Сказки и Предания

Тема в разделе 'Армения', создана пользователем SHAVARSH, 19 апр 2007.

  1. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    АНАИТ

    В давние времена жил царь с царицей. Был у них один- единственный сын Вачаган. Отец с матерью души в нем не чаяли и ни днем, ни ночью не спускали с него глаз. Слуги толпами ходили за Вачаганом, предупреждая все его желания. В двадцать лет царевич был чахлый и хрупкий, как цветок, выросший без солнца.

    Однажды старый врач Лохман, слава об искусстве которого разнеслась по всему свету, пришел к царю и говорит:

    - Царь! Если ты хочешь, чтобы твой сын Вачаган не сошел раньше времени в могилу, то не держи его в четырех стенах. Широки зеленые степи, высоки агванские горы. Много в них диких зверей и птиц. Пусть царевич Вачаган займется охотой. Только не
    Царь послушался мудрого Лохмана. И царевич, одетый в простое платье, с утра уезжал в горы вместе со своим верным слугой Вагинаком. Царевич так увлекся охотой, что часто ночь заставала его врасплох, и он вынужден был пользоваться гостеприимством радушных крестьян, зачастую деливших с усталыми путниками кусок хлеба и кувшин молока.
    Вачаган чутко прислушивался к людским нуждам, и не раз продажный судья попадал в тюрьму. Вдовы и сироты, не поведав царю своих бед, получали деньги из царской казны, и бедные общины неведомо откуда получали помощь.
    Однажды, разгоряченный охотой Вачаган в сопровождении слуги прискакал в деревню Ацик и остановился у родника.
    У родника гурьбою толпились девушки, пришедшие с кувшинами за водой.

    - Напоите меня, девушки! - попросил Вачаган.

    Одна девушка наполнила кувшин и передала его другой. Та, вместо того чтобы передать кувшин Вачагану, вылила его на землю. Тогда первая девушка снова наполнила кувшин и передала его подруге. Девушка вылила и этот кувшин на землю.

    - У меня горло пересохло от жажды, дай же мне воды! - воскликнул Вачаган.
    Девушка рассмеялась и снова вылила воду на землю.
    Вачаган разгневался, но девушка не обращала на это внимания. Она словно забавлялась - то подставит кувшин под струю, то снова выльет воду. И только на шестой раз она подала кувшин Вачагану.
    Утолив жажду, Вачаган спросил у девушки:

    - Почему ты не дала мне сразу напиться? Шутила ли ты или хотела меня рассердить?

    - У нас нет обычая: шутить с незнакомцами, - строго ответила девушка.

    - Я видела, что вы разгорячены охотой, а вода в роднике холодна, как лед. Даже разгоряченного коня хороший хозяин не поит холодной водой.
    Такой ответ поразил Вачагана, но еще больше поразила его красота девушки.

    - Как тебя зовут, красавица?
    - Анаит.
    - Кто твой отец?
    - Мой отец - пастух Аран. Но зачем тебе знать наши имена?
    - А разве это грех?
    - Если это не грех, то назови себя и скажи, откуда ты родом?
    - Солгать тебе или сказать правду?
    - Делай, как найдешь для себя достойным.
    - Достойным для себя Я нахожу правду. Но своего имени Я не могу тебе открыть.
    Анаит взяла свой кувшин и ушла.
    С тех пор Вачаган потерял покой. Образ Анаит не покидал его ни днем, ни ночью. Все чаще и чаще ездил он в деревню Ацик, чтобы хоть мельком увидеть красавицу. Верный слуга Вагинак доложил об этом царю с царицей.
    Царь позвал сына и сказал:

    - Сын мой Вачаган! Тебе минуло двадцать лет. Ты - моя единственная надежда, ты - опора моей старости. Настало время тебе жениться.

    - Я уже выбрал себе невесту, отец.
    - Кто же она? Дочь какого царя? - обрадовался отец.
    - Она Дочь пастуха из деревни Ацик. Имя ее - Анаит.
    - Это невозможно, - замахал руками царь. - Забудь о ней скорее. Помни, что царский сын должен выбирать себе в невесты либо царевну, либо княжну. У грузинского царя три дочери - выбирай любую. У князя гунарского – красавица дочь, единст

    - Нет, - отвечал Вачаган.
    - Ну, тогда женись на дочери военачальника Варсеник. Она выросла на наших глазах, красавица, и будет тебе верной женой и нам покорной дочерью.

    - Нет, отец! Если ты хочешь, чтобы я женился - знай: нет для меня другой невесты, как Анаит, дочь пастуха.
    Долго уговаривал царь сына, но тот твердо стоял на своем.
    Тогда царь выбрал богатые подарки, позвал верного Вагинака, и тот в сопровождении двух вельмож поехал в деревню Ацик сватать Анаит, дочь пастуха.

    Старый Аран приветливо принял гостей и разостлал для них ковер.
    - Какой чудесный ковер! - удивлялись гости. - Это работа твоей хозяйки?

    - Нет, я вдовец! - ответил Аран. - Моя жена умерла десять лет тому назад. Это работа моей дочери Анаит.

    - Такого ковра нет даже в нашем дворце. Твоя Дочь искусная мастерица. Слава о ее красоте дошла до дворца. Царь послал нас для переговоров. Он хочет взять твою Дочь Анаит в жены своему сыну.
    Вельможа ждал, что Аран не поверит своим ушам или запляшет от радости. Но пастух продолжал молча сидеть на ковре и ничем не проявил своей радости.

    - Что с тобою, Аран? Ты не рад такой высокой чести?
    - Дорогие гости, - усмехнулся старый пастух. - Я благодарен царю за великую честь взять из дома жалкого пастуха украшение для царских палат. Я могу подарить царю этот прекрасный ковер, но дочь моя сама распоряжается своей судьбой.
    Вельможи переглянулись между собою.
    В комнату вошла Анаит, поклонилась приезжим и села за пяльцы. Ее тонкие пальцы мелькали, как белые бабочки.

    - Посмотри, Анаит, какие богатые дары прислал тебе наш царь, - сказал Вагинак, вынимая шелковые платья и драгоценные украшения.
    Анаит мельком взглянула на все и спросила:

    - За Что же мне такая милость?
    - Царь хочет тебя в жены своему сыну Вачагану. ты напоила его водой из родника. И вместе с кувшином Он отдал тебе свое сердце.
    - Значит, тот прекрасный юноша - сын царя? - удивилась Анаит. - Но знает ли он какое-нибудь ремесло?

    - Зачем царскому сыну ремесло? - рассмеялся Вагинак. - Все подданные – его слуги.

    - Сегодняшний господин - завтра может стать слугой. Ремеслом должен владеть каждый, будь он царь или слуга.
    Вельможи переглянулись между собой.

    - Значит, ты отказываешь царевичу только потому, что он не знает ремесла? - переспросили вельможи.

    - Скажите царевичу, что он мне мил, но я поклялась выйти замуж только за человека, знающего ремесло, и не могу нарушить клятву.
    Послы вернулись во дворец и рассказали обо всем.
    Царь с царицей обрадовались, думая, что уж теперь Вачаган откажется от своего намерения.
    Но Вачаган сказал:

    - Анаит права. И Царь - человек. А каждый человек должен быть мастером какого-нибудь дела.
    И решил Вачаган научиться ткать парчу.
    Из Персии привезли мастера, и за один год Вачаган превзошел своего учителя. Своими руками он соткал из тончайших золотых ниток подвенечное платье и послал его Анаит. Девушка долго любовалась чудесным узором и дала свое согласие выйти замуж за Вачагана. Семь дней и семь ночей шел свадебный пир. Царю так понравилась Анаит, что он с радости на три года освободил всех крестьян от налогов, и в стране сложили такую песню:
    Встало солнце золотое в день свадьбы Анаит,
    Дождь из золота полился в день венчанья Анаит,
    Все поля озолотились, все налоги позабылись,
    Все пополнились амбары благодатными хлебами.
    Честь и слава нашей мудрой, златокудрой Анаит!


    Вскоре после свадьбы царь послал по делам верного слугу Вагинака в дальний край своего царства, и тот бесследно исчез.
    Годы шли, царь с царицей умерли, и на трон взошел Вачаган.
    Однажды Анаит сказала мужу:

    - Вачаган! Я замечаю, что ты не знаешь, что делается в твоем царстве. Люди, которых ты созываешь на совет, не говорят тебе всей правды. Чтобы успокоить тебя, они говорят, что все хорошо. А так ли это на самом деле? Сбрось на время царские одеж

    - Ты права, Анаит. Но кто же без меня будет управлять государством?
    - Я! И сделаю это так, что никто не будет знать о твоем отсутствии.
    - Хорошо, Анаит. Завтра я покину дворец, и если через двадцать дней я не вернусь, значит, со мною случилась беда.
    В простой крестьянской одежде Вачаган отправился в дальний путь.
    Много он видел, много слышал, но самое необычайное случилось с ним на обратном пути в городе Пероже.
    Однажды он сидел на городской площади и увидел толпу народа, следующую за седовласым старцем. Старец медленно ступал, перед ним очищали дорогу и подставляли под ноги по кирпичу.

    - Кто этот старец? - спросил Вачаган.
    - Это великий жрец, он до того свят, что не ступает ногою на землю из боязни раздавить какое-нибудь насекомое.
    В конце площади старец опустился на разостланный ковер и начал проповедь. Вачаган протиснулся вперед, чтобы разглядеть и послушать старца. Старец заметил Вачагана и подозвал его к себе.

    - Кто ты и откуда?
    - Я из далекой, чужой земли. Пришел искать в ваш город работы.
    - Пойдем со мной. Я дам тебе работу и щедро заплачу за нее.
    Вачаган последовал за старцем. На краю города старец отпустил провожавшую его толпу. Остались лишь жрецы и носильщики, нагруженные тяжелою кладью. Все они были чужестранцы. Вскоре показался какой-то храм, окруженный со всех сторон высокой стеною.
    Великий жрец остановился около железных ворот, отпер их огромным ключом и, впустив всех, снова запер замок.
    Вачаган увидел перед собой храм, увенчанный голубым куполом, окруженный маленькими кельями. У этих келий носильщики сложили свою кладь, и великий жрец повел их в храм. В глубине храма, близ алтаря, великий жрец нажал незаметную пружину, и стена раздвинулась надвое. За ней виднелась новая железная дверь.

    Великий жрец открыл эту дверь и сказал:
    - Войдите, люди. Здесь вас накормят и дадут работу.
    Никто не успел сказать и полслова, как железная дверь захлопнулась, и все погрузились во тьму. Ошеломленный, Вачаган бросился к дверям и изо всех сил застучал:
    - Откройте! Откройте!
    Но ему отвечало только собственное эхо.
    Ошеломленный, Вачаган молча поплелся вперед, туда, где виднелась слабая полоска света. Остальные последовали за ним.
    Падая и спотыкаясь, они добрались до скудно освещенной пещеры, откуда неслись жалобные крики.
    Навстречу им метнулась какая-то тень. Вачаган выпрямился во весь рост и громко крикнул:

    - Кто ты, человек или дьявол? Подойди и скажи, где мы?
    Тень приблизилась и, дрожа, как лист в бурную ночь, остановилась перед ним. Это был человек с лицом мертвеца. Его глубоко впавшие глаза сверкали голодным блеском, щеки ввалились, синие губы обнажали беззубый рот. Это был живой скелет, обтянутый кожей.
    Заикаясь и плача, этот живой труп сказал:

    - Следуйте за мной, и все поймете.
    Они пошли по узкому коридору и вышли в другую пещеру, где такие же голые, еле копошащиеся скелеты лежали на холодной земле, прижимаясь друг к другу, и тщетно пытались согреться.
    Проводник повел Вачагана дальше, через такую же пещеру, где в чинном порядке стояли огромные котлы и такие же люди-тени копошились вокруг них, мешая длинными палками какое-то варево.
    Вачаган заглянул в котел и в страхе отпрянул назад. В котле варилось человеческое мясо. Вачаган ничего не сказал своим товарищам по несчастью и последовал за проводником.
    Тот привел их в огромную, тускло освещенную пещеру, где сотни мертвенно-бледных, измученных людей вышивали, вязали, шили. Тем же путем проводник привел их в первую пещеру и устало опустился на камень.

    - Тот же старец так же заманил в эти пещеры и нас. Я потерял счет времени, ибо тут нет ни дня, ни ночи и только бесконечной чередой тянутся кошмарные сумерки. Знаю только, что все, кто попал вместе со мной, - погибли. Если человек, попавший сюда, знает ремесло, его заставляют работать, если нет - уводят на бойню, и оттуда он попадает в те ужасные котлы, которые вы только что видели. Старый дьявол не один, все жрецы - его помощники.
    Вачаган, не отрывая глаз, смотрел на говорящего и... узнал в нем своего исчезнувшего слугу Вагинака.
    Вагинак не узнал своего господина, и Вачаган, боясь, чтобы радость встречи не порвала, как меч, тонкую нить жизни Вагинака, не назвал себя.

    - Силы совсем оставляют меня, и тогда меня отправят на бойню, - грустно сказал Вагинак. - И всех вас ждет та же судьба.

    - Нет! - гневно воскликнул Вачаган. - Оставайся с нами, я верю, что мы выберемся живыми из этого ада!
    Вачаган расспросил своих спутников об их ремесле. Один оказался портным, другой - ткачом, третий - вышивальщиком, остальные не знали никакого ремесла.

    - Будете моими помощниками, - заявил им Вачаган.
    Вскоре с шумом распахнулись железные двери, и в пещеру вошел жрец, окруженный со всех сторон стражей.
    - Это новоприбывшие? - спросил он.
    - Да, мы слуги твоей милости.
    - Кто из вас знает какое-нибудь ремесло?
    - Мы - искусные мастера. Мы умеем ткать ценную парчу. Она стоит в сто раз больше, чем чистое золото.
    - Неужели на свете есть ткань, которая стоит в сто раз больше, чем золото? - удивился жрец.
    - Я не лгу, - гордо ответил Вачаган.
    - Хорошо, - поверил жрец. - Скажи, какие вам нужны инструменты, какой материал, и идите в общую мастерскую работать.

    - Нет, о господин! Чужие глаза не должны видеть нашу работу. Позволь нам остаться здесь и прикажи посылать нам в пищу хлеб и плоды. Мы не едим мясную пищу и, вкусив, сразу умрем, и вы лишитесь огромной выгоды.

    - Хорошо, но горе, если вы обманете меня. Я пошлю вас на бойню и прежде чем убить, предам всех страшным пыткам.
    В тот же день жрец прислал необходимые инструменты и материал. Вачаган принялся за работу, обучая ей своих товарищей по несчастью.
    Каждый день слуги жреца приносили пленникам хлеб и плоды. Каждый старался хоть немного уделить несчастным, томившимся в соседней пещере.
    Вагинак постепенно стал приобретать человеческий вид.
    Когда основа парчи была готова, Вачаган сказал жрецу:

    - Мы не можем дальше работать в полутьме. Прикажи принести нам огня. Жрец исполнил просьбу Вачагана и принес смоляной факел и несколько светильников.
    Увидев Вачагана, освещенного с ног до головы, Вагинак дико вскрикнул. И без сознания рухнул на землю.

