Шамиль Алиев

Тема в разделе '... в науке и индустрии', создана пользователем bolivar, 21 дек 2010.

  1. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Шамиль Гимбатович Алиев (родился 25 июня 1943) — академический и общественный деятель Дагестана и России второй половины ХХ и начала XXI века. Один из ведущих российских разработчиков ракетного оружия и космических технологий. По национальности — аварец. Выпускник Ленинградского кораблестроительного института, в студенческую пору из-за самобытного мышления находился в конфликтных отношениях с преподавателями. Профессор прикладной математики, почётный академик Российской Академии космонавтики, доктор технических наук и заслуженный деятель науки и техники. С 1980-х годов занимает должность главного инженера по научно-исследовательской работе и главного конструктора САПР на Каспийском заводе «Дагдизель». Советник Председателя Правительства Республики Дагестан по науке и ВПК, руководитель Центра прикладных технологий при Минэкономики РД, председатель правления Института прикладных программ и моделей при Ассоциации содействия «Международному центру научной культуры» — Всемирной лаборатории. Лауреат премии Госкомоборонпромышленности. Кавалер медалей им. Циолковского, Келдыша и Бармина. Кавалер Ордена «Щит отечества» I-ой степени «За значительный вклад в укрепление национальной безопасности государства». Член Международного клуба экономической безопасности. Инициатор выпуска в свет и редактор первой в мире 10-томной энциклопедии торпедного оружия. Известен как один из авторов монографий «Низкочастотное излучение развитых кавитационных течений», «Фундаментальные технические комплексы. Теория аналитического проектирования» и др. Разработчик торпед, установленных на атомной подводной лодке "Курск". Знаток проблем устойчивости вихревой пелены за крылом конечного размаха. Со второй половины 1980-х годов на крупнейших выставках оружия (на Международной Морской выставке в Сиднее в 2004 году и др.) позиционируется как "идеолог и конструктор надводного и подводного оружия аэрокосмического комплекса России" и "разработчик торпедного оружия России", руководитель делегаций и докладчик на презентации идеологической базы, разработанной в при Центре стратегических исследований (Дагестан). Брат председателя Народного Собрания Республики Дагестан Муху Гимбатовича Алиева.
    Пропагандист идеи открытия детского Духовного планетария.

    Создатель подводного оружия Шамиль Алиев: «Торпеда должна слышать только нужную ей информацию»

    Он любит цифру «ноль» больше других — «в ней исчезает все без остатка и следа», — но безразличен к единице. Он считает, что математические операции с числами — это как акт божественного творения, «числа способны возрождать материю». При всем при этом Шамиль Алиев абсолютный прагматик, создающий самые совершенные сегодня системы вооружения — торпеды. Одна из них — с романтическим названием «Малютка» — только что принята на вооружение российской морской противолодочной авиацией. Знаменитый создатель подводного оружия Шамиль Алиев дал интервью «Известиям».

    Алиев — ученый, создающий машины, наделенные почти человеческим интеллектом, и в то же время пытающийся понять, как летает птица, каким образом управляется «рулевая система» дельфинов и китов. Он математик, физик, конструктор, нейропсихолог, взахлеб увлекающийся сюрреализмом и теорией мата. Студентам он объясняет законы кодирования под девизом: «Как сделать гениальную шпаргалку», а кривые второго порядка — с помощью осла: «Понимаете, когда ослик срывает колючку, его язык описывает такую траекторию… »

    Образность речи, отсылы в историю и цифры, цифры, цифры… Весь его мир в них. Для него — это религия и основа мироздания. Как в одном человеке мирно уживаются столь противоречивые концепции и воззрения — уму непостижимо. Например, он уверен, что «любая должность, которую ты занимаешь в науке и не только, — это компенсация собственной недоразвитости». Шамиль Алиев — заслуженный деятель науки и техники России, заведующий кафедрой Дагестанского государственного технического университета, генеральный конструктор противолодочных комплексов и систем автоматизированного проектирования противолодочных торпед завода «Дагдизель».

    Жизнь в матрице

    — Назовите любое число — с трехзначного до десятизначного.

    — 495…

    — 37 умножить на 12 плюс 51, — с секундной заминкой раскладывает он его на составляющие. — Возьмите калькулятор, если хотите. Проверьте…

    — Как создается торпеда? — спрашиваю конструктора.

