы через горы?
    Братья рассказали пастуху, как они победили всех трех аждаха. И еще сказали они, зачем сюда добирались, и попросили молока серны.
    Пастух сказал:
    — Я дам вам молока серны, но вот с каким условием. Было у меня три дочери, и одну из них падишах Чимечина силой увел для своего непутевого сына. Но недолго ей пришлось быть его женой. Вымотал сын падишаха у моей дочери душу, довел до смерти и похоронил. Теперь, я слышал, задумал он жениться на другой моей дочери. Но я этого не хочу и предлагаю своих двух дочерей в жены вам. Возьмете их — получите молоко серны, откажетесь — не видать вам его.
    Пастух заиграл на дудочке, и на ее звуки пришли две красавицы. У человека два глаза, но нужно еще два, чтобы любоваться ими. У каждой по семь кос до земли, а глаза такие, что едва глянут на человека, он как воск на солнце плавится.
    Старший и средний братья, как увидели красавиц, так и влюбились в них, да не одним сердцем, а сотнею сердец. А девушки, увидев юношей, тут же их полюбили.
    Младший брат сразу это понял и говорит пастуху:
    — Ладно, беру твоих дочерей для моих братьев! Пастух обрадовался и стал расспрашивать юношей,
    кто они, где живут и как к ним ехать.
    — Вдруг мне вздумается в гости приехать,— говорит пастух.
    Братья без утайки рассказали о себе пастуху и обещали любить его дочерей.
    Потом младший брат говорит:
    — Надо торопиться, не то дочь падишаха может умереть.
    Пастух поймал серну, надоил молока в глиняный кувшин и отдал младшему юноше. А утром братья посадили на коней девушек, взяли молоко серны и тронулись обратно.
    Сорок дней и сорок ночей были они в пути и останавливались в трех городах. Первым из них был тот самый город, который возник на выжженной равнине, после того как они убили трехглавого аждаха.
    Стали братья расспрашивать жителей города, как он здесь появился. Один старец сказал им:
    — Дети мои, историю нашего города тремя словами не расскажешь. Если хотите, оставайтесь ночевать, и я вам все расскажу.
    Братья согласились, и старик начал свой рассказ:
    — Город наш очень древний. Был он построен в те давние времена, когда люди не знали, кого слушать и кому верить, когда каждый делал все, что ему вздумается. Тогда, скажем, если кому-то вздумалось бить поклоны скале, он бил; если кому-то захотелось посмотреть, в каких дворцах живут под землей мыши, он всю жизнь рыл землю, но, конечно, никаких мышиных дворцов не видел. Так вот в те глупые времена и возник наш город. Шло время, город рос, менялись правители, умирали люди, на смену им приходили другие. Так было много сотен лет, и вот при последнем правителе наш город постигло горе. Все началось с того, что у нашего правителя не было детей. Тогда он женился еще раз, а первой жене дал развод. Но и со второй женой у пра-
    вйтеля опять не было детей, а ему очень хотелось иМеть наследника. И правитель взял себе третью жену, а второй дал развод. Только детей у правителя все не было, и он опять взял новую жену. Так он женился и разводился семь раз. И вот, когда он решил жениться в восьмой раз, невеста сказала ему:
    — Я согласна стать твоей женой, но с одним условием. Будет у нас ребенок — хорошо. Но если не будет, обещай, что не разведешься со мной.
    — Пусть пеплом покроется мой город, если я дам тебе развод! — поклялся правитель.
    Эту клятву слышал трехглавый аждаха, которого восьмая жена привела в'свидетели.
    Прошло семь лет, но и от восьмой жены у правителя не было детей. Тогда он решил испытать свое счастье в последний, девятый раз и дал восьмой жене развод.
    И тут откуда ни возьмись на город обрушился огонь. Семь дней и ночей горел наш город и наконец сгорел и превратился в пепел. Это трехглавый аждаха дождался того дня, когда правитель нарушил клятву. Семь лет город и все его жители были погребены под углем и пеплом, а на восьмой год на равнину хлынула кровь трехглавого аждаха и город снова ожил. Говорят, что этого аждаха^ кто-то убил, но кто — мы не знаем. С тех пор каждый день мы молимся за нашего спасителя.
    Старец закончил рассказ, вытер пот со лба, провел рукой по бороде и сказал:
    — Жить вечно нашему спасителю в здравии и благополучии!
