Общество и менталитет чеченцев

Тема в разделе 'Кавказ – наш дом', создана пользователем bolivar, 15 ноя 2007.

  1. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Происхождение чеченцев.

    Чеченцы принадлежат к древнейшим автохтонным этносам Кавказа. Они относятся к кавказско-балканскому типу европеоидной расы. Говорят на чеченском языке, который образует вместе с близким языком соседних ингушей т. наз. вайнахскую ветвь иберо-кавказской языковой группы. Чеченцы сами себя называют «нохчо», кроме Чечни живут также в Хасавюртовской области в западней части Дагестана, в Ингушетии и в Ахметской области на севере Грузии (район Панкисского ущелья).

    Первое сохранившееся упоминание о предках сегодняшних чеченцев находится в Армянской географии 7 века. Также грузинские летописи упоминали о дзурдзуках - так в средневековой Грузии называли вайнахские племена.

    Общество и горская демократия.

    Жизнь в горах обусловила формирование этнического менталитета кавказских народов. Во-первых, она отразилась в своеобразных экономических отношениях. Горцы вели комплексное земледельческо-скотоводческое хозяйство, неприспособленное формам принудительного труда. В горах нашли чеченцы пастбища для скота, в то время как на равнинах выращивали земледельческие культуры. Оба типа хозяйства надо было в течение года искусно комбинировать. Опасность, исходящая со стороны соседних воинственных тюркских племен с севера, постоянные молниеносные набеги которых имели целью угон скота и захват заложников для выкупа, заставляла горцев быть всегда настороже и не расслабляться.

    Эти племена по численности и качеству вооружений не всегда превосходили чеченцев, но горцы должны были объединить свои силы, чтобы дать нападающим достойный отпор. Если же противник оказывался сильнее, чеченцы имели возможность организованно отступать из низменностей и предгорий в твердыню недоступных высокогорных массивов на юге (т.е. в область, называемую Ичкерией, из тюркского «ичкер», «ичер» - внутренняя (земля), откуда они вели партизанские бои против завоевателей. Для чеченцев и вообще кавказских народов горы всегда означали и означают приют и убежище, где они могут себя чувствовать действительно безопасно. Со временем чеченцы сами переняли тактику тюркских конниц: молниеносные и неожиданные нападения и столь же стремительные отступления, только уже не в северные степи, а в южные горы.

    Оборона села - аулы.

    Таким образом, кавказские горцы начали объединяться в постоянные отряды ополчения, их горные села – аулы – были вооружены и укреплялись. У вайнахов каждый род в аулах строил собственную оборонительную, т. наз. родовую башню, где представители рода могли скрыться в случае набегов своих или чужеземных агрессоров и по несколько недель кряду оказывать организованное сопротивление. Быт и менталитет чеченцев, равно как и прочих обитателей кавказских гор, таким образом, значительно милитаризировались. Ежедневно они должны были воевать, чтобы выжить, причем соперниками была с одной стороны суровая окружающая среда высокогорья, и с другой стороны неожиданный и коварный агрессор.

    Аулы объединялись в большие селения, чтобы повысить свою обороноспособность. Главной задачей таких селений, или же т. наз. вольных горских обществ, жители которых имели равные права и обязанности и назывались уздены, была, в первую очередь, оборона земли, имущества и жизни селян. Так как в битвах каждая сабля могла сыграть решающую роль, каждый юноша со дня своего рождения считался будущим воином и защитником семьи, рода и селения (джигитом, из тюркского “ji?it”, “?i?it”, “i?it”, “d?i?it” – смелый), и уже с пеленок его воспитывали надлежащим образом.

    Походы Тамерлана и их влияние на формирование общества.

    В течение всей своей истории у чеченцев не было ни государства, ни короля. Единственная сохранившаяся исторически попытка вайнахских племен образовать государство кончилась трагедией: королевство Симсир, созданное в 14 веке, было в конце того же века жестоко уничтожено отрядами Тамерлана. Многие чеченцы не примирились с чужим господством и переселились в недоступные горы, откуда продолжали сопротивление против отрядов Тамерлана. Тамерлан совершил в ответ ряд карательных походов, в результате которых чеченские аулы буквально потоплены в крови.

    Захватнические походы Тамерлана, также как в 13 веке Чингиз-хана, имели возможно решающее значение в процессе становления чеченского общества и формирования его истории. Население Чечни, по некоторым оценкам, трижды сократилось в результате эпидемий и массовых расправ. Подавляющее большинство вайнахского населения ушло в высокогорье, где эффективно можно было заниматься лишь скотоводством. Опустошенные низменности начали постепенно заселяться тюркскими кочевниками.

    Феодальные распри.

    В то время как князья и ханы в соседнем Дагестане, в Осетии и в Кабардинии, в грузинских землях и азербайджанских ханствах укрепляли в 16-18 вв. свою власть, чеченское общество развивалось по другому направлению. Равнинный быт некоторых северокавказских этносов способствовал развитию интенсивного земледельчества, что стало импульсом для усиления феодальных структур и государственности в обычном понимании. Разрозненность обществ этих этносов со временем постепенно возрастала.

    С одной стороны повышалось богатство и упрочались привилегии феодальной аристократии, с другой стороны углублялась зависимость крестьян от арендованной у феодала земли. Феодальные распри из-за захвата все новых земель значительно участились. В спорах участвовали, главным образом, довольно узкие прослойки профессиональных солдат из отрядов феодалов - их дружины. Крестьяне, составляющие ядро этих этносов, имели все меньше и меньше желания принимать участие в межфеодальных распрях, углублялся конформизм, снижалась готовность и желание крестьянства жертвовать жизнями в борьбе за чужую землю, за землю феодалов - поработителей.

    Распад феодального общества и образование горской демократии.

    У основной массы чеченцев, которые в 13-14 вв. переселились из низменностей в горы, происходили в 15-18 вв. противоположные процессы распада феодального общества и его преобразования в демократическое, вследствие чего «крестьянская революция» со временем «одержала победу». Жизнь в горах исключала принцип ленного хозяйствования, и наоборот укрепляла скотоводческие отношения. Таким образом, не было предпосылок для возникновения и развития феодализма и государства. первоочередную роль в жизни чеченцев играли вольные горские общества, т. наз. горская демократия, основывающаяся прежде всего на родовых и клановых началах.