    — Военные говорят, что бы они хотели иметь, — объясняет он. — Я же складываю это в формулы, объединяю законы механики, гидродинамики, электроники. Формирую математическую модель, которая потом станет алгоритмом, на базе которого и будет создана машина.

    Математическое моделирование перспективных систем вооружений, которым он занимается большую часть жизни, — такая же закрытая тема, как и само торпедное оружие (именно поэтому Алиев не приводит конкретных примеров своих разработок). Сегодняшнее, а особенно завтрашнее торпедостроение без математизации немыслимо. Он называет этот процесс «торпедной математикой», призванной обслуживать процесс исследований, проектирования и разработки. На Западе до сих пор не могут понять, откуда у нас такие успехи в этой сфере.

    А ему достаточно взглянуть на иностранную разработку, чтобы превратить ее в формулы. В его кабинете 12 классических досок общей площадью более 50 кв.м. На двух сегодня математическая модель самой современной американской торпеды МК-46, еще две отданы под энергетические проблемы лучшей французской торпеды «Мурены», целые пять расписаны формулами после посещения центра подводного кораблестроения в американском Истоне.

    — Современная торпеда — это сконцентрированное воплощение передовых научных идей, новейших материалов, источников энергии, технологий и теоретических разработок, по которым можно судить об уровне развития науки и техники, экономических возможностях производящего ее государства, — твердо формулирует Шамиль Алиев.

    По словам Алиева, торпедное оружие — одно из самых совершенных. Невидимое в морской глубине, высокоинтеллектуальное и мощное. Торпеды с легкостью способны сковать действия любого флота. Особенно сегодня, когда появились «машины» размером с шариковую ручку и весом от 500 граммов до 2 килограммов. Их пуск в принципе может осуществлять обычный водолаз. Уберечь от поражения такими объектами корабль или атомную лодку, на которой находятся 24 баллистические ракеты, очень непросто. Тем более что машины все ближе и ближе подходят по уровню своего интеллекта к человеку.

    Спустился гений с гор

    Трудно поверить, что когда-то Алиев приехал поступать в Ленинградский кораблестроительный институт, слабо владея русским языком.

    — Я родился в маленьком горном селе, учителей практически не было, — рассказывает он. — В школе нас учили старшие ученики, задержавшиеся в одном классе по два-три года…

    У отца Шамиля было восемь детей (один из них — нынешний глава Дагестана Муху Алиев). Поэтому денег на поездку в Ленинград для сына не нашлось.

    — Но я все равно поехал, — говорит Алиев.

    — Как?

    — Тогда в поездах ездило много людей, любивших играть в карты, на вокзалах их много было, — вспоминает он. — Даже чемпионаты устраивали. А я очень хорошо умел играть и считать, поэтому был уверен, что на билет выиграю!

    В институте он поначалу не всегда понимал, о чем говорят преподаватели.

    — Я был интересен для них как первозданный человек, — признается он. — Мной всегда двигала страсть, желание докопаться до сути явления, предмета. А потом — я был так влюблен в числа!

    Торпедой не любуюсь

    Шамиль Алиев пока не поймет сути проблемы, не способен найти ее решения. Для него важнее уяснить, почему что-то происходит, а не то, как это происходит. Именно это его и увлекло в торпедах. Например, машина должна «слышать». «Мы будем создавать искусственное ухо!» — решил он. И тут же пошел к знакомому врачу, чтобы узнать, как и почему слышит человек.

    — Нетривиальная задача, — говорит он. — Вы знаете, что люди слышат звуки от частоты 16 герц. Если ее понизить хотя бы чуть-чуть, то мы услышим, как сокращаются мышцы сердца, как по венам бежит кровь. От этого можно сойти с ума! Ведь так мы будем постоянно прислушиваться к себе.

    Так же и с торпедой. Машина должна слышать только необходимую ей информацию. У каждого океана или моря есть собственный внутренний шум, издаваемый водорослями, планктоном, рыбами. Его надо «отрезать». Современная торпеда живет в любом море или океане, как в вакууме, различая только нужные ей звуки движущихся кораблей или подлодок. Причем не только слышит, но и по различным физическим полям способна определить, какой конкретно корабль их издает и где.

    — Это как если бы вы на рынке потеряли своего ребенка, — приводит пример Алиев. — Шум, толчея, и среди всего этого вы должны не только услышать писк своего чада, но и направиться туда, откуда он раздается.