    Присутствующие старики хором воскликнули:
    — Аминь!
    Братья переглянулись, но не сказали, что это они убили трехглавого аждаха.
    Затем горожане привели братьев во дворец правителя. Видят братья: лежит на тахте тощий человек. Сегодня он жив, а в завтрашний день может и не войти.
    Братья поздоровались с правителем, поклонились ему, поцеловали край его одежды, но он на них и внимания не обратил.
    Тогда младший брат сказал:
    — Дорогой правитель, мы пришли к тебе с добром. Посмотри на нас и доверься нам.
    Правитель повернул голову и проговорил:
    — Теперь мне ничего не нужно. Я жду, когда придет спаситель моего города. На днях мне приснилось, что пришел он ко мне, поклонился и предложил свою помощь. Он хотел помочь мне в моем горе, но оно уже непоправимо. Я хотел оставить ему свое наследство. Не знаю, есть ли правда в моем сне или нет, но я продолжаю ждать и верить, что спаситель моего города придет.
    Тут правитель посмотрел на трех юношей и вдруг
    спросил:
    — А может быть, кто-нибудь из вас убил этого проклятого аждаха?
    Братья посмотрели друг на друга, не зная, признаться или промолчать. Герои не любят хвалиться — пуста их другие хвалят.
    Младший брат сказал:
    — Это наш старший брат убил, аждаха.
    — А чем это можно доказать? — спросили присутствующие.
    Обнажили братья свои золоченые сабли, и блеск их ослепил всем глаза. Тогда правитель сказал:
    — Ладно, спрячьте свои сабли. У меня есть одна птица, она все знает.
    — На кого она сядет, тот и убил аждаха. Выпустил он птицу, а она по очереди села братьям
    на головы: сначала на голову старшего брата, потом — среднего, а затем — младшего.
    — Так, значит, вы все вместе убили чудовище? — спросил правитель.
    Братьям ничего не оставалось делать, и они рассказали все как было.
    Выслушал их правитель и сказал:
    — Скоро я умру, а одному из вас я предлагаю стать правителем этого города и унаследовать все мое богатство.
    Сначала братьям не хотелось расставаться, но потом
    младший сказал старшему.
    — Оставайся! Живи здесь со своей красавицей, а если что случится, мы тут же примчимся.
    Старший брат согласился стать правителем города, и по этому поводу все жители пировали три дня и три ночи. А на четвертый день младший брат и средний брат со своей невестой поехали дальше.
    Переехали они гору и видят: на том месте, где было непролазное болото, раскинулся огромный город.
    Удивились братья и решили узнать, откуда он здесь появился. Подъехали они к городским воротам, смотрят— на воротах нарисован тот двуглавый аждаха, которого убил младший брат, а сверху написано название города — Ховтэгиз, что значит «Семь близнецов». Никогда еще не видели братья такого красивого города: дома с балконами, дворцы, бассейны. А на стенах нарисованы красавицы, причем все они похожи друг на
    друга. Путники расположились в каравансарае, отдохнули,
    а потом пошли к самому старому жителю города. Пришли они к нему и попросили поведать им историю этого сказочного города.
    Старик сказал:
    — Это очень длинная история. Хватит ли у вас терпения выслушать ее до конца?
    — Хватит, — ответили братья, и старик начал рассказывать:
    «В те времена, когда рождение девочки считалось величайшим позором, у правителя одного города родилось семь девочек-близнецов. За это правитель разгневался на свою жену и убил- ее, а младенцев отвез в пустыню и бросил. Девочки плакали, и плач их дошел до бога. Стал бог посылать им с неба пропитание, и так с божьей помощью семь сестер-близнецов выросли.
    Все они были как две капли воды похожи друг на друга. Ни одна девушка не могла бы сравниться с ними своей прелестью. Днем своей красотой они смущали солнце, ночью — луну. Жили они в пустыне, не зная, что кроме них где-то еще есть люди. Сестры не умели разговаривать — ведь их никто этому не научил. Когда же сестрам нужно было что-то сообщить друг другу, они рисовали. Как-то раз одна из них нарисовала дом и показала другим. По этому рисунку сестры построили из камней дом и стали там жить. Так было положено начало нашему городу.
    Шли годы, сестры-близнецы росли. Они уже так хорошо рисовали, что их искусству мог бы позавидовать
    даже Мани.