    - Что с ним? - удивился жрец.
    - Блеск факела ослепил его, господин. Он придет в себя и спокойно будет работать, - с поклоном сказал Вачаган, и жрец ушел.
    Вскоре парча была готова. Она сверкала и переливалась всеми цветами радуги. По краям тонкого узора Вачаган выткал крохотными буквами историю своей неволи.
    Увидев чудесную парчу, жрец пришел в восторг.
    - Ты действительно мастер, - милостиво бросил он Вачагану.
    - Я тебе говорил, что эта парча будет стоить в сто раз дороже золота. Знай же, что она стоит еще дороже! На ней вытканы волшебные талисманы. Жаль, что они не доступны каждому. Прочесть и открыть их тайну может только мудрая царица Анаит.
    Жадный жрец не отводил глаз от чудесной парчи. Он решил не показывать ее главному жрецу, с тем, чтобы самому воспользоваться щедрой прибылью.
    Тем временем Анаит так мудро правила страной, что народ не знал об отсутствии Вачагана. Прошло условленных двадцать дней - Вачаган не вернулся. Царица встревожилась не на шутку. По ночам она видела страшные сны. Собака Вачагана Занги день и ночь выла, кидалась под ноги и, визжа, тащила куда-то Анаит за платье. Конь Вачагана не ел корма и ржал, как жеребенок, потерявший мать. Куры кукарекали, как петухи, а петухи, вместо зари, пели под вечер фазаньими голосами. Храбрая Анаит впала в отчаяние. Она разослала гонцов во все концы своего царства, но Вачаган исчез, как иголка в стоге сена.
    Однажды утром ей доложили о приезде иноземного купца с товарами.
    - Позовите его, - приказала царица. - Может быть, он встретил на своем пути моего дорогого мужа.
    Слуги ввели жреца. Он отвесил царице низкий поклон и на серебряном подносе преподнес золотую парчу.
    Анаит мельком взглянула на парчу и спросила:
    - Не встретил ли ты на своем пути царя Вачагана?
    - Нет, - ответил жрец.
    - Сколько стоит твоя парча?
    - Она стоит в триста раз больше, чем вес золота. Это цена работы мастеров и материала. А мое усердие оцени сама, о госпожа!
    - Это неслыханная цена за парчу.
    - Это не простая парча, царица, на ней вытканы волшебные талисманы, исцеляющие грусть и горе. Занги - собака.
    - Вот как? - удивилась Анаит и снова развернула парчу.
    «Любимая Анаит, я попал в страшный ад. В нем я встретил Вагинака. Доставивший парчу - один из демонов этого ада. Ищи нас к востоку от Перожа под обнесенным стеной храмом. Налево от алтаря стена раздвигается надвое. Торопись, нам грозит смерть. Вачаган».
    Сердце Анаит затрепетало, как пойманная птица. Снова и снова она пробегала страшные слова. Собрав все свои силы, Анаит с улыбкой сказала:
    - Да, ты прав! Узоры этой парчи обладают чудесным свойством. Еще вчера я не находила себе места от тоски и горя. А сейчас ты видишь - я улыбаюсь. Этой парче нет цены. Но мертвое творение не может быть выше своего творца, - не так ли?
    - Ты говоришь мудро, царица.
    - Приведи ко мне мастера, соткавшего эту парчу, - я хочу посмотреть на него.
    - Мудрая царица! Я не видал этого мастера. Я купец и приобрел эту парчу в Индии у одного еврея. А тот купил парчу у араба. А у кого купил араб - я не знаю.
    - Но ты говорил, что работа и материал стоят в триста раз дороже веса золота. Значит, ты сам отдал ее ткать.
    - Мудрая царица, так сказал мне купец, у которого...
    - Ты лжешь! - гневно вскричала царица. - Талисманы открыли мне твою мерзкую тайну. В темницу его!
    Слуги схватили жреца и увели.
    Анаит приказала трубить тревогу. Тревожно перешептывающийся народ запрудил дворцовую площадь, спрашивая друг у друга, что случилось.
    На балкон вышла вооруженная с ног до головы Анаит.
    - Граждане! - сказала она. - Жизнь нашего царя Вачагана в опасности. Кто любит царя, кому дорога его жизнь - за мной. К полудню мы должны быть в Пероже.
    Не прошло и часа, как все, кто мог носить оружие, были на конях. Анаит оседлала огненного коня, обскакала свое войско, скомандовала «вперед» и помчалась в Перож, вздымая за собой облако пыли. Войско Анаит осталось далеко позади, когда она остановила огненного коня посреди площади Перожа.
    Жители, приняв Анаит за божество, преклонили перед нею колени.
    - Где ваш начальник? - гордо спросила Анаит.
    - Я твой слуга, - поднявшись с колен, сказал седобородый старик.
    - Что творится в твоем храме?
    - Там живет святой человек, которого чтит весь наш народ.
    - Святой человек?! Веди меня к нему.
    Начальник повел Анаит к храму, а за ним последовала толпа.
    Увидав их приближение и приняв их за богомольцев, жрецы открыли первую железную дверь.
    Навстречу толпе, с пением молитвы, с высоко поднятыми для благословения руками, вышел главный жрец.
    Анаит на коне въехала в храм. Она подскакала к алтарю, нащупала в стене тайную пружину, стена разошлась надвое, и перед изумленной толпой предстали тяжелые железные двери.
    - Открой эту дверь, - приказала главному жрецу Анаит.
    Вместо ответа главный жрец с вооруженными слугами бросился на Анаит.
    - Она осквернила храм! Смерть ей! - бесновался главный жрец, призывая горожан к мести.
    Умный конь Анаит затоптал его могучими ногами, а тем временем на подмогу отважной женщине, сражавшейся с окружавшими ее жрецами, подоспело войско и истребило всех врагов до единого. Народ со страхом и недоумением следил за происходящим.

    - Подойдите поближе и посмотрите, что скрыто в подземелье вашего храма! - сказала Анаит.
    Когда двери пещеры сорвали с петель, страшное зрелище предстало народу. Из адского подземелья выползли люди - не люди, а тени. Многие из них были при смерти и не могли стоять на ногах. Другие, ослепнув от света, шатались и ползли, как муравьи. Последними вышли Вачаган и Вагинак с полузакрытыми глазами, чтобы дневной свет не ослепил их.
    Воины ворвались в подземелье и вынесли оттуда тела умерших людей, орудия пыток, ремесленные инструменты и котлы с человеческим мясом. Пристыженные горожане помогли им разбить и очистить храм. Только покончив с этим, Анаит вошла в наскоро сооруженную палатку, где ждали ее Вачаган и Вагинак.
    Царь с царицей уселись рядом и не могли наглядеться друг на друга. Вагинак, плача, приник к руке Анаит.

    - Мудрая царица! Это ты спасла нас сегодня!
    - Нет, Вагинак! Не сегодня спасла вас мудрая Анаит, а тогда, когда спросила: «А знает ли сын вашего царя какое-нибудь ремесло?» Помнишь, как тот смеялся тогда? Пристыженный Вагинак молча опустил глаза. С тех пор прошло много лет, но слава о мудрой Анаит жива до сих пор.
  2. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "Арев и Краг"

    Арев и Краг


    Когда земля породила людей, в мире властвовали тьма и холод. Арев и Краг только-только учились ходить. Жили они с племенем в одной из пещер тогда ещё молодого Арарата.
    Взрослые мужчины охотились и нередко становились жертвами хищников: те видели в темноте лучше человека. Добыть зверя мог лишь сильный, который сам и съедал почти всё добытое. Поэтому златокудрая Арев и кудрявый Краг нечасто лакомились сочным мясом. В мечтах о еде прошло детство.
    Однажды в пещере поднялся невообразимый шум. Кто-то предложил охотиться сообща. Это не понравилось сильным охотникам. Но после долгих и жестоких споров избрали вождя, слово которого должно было стать законом.
    Теперь первым ел вождь, чтобы не ослабеть. За вождём ели сильные охотники, чтобы всегда быть сильными. Последними ели женщины и дети. Вождь зорко следил, чтобы охотники приносили всю добычу в пещеру. Нарушивший этот закон изгонялся и вскоре становился пленником соседних племён или жертвой хищников.
    Как ни тяжела была жизнь в темноте и холоде, племя росло. Когда Арев и Краг стали подымать камни, доступные силе взрослого, им позволили охотиться.
    Дошли Арев и Краг до леса. Ветер, дувший навстречу, шепнул о близости тигра.
    - От него не уйти. Лезем на дерево, - сказал Краг.
    С ловкостью обезьян взобрались они по веткам. Свежие следы человека привели зверя к дереву. Тигр задрал усатую морду и зарычал. Арев содрогнулась. Припала к плечу Крага. Юноша выжидал, крепко сжимая камень. Вдруг горящий взгляд хищника осветил его лицо. Краг прыгнул вниз. Удар камня убил тигра. Краг испустил победный клич. Гордо взглянул на Арев, но от изумления упал на тушу зверя – Арев светилась!
    Краг испугался, но глаз от девушки отвести не мог.
    - Что с тобой?
    - Сама не знаю. Горящий взгляд тигра зажёг твоё лицо. Оно и сейчас охвачено жарким пламенем. Мужество сделало твоё лицо прекрасным: оно пронзило мою грудь. Это горит моё сердце. Сияет душа.
    Арев говорила, а горячие слёзы – слёзы любви, радости и боли, первые слёзы на земле – струились из её глаз. Они превращались в яркие звёзды и возносились на чёрное небо. А одна из них упала на грудь Крага. Он почувствовал жгучую боль в груди. Но почему-то от неё было сладко ему. Он тоже всё смотрел и смотрел на Арев.
    И тогда Арев сошла на землю.
    - Пойдём. Нас ждёт вождь, - сказала она.
    С трудом Краг взвалил тушу тигра на плечи. Но ещё больших усилий ему стоило отвести взгляд от Арев. Девушка шла впереди, освещая тропинку. От её сияния озарялся лес.
    Они вошли в пещеру и озарили тёплым светом все её тёмные холодные углы. Краг долго уверял, что он и Арев – не злые духи лесов и гор. Люди с недоверием собрались вокруг Ареви и Крага. Они с опаской разглядывали светящуюся девушку и юношу с огненным лицом. Ужас леденил их неробкие сердца…
    Темнота уступила свету. Холод – теплу. Люди начали оглядывать своё жилище, самих себя. Впервые увидели, что они разные. Поражала красота одних и безобразие других.
    Заметил и вождь, что немало в пещере девушек-красавиц. Но тут его взгляд остановился на молодых и сильных охотниках. Задымилось старое сердце ревностью. Злобная судорога пробежала по лицу. Свет на вождя начал давить тяжелее темноты…
    Тот же груз лёг на плечи женщин, имевших мало зубов и много седин. Они испугались, что теперь никому не будут нужны. Кинулись к вождю:
    - Выслушай нас, недостойных! Вели убить Арев и Крага. Пусть настанет мрак! Чем меньше люди видят, тем они счастливее!
    - Убить их! Убить! – сотрясалась пещера.
    Вождь поднял руку. Разом всё смолкло.
    Власть сделала вождя одиноким и жестоким. Но на то он и был вождь, чтобы думать глубже, видеть дальше, быть твёрже. Он сказал:
    - В темноте нам труднее отыскивать съедобные корни, ловить рыбу, охотиться. Но и вместе Арев и Крага оставлять нельзя! Напившийся воды остынет, наевшийся – уснёт…
    Как сказал суровый вождь, так и поступило племя. Забросили на небо Арев. А Крага, заковав, переносили из пещеры в пещеру. Каждое утро встаёт Арев и до самого вечера разыскивает Крага. Прошли тысячелетия. А она не теряет надежд встретить любимого. До сих пор горит её сердце, светится душа. Такая судьба и у Крага – даже в страдании своём согревать людей. И пока Арев и Краг любят друг друга – они бессмертны, как бессмертны и люди, подобные им.

    Арев - солнце
    Краг - огонь
  3. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "Ахтамар"

    Ахтамар

    Каждой ночью к водам Вана
    Кто-то с берега идет
    И без лодки, средь тумана,
    Смело к острову плывет.

    Он могучими плечами
    Рассекает лоно вод,
    Привлекаемый лучами,
    Что маяк далекий шлет.

    Вкруг поток, шипя, крутится,
    За пловцом бежит вослед,
    Но бесстрашный не боится
    Ни опасностей, ни бед.

    Что ему угрозы ночи,
    Пена, воды, ветер, мрак?
    Точно любящие очи,
    Перед ним горит маяк!

    * * *

    Каждой ночью искры света
    Манят лаской тайных чар:
    Каждой ночью, тьмой одета,
    Ждет его к себе Тамар.

    И могучими плечами
    Бороздит он лоно вод,
    Привлекаемый лучами,
    Что маяк далекий шлет.

    Он плывет навстречу счастью,
    Смело борется с волной.
    А Тамар, объята страстью,
    Ждет его во тьме ночной.

    Не напрасны ожиданья...
    Ближе, ближе... вот и он!
    Миг блаженства! Миг свиданья!
    Сладких таинств райский сон!

    Тихо. Только воды плещут,
    Только, полны чистых чар,
    Звезды ропщут и трепещут
    За бесстыдную Тамар.

    И опять к пучинам Вана
    Кто-то с берега идет.
    И без лодки, средь тумана,
    Вдаль от острова плывет.

    И со страхом остается
    Над водой Тамар одна,
    Смотрит, слушает, как бьется
    Разъяренная волна.

    Завтра - снова ожиданья,
    Так же искрится маяк,
    же чудный миг свиданья,
    Те же ласки, тот же мрак.

    Но разведал враг жестокий
    Тайну любящих сердец:
    Был погашен свет далекий,
    Тьмой застигнут был пловец.

    Растоптали люди злые
    Ярко блещущий костер,
    Небеса молчат ночные,
    Тщетно света ищет взор.

    Не заискрится, как прежде,
    Маяка привет родной, -
    И в обманчивой надежде
    Бьется, бьется он с волной.

    Ветер шепчет непонятно,
    Над водой клубится пар, -
    И вздыхает еле внятно
    Слабый возглас: "Ах, Тамар!"

    Звуки плача, звуки смеха...
    Волны ластятся к скале,
    И, как гаснущее эхо,
    "Ах, Тамар!" звучит во мгле.

    На рассвете встали волны
    И примчали бледный труп,
    И застыл упрек безмолвный:
    "Ах, Тамар!" средь мертвых губ.

    С той поры минули годы,
    Остров полон прежних чар,
    Мрачно смотрит он на воды
    И зовется Ахтамар.
  4. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "БАРЕКЕНДАН"

    БАРЕКЕНДАН



    Жили когда-то муж с женой. И не очень-то были они по нраву один другому. Муж обзывал жену дурёхой, а та его - дурнем, так они всегда и ссорились.
    Как-то муж купил несколько пудов рису и масла, взвалил их на носильщика и приволок домой.
    Жена вышла из себя:
    - А ты ещё сердишься, когда тебя дурнем обзывают! Ну куда нам столько масла и рису! Поминки по отцу или свадьбу сына справляешь, что ли?
    - Да какие там поминки, какая свадьба! Что ты болтаешь, баба? Возьми и припрячь. Это для барекендана.
    Жена успокоилась, взяла и спрятала. Уже немало дней прошло, жена ждёт, ждёт, а Барекендана всё нет.
    И вот однажды сидит она у порога и видит: кто-то торопливо идёт по улице. Прикрывает она ладонью глаза от солнца и кричит:
    - Братец, а братец, а ну-ка, погоди!
    Прохожий останавливается.
    - Не ты ли Барекендан будешь, братец?
    Смекнул прохожий, что у женщины не все дома, и думает: "Дай-ка скажу, что я Барекендан и погляжу, что из этого выйдет".
    - Да, сестрица, я и есть Барекендан. Что скажешь?
    - А то скажу, что давно пора тебе забрать от нас рис да масло. Мы не нанимались хранить твоё добро. Надо и совесть знать!
    - Что же ты сердишься, сестричка-джан? За ними-то я и пришёл: искал ваш дом, да всё никак не мог найти.
    - Ну так иди и забирай!
    Прохожий входит в дом, забирает масло и рис. Поворачивается пятками к дому, лицом к своей деревне, и поминай как звали!
    Возвращается муж, жена ему и говорит:
    - Приходил этот Барекендан, я швырнула ему его добро - унёс!
    - Какой Барекендан? Какое добро?
    - Да вот масло и рис. Вижу, идёт - наш дом ищет. Позвала я его, пробрала как следует, взвалила ему мешок на плечи, он и унёс.
    - Ах, чтоб дом твой рухнул, глупая! Недаром я всегда говорю, что ты дурёха! В какую сторону он пошёл?
    - А вон туда.
    Вскочил муж на коня и помчался за Барекенданом.
    Барекендан обернулся и видит - догоняет его верховой. Смекнул, что это, должно быть, муж той женщины.
    Вот всадник догнал его:
    - Добрый день, братец!
    - Доброго здоровья!
    - Не прошёл ли по этой дороге кто-нибудь?
    - Прошёл.
    - А что он нёс за плечами?
    - Масло и рис.
    - Вот его-то мне и нужно! А давно ли он прошёл?
    - Да уж порядочно.
    - Если я поскачу за ним, успею догнать?
    - Где тебе! Ты верхом, а он пешком. Покуда твой конь будет переступать четырьмя ногами: раз-два-три-четыре, он на своих на двоих бегом: раз-два, раз-два, раз-два - и нет его!
    - А как же мне быть?
    - Как тебе быть? Хочешь, оставь у меня коня, а сам, как он, беги на своих на двоих - может быть, догонишь.
    - Да, это ты верно говоришь.
    Слезает муж с коня, оставляет его у прохожего, а сам пускается пешком в путь.
    Как только скрылся он из виду, Барекендан взвалил на коня свою ношу, свернул с дороги и ускакал.
    А муж идёт, идёт пешком, видит - не догнать.
    Поворачивает обратно, а уж ни прохожего, ни коня нет.
    Возвращается домой, и снова начинают они ссориться: муж - из-за масла и риса, а жена -- из-за коня. И до сих пор всё ещё ссорятся муж и жена. Он её обзывает дурёхой, а она его - дурнем. А Барекендан слушает да посмеивается.