    По Яну Чеснову (современный историк, этнолог – зам. PW), горская демократия укрепились благодаря изгнанию своих и чужеземных (т.е. кабардинских, кумыкских, осетинских, аварских) аристократов, и усиливала в крестьянах и пастухах чувство личного достоинства, которое позже создало своеобразный чеченский менталитет, и проявлялось в нормах поведения, аналогичных аристократическому этикету. Этот «крестьянский аристократизм» лежит в основе широко известных понятий «кавказец» и «кавказство».

    Тукхумы и тейпы.

    Горный характер кавказского ландшафта привел к существенной изоляции очагов обитания чеченского населения. На протяжении тысячелетий по всему высокогорному Кавказу возникали, как правило, автономные горские сообщества, связь между которыми была нередко минимальной. Для Чечни является специфическим то обстоятельство, что общество дифференцировалось не по сословному принципу, как почти во всем остальном мире, а по региональному, на т. наз. тукхумы (напр. Урас-мартановский, Шатойский и т. д., всего 13 тукхумов), и по родово-клановому принципу, на т. наз. тейпы.

    Тейп.

    В тейпах сосредоточено все чеченское население, отдельные семьи образуют тейп. Численность членов тейпа в принципе зависит от древности тейпа: в самых древних тейпах, которые обычно более уважаемы, степень родства является вследствие постоянных миграционных процессов более или менее формальной. С другой стороны младшие тейпы состоят в большинстве случаев из односельчан – родственников. Тейпы делятся на гары (ветви), гары на нэкье (патронимические семьи). Есть тенденция, по которой гары и нэкье для повышения своего престижа сами себя называют тейпами. Число тейпов, таким образом, возросло с середины 19 века с 30 на 150 единиц.

    Чеченские тейпы – это своего рода народ внутри народа. Члены тейпа поддерживают друг друга. Особое значение имеет понятие честь тейпа. Тейп защищает психе чеченцев, как показывает типичная поговорка «тейп – это крепость адата (обычая или обычного права)».

    Совет старейшин.

    У каждого клана был свой верховный орган – совет старейшин, который обычно состоял из старейших и наиболее уважаемых представителей тейпов (аксаккалов – по-тюркски дословно белобородые). Совет обычно решал важные вопросы, касающиеся всего клана, как напр. объявление войны и прочее.
  2. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Соперничество и престиж тейпа.

    Среди представителей отдельных тейпов царствовал дух соперничества и значительная напряженность, чего пытались и пытаются использовать иностранные державы. Военные набеги позволяли членам тейпов укрепить свое мужество перед своими одноплеменниками, равно как и перед представителями других тейпов. Этим можно объяснить то обстоятельство, почему общественный престиж многих кланов колебался.

    Например, аварский тукхум Унсурилал считали в ауле Енди чуждым, а следовательно и новым и мало проявившимся, однако он сумел достичь уровня самых уважаемых тукхумов, ибо «его члены имели репутацию бесстрашных, согласно родовым преданиям, среди них не мог родиться, а родившись, жить человек, в сердце которого есть хотя бы мельчайшее место для вмещения чувства страха величиной с муравья». Все время проявляя мужество при набегах на соседей, представители этого тукхума приобретали большой авторитет для всего клана.

    Более древний и когда-то прославленный своей храбростью тукхум Вагмаадул был «деклассифицирован» по дефиниции: «Несмотря на свою древность, это ведь потомки пораженцев и бывшие кафиры», поскольку один из клановых вождей был 4 века назад разбит отрядами Тамерлана и насильственно принял исламское вероисповедание.

    Отзвуки культа предков.

    У кавказских народов до сих пор сохранились в какой-то степени отзвуки языческого культа предков. Чеченцы знают, по крайней мере, семь- восемь поколений своих предков и близких родственников, хотя мусульмане, а тем более язычники, не регистрировали и не регистрируют в мечетях данные о рождении и смерти, как принято у христиан. Горец может обидеться, если ему напоминают о не очень достойном поступке его предка, - нередко может дойти даже до серьезного конфликта. Он также может гордиться фактически оправданной храбростью и мудростью своего предка, восхваляя его поступок перед знакомыми и воспитывая сыновей.

    Адатное (обычное) право и кровная месть.

    На горном Кавказе не было государств в классическом смысле этого слова. Государственные структуры носили часто номинальной характер, так как сфера досягаемости их власти нередко ограничивалась только резиденцией монарха и не распространялась на трудно доступные горные массивы. Отсутствие государства несло с собой отсутствие государственного права или государственной власти. Да и ислам и христианство если и были распространены, то только частично, из-за рельефа местности, препятствующего интенсивным контактам с окружающим миром. В Чечне, которая формально являлась мусульманской, таким образом, не действовали даже нормы исламского права, шариата.

    Кодекс норм и правил – адаты.

    Единственным правом, действующим на основе взаимоотношений внутри общества, было т. наз. адатное (обычное) право, за соблюдением которого следили вольные горские общества и отдельные кланы. Данный факт представляет собой интереснейший феномен: вопреки теории Хоббса о государстве и государственной власти, кавказские общества, не имея законов и исполнительной власти в ее традиционном понимании, сумели в течение веков создать определенный кодекс норм и правил, благодаря которым предотвращался хаос в отношениях между отдельными членами сообществ.

    Здесь действовали законы взаимопомощи внутри родового клана (тейпа) или общины, но в первую очередь необходимость заручиться достойным, «нравственным» отношением к себе (престижем) со стороны членов общества – т.е. общественного мнения. Принцип кровной мести предлагал собой хотя и суровый, но в то же время при тогдашних практически анархистских условиях необходимый механизм, предотвращающий хаос и самовластие.

    Понятие чести.

    Свобода и честь имели среди кавказских горцев первостепенное значение, причем понятие чести трактовалось довольно широко: держание мужчиной слова, достаточное материальное обеспечение, позволяющее достойную жизнь членам семьи или клана, независимость, преданность дружбе, почти иррациональное мужество, или же проявление абсолютного отсутствия страха, феноменальное гостеприимство, неспособность говорить неправду, честность, «чистота» девушек и порядочность женщин, и т.д.

    Храбрость чеченцев.