    Однажды к дому семи сестер подошли с караваном люди. Это были наши предки. Увидели они, как хорошо
    рисуют девушки, и решили никуда больше не ехать, а поселиться здесь.
    Старший караванщик сказал:
    — Зачем нам искать лучшей участи? Останемся здесь, построим город, а девушки нам его разукрасят.
    Один сказал — остальные поддержали. Начали кара- ванщики строить дома, дворцы, разводить сады и вино- градники. Сестры разукрашивали город, расписывали стены дворцов и домов. За несколько лет наш город стал таким красивым, что никакой другой не мог бы с ним сравниться.
    Все шло хорошо, но вот о нашем городе услышал двуглавый аждаха и стал нам завидовать. Сначала аж-даха пришел в город, схватил одну из сестер и утащил ее в горы. Там он ударил красавицу о скалу, и скала приняла облик девушки. А вторая из сестер-близнецов нарисовала на стене свою погубленную сестру, чтобы люди всегда помнили, кто основал город. Но через несколько дней аждаха утащил и вторую сестру. Он ударил и ее о скалу, и скала приняла облик девушки. А третья сестра нарисовала вторую, чтобы люди никогда о ней не забывали. Так аждаха по очереди утащил всех сестер. Когда он похитил седьмую, ее уже некому было нарисовать. Поэтому вы видели в городе изображения только шести красавиц. А неподалеку от города стоят с тех пор семь скал — это и есть окаменевшие сестры-близнецы.
    Затем аждаха решил подчинить себе нас всех, но мы отказались ему повиноваться. Тогда он стал месить в озере грязь и плеваться этой грязью. Аждаха плевался до тех пор, пока наш город не утонул в грязи. Про- шло много лет, и вот совсем недавно вся грязь была смыта кровью двуглавого аждаха. Кто-то убил чудовище, только мы не знаем кто. С тех пор жители нашего города каждый день молятся за своего спасителя.»
    Старец кончил свой рассказ, и все некоторое время молчали. Вдруг невеста среднего брата спросила старца:
    — Нельзя ли расколдовать окаменевших сестер? Старец ответил:
    — Их можно было бы расколдовать чудесной музыкой. Сестры любили музыку, они часто слушали, как поет соловей.
    Невеста среднего брата воскликнула:
    — Мой отец так играет на Дудочке, что и соловей ним не сравнится! Может быть, он сумеет расколдовать сестер?
    Ничего не сказав, младший брат вскочил на коня, хлестнул его три раза и мигом очутился у жилища пастуха.
    — Бери свою дудочку, едем со мной! — воскликнул юноша. Пастух согласился, и они прискакали в город Ховтэгиз.
    У семи скал горожане разостлали ковры, посадили пастуха и попросили сыграть на дудочке.
    И пастух заиграл. Он играл так хорошо, что кустарники цвели, колючки превращались в розы, люди падали, а соловьи умолкали, повиснув на ветвях вниз головой.
    Долго-долго без передышки играл пастух, и скалы начали трескаться. Пастух продолжает играть, и вот от всех семи скал отваливаются слои камня. Заколдованные сестры ожили по пояс. А пастух все играет на своей дудочке. Наконец сестры совсем ожили и спустились с горы. Подошли они к людям и всем поклонились. А пастуху они поклонились семь раз, поцеловали его и сказали:
    —- Отныне ты будешь правителем города и нашим отцом.
    Пастух говорит:
    — У меня же свое стадо, оно без меня пропадет! Начали горожане просить пастуха стать правителем,
    а он все отказывается: стадо, мол, пропадет. Тогда взял слово младший брат.
    — Быть тебе хозяином этого города,— сказал он пастуху. И пастух согласился.
    В честь того, что сестры расколдованы и в городе новый правитель, горожане решили пировать сорок дней и сорок ночей.
    Весь город веселился, только младший брат сидел опечаленный. Ему вспомнилось, что больная дочь падишаха все еще ждет, когда ей привезут молоко серны. И юноша сказал среднему брату:
    — Я повезу молоко, а ты пока веселись.
    Средний брат согласился, пожелал ему доброго пути, и юноша направился к своему коню. Но не тут-то было: горожане преградили ему путь.
    — Никуда не поедешь, пока вместе с нами не отпразднуешь все сорок дней! — говорят они.
    Тогда юноша рассказал им о девушке, которая ждет молока серны.