    БАРЕКЕНДАН - масленица, карнавал
  5. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "БЕЗРУКАЯ ДЕВУШКА"

    БЕЗРУКАЯ ДЕВУШКА


    Давным-давно, очень много лет тому назад жили-были брат и сестра.
    Сестра была очень милой белокурой девушкой, с добрым сердцем. Была она как солнечный лучик, а звали её – Лусик, что по-армянски так и значит – луч света.
    Брат Лусик женился и привёл в дом жену. А жена, увидев, что все кругом восхищаются, уважают и любят Лусик, затаила к ней лютую злобу. Поселилась в её сердце чёрная зависть. Начала она распускать всякие слухи, небылицы и грязные сплетни о Лусик, каждый день доводя её этим до слёз.
    Брат Лусик как мог, поддерживал свою сестру. Никогда он не возвращался домой с пустыми руками: то принесёт Лусик цветы, то купит ей новое платье, то ещё какой-нибудь подарок.
    И Лусик становилось хорошо на душе. Она вновь становилась весёлой и счастливой девушкой-красавицей, и все вокруг восхищались ей, уважали и любили её. А невестка в такие моменты просто изнывала от зависти и злобы.
    И задумала она избавиться от Лусик. Однажды, когда её муж ушёл на работу, она перевернула вверх дном всю мебель в доме, перебила всю посуду и кухонную утварь, которую только можно было разбить. А сама встала у входной двери, скрестила руки на груди и стала ждать возвращения мужа домой.
    Увидев, что он идёт, она в отчаянии заломила руки и начала кричать:
    - Горе, горе нам! Всё, что было у нас, – всё твоя любимая сестрёнка вверх дном перевернула, всю посуду перебила!
    - Не плачь так горько, жёнушка дорогая. Все эти вещи мы сможем купить. Подумаешь – тарелка разбилась. Мы другую возьмём. Но если мы разобьём сердце Лусик, то другого нам не сыскать.
    Жена поняла, что её злобный план провалился. Тогда, на другой день, когда муж ушёл на работу, она взяла его любимого коня и отвела на дальние луга. Там она коня и бросила. А сама вернулась домой, встала в дверях, скрестив руки на груди, и стана дожидаться возвращения мужа.
    - Горе, горе нам! Твоя ненаглядная сестричка взяла пасти любимого коня твоего и потеряла его на дальних лугах. Она же просто хочет развалить наш с тобой дом!
    - Это не беда – отвечает муж. – Это всего лишь конь. Если он пропал, то я еще больше буду работать, заработаю денег и куплю другого. А разве можно купить другую сестру?
    Когда злая сестра поняла, что и этот её план не сработал, она пришла в неописуемую ярость. Злость переполнила её и она пошла на ужасное преступление. В одну из ночей она убила своего собственного ребёнка, спавшего в колыбели, а окровавленный нож спрятала среди вещей Лусик. Затем она принялась рвать на себе волосы и выть:
    - О. горе мне! Моё дитя, моё невинное дитя ненаглядное!..
    Брат и сестра проснулись и увидели, что ребёнок убит в колыбели. Сердца их едва не разорвались от горя. Но кто же мог совершить такой чудовищный поступок?
    - Кто это сделал? – орала жена. - Никого не было в доме. Давайте поищем кругом, может, мы найдём орудие преступления и догадаемся, кто убийца!
    Все согласились и начали поиски. Наконец, в вещах, принадлежащих Лусик, обнаружили окровавленный нож. Это было невероятно, но это было именно так!
    - А-а! Это всё твоя ненаглядная сестра! – закричала злая жена, обливаясь слезами.
    Она рвала на себе волосы, раздирала ногтями лицо до крови и выла сквозь слёзы не своим голосом:
    - О, моё дитя, кровиночка моя! О, единственное моё дитя!…
    Утром страшная новость облетела все окрестности. Люди были возмущены и оскорблены столь гнусным преступлением. Возбуждённые, они требовали наказания для убийцы. Мать погибшего ребёнка рыдала и взывала к правосудию. Несчастную, невинную Лусик заключили в тюрьму.
    Когда состоялся суд, то приговор, вынесенный судьёй, выл таков: отрубить Лусик обе руки.
    Спустя некоторое время после приведения приговора в исполнение, после того, как зарубцевались раны, Лусик отвезли в дальний лес. Там её и оставили.
    Стала Лусик бродить по лесной чаще, скитаясь между огромными деревьями. Продираясь через кусты и буреломы, она изодрала всю свою одежду в клочья. Комары нещадно кусали Лусик, лесные пчёлы больно жалили, – у неё ведь теперь не было рук, чтобы отогнать их. Наконец, Лусик нашла себе убежище в полом стволе большого дерева.
    А случилось так, что как раз в этих местах охотился царский сын. Его охотничьи собаки окружили дерево, внутри которого пряталась Лусик, и подняли лай. Царевич и его свита подумали, что собаки обложили какого-то дикого зверя. Они стали отдавать им команды, чтобы выгнать его наружу.
    - Не натравливайте собак на меня, мой повелитель, - закричала девушка. – Я человек, а не зверь.
    - Если ты человек, тогда выходи, - сказал царевич.
    - Я не могу, я совсем голая, мне стыдно.
    Царевич спрыгнул с коня, скинул с себя плащ и дал его одному из своих слуг, чтобы тот отнёс его к дереву.
    Одев плащ, Лусик вышла из своего убежища. Она была так прекрасна, что любой мужчина позабыл бы всё на свете, увидев такую красоту. Царевич был очарован.
    - Кто ты, прекрасная дева и почему ты прячешься здесь, в полом стволе этого дерева?
    - Я самая обыкновенная девушка. Я осталась на белом свете совсем одна. А раньше у меня был дом. У меня был брат, но его жена прогнала меня.
    - Я не брошу тебя в такой беде, - сказал царевич.
    Он взял Лусик с собой, а родителям своим сказал, что очень любит её и попросил их приготовить всё для свадебной церемонии.
    - А если вы не благословите нас, - сказал он, - то я не отвечаю за себя, я совершу какое-нибудь безрассудство.
    - Сынок, - говорит ему царица. – На белом свете есть столько чудесных девушек, дочери князей, министров и послов. Они все и богаты и красивы. Почему же ты хочешь жениться на девушке, у которой нет ни рук, ни дома, ни одежды?
    - Да, ты права мама. Но ведь это та самая девушка, которую я буду любить всю свою жизнь.
    Царь и царица созвали мудрецов со всего царства и попросили их дать им совет: могут ли они позволить своему сыну жениться на этой безрукой девушке или нет? Мудрецы ответили, что любовь между мужчиной и женщиной рождается в их сердцах:
    - Нам кажется, что любовь вашего сына к этой девушке воспламенила божественным огнём их сердца. Значит, Богу угоден их союз.
    Услышав этот совет, царь и царица согласились с ним. Они благословили свадьбу своего сына и Лусик.
    Свадебный пир длился семь дней и семь ночей. Царевич и Лусик стали мужем и женой.
    Некоторое время спустя царевичу пришлось отправиться в дальние края. Во время его отсутствия у Лусик родился красивый мальчик с золотистыми волосами. Царь и царица были так рады, словно им подарили целый мир. Они написали радостное письмо и отдали его гонцу, чтобы тот отвёз письмо царевичу.
    Отправившись в путь, гонец вынужден был заночевать в том селе, где жили брат Лусик и его жена. Случилось так, что именно в их доме он остановился на ночлег. Разговорившись с хозяевами, он и рассказал им о том, с каким поручением едет к своему царевичу и о том, как познакомился царевич со своею женой. Злая невестка сразу же сообразила, о ком одёт речь.
    В полночь она встала с кровати, вытащила у гонца из кармана письмо и бросила его в огонь. А сама написала новое, которое и положила обратно в карман. В письме говорилось: «После того, как ты покинул дом, твоя жена родила чудище. Мы обесчещены перед всем народом и целым миром. Напиши нам, что делать?».
    Это письмо гонец и доставил царевичу. Когда тот его прочитал, то его будто молнией поразило. Он написал своим родителям: «Возможно такова моя судьба. Что Бог даёт мне, то и моё. Не говорите ничего плохого моей жене, не обижайте её. Ждите моего возвращения». Он отдал письмо гонцу и отослал его обратно.
    По пути ему опять пришлось сделать остановку в доме брата Лусик и его жены. Злая невестка и в этот раз в полночь прокралась к вещам гонца, вынула из кармана ответное письмо, прочла его и разорвала в клочья. Вместо него она положила своё письмо, в котором говорилось: «Кого бы ни родила моя жена, привяжите ребёнка к её груди и выставьте прочь. Когда я вернусь, не хочу её видеть в доме. Если вы не сделаете так, как я прошу вас, то быть беде».
    Когда царь и царица получили письмо, они заплакали. Им было очень жалко Лусик и своего внука, но они чувствовали, что должны поступить так, как просил их сын. Привязав ребёнка к материнской груди, плача, словно на похоронах, вывели они Лусик из дворца.
    Убитая горем мать стала скитаться со свои ребёнком. Она брела через леса и через пустоши и, наконец, забрела в бесплодную пустыню.
    Там она совсем выбилась из сил. Ей хотелось есть, её мучила жажда. Вдруг смотрит Лусик, а на её пути стоит колодец. Подошла она к нему, заглянула – вода совсем рядом. Но как только она наклонилась к ней, чтобы попить, её сын развязался и упал в колодец. Горько, горько закричала Лусик, как вдруг услышала, что кто-то за её спиной говорит:
    - Не бойся, деточка, не бойся, дорогая. Достань ребёнка из колодца, спаси его.
    Обернувшись, Лусик увидела старика с большой седой бородой до пояса.
    - Как же я спасу ребёночка, отец – зарыдала Лусик. – У меня же нет рук!
    - Ты вытащишь его оттуда! Ты сможешь сделать это. Есть! Есть у тебя руки. Доставай!
    Лусик нагнулась и – о, чудо! Своими руками достала ребёнка из колодца. Обернулась она, чтобы поблагодарить старика, а того как и не бывало.
    Царевич же, тем временем, вернулся домой и узнал всё о том, как обстояли дела на самом деле. Он отказался войти во дворец отца, а вместо этого бросился на поиски своей жены и своего сына. Всех, кто встречался ему на пути, царевич расспрашивал о них. Наконец, повстречался ему один путник:
    - Добрый день, - поприветствовал его царевич.
    - Пусть Господь хранит тебя, – ответил незнакомец.
    - Куда ты путь держишь?
    - Я ищу свою сестру.
    - А я ищу мою жену и нашего сына. Давай займёмся поисками вместе.
    Так они стали искать своих родных вдвоём. Странствовали они по разным странам и не год, и не два и не три. Но так и не нашли тех, кого искали. Даже на след их напасть не смогли: нет о них новостей ни плохих, ни хороших.
    Как-то остановились они в одном постоялом дворе. А было это в тех краях, где неподалёку стояло село брата Лусик. И пока царевич отдыхал в гостинице, его компаньон, – а это и был брат Лусик – сходил в село за своей женой. Они вернулись обратно с пожитками и поселились в гостинице, в надежде, что здесь, от проезжих постояльцев услышат какие-нибудь новости.
    Тем временем, в этой же гостинице остановилась одна бедно одетая женщина с маленьким мальчиком. Женщина эта знала много разных историй. Постояльцы, собираясь по вечерам, просили её рассказать что-нибудь, – так веселее бежало время. Вот царевич и говорит своему товарищу:
    - Давай поговорим с этой женщиной и её ребёнком. Может быть, что-нибудь и узнаем.
    Эта идея очень не понравилась жене спутника царевича. Она ворчала, что поселившиеся в гостинице мать и её ребёнок занимают слишком много места. Да и вообще, они очень ей мешают и пусть, мол, они отсюда убираются прочь.
    Тем не менее, царевич настоял на своём и они позвали женщину и её ребёнка.
    Войдя в комнату, она скромно присела у стены. Рядом с ней устроился её сынок. Царевич и говорит:
    - Не спится нам сегодня, сестрица. Может быть, ты знаешь какие-нибудь сказки или легенды. Если хочешь, то расскажи нам, а мы с удовольствием тебя послушаем.
    А женщина отвечает:
    - Я знаю сказки, но расскажу вам быль. Это произошло в наши дни и это очень поучительная история. Если вы не против, то приготовьтесь слушать.
    - Да, конечно, расскажи нам эту историю.
    И нищенка начала свой рассказ:
    - Как я уже сказала, эта история случилась в наши времена. Так вот, жили-были брат и сестра. Брат женился и привёл в дом жену, которая оказалась очень злой и завистливой женщиной.
    В этот момент лицо жены компаньона царевича передёрнулось. Она вскочила с места и воскликнула:
    - Ну и вздор!Что за дурацкая история?
    - Что это с тобой? Почему ты перебиваешь рассказ? – остановил свою жену брат Лусик.
    И обратившись далее к рассказчице, продолжал:
    - Прошу тебя, рассказывай дальше.
    Нищенка продолжала:
    - Сестра была девушкой доброй. Её все уважали и любили. А брат, приходя домой, каждый раз приносил сестре какой-нибудь подарок – букет цветов, фрукты или что-нибудь из обновки. Он всегда был очень добр к ней. Невеста же выходила из себя от зависти. Она начала строить козни, намереваясь извести бедняжку.
    - Что за гнусности ты тут нам рассказываешь? – опять перебила рассказчицу жена спутника царевича.
    - Да что это с тобой, в самом деле? Давай выслушаем эту историю до конца. А ты, сестрица, не обращай внимания, продолжай свой рассказ.
    Нищенка продолжала:
    - Злая невестка была очень изобретательна в своих злых делах. Так, однажды, она перевернула в доме вверх дном всю мебель, перебила посуду, а во всём этом обвинила сестру мужа. В другой раз она потеряла на дальних лугах лучшего коня, который был у её мужа. И опять таки обвинила во всём бедняжку. Когда же она поняла, что её злобные проделки не дают результатов, то пошла на преступление. Она убила своего собственного ребёнка, спавшего в колыбели. А окровавленный нож спрятала среди вещей девушки…
    - Закрой свой рот, наглая лгунья. Что это у тебя за быль такая? Кто поверит в сказки о том, что мать убила своего собственного ребёнка? – женщина сердито перебила рассказчицу в очередной раз.
    - Опять ты перебиваешь, – возмутился её муж. – Пусть рассказывает, мне очень хочется узнать, что было дальше.
    Нищенка продолжала свой рассказ:
    - Состоялся суд. Невинную девушку приговорили к отсечению рук. Беспомощную, её бросили в лесу далеко от родного дома. Убитая горем, страдая от боли, она скиталась по лесной чаще. Случилось так, что в тех местах охотился царский сын. Он встретил в лесу эту девушку и полюбил её с первого взгляда. Через некоторое время царевич женился на ней. Вскоре, по государственным делам ему пришлось уехать заграницу. А тем временем, жена его родила ребёнка – красивого мальчика с золотистыми волосами. Царь с царицей написали сыну письмо, в котором рассказывали ему об этой радости. Гонец, который должен был доставить письмо, по воле случая остановился на ночлег в доме брата безрукой девушки. Ночью, когда все спали, злая невестка подменила письмо. В этом поддельном письмо говорилось о том, что жена царского сына родила на свет уродливое чудовище…
    - Давай, закругляйся со своим рассказом. Довольно болтать всякие глупости. Я не только не желаю тебя больше слушать, я тебя уже видеть не могу!– злобно закричала жена брата Лусик.
    - Братец, попроси свою жену помолчать. Давай слушать дальше – история-то очень интересная – попросил царевич.
    Нищенка продолжала:
    - Царский сын, получив письмо, был убит горем. Он, в свою очередь, написал родителям письмо, в котором просил обязательно дождаться его возвращения домой и заботиться о жене и о ребёнке. Возвращаясь, гонец опять остановился в том самом доме. Злая невестка и в этот раз смогла подменить письмо. В поддельном письме она написала: «Кого бы ни родила моя жена, привяжите ребёнка к её груди и выставьте прочь. Когда я вернусь, не хочу её видеть в доме. Если вы не сделаете так, как я прошу вас, то быть беде». Когда родители царевича получили это письмо, они, как не любили свою сноху и внука, но сделали так, как им, якобы, написал сын. Они выпроводили из дома и мать и дитя.
    - Какого чёрта она здесь делает? Убирайся прочь! – заорала жена.
    - Довольно! – прикрикнули на неё оба – и муж, и царевич. – А ты, сестрица, продолжай., рассказывай, что было дальше. – обратились они к рассказчице.
    Нищенка возобновила свой рассказ:
    - Когда царевич вернулся домой, он узнал всю правду. И отправился он на поиски своей жены и своего сына. Во время этих поисков он повстречался с братом этой безрукой девушки, который разыскивал свою сестру. Они начали странствовать вместе, но так и не нашли тех, кого искали. В конце концов они остановились в большом придорожном постоялом дворе…
    - Ты лжешь! – заорала жена.
    А её муж и царский сын затаили дыхание, ожидая окончания истории.
    И нищенка завершила свой рассказ:
    - Голодная, в рубище, бедняжка скиталась по миру со своим золотоволосым сыном. Выбившись из сил, томимая жаждой, она подошла к двери большого придорожного постоялого двора. Здесь, в гостинице, её брат и её муж сжалились над ней. Они пригласили её к себе и попросили рассказать им какую-нибудь историю.
    Жена брата Лусик забилась в истерике.
    - Лусик, дорогая, это ты? – воскликнул царевич, его щёки пылали.
    - Лусик, малышка… - заплакал её брат.
    - Да, я Лусик. А вы мне брат и муж. А рядом со мной мой золотоволосый мальчик. А эта женщина – та самая злая невестка.
    И пришла такая радость, какую и описать-то нельзя. После долгих поисков они нашли друг друга.
    А злую невестку привязали к хвосту необъезженной кобылы и выгнали её в поле…
    Люди рассказывают, что когда в тех местах пролилась невинная кровь, – разрослись колючки да шиповники. Когда пролились горькие слёзы, - образовалось озеро. Если посмотреть на него внимательно, приглядеться, то в глубине его вод можно иной раз увидеть дитя, спящее в колыбели и нож, лежащий у подушки. Ещё рассказывают, что в тех местах есть монастырь, в котором, стоя на коленях, всё молится и молится одна женщина.
  6. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "БЕСХВОСТАЯ ЛИСА"