    На Кавказе, где трудно удивить отвагой, чеченцы, учитывая их воспитание, отличающееся, так сказать, редуцированным инстинктом самосохранения, имеющим свои корни в весьма развитом чувстве человеческого достоинства, всегда считались самыми отчаянными храбрецами. Типичная чеченская пословица гласит: «трудно быть чеченцем». Согласно другой пословице: «мужчина не думает о последствиях».

    Гостеприимство.

    Гостеприимство на Кавказе – свято, оно занимало переднее место в адатном праве. При чеченском восстании 1877 года части российского генерала Смекалова осадили непокорный чеченский аул Махкеты. Генерал Смекалов обратился к старейшинам и ультимативно приказал выдать одного из организаторов восстания, по имени Умма, который там скрывался. В противном случае угрожал все село с посевом и имуществом уничтожить и сельчан либо уничтожить, либо изгнать в Турцию. Старейшины ему в письме написали следующее: «О, генерал! От народа можно требовать только возможное. Ты же знаешь, как трудно бы мы прощались с могилами предков и родной землей. Но мы не можем выдать Умму. Он был нашим гостем» (Хроника чеченского восстания 1877, Терский сборник, изд. 1, Владикавказ 1890, сс. 65-66). Село было сожжено дотла и большая часть населения перебита.

    (Не)подчинение авторитету.

    Не зная крепостного права, не имея никогда короля, редко феодалов, чеченцы не пережили сословной дифференциации общества, не подчинялись никакому (властному) авторитету, кроме как добровольно признанного авторитета уважаемых старейшин тейпов, демократически избранных сельских и городских советов, и обязательной нормы адатного права.

    Страх перед оскорблением.

    Горцами руководил не столько и не сколько страх перед физическим наказанием со стороны или плохо действующей, или совсем отсутствующей «центральной» власти, а страх перед «оскорблением» своей семьи и тейпа, в случае несоблюдения строгих адатов перед лицом общества, и страх перед возможной неблагоприятной реакцией других тейпов. Чеченец Бейбулат Таймиев, попутчик Пушкина на его путешествии в Эрзерум, несмотря на свою храбрость, рассказывал поэту о своем непрестанном страхе: будет ли им его гость доволен, не поведет ли он себя в гостях негоже и не оскорбит ли таким образом своего кунака (гостя, приятеля), сумеет ли сдержать данное им обещание. «Я боюсь позора и поэтому я всегда осторожен. Нет, я не смелый».

    «Долг чести».

    В некоторых случаях опозоренным считалось не только отдельное лицо, но в определенной степени также честь целого поколения. Если позор был серьезным, то в многих случаях «не смывался» в течение долгих десятилетий. Жизнь виновника становилась невыносимой, его собственный тейп, даже вся община от него отказывались. Он оказывался, таким образом, вне закона, его дочь никогда уже не могла выйти замуж, его сына унижали, родители его шли с позором в могилу. Жизнь в горах помимо развитой системы взаимопомощи внутри общины была невозможной. Поэтому горцы часто выполняли т. наз. «долг чести», хотя уже заранее знали, что это им будет стоить жизни. Выбирая между опозорением себя, семьи и поколения, и смертью, они обычно предпочитали второе.

    Кровная месть.

    «Оскорбленный» клан посчитает делом родовой чести отомстить за оскорбление, как следует, чего бы это ни стоило. Если тень падала на честь всего клана, или даже отдельного его представителя, некоторые сильные кланы были в состоянии, в случае надобности, выставить при помощи тотальной мобилизации войска побольше, чем сам феодальный владетель. В северном, горном Азербайджане и в Дагестане, например, до сих пор вспоминаются истории, когда представители «оскорбленного» рода простого пастуха или крестьянина, с дочерью которого монарх обращался не совсем деликатно – т.е. согласно адатам -, дружину и семью хана буквально истребили. По характерным словам Броневского (Семен Михайлович Броневский, 1763-1830, автор книги «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе» - зам. PW), «на Кавказе множество мелких тиранов, но нигде нет явного самодержавия».
    Кровную месть объявляли мужчины семьи, в особых случаях мужчины целого рода (как правило, молодые и холостые представители династии – джигиты) в ответ на захват земли (агрессию), смертельное ранение, убийство, серьезное оскорбление. В случае оскорбления женщины или девушки кровная месть обычно объявлялась всем «оскорбленным» кланом против всех мужчин оскорбившего клана – ведь речь шла о родовой чести. Формально она относилась ко всем мужским родственникам оскорбителя, но обычно к его отцу, сыновьям, и особенно к его братьям. Месть могла продолжаться до полной ликвидации одного из кланов. В дагестанском ауле Кадар два рассорившиеся кланы продолжали кровную месть почти 260 лет (с 17 века вплоть до 60-х годов 19 века)!
    Знаток кавказских реалий Люлье (Леонтий Яковлевич Люлье, этнограф, умер в 1862 г. – зам. PW) сравнивает кровную месть с вендеттой на Корсике. По его мнению, кровная месть у горцев, в отличие от вендетты, не является каким-то непримиримым и непрерывным чувством, это скорее обязанность, налагаемая общественным мнением. Достаточно сказать, что пока «оскорбленному» не удалось отомстить, то он не был реабилитирован перед узденами и считался в их глазах «опозоренным».
    Хотя у большинства кавказских народов в результате общественного развития обычай кровной мести в последнее десятилетие постепенно исчез, однако в горных областях Дагестана, в ряде северных высокогорных областей Грузии и Азербайджана, ровно как и северокавказских республик, почти везде в Чечне и в Ингушетии, в тех или иных формах сохранился и по сей день.
  3. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Правила и нормы поведения - горский этикет.

    Для своевременного и эффективного предотвращения кровной мести, на Кавказе в течение столетий образовывался целый комплекс правил и норм поведения, известный как горский этикет, несоблюдение которого могло иметь иногда роковые последствия. Чеченская форма горского этикета называется нохчалла и от подобных этикетов кавказских народов отличается особой строгостью и четкой определенностью. В ее основе лежат сдержанность, трезвость и уважение к личности.

    Нарушения этикета.

    Большим оскорблением можно считать напр. такую ситуацию, когда, идя на встречу другому человеку, человек плюется. Или когда двое мужчин разговаривают друг с другом и один во время спора резко дотрагивается своего кинжала, как бы угрожая вынуть его из ножен. Вынуть кинжал из ножен в ссоре или обращаться с папахой кавказца без надлежащего почтения равняется пощечине и считается кровным оскорблением.