    Старейший житель города сказал:
    — Ну ладно, отвези молоко, но сразу же возвра-щайся,— и он плюнул на пол.— Пока слюна сохнет чтобы ты вернулся.
    Юноша дал слово вернуться, пока слюна высохнет, вскочил на своего скакуна и три раза хлестнул его. Хлестнул в первый раз — конь от земли оторвался, хлестнул второй раз — конь в небеса поднялся, хлестнул в третий раз — конь доставил его к дворцу падишаха, отца больной девушки.
    Время было ночное. Юноша постучался в ворота, и на стук вышли слуги. Передал им юноша молоко сер ны и говорит:
    — Лекарство для дочери падишаха. Затем хлестнул своего коня и ускакал.
    Вернулся он в город Ховтэгиз, а там пир вовсю идет. Сел юноша на свое место и продолжал пировать.]
    Сорок дней и сорок ночей веселился весь город, а на сорок первый день пир кончился. Младший брат и средний брат со своей невестой пустились в дорогу.
    Долго ли они ехали или недолго, но вот они перееха-ли гору и услышали, как стучат молотки по наковаль-ням. Смотрят братья и видят: там, где раньше была пустыня, стоит город. Удивились братья и решили туда заехать.
    Въехали они в город и видят, что живут здесь одни оружейники. Младший брат спрашивает одного из них:
    — Для чего вам столько оружия?
    — А вы кто такие? — отвечает оружейник. Рассказали братья, кто они, откуда и куда едут. Оружейник говорит:
    — Вижу, добрые вы люди. Тогда слушайте, но толь-| ко рассказ будет долгим.
    Два брата и девушка сели слушать, и оружейник начал рассказывать:
    — Мы, жители этого города,— воины. Много раз приходилось нам воевать, и мы всегда побеждали. Но вот однажды нашему предводителю приснилось, что; прилетел к нему дух и сказал: «Добрый воин, слава о
    тебе и твоих воинах известна нам. Быть тебе хозяином неба. Ты должен покорить звезды и луну». Сказал это дух и улетел. На следующий день наш предводитель собрал нас и рассказал свой сон.
    — О воины! Я должен подчинить себе звезды и луну и стать хозяином неба. Нужно готовиться к бою! — воскликнул наш предводитель.
    Затрубили трубы, забили барабаны, и мы строем пошли туда, где всегда прячется луна. Долго шли мы через высокие горы и глубокие ущелья и наконец добрались до вершины горы и стали ждать луну. Когда стало темнеть, появилась луна-предводитель и ее воины-звезды.
    Наш предводитель приказал:
    — Стреляй!
    Начали мы стрелять. От каждого выстрела горы дрожат, скалы рушатся, а звезды по-прежнему смотрят на нас и улыбаются.
    Рассердился наш предводитель, кричит:
    — Стреляй, стреляй!
    Мы стреляли всю ночь, но ни одной звезды так и не убили. Днем мы отдыхали, а ночью снова палили, да все без толку, и так было семь ночей подряд.
    А на восьмую ночь между нашим войском и войском луны пролетел одноглавый аждаха. Увидев чудовище, мы испугались, но наш предводитель выстрелил и попал ему в ногу. Аждаха тут же проглотил нашего предводителя, а мы вернулись в город. Затем аждаха поселился на горе и стал засыпать наш город песком. Наконец он засыпал весь город, и мы семь лет были погребены под толстым слоем песка. А на восьмой год чья-то кровь смыла песок и город снова ожил. Теперь мы готовимся пойти войной на одноглавого аждаха и убить его, чтобы он снова не засыпал город.
    Братья рассказали оружейнику, что они убили аждаха и теперь нечего бояться.
    — Тогда мы просим одного из вас стать нашим предводителем,— сказал оружейник.
    — Ладно,— ответил младший брат,— вашим предводителем станет мой средний брат. А мне надо возвращаться к матери.
    Так средний брат с женой остался в городе оружейников, а младший сел на коня и пустился в дорогу.
    Долго ли он ехал или нет, но когда проехал четверть пути, конь стал ржать, грызть удила, бить копытами о землю. Насторожился всадник и почувствовал, что пахнет гарью. Поднял он голову и видит: все небо затянуло дымом. Тогда он повернул коня и поскакал в ту сторону, откуда шел дым.
    Пусть он скачет, а я расскажу вам, в чем дело.