    БЕСХВОСТАЯ ЛИСА


    Было ли, не было - жила старуха. Подоила она свою козу, поставила кувшин на землю, а сама пошла за щепками и хворостом, чтобы огонь разжечь, молоко вскипятить.
    Приходит лиса, суёт нос в кувшин и начинает лакать молоко. Старуха набросилась на неё, хвать мотыгой - и отрубила ей хвост.
    Бесхвостая лиса отбежала, взобралась на камень и стала упрашивать:
    - Бабушка, бабушка, отдай мне хвост! Прилажу я его и побегу своих подруг догонять. Не хочу, чтобы говорили: "Где ты пропадала, бесхвостая лиса?"
    Старуха ей в ответ:
    - А ты ступай, принеси мне молока.
    Лиса идёт к корове:
    - Коровушка, коровушка, дай мне молока! Отнесу молоко старухе - старуха отдаст мне хвост. Прилажу я его и побегу своих подруг догонять. Не хочу, чтобы говорили: "Где ты пропадала, бесхвостая лиса?"
    Корова ей в ответ:
    - А ты ступай, принеси мне травки.
    Лиса идёт к полю:
    - Полюшко, полюшко, дай мне травы: отнесу траву корове - корова даст мне молока, отнесу молоко старухе - старуха отдаст мне хвост. Прилажу я его и побегу своих подруг догонять. Не хочу, чтобы говорили: "Где ты пропадала, бесхвостая лиса?"
    Поле ей в ответ:
    - А ты поди, принеси мне воды.
    Лиса идёт к роднику:
    - Родничок, родничок, дай мне воды! Отнесу воду полю - поле даст мне травы, отнесу траву корове - корова даст молока, отнесу молоко старухе - старуха отдаст мне хвост. Прилажу я его и побегу своих подруг догонять. Не хочу, чтобы говорили: "Где ты пропадал
    Родник ей в ответ:
    - А ты ступай, принеси мне кувшин.
    Лиса идёт к девушке:
    - Девушка, девушка, дай мне свой кувшин! Отнесу я кувшин роднику - родник даст мне воды, отнесу воду полю - поле даст мне травы, отнесу траву корове - корова даст мне молока, отнесу молоко старухе - старуха отдаст мне хвост. Прилажу я его и побегу своих п
    Девушка ей в ответ:
    - А ты ступай, принеси мне бусы.
    Лиса идёт к разносчику:
    - Разносчик, разносчик, дай мне бусы! Отнесу бусы девушке - девушка даст мне кувшин, отнесу кувшин роднику - родник даст мне воды, отнесу воду полю - поле даст мне травы, отнесу траву корове - корова даст мне молока, отнесу молоко старухе - старуха отдаст
    Разносчик ей в ответ:
    - А ты ступай, принеси мне яичко.
    Лиса идёт к курице:
    - Курочка, курочка, дай мне яичко! Отнесу яичко разносчику - разносчик даст мне бусы, отнесу бусы девушке - девушка даст мне кувшин, отнесу кувшин роднику - родник даст мне воды, отнесу воду полю - поле даст мне травы, отнесу траву корове - корова даст мн
    Курица ей в ответ:
    - А ты ступай, принеси мне зёрнышек.
    Лиса идёт к молотильщику:
    - Молотильщик, молотильщик, дай мне зёрнышек! Отнесу зёрнышки курице - курица даст мне яичко, отнесу яичко разносчику - разносчик даст мне бусы, отнесу бусы девушке - девушка даст мне кувшин, отнесу кувшин роднику - родник даст воды, отнесу воду полю - по
    Молотильщик сжалился над лисой, дал ей горсточку зёрнышек. Лиса отнесла зёрнышки курице - курица дала яичко, отнесла яичко разносчику - разносчик дал бусы, отнесла бусы девушке - девушка дала кувшин, отнесла кувшин роднику - родник дал воды, отнесла воду полю - поле дало травы, отнесла траву корове - корова дала молока, отнесла молоко старухе - старуха отдала ей хвост. Приладила лиса хвост и побежала, своих подруг догнала.
  7. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "ВИШАП, СЫН ЦАРЯ ЧИНМАЧИНА"