    Как пошучивают кавказцы, здесь опасно для жизни находиться в нетрезвом состоянии. Надо тщательно выбирать слова и жесты, говоря о товарище, равно как о его родственниках – в первую очередь женского пола -, а также о его предках и близких ему людях. Ругательства и брань по отношению друг к другу у мужчин на горском Кавказе почти исключены.

    «Странное» поведение кавказцев.

    Различия в понятии чести и достоинства, присущие менталитету кавказских и прочих некавказских народов, и различный темперамент стали причиной многих конфликтных ситуаций внутри и за пределами Кавказа. Нередки случаи, когда кавказцы, приезжая за работой напр. в Россию, часто вместо заработка «невольно» оказывались за решеткой.

    Бранную лексику, содержащую обычно сексуальные словеса в отношении близких родственников собеседника, что является в этих географических широтах явлением обычным, уроженцы Кавказа интерпретировали дословно и во многих случаях сразу отмывали позор кровью. Из такого неблагоприятного опыта возникало представление о кавказцах как о потенциальных убийцах и насильниках, непредсказуемых, агрессивных и высокомерных чужаках, с мафиозным складом характера, с непонятным, «странным» поведением.

    Различия между горцами и горожанами.

    Интересен также факт, что на самом Кавказе можно довольно отчетливо наблюдать разницу между уроженцами из горных областей с традиционным укладом жизни и устоявшимися представлениями о чести и достоинстве с одной стороны, и менее строгими, «европеизированными» жителями городов и низменностей с другой стороны. Не понимая горца отчетливо, горожанин может ему неумышленно нанести оскорбление, ранить его самолюбие. Или более консервативный горец может неуместно высказаться о короткой юбке горожанки или о, по его мнению, нестандартной прическе горожанина, и конфликт в этом случае обеспечен.

    Коллективная самозащита.

    В случае конфликта у горцев автоматически начинает срабатывать веками совершенствованный механизм коллективной самозащиты. Из аулов созываются десятки родственников и односельчан. Горцев, таким образом, считают упорными, настырными, опасными, в равнинных областях и в городах предпочитают держать их на известном расстоянии, не имея конкретного представления об их привычках и обычаях.

    Заключение.

    При царской и особенно советской власти адаты были в большей мере искоренены, нормы ислама в значительно секуляризованных обществах играют более или менее формальную роль, горский этикет разложился, нормы светского права в высокогорных областях нередко игнорируются, обострилась социальная дифференциация, что стало особо сильным ударом по нравственным установкам горцев младшего поколения. Культура насилия, однако, сохранилась и по сей день, и довольно часто можно услышать, что на горном Кавказе уже не действует закон адатов, а, скорее, закон джунглей.
  4. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Чеченская женщина

    Многие люди, не знающие реальной жизни Чечни, и создавшие себе
    представление о Кавказе на основе популярного чтива, полагают, что
    чеченская женщина — это просто бесправная рабыня в доме своего отца или мужа. Это далеко не так.
    Действительно, в традиционной чеченской семье женщина беспрекословно подчиняется родителям, а затем своему мужу и его старшим родственникам. Она прекрасно знает и строго соблюдает все традиции, связанные со старшинством в роду. Сноха никогда не позволит себе перечить не только свекру, но и свекрови, потому что эта женщина — мать мужа. На замужней чеченке лежит масса различных обязанностей по дому, по уходу за детьми и за другими членами семьи. В больших городах эти обязанности все больше приближаются к тому объему забот и хлопот, который несут на своих плечах обыкновенные российские домохозяйки. Но во многих семьях, особенно в сельской местности, до сих пор сохраняются обычаи, которые европейской женщине покажутся дикостью и унижением. Например, обязанность разуть приехавших в гости старших родственников и вымыть им ноги с дороги. Есть и такие семьи, в которых средневековые понятия о чести могут обернуться убийством молодой девушки или замужней женщины. Убийством, совершенным не только ревнивым женихом, мужем или его родственниками, но и родным братом и даже собственным отцом…
    И тем не менее женщина — хозяйка дома, женщина-мать имеет и свое твердое положение и свою власть. Ответственность женщины — это и ее права. Никогда настоящий мужчина не будет вмешиваться в дела женской половины дома. На главе семьи лежит священная обязанность обеспечить семью, и стыд и позор тому, кто не может этого сделать. Чеченский парень, став мужем и отцом, может превратиться в семейного деспота. Но трудно найти более послушных и почтительных сыновей, чем чеченцы.
    Впрочем и в отношении своих жен и детей, демонстрируя традиционно сдержанное отношение к ним, лишь немногие из мужчин позволяют себе настоящую жестокость и самодурство. Вряд ли чеченцы унижают и бьют своих домашних чаще, чем русские мужики в какой-нибудь запившейся российской деревне. Скорее, наоборот. Не столько Коран и законы Шариата, сколько древние адаты оберегают жизнь и честь женщины — продолжательницы рода. И в жилах чеченок течет та же гордая кровь, что у их мужчин. А неумение справиться с собственной женой достойными методами, неспособность сохранить в своем
    доме порядок и взаимное уважение считается одним из наиболее постыдных проявлений мужской слабости. А самая презренная смерть для мужчины - умереть от руки собственной жены, возненавидевшей своего мужа или доведенной им до отчаяния. А поскольку не только в селах, но и в столице Чечни люди знают друг о друге все, это является мощным сдерживающим фактором для тех, кто в иной обстановке мог бы позволить себе слишком многое.

    Валерий Горбань gorban-valerij.librarus.ru
  5. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    ИЗ МИФОВ О ЧЕЧНЕ

    Официальная пропагандистская машина, обслуживающая войну в Чечне, работает на полную мощность. Ее цель - массовая промывка мозгов, формирование в общественном сознании образа врага ("злого врага") и обоснование правоты "наших" действий. Для этого в ход идут мифы - как новые, так и старые, уходящие своими корнями еще во времена царизма и сталинизма.

    Попробуем сопоставить самые распространенные из них с фактами и логикой.