    А дело в том, что падишах Чимечина прослышал, что пастух отдал своих дочерей замуж. Падишах разгневался и решил дочерей отнять, а пастуха убить. Собрал он свое войско и напал на город старшего брата.
    Долгой была битва, но сила была на стороне падишаха Чимечина, и он стал побеждать.
    И вдруг не то с неба, не то с земли, не то от бога, не то от чуда на помощь подоспели средний и младший братья и разбили войско Чимечина. Кто успел ноги унести—остался жив, а кого ноги подвели — того нашла смерть.
    Так дружные братья опять одолели врага.
    А в честь победы братья устроили пир.
    Пусть они пируют, я же расскажу вам о больной дочери падишаха.
    Она должна была уже вот-вот умереть, когда младший сын покойного богача привез молоко серны.
    Слуги немедленно отнесли молоко падишаху.
    — Откуда? Кто привез? — вскричал падишах. Слуги ответили:
    — Какой-то юноша привез молоко и тут же ускакал. Мы не успели его разглядеть.
    Стал падишах поить больную дочь молоком серны. Семь дней по одной ложке давал он ей молоко, и девушка начала поправляться. Вскоре она совсем поправилась, и к ней вернулась былая красота.
    Тогда отец решил выдать дочь замуж и говорит ей:
    — Надо тебе жениха выбрать. А девушка в ответ:
    — Я стану женой только того, кто достал мне молоко серны.
    Ничего не оставалось делать падишаху, и он велел во всех городах объявить о том, что отдает свою дочь за того, кто достал молоко серны.
    Когда об этом узнали в городе оружейников, средний брат сказал младшему:
    — Иди, пора и тебе испытать свое счастье.
    Братья простились, и младший отправился в путь. Долго ли он ехал или недолго, но наконец доехал до дворца падишаха.
    — Это я достал и передал слугам молоко серны,— сказал юноша. Падишах обрадовался, что у него будет такой красивый и храбрый зять, и велел готовиться к свадьбе.
    Сорок дней и сорок ночей гулял весь город на свадьбе дочери падишаха и младшего сына покойного богача. Его старшие братья со своими женами тоже там были.
    Но вот свадьба кончилась, прошло еще семь дней, и все три брата со своими женами отправились в свой родной город, где ждала их старая мать.
    Долго ли они ехали или нет, но наконец добрались туда. Три раза, торжествуя, объехали они свой родной город и лишь затем приблизились к родительскому порогу. Навстречу вышла мать. Она была уже очень старой. И как ей было не состариться, если она проводила своих детей, а вестей о них не получала. Но если впереди радость, горе остается позади. Обрадовалась мать, увидев сыновей с женами-красавицами. Повела она всех в дом, который выстроил сыновьям покойный отец. Посидели они, отдохнули и рассказали матери обо всем, что с ними приключилось за это время.
    Потом сыновья сказали:
    — А теперь, мать, собирайся с нами. У кого хочешь, у того и живи, все двери для тебя открыты.
    Собралась мать в дорогу и поехала с сыновьями. У всех она погостила, но жить осталась с младшим. Ведь недаром говорят: младший сын — кормилец.
    А братья стали жить со своими прекрасными женами да приносить радость матери. Если кого из братьев постигла беда, другие тут же приходили ему на выручку и всегда побеждали.
    Недаром в народе говорят: где дружба, там всегда победа.
  20. Shaul Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Глупый волк

    Жил когда-то волк. Был он до того глуп, что о нем даже сказку сложили.
    Как-то вечером шел голодный волк лесом и думал, чем бы поживиться: костью ли какой или падалью. Вышел он на большую дорогу, что вела к аулу. И тут ему повстречался осел. Обрадовался волк добыче и кричит ослу:
    — Эй, осел, я тебя сейчас съем! А осел ему отвечает:
    — Разве ты, глупый волк, не знаешь, что ослиное мясо едят по утрам, на голодный желудок. А если кто отведает ослятины днем или вечером, тот тут же умрет. Тебе что, жизнь надоела?
    — Как же мне быть, осел? — спрашивает волк. Подумал-подумал осел да и говорит:
    — Я пойду домой, до утра посплю, а рано утром приду. Вот тогда ты меня и съешь.
    — Ладно, ступай, да смотри не проспи, приходи пораньше, я тебя буду здесь дожидаться.
    Осел прокричал три раза свое ослиное «и-а-а, и-а-а!», повернулся и побежал в аул. А волк остался на дороге дожидаться возвращения осла. Всю ночь волк почти не спал, а когда уснул, то приснилось ему, будто ест он ослиное мясо, а с губ так и льется жир.