    ВИШАП, СЫН ЦАРЯ ЧИНМАЧИНА


    Давным-давно жил-был один царь. У этого царя было трое сыновей: один умный, другой ещё умнее, а третий самый умный. Однажды царь сказал сыновьям:
    — Пора вас женить. Младший сын ответил за всех:
    — Хорошо, только постарайся, отец, чтобы все три девушки были из одного дома.
    — Ладно, — говорит царь, — надо будет поискать. У многих родителей есть по три дочери, но я для вас должен выбрать самых достойных.
    — Это твоё дело, отец, — отвечает младший сын, — выбирай!
    Призвал царь визиря.
    — Многие лета здравствовать тебе, царь, — сказал визирь. — Что прикажешь?
    — Решил я женить своих сыновей, — говорит царь. — Нужно найти трёх невест из одного дома. Собирайся, пойдём найдём трёх девушек, посватаем за моих сыновей.
    — Многие лета здравствовать тебе, царь. Пойдём, поищем.
    Сели они на коней, пустились в путь. Сколько ни искали, в какие дома ни заходили, не могли найти девушек по своему вкусу.
    Царь говорит:
    — Послушай, визирь, много мы городов объехали. Давай ещё поедем в Багдад, поищем. Если и там не найдём, то вернёмся домой.
    Поехали они в Багдад, ходили, искали, кружили по городу, опять не нашли невест для царских сыновей.
    — Визирь, — говорит царь, — раз уж мы здесь, пойдём к багдадскому царю, засвидетельствуем ему своё почтение и двинемся в обратный путь.
    Пошли они в гости к багдадскому царю. Он устроил для них пир, а на этом пиру три девушки подносили гостям угощение.
    Багдадский царь спрашивает путников:
    — Зачем пожаловали в наши края, за делом или для своего удовольствия?
    Отвечает ему царь:
    — Решил я своих сыновей женить на трёх девушках из одного дома, А кто эти красавицы, что подносили нам угощение?
    — Это мои дочери.
    — Какая удача! — говорит царь. — Они мне все нравятся. Отдай их замуж за моих сыновей.
    — Считай, что я приношу их тебе в дар, — ответил повелитель Багдада,
    — Благодарю тебя, — поклонился приезжий царь, — позови своих дочерей. Я надену им на пальцы по золотому кольцу.
    Вошли три девушки: и была старшая из них прекрасна, средняя ещё прекраснее, а младшая самая прекрасная. Их отец, повелитель Багдада, поздравил с помолвкой и снова устроил прекрасный пир.
    Наутро приезжий царь поблагодарил хозяина и сказал:
    — Сейчас я поеду домой, а через месяц вернусь с сыновьями, сыграем свадьбу.
    Отправился царь назад в свою страну. Все три сына выехали ему навстречу.
    — Свет очам вашим, — говорит царь. — Всех троих я обручил с дочерьми повелителя Багдада. — Я попросил месяц сроку, чтобы подготовиться к свадьбе.
    Заказал царь три роскошных девичьих наряда и три наряда для юношей. Через месяц всё было готово.
    — Визирь, — говорит царь, — возьмём с собой моих сыновей, пятьсот всадников и поедем в Багдад, привезём моих невесток, сыграем свадьбу. Младший сын возразил ему:
    — Если мы все уедем, кто же останется в нашем дворце? Могут напасть враги в наше отсутствие. Вы поезжайте, а я останусь дома. Мою невесту вы привезёте с собой.
    — Верно ты говоришь, — согласился царь. Младший сын на прощание сказал отцу и братьям:
    — Как будете возвращаться из Багдада и доедете до родника под красным холмом, не сходите с коней, не пейте там воды и не разбивайте лагерь. Там вас будет подстерегать опасность.
    — Хорошо, — обещали они, — будем помнить.
    Рано утром все, кроме младшего сына, двинулись в путь. С музыкой, с зурной и доолом въехали в город Багдад, прибыли на царский двор и спешились.
    Повелитель Багдада принял их как подобает: с почестями, радушно. Привели девушек, нарядили их в новые платья. Двое старших сыновей подошли к своим невестам, взяли их за руки и пошли с ними в сад, а младшая сестра осталась одна и вся залилась слезами. Разгневался повелитель Багдада и говорит царю:
    — Раз у тебя только двое сыновей, для чего ты сватал троих девушек?
    — Клянусь тебе своей головой и твоей головой клянусь, что у меня три сына, — отвечал царь. — Третий остался во дворце, чтобы враги не застали нас врасплох. Твою третью дочь возьму я с собой и свадьбу с моим сыном сыграем у нас.
    Старших сыновей женили, устроили пир на славу, а наутро стали собираться в обратный путь. Повелитель Багдада говорит царю:
    — Пусть твоя свита едет, а ты ещё посиди со мной, выпьем по чашечке кофе, ты их потом догонишь.
    Царь согласился. А царская свита и сыновья с молодыми жёнами тем временем доехали до красного холма. Визирь говорит:
    — Что-то наш царь запаздывает. Давайте разобьём шатры и подождём его здесь.
    Разбили шатры, стали готовить пищу. Наконец подъехал царь. Говорит им:
    — Собирайтесь сейчас же, уедем отсюда. А визирь возражает ему:
    — Уже темно, куда мы сейчас двинемся? Вот рассветёт, и поедем.
    — Визирь, — говорит царь, — ты разве не слышал, как младший сын предупреждал нас, что это опасное место?
    — Чего ты боишься? — засмеялся визирь. — С нами пятьсот всадников, целое войско, и мы же ещё должны бояться?
    — Действительно, — говорит царь, — наверно, ты прав, останемся.
    А когда рассвело и царь проснулся в своём шатре, он увидел, что его лагерь со всех сторон окружил огромный вишап.
    — Пропусти! — закричали вишапу все пятьсот всадников сразу.
    Но вишап рассмеялся так, словно гром загремел,
    — Ха, ха, ха! Да я захочу, хвостом шевельну — и от вас следа не останется.
    Сам царь стал просить вишапа:
    — Пропусти ты нас, нам надо спешить во дворец.
    — Пропущу, — говорит вишап, — но только обещай, что отдашь мне своего младшего сына.
    — Ничего не поделаешь, — говорит царь. — Надо же отсюда выбираться. Обещаю.
    — Проходите, — говорит вишап. — Только невесту младшего сына я оставляю в залог. Отпущу её, когда царевич приедет.
    Поскакали гонцы во дворец. Говорят младшему царевичу:
    — Свет очам твоим. Царь возвращается!
    Взял младший сын сто всадников, поскакал навстречу царю. Увидал царь своего сына и горько зарыдал.
    — Многие лета здравствовать тебе, царь, — Говорит сын. — Что же плачешь в такой радостный день?
    — Потому плачу, — говорит царь, — что совета твоего не послушался, сделал привал у красного холма, а ночью нас окружил грозный вишап. Он хотел нас уничтожить и не отпускал до тех пор, пока я не обещал ему тебя, сын мой. Он оставил у себя твою невесту как заложницу. Теперь ты знаешь, почему я плачу.
    — И напрасно плачешь, — говорит младший царевич. — Вот если я умру, тогда поплачешь, а пока не всё потеряно. Буду собираться в путь.
    — Не ходи, — стал умолять его царь. — Не уходи, останься. Уж что должно случиться, того не миновать...
    — Нет, нет, — отвечает сын. — Стыдно нам будет перед повелителем Багдада, если мы оставим его дочь на съедение вишапу. Прощайте все!
    С этими словами младший царевич сел на коня и отправился в путь. Доехал он до вишапа. Вишап говорит:
    — Добро пожаловать. Невесту твою я сберёг невредимой. Если послужишь мне верой и правдой, отдам я тебе твою невесту, увезёшь её от меня и женишься.
    — Приказывай, я к твоим услугам, — отвечает царевич.
    — Сядь мне на голову, — говорит вишап. — Схватись крепко за уши и не отпускай. И ничего не бойся. Мы с тобой полетим в небо.
    Поднял вишап царевича выше седьмого неба и говорит:
    — Смотри направо. Царевич посмотрел.
    — Что видишь там?
    — Город вижу.
    — Это столица царя Чинмачина, — говорит вишап. — А дворец видишь?
    — Вижу.
    — А огромную чинару перед дворцом?
    — Тоже вижу.
    — А теперь вглядись и скажи мне: видишь ли ты на ветках девушку? Смотри внимательно.
    Сначала, царевич ничего не мог разглядеть, а потом пригляделся и увидел девушку.
    — Вижу, вижу, — говорит. — Она одета в красное платье и сидит почти у самой вершины.
    Вишап спустил юношу на землю и говорит:
    — Пойди и добудь мне эту девушку. Тогда отдам тебе твою невесту.
    Дал ему вишап скатерть,
    — Вот это, — говорит, — тебе на дорогу. Как проголодаешься, разверни скатерть, найдёшь в ней всё, что пожелаешь.
    Взял царевич скатерть и пошёл. Долго ли шёл, коротко ли, про то ему лучше знать, дошёл до дремучего леса. А из лесу выскочили на дорогу два огромных дэва и преградили ему путь.
    — Стой, — говорят, — очень мы голодны, хоть тобой закусим!
    — Не трогайте меня, — говорит юноша. — Я накормлю вас. Что бы вы хотели съесть?
    — Семь буйволов хватило бы нам, —говорят дэвы. Царевич расстелил скатерть и сказал:
    — Скатерть, дай мне семь буйволов!
    И тут же ровно семь буйволов сошли со скатерти на траву.
    Накинулись на них дэвы, всё съели, все косточки обглодали и спрашивают юношу:
    — Куда ты путь держишь?
    — Иду, — говорит, — в столицу Чинмачина.
    — Что ж, — говорят дэвы, — ты нас накормил, мы тебе за это добром отплатим.
    Один дэв посадил его себе на спину и мигом донёс до границ своего дэвского царства.
    — Вот, — говорит, — тебе на прощание мой волос. Если худо тебе придётся, сожги его.
    Поблагодарил царевич дэва и пошёл дальше. Идёт он идёт и видит: движется ему навстречу несметное войско, Это конные муравьи возвращаются с войны против обезьян. Окружили муравьи царевича и повели его к муравьиному царю. Царь поглядел на него и говорит:
    — Мне он не нужен, заберите его и съешьте. Вам как раз хватит.
    — Многие лета здравствовать тебе, царь, — говорит царевич. — Разреши накормить твоих подданных чем повкуснее, а меня пусть они не трогают.
    — Разрешаю, — говорит царь.
    — Что вы любите есть? — спрашивает юноша у конных муравьев.
    — Пшеницу, ячмень и просо.
    — А сколько вам нужно?
    — Сто мешков насытили бы нас вполне.
    Постелил царевич скатерть, и тут же оказалось на ней сто мешков зерна. Наелись муравьи досыта. А царь муравьев достал нитку и протянул её царевичу,
    — Накормил ты моих подданных досыта. Я тебе за это добром отплачу. Как придётся тебе туго, обмотай нитку вокруг пальца, мы тогда придём тебе на помощь.
    Пошёл царевич дальше. Шёл, шёл и видит: идёт навстречу войско. Ни конца ему нет, ни краю. Подошёл поближе, увидел, что это обезьяны, которые дрались с конными муравьями. Окружили его обезьяны и повели к своему царю.
    — Многие лета здравствовать тебе, царь, — обращается он к царю. — Вели своим подданным отпустить меня, а я их досыта накормлю. Чем накормить вас? — спросил он у обезьян.
    — Мы едим миндаль, бананы и грецкие орехи.
    — А сколько съедите?
    — Мы съедим шестьдесят мешков.
    Расстелил юноша скатерть и попросил у неё шестьдесят мешков грецких орехов, бананов и миндалю.
    Наелись обезьяны, а обезьяний царь протянул юноше два кольца и говорит:
    — Накормил ты моих подданных досыта, я тебе за это добром отплачу. Одно кольцо надень на правую руку, одно — на левую. Одну руку опустишь в воду — вода замёрзнет. Другую опустишь — лёд растает.
    Двинулся юноша дальше. И наконец дошёл до города Чинмачина. А город этот был окружён глубоким рвом, а моста через этот ров не было. Опустил он в воду левую руку — вода замёрзла. Перешёл он через ров. Коснулся кольцом с правой руки льда во рву — лёд растаял. В городе встретил царевич старушку. Расспросил у неё, какой в городе царь и хорошо ли живётся людям в Чинмачине.
    — Живётся неплохо, — отвечает старушка. — Только вот беда: пропал у царя сын. И ещё одна беда: тому, кто ни посватается за царскую дочь, предлагает он испытание, а если тот его испытаний не выдержит, царь рубит ему голову.
    — Что ж, — говорит юноша, — теперь настала моя очередь. Пойду сватать царскую дочь.
    — Не ходи, сыночек — говорит старушка. — Лишишься ты головы, жалко мне тебя.
    — Нет, пойду, — говорит царевич. — Если позволишь, я у тебя переночую, а с утра разбуди меня пораньше и проводи во дворец.
    Пошёл он с утра во дворец, подошёл к стражникам и говорит:
    — Пустите меня, у меня дело к вашему царю. Пошли слуги, доложили царю.
    — Так и так,—говорят.— Пришёл какой-то юноша, хочет с тобой говорить.
    — Введите!— приказывает царь.
    Вошёл юноша в царские покои. Семь раз поклонился, на восьмой руку к сердцу приложил.
    — Что скажешь? — говорит царь,
    — Скажу, что пришёл сватать твою дочь, — отвечает царевич,
    — Уходи той же дорогой, что и пришёл, — говорит царь.— Жалко мне тебя. Ведь если не пройдёшь мои испытания, голову тебе отрублю.
    — Согласен, — говорит юноша.
    Тут чинмачинский царь созывает своих назир-визирей и говорит:
    — Расставьте серебряные подносы под этой чинарой, а на золотой поднос поставьте стакан воды. Если парень влезет на чинару, не пролив ни капли, отдам ему дочь. Если хоть каплю прольёт, отрублю ему голову.
    Юноша подошёл к дереву, опустил кольцо в воду и полез на чинару. Поднялся на самую вершину и сел на ветку. А потом стал спускаться, и по дороге оттаивать воду вторым кольцом.
    — Ну, — говорит Царь, — сегодня тебе повезло. Завтра снова придёшь.
    Пошёл царевич ночевать к старушке, а она его жалеет: — Ослепнуть бы моим глазам и не видеть, что над тобой творят. Ложись отдыхай.
    Наутро опять отправился царевич во дворец. Царь заставил его целый день простоять у ворот, а к вечеру приказал наполнить маслом два тридцатипудовых чана и велел ему съесть их до утра. Съел юноша крошечный кусочек масла и уже наелся.
    «Эх, — думает, — отрубят мне завтра голову».
    И вдруг вспомнил про дэвов. Поднёс он волосок к огню — и дэвы тут же вошли в его комнату.
    — Что случилось? — спрашивают.
    — Видите чаны с маслом? Я позвал вас, чтобы угостить,
    Дэвы говорят:
    — Мы уже сорок лет масла не пробовали.
    Опустили они морды в чаны и всё съели, даже стенки облизали.
    На рассвете царь встал и позвал своих назир-визирей:
    — Приведите парня, отрубим ему голову. Столько масла и тысячу человек не съедят.
    Вошли назир-визири в комнату к царевичу, а он спит. Разбудили они его и привели к царю.
    — Ну что скажешь? — говорит царь.
    — Я съел всё масло, — отвечает царевич.
    Царь послал слуг, те стали проверять — искать, везде шарить, но ничего не нашли. Пришли к царю и говорят:
    — Он и вправду всё съел.
    Тут прислужницы сообщили царевне, что один парень за неё сватается и уже два испытания прошёл.
    — Что же, — говорит царь. — Пока ещё не всё. Сейчас поди отдохни, а вечером приходи во дворец.
    Пошёл царевич к старушке, отдохнул у неё, а вечером опять явился к чинмачинскому царю. Царь зовёт своих назир-визирей и говорит:
    — Отмерьте десять мер ячменя, десять мер пшена и столько же проса. Смешайте всё и велите парню к утру по сортам разобрать.
    Начал юноша крупу разбирать и видит, что ему до утра и с одной горсточкой не справиться. И вдруг вспомнил он про муравьев. Намотал он нитку на палец — и тут же вся его комната наполнилась муравьями. Говорит им юноша:
    — Я вас попрошу пшено, просо и ячмень на три кучи разделить, всё по сортам. Только пока не ешьте, я вас после накормлю.
    И вот собрались муравьи, и было их столько, что, если их выстроить по одному, последний окажется на вершине Масиса. Разобрали они всё зерно, а потом царевич разостлал перед ними скатерть и досыта их накормил. На рассвете проснулся царь, стал созывать своих назир-визирей.
    — Приведите, — говорит, — парня, отрублю ему голову. Пришёл царевич, а чинмачинский царь велит ему голову рубить.
    — За что же? — говорит юноша. — Я всё как надо сделал. Пошли, проверили, всё зерно перемерили. Видят: работа и вправду выполнена. Царь говорит:
    — Иди, на следующее утро опять придёшь. Сообщили прислужницы обо всём этом царевне.
    — Интересно, где этот парень живёт? — спрашивает царевна.
    Говорят ей:
    — У одной старушки.
    Царевна дала целую горсть золота своей служанке и говорит:
    — Чтобы лишнего слова не слетело с твоих губ. Пусть старушка оденет парня в девичий наряд и вечером приведёт ко мне.
    Вечером старушка нарядила юношу в женскую одежду и привела во дворец. Стражник не хотел ей открывать ворота.
    Старушка говорит:
    — Я привела свою дочь на обучение к царской дочери.
    — Ну ладно, раз так, веди.
    Отвела старушка юношу к царевне, поклонилась ей и говорит:
    — Чему можешь научить мою дочь, сейчас учи, а на ночь ей нельзя здесь остаться.
    Царевна отослала служанок и, когда они остались одни, обратилась к царевичу:
    — Ты хорошо прошёл все испытания, но завтра тебе предложат новые. Слушай внимательно и запоминай. Завтра мой отец приведёт сорок девушек, одетых в чёрные платья, посадит их на чёрных коней, накинет им на голову чёрную вуаль, построит их в ряд и спросит тебя, которая из них его дочь. Отсчитай девятнадцать от начала, а двадцатая буду я. Смотри не запутайся.
    На рассвете царевич приходит к царю. Зовёт царь назир-визирей и говорит:
    — Идите привезите сорок девушек. Оденьте их в чёрные платья. Посадите на сорок чёрных коней. Накиньте им на головы чёрные вуали. — А царевичу говорит: — А ну-ка, которая тут моя дочь?
    Царевич считает до девятнадцати, подходит к двадцатой девушке, берёт коня под уздцы и говорит: — Вот твоя дочь.
    — Что же, верно, — говорит царь. — Иди домой, утром снова придёшь.
    Царевич ушёл, но тут же вернулся, переодевшись в женский наряд.
    Царевна опять отослала слуг и учит его:
    — Слушай, юноша. Завтра мы сядем на красных коней, оденемся в красные платья, покроем головы красной вуалью. Я встану последней. Подойдёшь к моему коню и возьмёшь его за уздечку.
    Утром снова идёт царевич во дворец. Царь приказывает своим назир-визирям:
    — Приведите сорок девушек, посадите на красных коней и постройте их в ряд.
    Спрашивает чинмачинский царь у царевича:
    — Которая тут моя дочь?
    Царевич подошёл к последнему коню и взял его за уздечку.
    — На этом коне твоя дочь, — говорит.
    — И сегодня тебе повезло, — говорит царь. — Иди домой, придёшь завтра утром.
    Опять приходит юноша к царевне в девичьем наряде. Царевна говорит ему:
    — Завтра сядем на белых коней, оденемся в белое платье, головы покроем белой вуалью. Я встану первой. Подойдёшь, возьмёшь коня моего за узду, подведёшь к царю.
    Рано утром пошёл юноша во дворец. Выходит царь и приказывает:
    — Идите приведите сорок девушек, оденьте их в белый наряд, посадите их на белых коней, покройте головы белой вуалью и постройте в ряд.
    Спрашивает царь юношу:
    — Которая моя дочь? Найди и приведи её.
    Подошёл юноша к первой всаднице, взял белого коня за уздечку, подвёл к царю и говорит:
    — Многие лета здравствовать тебе, царь. Уже шесть дней ты меня терзаешь. Вот тебе твоя дочь. Отдашь ты её мне наконец?
    Царь приказал всем всадницам сойти с коней и всех пригласил в царские покои.
    — Кто ты такой? — спросил он у юноши, —До сих пор через мои испытания никто не сумел пройти. Отвечает ему юноша с поклоном:
    — Я царский сын, приехал сюда сватать твою дочь. А что все твои испытания я прошёл, так это просто мне повезло.
    Говорит ему чинмачинский царь:
    — Не хотелось мне её замуж отдавать. Мой сын пропал. Как же я с единственной дочерью расстанусь? Женись на ней и оставайся здесь.
    — Нет, — отвечает юноша. — Снаряди нас в дорогу, а свадьбу мы сыграем у моего отца.
    — Ничего не поделаешь, — отвечает царь.
    На прощание чинмачинский царь говорит ему:
    — Послушай, юноша, что я скажу тебе. Пропал мой двадцатипятилетний сын. Ты такой мудрый. Может быть, ты сына моего найдёшь. Если вернёшь мне сына, отдам я тебе половину своего царства. А теперь счастливого вам пути.
    Доехал юноша с царевной до страны обезьян. Обезьяны отвели его к своему царю. Обезьяний царь говорит:
    Добро пожаловать. Накорми нас, потом мы тебя проводим.
    Расстелил юноша скатерть, досыта накормил обезьян. А они проводили его короткой дорогой до страны конных муравьев.
    —Добро пожаловать, — сказал им муравьиный царь. — Накорми нас, а потом мы тебя проводим.
    И перед муравьями расстелил юноша скатерть и накормил их досыта. И муравьи проводили его короткой дорогой до страны дэвов. Дэвы подходят к юноше и говорят:
    — Накорми нас, и доброго тебе пути.
    Наелись дэвы и быстро перенесли юношу с царевной к дому вишапа.
    Вишап его спрашивает: - Ты почему так долго?
    — Не легко было пройти все испытания, — отвечает царевич.
    — Оставь эту девушку у меня, — говорит вишап.— А сам сходи в сад за своей невестой. — Вишап говорит девушке: — Скорей обмотай свои волосы вокруг моей шеи.
    Испугалась девушка, отшатнулась от него, а он так ласково её просит, умоляет. Она обмотала волосы вокруг его шеи. И в ту же секунду вишап вскрикнул, шкура на нём разорвалась, и он превратился в прекрасного двадцатипятилетнего юношу. Дочь чинмачинского царя увидела, что это её брат.
    В этот момент царевич возвратился из сада со своей невестой. Увидев незнакомого юношу, он тут же выхватил саблю, а чинмачинский царевич говорит ему:
    — Подожди, не убивай меня, сначала выслушай. Эта царевна — моя сестра. Только одна она могла разрушить колдовство. Многих я посылал за ней, и только ты один сумел её привезти.
    И такая тут настала радость, будто им целый мир подарили. Все четверо сели на коней, поехали в царский дворец и сыграли свадьбу царевича с его невестой.
    Через некоторое время царевич говорит:
    — Я должен отвезти сына и дочь чинмачинского царя к их отцу.
    А вперёд скачут гонцы.
    — Свет очам твоим! — говорят они чинмачинскому царю. Твои сын и дочь вернулись.
    Чинмачинский царь созывает всех придворных, всех слуг, весь народ, задаёт невиданный пир. С неба упало три яблока: одно — тому, кто рассказывал; другое — тому, кто слушал; а третье — тому, кто на ус намотал.