    1. Чечня - исконная часть России

    Завоевание Чечни Российской империей началось в XVIII и завершилось в середине XIX века. Целью царизма было "покорение горских народов или истребление непокорных" (Николай I). В ходе завоевания чеченцы изгонялись с плодородных земель в горы, выселялись в Турцию, а их селения уничтожались ("исконно русский" город Грозный был основан на месте разрушенных чеченских аулов). На протяжении почти 80 лет - с 1780 по 1859 год - горцы вели против колонизаторов вооруженную борьбу. Ее апогеем стала Кавказская война (1817-1859), самая продолжительная колониальная война в истории. На подавление горцев, во главе которых стал имам Шамиль, было брошено больше войск, чем против армии Наполеона. И тем не менее чеченское население упорно не желало входить в состав империи. Военный корреспондент одной из московских газет сообщал: "В Чечне только то место наше, где стоит наш отряд; двинулся отряд, и это место немедленно переходит в руки повстанцев". Многие русские солдаты, не желавшие участвовать в колониальной авантюре, дезертировали и бежали в Чечню, свободную от крепостнических порядков: в армии Шамиля они образовали даже отдельный русский полк. Демократические и революционные силы во всем мире приветствовали антиимперское сопротивление на Кавказе как часть общемировой освободительной борьбы. "Народам Европы следовало бы поучиться примеру героической борьбы горцев за свободу против русского царизма", - писали в то время Маркс и Энгельс.

    Но силы в этой борьбе были все же слишком неравными. После нескольких десятилетий кровопролитных военных действий царизму удалось подавить сопротивление кавказских народов и насильственно включить их в состав империи.

    Так обстоит дело с "историческим" обоснованием "права" российских властей на владение Чечней.

    2. Чеченцы - бандитская нация; склонность к разбою, захвату заложников - их этническая особенность

    В российской историографии XIX века признавалось, что наибольшую активность в плане разбойных набегов на Кавказе изначально (еще в XVIII столетии) проявляли не чеченцы, а русские казаки, размещавшиеся на "Кавказской линии" вдоль реки Терек. Систематические нападения и грабежи с их стороны вынуждали чеченцев селиться подальше от своих воинственных соседей; жить в пределах досягаемости русских считалось у них проявлением большой смелости. Впоследствии набеги практиковались обеими сторонами, причем бывало, что они носили "договорный" характер: казаки - часто с санкции властей - специально разрешали чеченцам совершить рейд, чтобы иметь основания для "экспедиции возмездия" и взятия добычи. (Не напоминает ли это историю с походом отряда Басаева в Дагестан?)

    По части захвата и убийств заложников исторический рекорд принадлежит не чеченцам. Система массового заложничества широко практиковалась на Кавказе именно русскими военачальниками, в частности, "героическим" генералом Ермоловым (заметим, что это происходило и задолго до появления в России большевиков, которые, как теперь "всем известно", будто бы изобрели этот варварский метод). Многочисленных заложников захватывали в аулах и немедленно вешали в случае какой-либо "измены" или неповиновения со стороны горцев, причем часто страдали) даже не родственники виновных, а просто первые попавшиеся люди.

    Если же говорить о всплеске преступности и похищениях людей в Чечне уже в наше время, в период между двумя последними войнами, то следует задаться вопросом: что.произошло бы в самой России, если бы ее города и села были превращены в развалины, а экономика практически уничтожена, как это случилось в Чечне в результате первой войны? Разве не увеличилось бы число преступников в условиях почти полного отсутствия у людей нормальных источников существования и всеобщего ожесточения? Можно с уверенностью утверждать, что среди русских в этом случае нашлось бы не меньше желающих решать свои проблемы по-бандитски, чем среди чеченцев.

    Впрочем, в устах официальной российской пропаганды, властей и военных негодования по поводу "чеченского терроризма и бандитизма" являются вообще верхом цинизма. Люди, санкционирующие, осуществляющие и оправдывающие государственный терроризм. несущие ответственность за массовые убийства, пытки, изнасилования, издевательства над мирными жителями, отрезания ушей и т. д., не имеют никакого права выступать в качестве блюстителей "законности".

    3. Во время второй мировой войны чеченцы в массовом порядке сотрудничали с гитлеровскими оккупантами, за что и были депортированы

    На самом деле немецкими войсками был оккупирован лишь небольшой клочок ингушской территории; Чечня не подвергалась оккупации вообще. Поэтому "массового сотрудничества" чеченцев с оккупантами не могло быть хотя бы в силу отсутствия оккупантов. Не было, соответственно, и никакого "белого коня", якобы преподнесенного чеченскими старейшинами Гитлеру в знак верности. Что было в действительности, так это вооруженная борьба чеченцев против сталинского имперского господства, ответом на которую стал геноцид в форме депортации.

    Восстание чеченцев не имело никакой связи с экспансией нацистской Германии: оно началось еще зимой 1940 года, т. е. в то время, когда Гитлер и Сталин были друзьями и союзниками. Восстание это явилось закономерным следствием сталинской колониальной политики на Кавказе, продолжившей и усугубившей традиции царизма.

    Его предыстория такова.

    Во время Гражданской войны в России население Чечено-Ингушетии в большинстве своем поддерживало революцию. Чеченская Красная Армия активно сражалась против белых: наступая на Москву, генерал Деникин вынужден был оставить в Чечено-Ингушетии треть своих войск. После победы красных Чечня вошла в состав Горской республики, а затем получила собственную автономию. Первая половина 20-х годов, когда во главе Чечни находились представители левой национальной интеллигенции, поддерживаемые народом, представляла собой, пожалуй, самым спокойный и благоприятный период в чеченской истории. Однако по мере укрепления в СССР бюрократического режима ситуация стала меняться. В 1925 г. руководство Чечни было заменено на откровенных московских ставленников, начались широкомасштабные операции НКВД против потенциально неблагонадежных элементов. Насильственная коллективизация вызвала в Чечне восстания 1929-1932 гг., которые были подавлены при помощи жестоких репрессий (только в 1932 г. репрессировали 35 тыс. человек). Затем последовал террор второй половины тридцатых...