    В силу специфических условий водной среды все торпеды «летают» на глубинах не больше одного километра. Глубже, как считают в ВМФ, нет смысла, там все равно никто не ходит. При этом большинство торпед построены по принципу «выстрелил-забыл». Машина сама будет искать цель, классифицировать ее и выбирать тактику атаки. Как говорит Алиев, современные торпеды способны не только догнать цель на скоростях от 35 до 200 узлов (от 60 до 400 км/ч), но и затаиться на дне в ее ожидании, убежать от противоторпедного оружия, вернуться на позицию и снова атаковать.

    — Торпедой я не любуюсь, — признается Алиев. — Такие деньги, усилия, страдания… А в результате машина всего лишь выполняет возложенные на нее задачи. И что с того?! Я думаю, что страдания должны приводить к чему-то возвышенному, а тут получается, как будто любуешься полетом кур. Подводное оружие интересно мне только ради развития искусственного интеллекта.

    Роман с наукой — роман с душой

    Завод «Дагдизель» — не только головное предприятие страны по производству торпед. За последние 15 лет благодаря усилиям совета директоров и по инициативе Шамиля Алиева на нем была создана целая научная школа, появилась программа обучения молодых кадров. В результате на заводе — одно из самых молодых по составу конструкторское бюро. А это значит, что у предприятия есть перспектива. Сегодня Алиев работает над новыми необитаемыми, управляемыми подводными аппаратами. Он уверен, что России с ее огромными водными границами без таких машин не обойтись.

    — У американцев 50 подобных проектов! — рассказывает он. — Мы — лидеры в создании подобных машин, и нам нельзя сегодня от них отставать.

    Впрочем, как он говорит, для него «наука важна прежде всего для того, чтобы иметь роман с душой». Для этого необязательно только создавать торпеды. Например, как-то он провел полдня вместе с церковным старостой. Как сам объяснил — «связывал колокола храма в поисках оптимального частотного спектра для звонницы».

    — Есть такое понятие, как «волчья квинта», — говорит он. — Это когда в благовесте появляется фальшь.

    Староста долго не мог взять в толк: «Для чего это тебе, мусульманину?»

    — Ну это же наука! — парировал Алиев.

    Сегодня ради новых открытий он хочет заняться астрофизикой. Говорит, что законы, действующие в подводной среде, верны и для космоса. Возможно, и эта сторона его увлечений подарит нам новые знания.

    Дмитрий Литовкин. Известия
  2. bolivar Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Шамиль Алиев - человек-легенда

    Академика Шамиля Гимбатовича Алиева знают не только в родном Дагестане, но и далеко за его пределами. Ему уже давно присудили несколько эпитетов, таких как «человек - легенда», «великий ум современности». Его действительно можно считать гордостью Отчизны. Чтобы поговорить с ним, взять у него интервью, в Дагестан приезжают многие именитые журналисты. Его работой интересуются самые известные газеты и журналы в стране и за ее пределами. Сегодня мы представляем вашему вниманию материал, подготовленный журналом «Человек без границ», где в беседе с академиком его описывает кандидат физико-математических наук Елена Белега.

    В рабочем кабинете главного конструктора САПР каспийского завода «Дагдизель» над обычной, хотя и огромной школьной доской красуется высказывание Альберта Эйнштейна: «За вещами должно быть еще что-то». Для самого Шамиля Гимбатовича за этими словами — умение смотреть и задумываться над многими вопросами. Например, почему подсолнух поворачивается к солнцу? Кто ему дает команду склонить голову и «выпустить» семечко в землю? Многие научные задачи академика Алиева родились благодаря такому «умелому» взгляду на природу. И еще, — Шамиль Гимбатович убежден, что научиться смотреть невозможно, если не влюбился в то, на что смотришь.

    - Есть научные задачи, которые от меня отскакивают, - рассказывает Шамиль Гимбатович. - Это не значит, что они плохие. Я просто не умею смотреть на них. А есть задачи, на которые я могу смотреть до бесконечности. Уметь смотреть — это значит облюбовать задачу. В задачах, кроме того, что дано, обязательно есть еще что-то, еще одна степень свободы, которую помогает найти фантазия.

    - А как «подружиться» с фантазией?