    ВИШАП - Дракон
  8. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "ВОЛШЕБНАЯ РОЗА"

    ВОЛШЕБНАЯ РОЗА


    В давние времена жил-был царь. При дворце у него был розовый сад. В саду рос куст волшебной розы. Как ни старался царь, как ни охраняли царские садовники эту розу, никак не могли уберечь ее. Только начинала она распускаться, как нападал на нее губительный червь. И так из года в год повторялось одно и то же. Царь никак не мог дождаться своей волшебной розы.
    Как-то пришел к царю юноша садовник и сказал:
    — Найми меня, я уберегу твою розу от червя. Как только она распустится, сорву ее, принесу тебе.
    — Юноша, — говорит царь, — сколько у меня садовников перебывало, ни один не уберег ее, где уж тебе справиться?
    — Справлюсь, а если нет — вели казнить.
    — Ладно, как знаешь, коли сумеешь, постереги.
    Наступила весна, новый садовник взял лук и стрелу, забрался под куст и стал сторожить розу. Стережет он день, два дня, три дня, неделю. Наконец роза начала распускаться, но тут садовника потянуло ко сну... Тем временем выполз червь, накинулся на розу, сожрал ее и уполз.
    Проснулся садовник, видит — нет розы на кусте. Пошел к царю и говорит:
    — Целую неделю день и ночь я сторожил розовый куст, а когда роза стала распускаться, я задремал... Открываю глаза, а червь уже успел сожрать розу. На этот раз помилуй, в будущем году я расправлюсь с червем.
    — Ничего, — сказал царь, — это червю даром не пройдет...
    Прошел год.
    Настала весна, царский садовник снова пошел сторожить куст. Едва роза начала распускаться, снова червь ползет к розе; только хотел садовник пустить в него стрелу, вдруг откуда ни возьмись, прилетел соловей, клюнул червя и улетел. Роза осталась цела.
    Обрадовался садовник, сорвал розу и понес ее царю.
    — Государь, — говорит он, — я принес тебе розу. И нынче червь хотел сожрать розу, но откуда ни возьмись, прилетел соловей, клюнул червя и улетел.
    — Ничего, — говорит царь, — и соловью это даром не пройдет.
    Прошел еще год.
    Весной опять садовник отправляется сторожить розовый куст; день и ночь сидит под ним. Только начала распускаться роза, снова ползет червь, хочет сожрать цветок, снова откуда ни возьмись, прилетел прошлогодний соловей, хотел клюнуть червя, но в этот миг из-под кустов выскочил дракон и разом проглотил соловья с червем. Опять роза осталась цела. Обрадовался садовник, сорвал розу и понес ее царю.
    — Государь, — говорит он, — теперь, как и в прошлом году, приполз червь, хотел сожрать розу; откуда ни возьмись прилетел соловей и только хотел кликнуть червя, как из-под кустов выскочил дракон, набросился на соловья и на червя и обоих проглотил. Вот тебе роза — цела и невредима.
    — Ничего, — говорит царь, — и дракону это даром не пройдет.
    Прошел еще год.
    Наступила весна, снова садовник отправился сторожить розу. Пришло время ей цвести. Опять появился червь и пополз к розе; откуда ни возьмись, прилетел соловей и только хотел клюнуть червя, как из-под кустов выскочил дракон и проглотил и соловья и червя. Садовник натянул тетиву и пустил стрелу в дракона, дракон завертелся, истек кровью и околел.
    Садовник сорвал розу и понес царю.
    — Государь, — сказал он, — опять появился червь, хотел сожрать розу, прилетел соловей, хотел клюнуть червя, дракон выскочил из-под кустов, набросился на соловья и на червяка и обоих разом поглотил. Я, как увидел это, натянул тетиву и уложил дракона на месте.
    — Ну и хорошо, — сказал царь, — только и тебе это даром не пройдет.
    Удивился садовник и думает: что за загадка, почему царь все время так говорит?
    Думает садовник, думает — ни до чего додуматься не может. А спросить у царя боится: что, если царь рассердится? Решил садовник подождать, посмотреть, что будет дальше.
    В розовом саду у царя был мраморный бассейн, где иногда купались царь и царица. Однажды садовник взобрался на дерево, росшее рядом с бассейном, хотел обрезать засохшие сучья. Вдруг видит: царица со своими служанками подошла к бассейну купаться. Садовник оробел и остался на дереве. «Подожду, — думает, — искупается царица, уйдет, тогда и слезу». Разделась царица, вошла в бассейн, искупалась, вышла, стала одеваться, взглянула вверх и увидала садовника. Не проронила она ни слова, пошла во дворец и все рассказала царю.
    — Знаешь ли, пошла я к бассейну купаться, искупалась, оделась и уже хотела идти, как вдруг увидала на дереве садовника, Знать, он заранее взобрался на дерево, хотел подсмотреть меня.
    Как услыхал царь про то, разъярился, точно лев. Тут же крикнул:
    — Палача, палача, палача!
    Явились палачи, поклонились царю.
    — Государь, что прикажешь? — спрашивают они.
    — Сейчас же приведите садовника и отрубите ему голову!
    Палачи привели садовника. Садовник понял, что его ожидает.
    — Государь, дозволь сказать два слова, а потом делай со мной, что хочешь.
    — Ладно, говори.
    — Помнишь, когда ты нанял меня в первый год, я пришел к тебе и рассказал, как червь сожрал розу, ты мне сказал: «Ничего, это ему даром не пройдет». Я и на другой год пошел сторожить розу. Пришел к тебе и сказал: «Прилетел соловей и клюнул червяка». Ты и тогда мне ответил: «Ничего, и ему это даром не пройдет». На третий год, когда я пришел к тебе и сказал, что из-под кустов выскочил дракон и проглотил соловья и червя, ты опять говоришь: «Ничего, и ему это даром не пройдет». На четвертый я пришел и сказал тебе: «Я убил дракона». А ты мне: «Ничего, и тебе это даром не пройдет». И вправду мне это даром не прошло, сбылись твои слова, коли ты захотел ни за что ни про что мою голову снять. Нынче я говорю тебе: и царю это даром не пройдет. Услыхал царь мудрый ответ садовника и помиловал его.
  9. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "ВОРОБЕЙ"

    ВОРОБЕЙ


    Жил да был один воробей. И была у этого воробья в лапке заноза. Он летал туда и сюда, перелетал с места на место, наконец, высмотрел одну старушку. А старушка та собирала дрова для печи, – хотела развести огонь и испечь свежий хлеб.
    - Бабушка, бабушка! – позвал её воробей. – Вынь занозу из моей лапки, а потом занимайся своими делами. Я хоть смогу поклевать спокойно что-нибудь, а то так и с голоду умереть можно.
    Старушка вынула занозу из воробьиной лапки, а потом вернулась к своим делам.
    Воробей же, тем временем, попрыгал-попрыгал вокруг, а потом вернулся к старушке и стал требовать свою занозу обратно.
    - Я бросила её в печной огонь, – ответила старушка.
    Воробей начал требовать:
    - Или отдавай обратно мне мою занозу, или я заберу твой хлеб.
    Отдала старушка воробью свой хлеб, тот и улетел прочь.
    Летел-летел воробей дальше и повстречался ему пастух, который обедал одним молоком, без хлеба.
    - Пастух, а, пастух! – позвал его воробей. – Что это у тебя на обед одно молоко, а хлеба нет? Вот, возьми мой. Покроши его в молоко и ешь себе на здоровье. А я хоть спокойно поклюю что-нибудь, а то так и с голоду умереть можно.
    Воробей попрыгал-попрыгал вокруг, а потом вернулся к пастуху и стал требовать свой хлеб обратно.
    - Я уже съел его, - ответил пастух.
    - Ну, раз так, то отдавай мне взамен хлеба ягнёнка!
    Пастух отдал ягнёнка воробью, тот и улетел.
    Летел-летел воробей дальше и повстречались ему люди, собравшиеся праздновать свадьбу. Вот только мяса на столах у них совсем не было.
    - Не беспокойтесь, - говорит им воробей. – Берите моего ягнёнка, зарежьте его и приготовьте что-нибудь вкусное для праздника. А я пойду, поклюю немного, а то так и с голоду умереть можно.
    Попрыгал-попрыгал воробей туда-сюда, а затем вернулся и стал требовать ягнёнка обратно.
    - Так мы его уже съели, - ответили люди. – Как же мы его тебе вернём?
    - Или возвращайте моего ягнёнка, - прикрикнул на них воробей, - или я забираю вашу невесту.
    Схватил он невесту и улетел прочь.
    Летел-летел воробей, смотрит: идёт по дороге менестрель, - бродячий музыкант, народный любимец.
    - Менестрель, а, менестрель, - позвал его воробей. – Возьми себе невесту, а я хоть пойду, поклюю что-нибудь, а то так с голоду умереть можно.
    Попрыгал-попрыгал воробей туда-сюда, а затем вернулся и стал требовать невесту обратно.
    - А невеста ушла домой, к своему возлюбленному, - ответил менестрель.
    - Или возвращай невесту, или отдавай свой саз, - потребовал воробей.
    Менестрель отдал воробью саз. Тот повесил его себе на плечо и улетел. Выбрал воробей местечко поудобнее, да по пригляднее, уселся там на ветке дерева, достал саз и давай играть и напевать:


    Чарк-чварк! Чирк-чвырк!
    Я обменял занозу на хлеб,
    А хлеб я поменял на ягнёнка.
    Ягнёнка я отдал за невесту,
    А невесту уступил за саз.
    У меня теперь есть саз,
    А я теперь – сладкоголосый менестрель!
    Чарк-чварк! Чирк-Чвырк!
  10. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "ГИБЕЛЬ ХУДОЖНИКА"