    Но среди чеченцев были еще живы традиции освободительной борьбы - и народное возмущение приняло форму массового восстания. Теперь восставшие сражались уже не под религиозными, исламскими лозунгами, как раньше: идеологией движения, которое возглавили представители интеллигенции, сформировавшейся уже в советский период (писатель Х. Исраилов, юрист М. Шерипов, брат репрессированного лидера чеченских большевиков и др.), стала борьба против "красного империализма" за национальное освобождение. Повстанцы свергли сталинских наместников в целом ряде горных районов и провозгласили создание "временного народно-революционного правительства Чечено-Ингушетии". Военные действия продолжались около трех лет, причем никакой поддержки со стороны гитлеровцев повстанческие отряды не получали. Руководившая движением Особая партия кавказских братьев недвусмысленно отвергала возможность союза с нацистами. Только в 1942 г, после массированных авиационных бомбардировок, войскам НКВД удалось подавить сопротивление чеченцев. В 1944 г. они, как и еще ряд непокорных народов, были поголовно выселены со своей родной земли. В ходе этого выселения погибло более 130 тысяч человек, из них более 72 тысяч чеченцев и ингушей.

    4. Если отдать Чечню чеченцам, то Россия распадется

    Если какой-то народ удерживается в составе государства при помощи насилия, то это государство - империя, и оно обязательно распадется, ибо распад империй - объективная историческая закономерность. Все "великие" империи, существовавшие в истории, в конечном итоге развалились, даже если их правители не жалели крови для сохранения своих колониальных владений. Так что именно насильственное удержание Чечни и есть прямая дорога к гарантированному распаду России.

    Подлинное единство Российской Федерации может основываться только на добровольном стремлении составляющих ее народов жить вместе. Уважение права каждого народа на свободное самоопределение, базисной нормы демократии - необходимая предпосылка такого единства.

    А.Г. Газета "Человечность", №1(7).
  6. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    В Чечне запрещена продажа свадебных платьев европейского фасона

    Об этом в эфире местного государственного телеканала заявил президент республики Рамзан Кадыров, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

    "Я дал поручение полностью убрать во всех свадебных салонах и ателье республики эти полуоткрытые платья. На их месте должны появиться белые национальные свадебные платья. Они бывают намного красивее и строже. Я не понимаю, как можно войти в дом мужа в качестве невестки с огромными декольте и просторным воротником, к тому же и без платка?!" - сказал президент. При этом Кадыров не уточнил, каким образом будет контролироваться данный вопрос.

    Рамзан Кадыров отметил, что сегодня его задачей является вернуть молодежи утерянные культурно-нравственные ценности. Как отметил Кадыров, он не пожалеет никаких средств на то, чтобы пригласить в республику известных дизайнеров, чтобы они придумали "чеченскую моду", наиболее подходящую национальному менталитету. По его словам, своеобразным шагом ему на встречу стало решение руководства Чеченского госуниверситета и Грозненского нефтяного института, где в ближайшее время для студентов планируется ввести единую форму одежды.

    Глава республики подчеркнул, что намерен также ужесточить меры в отношении стрельбы из оружия во время свадебных торжеств. "Конечно, полностью запретить это мне не удастся, потому что чеченец без оружия не чеченец, но и превращать праздник в стрельбище я не позволю", - сказал президент.

    Напомним, как уже сообщало ИА REGNUM, несколько месяцев назад по поручению главы республики во всех государственных учреждениях сотрудницам было запрещено появляться на рабочем месте без платка. Нововведения коснулись также женщин-телеведущих и эстрадных исполнительниц.
  7. ervand Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    очень интерестный материал, но по большей части это не про чеченцев а про весь кавказ. спасибо
  8. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Чеченская культура: нравственные ценности

    Народ, не имеющий свою писаную историю, культурную память, подобен человеку, лишившемуся в одночасье своей памяти: он беззащитен, и в таком состоянии представляет легкую добычу для враждебных сил.

    Начиная с 1991 года чеченский народ переживает затянувшуюся до сегодняшнего дня очередную трагедию. Враждебные традиционной культуре чеченцев идеи стали разъедать нравственные, культурные основы общества. Особенно пострадало молодое поколение, точнее, за это время выросло поколение войны, не успевшее обрести социальные, нравственные ориентиры, впитать культурные ценности.

    После пережитой войны, различных природных, социально-политических, нравственных потрясений каждый народ обращается к своим историческим и культурным корням. Он ищет ответа на вопрос: как выжить, как возродиться? Ведь не случайно появилась пословица: «Только у истока вода всегда чиста». Вот и народ, когда ему приходится подниматься из пепла, обращается к своим корням.

    Если старшее поколение, имея внутренний моральный стержень, устояло в этих потрясениях, то этого нельзя сказать в отношении поколения войны. Старшее поколение, на мой взгляд, не смогло уделить достаточного внимания молодому. Мы являемся свидетелями утраты молодыми многих национальных культурных и нравственных ценностей. Все, чем мы гордились - образованность, порядочность, честность, интеллигентность, - вдруг стало непопулярным. Народу были навязаны ценности, чуждые его культуре, религиозным традициям, морали, обычаям, образу жизни и т.д., но он устоял.

    Вместе с тем угроза нравственной деградации ничуть не уменьшилась, если не увеличилась. Сегодня, чуждая для нашего традиционного общества культура - в виде ценностей западной культуры - навязывается нам исподволь - хитро, подло, коварно и безжалостно. Электронные СМИ, телевидение, телефоны, Интернет, книги, периодика - целая индустрия работает на растление российского общества, чеченского, в том числе. А значит, и работа по возрождению нравственности и культуры чеченского народа должна вестись комплексно, в нее должны включиться профильные министерства, религиозные деятели, школы, вузы, общественные организации, семья. И все должны четко определиться в своих задачах.

    Говоря о культурном возрождении народа, следует иметь в виду, что есть такие понятия, как этническая культура и национальная культура. Этническая (народная) культура - наиболее древний слой национальной культуры, несущий в себе «обычаи предков». Ориентация на сохранение «корней» - ее отличительная черта. Ясно, что национальная культура не сводится к этнической, она плод наиболее талантливых представителей этноса - людей искусства, ученых, просвещенных религиозных деятелей и т.д. Поэтому, говоря о культурном возрождении, мы должны помнить о диалектической связи между этнической и национальной культурой.