    - Могут ли дружить такие канонические понятия, как точка, прямая, плоскость и сфера? Дружить в глубоком смысле слова, то есть образовывать определенные взаимосвязи? Оказывается, что могут. Представьте себе сферу на плоскости, к полюсу которой прикреплена прямая. Эта прямая пронизывает сферу и касается плоскости. В результате каждой точке на сфере, кроме точки на ее полюсе, соответствует точка на плоскости. Вы спросите, а где «дружба»? Это прямая, которая связывает сферу и плоскость. Сегодня математической культуре уделяют очень мало времени и внимания. И это чудовищная проблема, позор для цивилизации, позор для эпохи. Математическая культура — неотъемлемая часть общей культуры.

    - Ученому такая позиция, наверное, понятна, а как это объяснить обычному человеку?

    - Обычному человеку, если он не попробовал хотя бы раз влюбиться в какую-нибудь задачу и решить ее, это объяснить трудно. Так же и с музыкой. Как научить слышать музыку?.. Есть музыка, для которой нужны «специальные уши»!

    Но нельзя в самом начале пути создавать у человека представление, что этот путь будет легким. Бессмысленно писать книги для начинающих о том, как стать чемпионом мира по боксу или как стать академиком. Чтобы стать кем-то, надо засучить рукава, вступить в единоборство с трудностями, преодолеть их.

    Шамиль Гимбатович помолчал и добавил: «До Истины, как и до Красоты, можно дотянуться только сердцем, больше ничем». А на вопрос, что такое Красота, привел пример из жизни братьев наших меньших.

    Известен такой случай. Были две обезьяны — две мамы с детенышами. Когда одна умерла, другая взяла осиротевшего малыша на руки, а родное чадо поплелось за ее хвостом. Это не означает, что она своего малыша не любит, это означает, что малыш любит ее за такой жест. В этой истории есть Красота. А человек? Он давно «проиграл» животным. Его сердце обросло шерстью, и такое сердце опасно, оно потянется туда, куда пойдут все.

    - Что же нужно сделать человеку, чтобы опять вернуться к Красоте?

    - Преодолеть свой эгоизм и недоразвитость. Быть сопричастным к другим эпохам и цивилизациям. Оставить след в жизни. И для этого отдать столько, сколько можешь.

    В Дагестане, где живет Шамиль Гимбатович, к народной традиции относятся бережно. Но из традиции сохраняется только то, что обладает «радиоактивностью», — то, что живо и заразительно. Шамиль Алиев считает, что нужно искать угольки, а не копаться в пепле. Поэтому на вопрос, как ему удается заглядывать в будущее, он отвечает, что только обращаясь к прошлому.

    - Я смертельно влюбляюсь в прошлое. Люблю сказки, мифологию. Светлое будущее не так осмысленно, как светлое прошлое. В любой эпохе есть скелет, который обрастает в зависимости от того, сколько способна вместить душа человека, который на эту эпоху смотрит. Постоянное обращение к прошлому позволяет создавать циклы, движущие будущим.

    Серьезные научные задачи рождаются именно тогда, когда я смотрю в прошлое. Они, как хорошее вино, должны пройти проверку временем. Ньютон не любил быстро публиковать результаты своих исследований. Он хотел их облюбовать. В прошлом много традиций, которые сегодня не понимают. Говорят, было время, когда научный труд человек писал только для богов. Даже великий физик Фейнман считал, что мир асимметричен только потому, чтобы люди не завидовали богам.

    В 1943 году, когда Шамиль Алиев только должен был родиться, медицина еще не знала научных способов определять, кто появится на свет — мальчик или девочка. Но прабабушка будущего академика с уверенностью сказала, что будет мальчик. Ей было 104 года. Она решила, что отложит смерть, — подождет, пока мальчик родится, чтобы его понянчить. Она же сказала, что мальчик будет хороший. Имя “Шамиль” тоже бабушка дала. Сначала все говорили, что нельзя эту бабулю «500-летнюю» слушать, нельзя такое имя кому попало давать. Но прабабушка была женщиной хорошей, а 104 года быть хорошей — это непросто. Поэтому старейшины все-таки решили сделать так, как она говорила. Сам Шамиль Гимбатович считает, что хорошим мальчиком он, конечно, не был, хотя бы потому, что абсолютно никого не слушал. Так как больше ничем маленький Шамиль от других детей не отличался, прабабушка любила его именно за это.

    - Как же встретились мальчик Шамиль и академик Шамиль Алиев?