    ГИБЕЛЬ ХУДОЖНИКА


    В одном из селений древней Армении жил странный художник по имени Мануг. Иногда красивого человека писал он уродом, а случалось, немощного изображал богатырём. Многие его не любили. И мстили, как могли: то детей его обидят, то овцу прирежут. А овца для бедняка, что для богатого – отара…
    Мануг работал ожесточённо и много. Но никто не хотел покупать его картины. Чем больше он работал, тем больше беднел. Любой гончар или кузнец жил лучше художника. Мануг стал думать, что людям нужнее горшки.
    С недоумением спрашивала жена художника:
    - За что Господь наказал меня? У других мужья, как мужья: сеют, пашут, жнут. А этот только и знает, что малевать…
    Раздумья и одиночество гнали художника в горы. Однажды на скалах Мануг встретил гончара.
    - Добрый свет, брат Ованес. Чего подскочил? И ты боишься?
    - Ты не зверь какой, чего тебя бояться?
    - Все меня избегают. Решил, что и ты…
    - Люди не любят тех, кто не работает.
    - Ованес, Ованес, да возвысится твой дом! Я тружусь день и ночь. Тружусь, как вол. А ты мне говоришь такие слова…
    - Это не работа. Прямых ты кривишь, кривых выпрямляешь. Рисовал бы, как все.
    - Как все – это проще. Труднее быть самим собой. Но не будем ссориться, брат Ованес. Ведь и ты лепишь горшки не такие, как у всех. Потому что ты художник.
    - Но мои горшки берут, а твои картины – нет. Значит, не туда идёшь.
    - Ованес, ведь я тебя не учу, как лучше лепить горшки. Хотя мог бы. А вот художников почему-то поучают все.
    - Учить меня? Гончара – гончарному делу?! – возмутился тот.
    - А зачем ты поднялся в горы? – улыбнулся Мануг. – Глину искал? Её у тебя во дворе целая гора. Твои горшки – всегда нарасхват. Нет, ты пришёл глянуть на травы. В каждом листке ищешь незнакомое и говоришь себе: «Уже было». Я видел многое, созданное тобой.
    - Скажи, - почему-то прошептал гончар.
    - Потому что не туда идёшь. Горы отдали тебе всё – и большего не требуй. Иди к людям. К внуку своему. Присмотрись. Малыш, пуская пузыри, борется с пелёнками, опутавшими его: стремление к свободе развивается с детства. У ребёнка большая голова и тонкие ног
    Создашь ты его, порадуешься и снова загрустишь. Тогда на празднестве, где люди поют, смеются, танцуют, тебя удивит, сколько в селении стройных девушек. А среди них одна, со стыдливо-гордым взглядом, гибкой шеей, чёрными косами до пят – та, которую ты всю жизнь искал. И родится у тебя тонкостанный кувшин. Не кувшин – молодость. Звонкий, сам поёт. Создашь его, и не будет счастливее тебя человека.
    Все устают, Ованес, от всего устают. И ты забудешь, как бывал счастлив, найдя новый узор, оттенок, изгиб… Начнешь по-новому искать ещё не созданный кувшин, искать смысл своей жизни. Остановишься, когда найдешь, перед седобородым дедом. С головой, ушедшей в плечи. Мозолистыми руками. Натруженными ногами, будто вросшими в землю. Ногами, прошедшими не одну сотню вёрст. Спина старика согнулась под тяжестью лет. В глазах глубина небес и величие гор. Сила старости – в мудрости. А там, где мудрость, крика не может быть: не спешит старик раздать накопленное случайным людям. Увидишь его, и будто молния тебя озарит – как соединить глубину небес с величием гор через согнутую спину, натруженные узловатые руки-ноги, сжатую мудрость губ, чтобы через него – одного – передать трудолюбивый народ… Вот когда создашь ты большой кувшин. Не кувшин – итог своей жизни.
    Ованесу тут же захотелось одарить художника. Но он не знал, как и чем. Поспешно сказал:
    - В селении думают о тебе, как о сумасшедшем. Но ты – ясновидец! Разгадываешь мысли и людей видишь насквозь. Сразу нашёл то, что я годами искал. Одного не соображу: почему не рисуешь иконы?
    - Ованес! Бога надо искать, найти, понять! И не выдумать – увидеть хочу, чтобы спросить, почему в мире так много зла.
    - Тогда рисовал бы богачей, как они хотят. Зачем коверкаешь их? Так и моришь голодом и жену Майрам, и своих детей, Мануг.
    - Ованес джан, зря о детях сказал. А жена – что жена? Им всегда всего мало. Дар даётся немногим. Немногим, но для всех. Смею ли я продать, что не только моё? Даже ради детей. Вырастут – поймут.
    - Не сердись, Мануг джан, не для обиды спросил. Лучше посмотри на наши горы. Видишь, сколько камней? Мечта моей жизни – разбогатеть, закупить во всех селениях арбы и на них привезти землю из долин – прикрыть выступы. Бог свидетель, эти камни – кости наших
    Вздрогнул художник. Впился глазами в доброе лицо Ованеса, словно видел впервые, рывком обнял его, резко повернулся и побежал в свой старый дом. А скоро жена художника увидела картину: с чудовищем сражался богатырь. И был он лицом похож на гончара.
    Майрам поспешила насмешить соседей. Соседи – своих соседей. Вскоре чуть ли не всё селение хохотало до слёз. Почти каждый встречный теперь кричал гончару:
    - Ва! Храбрый Ованес! Долгих лет, спаситель! Спеши взять меч-молнию, враг на нас идёт!..
    Маленький, тщедушный, хромой Ованес, опустив голову, сгорал от стыда. Нигде не мог он укрыться от насмешников. Проклинал:
    - Будь чёрным день встречи в горах, Мануг! Чтобы высох твой род! Чтобы погасло твоё солнце! За что, бессердечный, посмеялся над стариком? За что сделал посмешищем.
    Смех людей не смутил Мануга. Он раздумывал: «Они смеются не надо мной. Просто отвыкли от правды. Сами себя не видят, не знают, не понимают. А долг художника – помочь им подняться. Пусть я живу хуже башмачника: разве не знаю, как стать богатым? Но для этого надо кривить душой. Обман же обману рознь. От обмана купца – сотни обедневших. От лжи художника – целые поколения. Пусть простят мне мои дети. Вырастут – поймут…»
    Размышления прервал стук. Неслыханно! В низкую дверь вошёл князь в сопровождении слуг.
    - Добрый день, Мануг! Добрый день, варбед! Покажи, покажи, что творишь с людьми. Говорят, ты мастер смеяться над ними?
    - Да будет, князь, к добру твой приход. Я пишу сородичей, какими их вижу. А им кажется, что они лучше или хуже. Из-за этого и обиды. Даже добрейший Ованес проклинает меня…
    Князь начал рассматривать картины. С одного полотна на него дерзко смотрел крестьянин. «В глазах моих крестьян – покорность. Они согнуты нуждой. И чем беднее, тем покорней. Зачем дерзкие?»
    Нахмурился князь, но сдержал себя. Остановился перед другой картиной: на лань охотились турок, византиец и перс. От раненой лани тянулся кровавый след, похожий на очертания Армении. Князь поспешно отвернулся. И здесь увидел портрет юноши, известного своим уродством. Юноша жил подаянием, но никогда не радовался, не благодарил и не крестился, если даже подавали щедро. На портрете одухотворённо смотрел на луч солнца, который надвое рассёк мрачную тучу.
    Осмотрев ещё несколько картин, князь вновь подошёл к портрету юноши. Возвышенный образ захватил его.
    - Если и меня напишешь не хуже, награда будет достойной.
    Пронзительно взглянул художник в красивое лицо князя. И вздрогнул: чуть ли не все пороки прочёл на красивом лице властелина. Твёрдо ответил:
    - Нет! Таким я не могу тебя написать!
    - Что, и мне для этого надо стать горбатым? – усмехнулся князь.
    - Горб юноши – муки и надежда народа. И ты, князь, горбат. Но твой горб – пороки и злодеяния.
    Расхохотался князь.
    - Нет! Таким я не могу тебя написать! – повторил художник, переведя взгляд на портрет.
    - Мануг, ты беден, потому что упрям. А ведь твои дети не хуже других, - и к ногам художника упал тугой кошелёк.
    - Кто несёт правду, не бывает богат. Возьми кошелёк, князь, я неважный льстец, - ещё не досказал он, как ворвалась жена – Майрам.
    Она схватила кошелёк, прижала к иссохшим грудям и с ненавистью посмотрела на мужа:
    - Нет, ты будешь рисовать! В селении нет человека, кому мы не должны. Ради детей прошу, не ради себя. Уступи хоть раз! А не уступишь – не надо! Я сейчас же раздам долги, а ты с князем рассчитывайся сам… - и раздражённо хлопнула дверью.
    С омерзением писал князя Мануг. Падала палитра. Ломались кисти. Терпеливо сидел перед ним князь. Почтительными тенями в стороне стояли слуги.
    Когда все кисти были переломаны, князь послал слугу за новыми. С другими кистями, не имевшими прошлого, дело пошло не так скованно. Покорными псами лизали они все краски подряд.
    Через несколько новолуний князь забрал портрет. После этого посыпались заказы именитых…
    Мельничными жерновами закрутились дни, недели, годы, увеличивая доходы и седины художника. И странно: чем меньше работал Мануг, тем больше богател. Заморские мастера выстроили ему дворец. В его конюшне стояли скакуны лучших пород. Жена Мануга тонула в шелках. Дочери блистали драгоценностями. Сыновья небрежно швыряли золотыми. А самого Мануга знатные наперебой приглашали в гости. Молча ездил он на всякие торжества. Молча ел и пил. Не успевал встать из-за одного стола, как его усаживали за другой. И вновь вино, тосты, весёлая музыка, звучавшая для художника погребальным плачем. Никто не догадывался, что Мануг перестал видеть людей такими, какие они есть. Теперь их видел такими, какими они хотели выглядеть. Легкие кисти тянула вниз тяжесть кошельков. Лестью затуманились когда-то пронзительные глаза. Сальными стали руки от жирных шашлыков. С ненавистью смотрел Мануг на жену, толкнувшую его на этот путь. Невзлюбил и детей, которых богатство растило ленивыми и чванливыми. Они сорили деньгами, пахнувшими унижением отца.
    А вскоре на людей обрушился мор. Болезнь свирепой тучей носилась по селениям: кто был силён – ослаб, кто был слаб – погиб. Люди вспомнили Бога и поспешили в храмы. Начали резать скот во имя всемогущего. А тщедушный Ованес не заболел. Не слегли ещё несколько чабанов. Задумался гончар: почему бы? Догадавшись, собрал всех, кто ещё мог ходить. Привёл на горные луга, где искал для своих кувшинов новые формы. Сказал измученным людям старик:
    - Если небо бессильно, сами спасём себя. Чабаны здесь пасли овец – не слегли. Я рвал эти травы – не заболел. Целебны они! Давайте соберём травы. Будем поить соком слабых и больных. Поднявшиеся на ноги пусть спасают других.
    Долго боролись за жизнь. Страшный недуг наконец отступил. Исцелился народ и прославил Ованеса. Песню о нём сложил ашуг. Тут вспомнили о картине Мануга: сражается с чудовищем богатырь, и лицом он похож на хромого гончара. Священники признали в нём святого. Картину повесили в церкви, на видном месте. Она стала иконой. И толпа, до этого хохотавшая над ней, теперь со слезами молилась на неё.
    С тех пор, как семью Мануга спасли крестьяне, в просторном дворце стало тесно ему. Однажды ночью он не выдержал. Вышел из покоев и направился в горы. Но горы его встретили враждебно: неистово хлестал дождь, яростно упирался ветер, сбивая с ног. Мануг скользил к пропасти. Падал, и пачкались дорогие одежды. Поднимался он – ветер гнул, сгибал, швырял на камни. Мануг с горечью думал, вытирая кровь: «Я купил земные блага, отдав взамен свой волшебный дар. Отдал и обессилел. В бедности силу я черпал в горах, а теперь и горы обессиливают меня…»
    Не преодолев подъёма в суровых горах, Мануг к рассвету вернулся назад. Крестьяне уже запрягали быков. Озябшие дети помогали им.
    «А мои ещё спят – устали от танцев и пиров. И долго ещё будут спать… Да и я усыплён. Разве раньше мог бы пройти мимо крика нищеты!» – И вдруг за спиной услышал голос гончара:
    - Никого теперь не видит Мануг. У него сейчас позолоченные глаза!..
    Сжался Мануг от оскорбления – знал: заслуженного – и побежал в старый дом. Выбил заколоченную дверь. Схватил поломанные кисти, когда-то верой и правдой служившие ему. Прижал к груди. И сказал он кистям, как погибшим воинам:
    - С тех пор, как я вам изменил, души обездоленных стали недоступны мне. Я куплен богатством, которое уродует моих детей, похитило мой дар. Теперь я не хуже других обманываю народ. Но обманывать можно и без позолоченных глаз. Так пусть же ослепнет уводящий Упал Мануг на палитру с засохшими красками. Палитра покрылась кровью – последней краской художника.
  11. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "ГЛУПЕЦ"

    ГЛУПЕЦ


    Жил когда-то бедняк. Как ни трудился он, как ни бился - всё никак не мог выбиться из нужды.
    И вот дошёл он до отчаяния и решил: "Пойду-ка я разыскивать Бога. Разыщу и узнаю, долго ли мне маяться. Да тут же и выпрошу чего-нибудь для себя".
    По дороге повстречался он с волком.
    - Добрый путь, братец-человек! Куда ты идёшь? - спросил волк.
    - Иду к Богу, - ответил бедняк, - горе своё хочу ему поведать.
    - Как доберёшься до бога, скажи ему: есть, мол, на свете один голодный волк, день-деньской рыщет он по горам и долинам, а пропитания, найти не может. Спроси: долго ли тому волку голодать? И ещё скажи: если ты сотворил его, так и кормить должен.
    - Ладно, - молвил бедняк и продолжал путь.
    Много ли, мало ли он прошёл - встретил красавицу-девушку.
    - Куда идёшь, братец? - спросила девушка.
    - К Богу иду.
    - Как увидишь бога, - взмолилась красавица, - скажи ему: есть одна девушка - молодая здоровая, богатая, а ни радости, ни счастья не знает. Как ей быть?
    - Скажу, - пообещал бедняк и пошёл своей дорогой.
    Встретилось ему дерево. Хоть оно и стояло у самой реки, но совсем засохло.
    - Куда ты идёшь, эй, путник? - спросил дерево.
    - К Богу иду.
    - Тогда погоди, передай Богу и мои слова. Скажи ему: слыхано ли такое дело - расту я у самой речки, а круглый год стою сухим! Когда же я зазеленею?
    Выслушал бедняк жалобу дерева и продол жал свой путь.
    Шёл он, шёл, пока не дошёл до Бога.
    Видит - восседает Бог в образе седовласого старца под высокой горой, прислонясь к утёсу.
    - Добрый день! - молвил бедняк, став перед Богом.
    - Добро пожаловать, - ответил Бог. - Чего тебе надо?
    - Хочется мне, чтобы ты ко всем людям относился одинаково - не давал бы одному всё, другому ничего. Вот я - сколько ни бьюсь, сколько ни тружусь, а всё из нищеты не выбьюсь, многие же вдвое меньше меня работают, а живут в достатке и покое.
    - Ладно, ступай, скоро разбогатеешь. Я пошлю тебе счастье. Живи и наслаждайся.
    - У меня к тебе ещё дело, господи, - сказал бедняк и поведал Богу о жалобах голодного волка, красивой девушки и засохшего дерева.
    Бог дал ответы на все вопросы. Бедняк поблагодарил его и ушёл.
    На обратном пути подошёл он к засохшему дереву.
    - Что сказал про меня Бог? - спрашивает засохшее дерево.
    - Сказал, что под тобою зарыто золото. Покуда его не откопают и не дадут твоим корням простор, тебе не зазеленеть.
    - Так куда же ты уходишь? Выкопай золото, оно нам обоим пойдёт впрок: ты разбогатеешь, а я зазеленею.
    - Нет, некогда мне, я тороплюсь. Бог даровал мне счастье, я должен поскорее найти его и наслаждаться, - ответил бедняк и ушёл.
    Идёт он, а красавица-девушка дорогу ему преградила:
    - Какую весточку для меня несёшь?
    - Бог сказал: Ты должна найти себе хорошего мужа. Тогда тоска отступится от тебя и заживёшь Ты в радости и счастье.
    - Ну, если так, то будь ты моим дорогим мужем.
    - Вот ещё! Некогда мне. Бог обещал мне счастье, надо найти его поскорее и наслаждаться, - сказал бедняк и зашагал дальше.
    На дороге поджидал его голодный волк.
    Только завидел он бедняка - кинулся к нему:
    - Ну, что сказал тебе Бог?
    - Братец ты мой, после тебя встретил я ещё красавицу-девушку и засохшее дерево. Девушка хотела знать, отчего её жизнь так безрадостна, а дерево - почему оно весной и летом не может зазеленеть. Рассказал я Богу, а он и говорит: "Девушка пусть найдёт себе д
    - А про меня что сказал Бог? - спросил голодный волк.
    - А про тебя он сказал, что ты будешь рыскать голодным до тех пор, пока не найдёшь глупца. Как сожрёшь его, так и насытишься. - Глупее тебя мне никого не сыскать, - промолвил волк и съел глупца.
  12. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "ГОВОРЯЩАЯ РЫБКА"

    ГОВОРЯЩАЯ РЫБКА


    Было ли, не было - жил один бедняк. Пошёл этот бедняк к рыбаку и нанялся в работники. За день он зарабатывал по несколько рыб, приносил их домой - на это они с женой и жили.
    Однажды рыбак поймал красивую рыбку, велел работнику её беречь, а сам опять полез в воду. Сидит работник на берегу, смотрит на красивую рыбку и думает: "Господи боже, ведь рыба - тоже живое существо! Ведь есть же у неё, как и у нас, родители, друзья, смекает же она что-нибудь, чувствует и радость и горе..."
    Не успел подумать это, как рыбка заговорила человеческим голосом:
    - Послушай, братец-человек! Играла я с подругами в волнах реки, от радости забылась и попала в рыбачьи сети. Теперь, наверно, родители ищут меня, плачут, а подружки опечалились. И сама я, видишь, как мучаюсь - задыхаюсь без воды. Хочется мне опять в реку,
    Тихо, еле слышно говорила рыбка, с трудом раскрывала пересохший рот.
    Работнику стало жаль рыбку, взял он да и бросил её в реку.
    - Плыви, красавица-рыбка! Пускай не плачут больше твои родители. Пускай не печалятся твои подружки. Плавай, живи, радуйся вместе с ними!
    Увидел это рыбак, крепко рассердился на своего работника:
    - Ну и дурак же ты! Я в воде мокну, рыбу ловлю, а ты её - в воду! Проваливай и не попадайся больше мне на глаза! Ты мне не работник! Хоть издохни с голоду!
    Отнял он у работника мешок и прогнал его.
    - Куда же мне теперь идти? Что делать? Как жить?
    И, озабоченный, с пустыми руками, побрёл бедняк домой.
    Бредёт он грустный домой, а навстречу ему - Чудовище в человеческом образе, идёт и гонит красивую корову.
    - Добрый день, братец! Что ты такой грустный? О чём задумался? - спрашивает Чудовище.
    Бедняк рассказал ему про свою беду: остался он без дела, без хлеба и не знает теперь, как им быть с женой.
    - Послушай, дружок, - говорит Чудовище, - эту корову я отдам тебе на три года. Каждый день она будет давать столько молока, что ты и твоя жена по горло будете сыты. Но как только минет три года, я в эту самую ночь приду к вам и буду задавать вопросы. Ответите - оставлю корову вам, не сумеете ответить - обоих возьму, уведу и сделаю с вами что захочу. Согласен?
    Всё равно помирать нам с голоду, - подумал бедняк, - так лучше возьму корову. Прокормит она нас три года, а там Бог милостив - может, пошлёт счастья и ответим на вопросы.
    - Согласен! - говорит.
    Взял он корову, повёл её домой.
    Три года корова досыта кормила бедняка и его жену, и не заметили они, как пробежало время. Но вот наступил условленный срок: ночью Чудовище должно было явиться к ним.
    В сумерках муж и жена сидят грустные у порога и думают, как им ответить на вопросы Чудовища. Да и кто знает, что у них спросит Чудовище?
    - Вот что значит связаться с Чудовищем! - вздыхают и каются муж и жена.
    Но что было - то было, другого выхода нет. А страшная ночь уже надвигается.
    Неожиданно подходит к ним незнакомый прекрасный юноша и говорит:
    - Добрый вечер!Я странник. Не приютите ли вы меня на ночь?
    - Почему не приютить, братец-странник! Гость богом послан. Только в эту ночь останавливаться у нас опасно. Взяли мы у Чудовища корову с уговором три года кормиться её молоком. Чудовище поставило условие: через три года оно явится и задаст нам вопросы. Сумеем ответить - корова наша, нет - сами станем его пленниками. Сегодня срок кончился, ночью оно придёт, а мы и не знаем, как ему отвечать будем. Что бы Чудовище с нами ни сделало, поделом нам. А вот как бы ты не пострадал!
    - Не беда! Что будет с вами, то и со мной, - отвечает странник.
    Согласились с ним хозяева. Гость остался. В полночь раздался сильный стук в дверь.
    - Кто там?
    - Чудовище! Явился я, отвечайте на вопросы!
    Где уж тут отвечать! От ужаса и у жены отнялся язык и у мужа. Так оба и застыли на месте.
    - Не бойтесь, я буду отвечать за вас! - говорит юноша-гость и бросается к двери.
    - Я здесь, - слышится за дверью голос Чудовища.
    - Я тоже здесь, - отвечает ему гость.
    - Ты откуда?
    - С того берега моря.
    - На чём приехал?
    - Оседлал хромого комара, сел верхом и приехал!
    - Значит, море было маленькое?
    - Какое там маленькое! Орлу не перелететь его.
    - Значит, орёл - птенец?
    - Какой там птенец! Тень от его крыльев покрывает город!
    - Значит, город очень маленький?
    - Какой там маленький!Зайцу Не перебежать его.
    - Значит, заяц крошечный?
    - Какой там крошечный! Из его шкуры можно выкроить тулуп, шапку да пару рукавиц в придачу.
    - Значит, носить их будет карлик?
    - Какой там карлик! Посади ему на колено петуха – «кукареку» не услышит.
    - Значит, он глухой?
    - Какой там глухой! Он слышит, как олень в горах траву щиплет.
    Растерялось Чудовище: чует оно, что там, за дверью, есть какая-то мудрая сила - смелая и непобедимая. Не знает Чудовище, что ещё сказать, тихо отступает и исчезает в ночной тьме.
    Муж и жена избавились от напасти, радуются, ликуют.
    Вскоре занялась заря. Юноша-гость начинает прощаться.
    - Нет-нет, не пустим! - загородили ему дорогу муж и жена. - Ты спас нам жизнь - скажи, чем отблагодарить тебя?
    - Не за что благодарить, мне идти надо.
    - Ну, хоть имя своё назови. Если не сумеем отблагодарить - так будем знать, кого благословлять.
    - Сотвори добро и хоть в воду его кинь - оно не пропадёт. Я та самая говорящая рыбка, которую ты пощадил, - ответил незнакомец и исчез. А муж и жена остались в радостном изумлении.
  13. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "ГОЛУБИНЫЙ СКИТ"