    Наша цель - подробнее остановиться на этнической культуре чеченского народа. Некоторые элементы этнической культуры в истории народа становятся символами самобытности, нравственности, мужества, отваги и т.д. Черты этнической культуры проявляются в мифологии, в образе жизни, в особенностях питания и, несомненно, во внешнем облике - через специфику женской и мужской одежды. Одним из таких культурных символов, несущих нравственную нагрузку, и является у чеченцев женский платок. У каждого народа (этноса) складываются определенные стереотипы - представления о том, какими должны быть мужчины и женщины, народ в целом. Облик чеченской женщины, ее общественный стереотип в обыденном сознании чеченцев строго связан с платком на ее голове. Сегодня мы очень много говорим о женском платке, но мало кто задумывается о его происхождении, социальной роли и нравственном содержании.

    Каждый обычай появляется в определенных исторических условиях и несет в себе конкретную общественную нагрузку и нравственную функцию. Не является в этом отношении исключением и обычай ношения платка.

    Трудно сказать, как выглядел первоначально женский платок. Сегодня нам известны разные названия женского платка - йовлакх (йовлак), косынка, кортали, гульмаьлда и шипон (шифон). Наряду с г1абали (девичий наряд) гульмаьлда и шифон были в некоторой степени предметом гордости каждой девушки. Обращали внимание на длину шифона («кхоъ метар шипо ю цуьна» - «у нее шифон - 3 метра»).

    Чтобы до конца понять то или иное явление, в особенности же явление этнической культуры, необходимо понять его истоки.

    «Историю нужно понимать как изучение природы объекта и ситуации, в которой тот объект находился. Зная это, можно делать выводы. Простая фиксация событий не есть история, а архив фактов, фиксирующих уже случившееся. Кто не понимает природы объекта, тот никогда не сможет понять историю человечества». Если эту мысль применить к нашей теме, то можно сказать, что, не постигнув сути того или иного народного обычая, его истинного смысла и места в этнической культуре, нельзя продуктивно вести работу по нравственному воспитанию молодежи. Этническая культура чеченцев сохранила много древних сказаний, песен и т. д., которые являются неиссякаемым источником народной мудрости и ключом к разъяснению природы многих явлений культуры, нравственного смысла конкретных ее проявлений.

    О древнем обычае ношения платка, о его изначальном нравственном смысле поется в старинной песне («илли») чеченцев:

    «Если б нам помнить обычаи гор,
    Если б платки за верность давали,
    Если б клинки в бою добывали,
    Тогда б мы узнали братьев отвагу
    И верность сестер...»


    Далее безвестный автор сетует на то, что с течением времени многое изменилось, что неверная жена может купить платок и надеть на голову, а недостойный мужчина имеет возможность купить на базаре кинжал и носить его...

    В песне отразился первоначальный смысл, заложенный в женском платке, и его трансформация в новых условиях. Из ее содержания явствует, что женщина не всегда носила платок, и не каждая удостаивалась этой чести. Это говорит о том, что проблемы нравственного воспитания подрастающего поколения в истории чеченского народа (как и у любого другого) возникали не раз. На определенном этапе своего развития предки чеченцев, видимо, решили награждать отличившихся, выделившихся из общей среды женщин за их высокую нравственную культуру. Сюда входила не только «верность», как сказано в песне, но и образцовое соблюдение всех без исключения народных обычаев: уважение и почитание родителей, старших, соседей и т.д. То есть. платок символизировал высокие нравственные качества женщины - и как матери, и как дочери, и как сестры, и как племянницы, и как снохи, являя собой символ всех этих нравственных ценностей, был главным звеном в цепи народных обычаев и традиций. Женский платок как бы венчает свод купола национальной нравственности. В национальной культуре, по мнению ученых, нет и не может быть пережитков, устаревших или ненужных элементов. «Более того, уничтожение даже одного незначительного или вредного, с точки зрения стороннего наблюдателя, элемента может привести к гибели всей культуры, а значит, и к гибели целого народа». Поэтому неслучайно большевики вели активную борьбу с традиционной этнической культурой в целом. Они не могли не понимать, что, сняв с головы женщины платок (символ верности и нравственности), они обрекали на смерть всю культуру народа, лишали этнос защитного панциря. Россия столкнулась с западной культурой еще во времена реформ Петра I. Крестьяне сотен русских деревень сжигали себя, не принимая западный образ жизни. Это говорит о значимости для этноса его культурных ценностей. Западное общество изначально противостояло любому традиционному обществу и традиционной культуре. Чеченский народ, как и вся Россия, очередной раз столкнулся с западной культурой в начале 20 века в лице большевиков. Их главным лозунгом, как известно, было «все разрушить до основания, а затем...» - затем, как говорится, хоть трава не расти. Большевики поставили задачу воспитания нового человека. Женщина, как новый человек, должна была быть без платка. Не случайно, разрушая чеченскую национальную культуру, большевики взялись за то, чтобы обнажить голову женщины. Что это означало на практике? Это означало, что национальная культура чеченцев лишалась главного символа своей нравственной культуры. Вместе с ней рушились многие национальные ценности, нормы, стереотипы поведения во взаимоотношениях мужчин и женщин, родителей и детей, старших и младших и та. То есть, сняв платок с женской головы, можно было разрушить всю национальную нравственную конструкцию. Этого, к частью, не произошло.

    Женский платок был не только символом нравственности. Еще жива народная память, сохранившая события далекого прошлого. Были времена, когда между мужчинами, которые сошлись в кровавой схватке, оказывался женский платок, и они застывали неподвижно: ссора, драка прекращались. Вот такую силу имел на практике женский платок.

    Естественно, встает вопрос, почему это происходило? Ну, во-первых, это было связано с традиционным уважением к женщине в чеченском обществе. Проявление уважительного отношения к матери, жене, сестре, дочери, невесте - общепризнанные элементы чеченской культуры. Никто не сомневался в том, что платок - это символ образа чеченки. Но сегодня это не всегда связано с нравственностью его носителя, хотя первоначально, как это явствует из истории, это было именно так. Во-вторых, корни миротворческой функции женского головного убора также уходят в глубину веков.