    - У каждого своя дорога. Одних можно тренировать, а других нужно взять за шиворот и бросить в реку. Выплывет — хорошо, не выплывет — зачем ты такой нужен? Если у тебя нет желания выплывать, — иди с девочками в куклы играй. Я из тех, кого нужно бросать в воду. Я все хотел попробовать сам всего добиться.

    Я с детства сохранил безумную любовь к коням и к физическому совершенству. Они были моими первыми потребностями. Потом проявилась страсть все понять, во всем найти смысл. Откуда это берется, никто не знает. Все мои увлечения наукой начались с неба. Я вообще считаю, что все научные задачи пришли из океана или с неба. Мне всегда хотелось подсчитать число звезд, понять, как они светят — по одной или вместе? Почему, когда звезда взрывается, люди говорят: «Так прощаются Великие»? О чем волны в морях разговаривают? Причем в каждом море по-своему. Поэтому у каждого моря свои корабли...

    Шамиль Алиев, на котором в детстве синяки некуда было ставить, остался верен себе и сегодня. Он считает, что и в науке «должно быть здоровое неуважение к авторитетам». Однако голос его становится еще тише, чем обычно, когда он вспоминает своего отца: «Отец — единица измерения Духа. Я испытываю трепет, когда веду с ним диалог, даже теперь, когда его уже нет в нашем мире».

    В разговоре мы постепенно добрались до притчи о слепых, которые никогда не видели слона и пытаются объяснить, что он такое, дотрагиваясь до него. Один слепой взялся за хобот и решил, что слон похож на трубу; второй потрогал ухо и сделал вывод, что слон подобен огромному опахалу; третий сравнил слона с колонной, четвертый — со стеной. И никто не мог представить целого слона.

    В интерпретации Шамиля Гимбатовича притча приобрела особое звучание.

    Эта притча рассказывает о том, что преувеличивать ничего нельзя. Можно преувеличивать только степень искренности, с которой ты все делаешь. Причем твое дело не обязано быть великим. Оно может быть маленьким. Но для этого маленького ты должен отдать все. Твое величие - в искренности того, что ты делаешь.

    - Но современное общество не принимает такой позиции!

    - Этого и не требуется! Конечно, значительно проще взорвать банк, получить деньги и заставить людей на себя работать. Но в этом ни искренности, ни радости, ни величия — ничего нет.

    Сегодня ученые оправдывают свое бездействие, свое «невеличие» тем, что сейчас плохое время для научной работы. Но это не так. Для науки всегда время было прекрасное, все ученые были счастливы.

    - Но Джордано Бруно сожгли на костре.

    - Не имеет значения. Для тех, кто это совершил, сжечь на костре Бруно было менее страшно, чем то, что делал он. Наш мировой Дом держится на Вере, Воле и Выборе. И тот, кто понял смысл этой тройки, не может быть выдворен из мирового дома.

    - И как же найти дорогу к Дому?

    - Есть только один способ — искать. Никакого другого нет. Надо все время идти. Это непросто. Но “трудное” означает “достойное”.

    В конце разговора Шамиль Гимбатович поставил академическую точку, сказав: «Тех, кто выбирает трудный путь, подавляющее меньшинство. Но если тебе тяжело, а ты, невзирая на это, засучиваешь рукава и берешься за трудное дело, значит, ты хочешь летать!».

    Шамиль Гимбатович Алиев. Родился 25 июня 1943 года. Один из ведущих российских разработчиков ракетного оружия и космических технологий, почетный академик Российской Академии космонавтики. Выпускник Ленинградского кораблестроительного института, советник Председателя правительства Дагестана по науке и ВПК, руководитель Центра прикладных технологий при Минэкономики РД, председатель правления Института прикладных программ и моделей при Ассоциации содействия «Международному центру научной культуры» — Всемирной лаборатории. Кавалер медалей им. Циолковского, Келдыша и Бармина. Кавалер Ордена «Щит отечества» I степени. Член Международного клуба экономической безопасности. Разработчик торпед, установленных на атомной подводной лодке «Курск». Инициатор выпуска в свет и редактор первой в мире 10-томной энциклопедии торпедного оружия. Со второй половины 80-х годов участвует в крупнейших выставках оружия как идеолог и конструктор надводного, подводного аэрокосмического комплекса и торпедного оружия России.

Поделиться этой страницей