    — Вкусно! — закричал волк во сне да и проснулся. Видит, уже утро, солнце встает. «Так, так, — думает
    волк, — наконец-то я сытно поем».
    Ждет осла, а осел все не появляется. Уже солнце
    стало припекать, а осел все не идет. А волк стоит и ждет, по сторонам смотрит.
    Наконец понял волк, что осел обманул его. Рассердился он, да делать нечего. Пошел волк своей дорогой.
    Весь день и всю ночь бродил злой и голодный волк по лесу. «Нет, больше меня никто не обманет! — думал волк. — Попадись теперь кто-нибудь — тут же съем».
    Перед рассветом волку повстречался козленок. Он на лужайке пощипывал траву. «А вот и добыча», — обрадовался волк.
    — Эй, козленок, я тебя сейчас съем! — закричал он.
    — Я в твоих лапах, ешь, — ответил козленок. — Но без чеснока и кислой приправы какой вкус в моем мясе... Если хочешь всласть полакомиться козлятиной, то позволь мне сбегать за приправой. Я тут недалеко живу.
    — И то правда! — согласился волк. — Я и сам знаю, мясные и мучные блюда с приправой вкуснее. Беги быстрее туда и обратно, да смотри, если не придешь,я обрушу на твою голову не богом посланную беду.
    — Хорошо, я мигом, — сказал козленок да и был таков.
    А волк ждал-ждал, но так и не дождался. «Осел надул меня, а я умнее от этого не стал, — думает волк. — Как же я козленку поверил?! Не дай бог, кто услышит об этом! Опозорят!» — волк от злости даже зубами заскрипел и побрел дальше.
    Долго ли он шел, кто знает, но вот дорога привела его к берегу моря.
    Подошел волк к воде и видит: в грязной луже неподалеку от берега лежит буйвол.
    — Эй, буйвол, выходи, я тебя съем! — еще издали крикнул волк и побежал к луже.
    Буйвол встал, вышел из лужи и отвечает волку:
    — Я-то думал, что ты умен, но, оказывается, глупее тебя и не сыскать на свете. Как же ты будешь есть меня? Ведь я весь в грязи.
    «Баллах, верно буйвол говорит», — подумал волк и сказал:
    — Ну вот что. Полезай в море и смой с себя грязь. Только быстро!
    — Я мигом! — ответил буйвол и вбежал в воду. Стал буйвол плескаться в море, а волк стоит на
    раскаленном песке, обжигает лапы и ждет буйвола. Наконец он не выдержал и закричал:
    — Хватит тебе плескаться. Выходи! Я тебя и таким съем.
    — Ах ты, глупец, — ответил из воды буйвол. — Да ты до самой своей смерти можешь ждать меня на берегу. Все равно не дождешься!
    Разозлился волк и полез в воду.
    Прошел он по воде несколько шагов, а дальше идти боится. А тут как раз волна к берегу подкатывается. Испугался волк и выскочил на берег.
    Опять стал он ждать буйвола. А тот и не собирается выходить. Рассердился волк, обрушил на голову буйвола град проклятий и поплелся прочь.
    Три дня и три ночи бродил по лесу волк. Много дорог и тропинок исходил он в поисках добычи, но так ничего и не раздобыл. Обессилел он совсем, опустился на траву на краю леса и задумался.
    И вдруг прямо перед ним очутился конь — он бежал по дороге. Волк даже подскочил от радости.
    — Эй, конь уж ты-то от меня не уйдешь! — крикнул волк и побежал за конем.
    Тут конь остановился и просит волка:
    — Дорогой волк, я знаю, что ты растерзаешь меня. Так исполни мою последнюю просьбу.
    — Ну выкладывай, да поскорее.
    — Покойный отец мой перед смертью написал на моем копыте день и год моего рождения, — начал конь. — Прошу тебя, взгляни на мое копыто и скажи, когда я родился. Я хочу подсчитать, сколько же лет я прожил... Это моя последняя просьба. А там можешь есть меня на здоровье.
    — Ладно, — согласился волк. — Показывай свое копыто.
    Конь поднял задню ногу. Волк подошел, наклонился и стал искать надпись. А конь в это самое время как лягнет волка в морду! Свалился волк да так и не встал больше.

Поделиться этой страницей