    Во времена язычества (невежества, по исламу), по древнему преданию чеченцев, которую записал А.Сулейманов, «на гребне хребта Чергазийн aри (Чергазийн ари - С Д.) обитала Богиня мира и покоя Дарий - Аен - Куока, или Рег1ан - Куока (Реган - Куока - С. А.), которая постоянно следила за тем, что происходит на земле. Днем и ночью она ткала на золотом ткацком станке шелковую ткань (вариант - сукно из пуха диких животных), то есть «ткала», налаживала взаимоотношения между племенами и народами, между людьми вообще. Случись где-то война, - на пряже появлялся узелок, обрывалась шелковая (шерстяная) нить. И война продолжалась до тех пор, пока Богиня мира и покоя не устранит обрыв нити или не развяжет узелок. А в исключительных случаях она сама спускалась и примиряла враждующих... И вот раз между народами Севера и Юга началась война. Дарий - Ден - Куока (Маша - Бузу - Куока) не стала устранять обрыв нити, а бросилась к воюющим и примирила их. В спешке она уронила свой золотой башмачок. С тех пор это место люди стали называть «Klapx божийна меттиг» («Klapxe», «KlapxaH чоь»). /Миф свидетельствует и о том, что еще в древнейшие времена у чеченцев было развито ткачество - показатель высокой, по тем временам, культуры. Занимались им исключительно женщины. Их покровительницей и была Богиня Дика - Маша - Бузу-Кока («маша» - паутина; «бузу» - плести)/

    Таким образом, ткачество в сознании древних чеченцев было связано с миротворчеством. Платок - результат деятельности Богини мира - олицетворял саму Дику.

    Мужчина не имел права перешагнуть через него, перед платком (при виде обнаженной женской головы) он опускал оружие: сама Богиня Дика в лице женщины как бы стояла между конфликтующими мужчинами и возвращала их к мирной жизни.

    Все это говорит о том, что обычай ношения платка женщинами в чеченском обществе имеет глубокие исторические корни. Он связан с древнейшим пластом этнической культуры народа, его образом жизни. Платок имеет изначально нравственную природу и как бы фокусирует в себе многие положительные качества - порядочность, верность, преданность. Естественно, устранив данное звено в этнической культуре народа, мы ставим под угрозу нравственные устои всего традиционного чеченского общества.

    Работая с молодежью, занимаясь ее воспитанием, мы должны помнить, в каких условиях живем, должны четко представлять себе состояние нравственной культуры народа. В кризисных ситуациях, когда стоит задача духовного возрождения народа, он, как уже было сказано, обращается к своим истокам. Это сегодня во многих случаях делается интуитивно, а значит, и работа эта ведется стихийно. Ситуацию, естественно, необходимо менять. Чтобы повысить результативность нравственного воспитания молодежи, мы должны дать ей возможность постичь суть народной культуры. Тогда эта работа перейдет в область сознания и самосознания.

    Воспитывать историей - значит, разъяснять природу базовых составляющих народной культуры - языка, самоназвания, обычаев, традиций, образа жизни этноса и т.д. Тогда мы сможем реально увидеть историческую преемственность как главное условие стабильности развития традиционного общества.

    В работе по нравственному воспитанию молодежи мы должны, во-первых, помнить о том, что живем в многонациональном и многоконфессиональном российском обществе, во-вторых, - что на сознание нашей молодежи интенсивное воздействие оказывает западная массовая культура, ориентированная на потребительство.

    К сожалению, не проработаны до конца вопросы, связанные с традиционным характером российского общества в целом, с традиционным характером ислама и православия (имеется в виду, что роднит их). Когда мы найдем точки соприкосновения в межкультурных, межконфессиональных отношениях и сделаем это достоянием широких масс, тогда у российского общества в целом появится общая духовная, культурная платформа.

    Что касается влияния массовой западной культуры, на этот вопрос есть один ответ: оно тлетворно для всех народов. Ведущие западные государства ставят перед собой задачу развала России, превращения ее в свой сырьевой придаток. Естественно, они ищут слабые места в российском обществе. Самой главной мишенью этой политики является духовная составляющая, культура нашего общества в целом и каждого народа в отдельности.

    Одно дело - уничтожить народ физически, совсем другое - уничтожить его духовную основу, традиционные нравственные ценности, устои, отношения. В первом случае все очевидно и, с точки зрения декларируемых западной демократией лозунгов, грубо и непопулярно. Совсем другое дело - второй вариант. Здесь злые намерения осуществляются исподволь, коварно и хитро. Запад идет вторым путем. Главная ставка им делается на подрыв высоких идеалов, узловых компонентов культуры, что оборачивается утратой обществом способности к консолидации, а значит, и к противостоянию.

    Через Интернет, телепередачи, печатные СМИ, фильмы популяризуются в красивых упаковках различные отклонения человеческого поведения. Они соблазняют наше сознание и губительны для молодежи.

    Сократ в свое время указывал, что «простой человек не способен проследить вред от нововведений в сфере, где он растянут во времени. Он говорил, что следует остерегаться даже новой музыки, поскольку она может быть опасна для целостности государства. В способ игры, под видом того, что ничего злого не происходит, вкрадывается новое, меняющее направление сознания. Это новое укрепляется и постепенно, исподтишка, принимается за обычай и занятия, выходит наружу, проявляясь в общении людей, а затем с великой дерзостью переходит к законам и государственным установлениям, пока, наконец, не перевернет все в личных и общественных отношениях. В итоге все хорошее становится плохим, а плохое - хорошим. Самое ужасное, что никто ничего не понимает, потому что перемены идут со скоростью, которую человеческой меркой зафиксировать невозможно». Цитата в точности отражает то, что происходит с нами. Нравственные, культурные, религиозные символы служат ориентирами для людей. С исчезновением этих символов человек теряет способность к координации своих действий, способность оценивать, взвешивать свои поступки. Если мать перестает (в традиционном смысле) быть матерью, отец - отцом, если сын теряет уважение к родителям, то налицо полная культурная дезориентация. Это признак того, что люди, да и в целом народ, превратились в биомассу. Это конечная задача западной культуры, и она очевидна даже с точки зрения представителей Запада.

    Известный культуролог Э.Хантингтон вынужден был признать, что «Запад - единственная из цивилизаций, которая оказала разрушающий эффект на все остальные цивилизации...».

    Народ вследствие тлетворного влияния западной культуры лишается своей нравственности, ценностей и культурной памяти вообще. А культурная память — это глаза, которые показывают, откуда мы, где мы и куда идем. Сегодня стоит задача - дать эти «глаза» нашей молодежи.

    «Столица плюс» № 15.

Поделиться этой страницей