    ГОЛУБИНЫЙ СКИТ

    Ленк-Тимур пришел — изувер, палач;
    С ним — огонь и меч, с ним — туга и плач;
    Не узлом сдавил нас удав-дракон —
    Наше племя враг полонил в полон.
    На прибрежье, где дышит мглой Севан,
    У озерных струй он разбил свой стан —
    Там, где, к богу сил воскрылясь душой,
    Сторожит наш край монастырь святой.
    В те поры в скиту — опекун армян —
    Преподобный жил схимонах Ован,
    День и ночь молясь за родной народ,
    За крещеный люд, за неверный род.
    Как прознал Ован из затворных стен
    Злых татар набег, христианский плен,
    Осерчал зело, затужил вельми,
    Что владеет так сатана людьми,
    Не скончал молитв седовласый мних,
    Хвать за жезл — и вон из ворот святых.
    Бормоча идет куда путь ведет.
    В забытьи — на гладь бирюзовых вод:
    Заплескал Севан, но седой росой
    Доплеснуть не смел до ступни босой,
    Как увидел то басурманский князь.
    Хилым былием задрожал, склонясь,
    Завопил, завыл с высоты крутой:
    «Не гневись, вернись, человек святой!
    С миром в дом вернись!» — Так взмолился хан;
    Повернул стопы в монастырь Ован.
    Чуть на брег сухой оперся жезлом,
    Бьет угоднику супостат челом:
    «Ты бери с меня, что велишь старик,
    Золоту казну, аль на власть ярлык!»
    «Не купить меня ярлыком, казной,
    Отпусти, отдай мне народ родной!
    Пусть, куда хотят, без помех идут,
    Песню вольную жития поют!
    Аль в поднебесьи уж простора нет
    Птицам божиим? Али тесен свет?»
    Лиходей в ответ: «Столько душ отдам,
    Сколько душ войдет в монастырский храм,
    Ну, ступай, старик, да не помни зла!»
    И велел тотчас с одного крыла
    Заходить толпе полоненной в скит:
    Столько вольным быть, скольких храм вместит.
    Стража грозная от застав ушла;
    Потянулся люд, что река текла,
    За святым вослед чрез одно крыло:
    За сто тысяч их в малый скит вошло, —
    Не наполнился и один притвор.
    Удивляется басурманский вор
    Диву дивному, сторожам кричит,
    Новых пленников отпускать велит.
    Тучей люд валит, в церковь вваливает, —
    За тьму темь число переваливает:
    Все не полон скит, все гостей зовет;
    А людской поток плывет, да плывет.
    Уж и в третий раз Ленк-Тимур кричит,
    Остальной полон распускать велит.
    Идут задние, и — за рядом ряд —
    Все прошли во храм. Одичалый взгляд
    Водит лютый враг до окружных гор:
    Пленных нет, как нет. И все пуст собор,
    Ужаснулся хан: «Это явь иль бред?
    Обыскать весь скит! Разыскать их след!»
    Входят бирючи во святой притон:
    Там Ован один; на коленях он, —
    Очи ввысь вперил, — словно в землю врос;
    Борода влажна от обильных слез.
    Сколько в малый скит ни вошло армян,
    Обернул их всех в голубей Ован, —
    Умолил на то благодать с небес, —
    И в родимый дол, и в родимый лес
    Выпускал он птиц на живой простор:
    Все в приют ушли неприступных гор.
    Упорхнули все — и сполох утих,
    И стоит, один, на молитве мних.
  14. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "ГРАНАТОВОЕ ЗЁРНЫШКО"

    ГРАНАТОВОЕ ЗЁРНЫШКО



    Некогда жил да был один царь. Был у этого царя сын — единственный его наследник. Купил ему царь за большие деньги огненный меч.
    Царевич целыми днями ничего не делал, только разъезжал по горам да лесам, охотился да пировал с товарищами.
    Как-то раз затеяли городские парни волчки пускать. Стал с ними и царевич запускать свой волчок, а волчок его сорвался, подскочил и разбил кувшин у бедной старушки, которая шла мимо и несла в кувшине воду.
    Разозлилась на него старушка, потому что теперь ей стало не в чем носить воду, и говорит:
    — Будь ты проклят, бездельник, пусть поразит твоё сердце любовь к красавице по имени Гранатовое Зёрнышко.
    Как только она это проговорила, почувствовал царевич, что должен он увидеть красавицу Гранатовое Зёрнышко. Взял он свой огненный меч, сел на коня, захватил с собой на всякий случай хурджин золота и отправился в путь.
    Изъездил он все леса и горы, но никак не мог её найти. Сел он на траву, чтобы перекусить и отдохнуть немного, вдруг видит: подошла к нему лань, поглядела на него и убежала. Поскакал он за ней вслед. На семь гор взобрался, с семи гор спустился, семь ущелий пересек, всё гнался за ней.
    Вдруг видит: стоит посреди леса маленькая хижина; добежала лань до этой хижины и юркнула внутрь.
    Доскакал царевич до этой хижины, но ни дверей, ни окон не увидел. Размахнулся он своим огненным мечом, снёс половину стены и вошёл внутрь. Видит: стоит у стены застланная постель, а в хижине ни души. Только лежит на постели огромнейший гранат. Разрубил он гранат, и из него вышла девушка, маленькая и очень красивая.
    — Как ты сюда попала? — спрашивает её царевич.
    — Меня сюда запрятал трёхголовый ховт, — отвечает она. — Я жила с отцом и матерью, а ховт утащил меня и не пускает.
    — А где сейчас этот ховт?
    — Сражается с тремя дэвами, они хотели меня у него отнять, да никак ховта победить не могут.
    — Как это три дэва одного ховта победить не могут?
    — Это потому, что у него, если срубить ему голову, тут же новая отрастает. У него душа не в теле, а в трёх птичках спрятана, а птички вон в той шкатулке, а шкатулку только огненным мечом разрубить можно.
    — Что ж, — говорит царевич, — ты подожди. Я пойду дэвов прикончу, чтобы они за тобой не охотились, а потом и с ховтом расправлюсь.
    — Не ходи, — говорит девушка Гранатовое Зёрнышко, — ты один с ними не справишься.
    —Не бойся за меня, — отвечает ей царевич.
    Взял царевич шкатулку, положил её за пазуху и поехал навстречу битве.
    Видит он: действительно, как сказала девушка Гранатовое Зёрнышко, сражаются в ущелье ховт и три дэва.
    «С кого начать? — думает царевич. — Если я на сторону дэвов стану и на ховта нападу, подумают, что я трус. Еслия на стороне ховта сражаться стану, подумают, что уж очень задаюсь и слишком на себя надеюсь. Лучше я пойду к ним и поздороваюсь. Кто мне первый ответит, я того сторону и приму».
    Подошёл он, поздоровался, и ховт ему первый ответил на приветствие.
    Говорит царевич ховту:
    — Ты отойди в сторону, я с ними сам расправлюсь. Выхватил он свой меч и зарубил одним махом сразу трёх дэвов. А ховт подивился его силе и удали и подумал:
    «Как узнает, что у меня живёт красавица Гранатовое Зёрнышко, он захочет на ней жениться. Надо мне его сегодня же прикончить».
    Напал он на царевича, а тот только того и ждал. Снёс он ховту все три головы, а тот только засмеялся, потому что у него в тот же миг три новые выросли.
    Но недолго смеялся ховт. Вынул царевич шкатулку, разрубил её огненным мечом, а из неё вылетели три птички. Как увидел это ховт, стал молить о пощаде.
    — Пожалей меня, — говорит.
    — А ты пожалел Гранатовое Зёрнышко? — спросил его царевич.
    И тут же открутил головы всем трём птичкам. Сел он на коня и поскакал к красавице Гранатовое Зёрнышко.
    — Гранатовое Зёрнышко, — говорит он, — я убил всех твоих врагов. Не согласишься ли ты выйти за меня замуж?
    И она с радостью согласилась.
    Направились они в город, где жил царь — отец царевича. Мало ли проехали, много ли, видят: на дороге трое разбойников грабят честных людей.
    — Ага,— говорят они, увидев царевича, — вот его-то мы сейчас и обчистим, а красавицу, что сидит на его коне, себе возьмём.
    Но и тут огненный меч не подвёл царевича. Он и себя и всех прохожих и проезжих от разбойников избавил и благополучно въехал в отцовскую столицу.
    Побежали люди к царю, несут ему радостную весть: сын твой вернулся.
    Вышел царь навстречу единственному сыну с зурначами-трубачами и со свитой и торжественно привёл их домой.
    Семь дней и семь ночей играли свадьбу царского сына с красавицей Гранатовое Зёрнышко. С неба упало три яблока: одно — тому, кто рассказывал, другое — тому, кто слушал, а третье — всему свету.
  15. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "ДВА БРАТА"

    ДВА БРАТА


    Жили-были два брата. Один был умный, а другой дурак. Умный вел дела так, что дураку приходилось работать не только за себя, но и за своего брата. Измучившись вконец, дурак в отчаянии сказал:
    - Не хочу больше оставаться с тобой. Отдавай мне мою долю имущества, я буду жить сам по себе.
    - Хорошо, - сказал умный брат, - сегодня ты погонишь стадо коров на водопой, а я буду их кормить, когда ты пригонишь стадо обратно. Тогда часть стада, которая войдет в загон, будет моей долей, а та часть стада, что останется снаружи, - твоей.
    В ту пору стояла зима.
    Дурак согласился и погнал стадо на водопой. Когда он возвращался обратно, стало совсем холодно, коровы, почувствовав близость тепла и запах корма, быстренько прошли в загон. Только один больной бычок, еле волоча ноги топтался снаружи, лениво почесываясь. Он то и составил долю дурака.
    На следующее утро, повязав на шею своему бычку веревку, дурак повел продавать его на базар. По дороге ему то и дело приходилось подгонять ленивого бычка:
    - Эй, давай, бычок, шевели ногами, эй!…
    А путь их пролегал вдоль старых развалин. Стены руин отразили эхом слово дурака:
    - …Эй!…
    Дурак подумал, что руины говорят ему «Эй». Он крикнул:
    - Вы говорите со мной, да?
    От руин отразилось эхом:
    - …да-а-а…
    - Наверно, хотите купить у меня бычка?
    - …бычка-а-а…
    - А сколько денег дадите? Дадите десять рублей?
    - …десять рублей-ей-ей…
    - А заплатите сейчас Или завтра?
    - … завтра-а-а…
    - Хорошо. Я приду завтра. Надеюсь, что деньги будут готовы.
    - …будут готовы-ы-ы…
    Дурак, решив, что дело сделано, привязал бычка у руин и вернулся домой, радостно насвистывая.
    На следующий день, проснувшись пораньше, он отправился забирать деньги. А прошедшей ночью случилось так, что волки растерзали бычка. Когда дурак пришел к тому месту, где он его привязал, там были только обглоданные кости. Дурак сказал:
    - Значит, вы зарезали бычка и съели его, да?
    - …да-а-а…
    - А был он вкусный или нет?
    - …нет…
    - Это, конечно, меня не касается, но вы купили у меня бычка, так что платите деньги. А пока вы не расплатитесь со мной, я и не подумаю отсюда уходить!
    - …уходи-и-и..!
    Когда дурак это услышал, он разозлился не на шутку: схватил толстую палку и начал колотить по ветхой стене. Несколько камней выпало на землю. Так случилось, что в этой стене кто-то давно спрятал клад. Вот, когда камни выпали, золотые монеты и посыпались грудой к ногам дурака.
    - Отлично, - воскликнул дурак, только что мне с этим делать? Вы должны мне только десять рублей, а это всего один золотой червонец. Значит так: я возьму только свои деньги, а ваши оставьте себе.
    Он взял одну золотую монету и вернулся домой.
    - Ну, продал ли ты бычка?- улыбнувшись, спросил умный брат.
    - Продал.
    - Кому?
    - Руинам.
    - И что, они тебе заплатили?
    - Ну конечно! Попытались, было, не платить вначале, но я побил их своей палкой, они и показали мне всё своё богатство. Я взял только одну монетку, в уплату долга, а все остальное оставил там, где оно лежало.
    Сказав это, дурак вынул из кармана золотую монету и показал ее брату.
    - Где это место? – спросил умный брат.
    Его глаза округлились от удивления.
    - Ну уж нет. Я тебе не скажу, где это. Ты жадный. Если я тебе покажу это место, ты все заберешь себе, а меня заставишь тащить это на спине домой.
    Умный брат поклялся, что он сам принесет клад, если дурак покажет, где он находится.
    - Дай-ка мне свою золотую монету и поведи меня к руинам. А я куплю тебе что-нибудь новенькое из одежды.
    Как только дурак услышал о новой одежде, он сразу отдал свою золотую монету брату и повел его к руинам. Умный брат перенес все золото домой и вскоре разбогател, но своему брату одежду так и не купил.
    Дурак напоминал брату о его обещании не раз и не два, но все тщетно. Тогда он решил пожаловаться на него судье.
    - О, судья – сказал он, – вначале у меня был бычок, потом я продал бычка руинам…
    - Хватит, достаточно, - перебил его судья, - Откуда взялся этот дурак? «Продал бычка руинам», - передразнил дурака судья и выставил его из суда.
    Дурак начал жаловаться другим, но все посмеивались над ним. Говорят, что этот дурень до сих пор скитается по миру в рубище, жалуясь всем и каждому, кого встретит, но никто не верит ему, а только смеются вслед. А умный брат смеется вместе со всеми.
  16. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "ДЕВУШКА КРАСОТА"

    ДЕВУШКА КРАСОТА


    Жил-был царь. Грустно было этому царю оттого, что не было у него наследника.
    Подошёл как-то к царскому дворцу дервиш и говорит:
    — Многие лета здравствовать тебе, царь. Если я сделаю так, что родятся у тебя двое сыновей, отдашь ли ты мне одного?
    — Отдам, — отвечает царь.
    — Тогда вот что, — говорит дервиш, — возьми это яблоко и съешь его пополам с царицей. Когда родятся у тебя два сына, не давай им никакого имени, пока я не приду.
    Сказал так дервиш и исчез, а яблоко осталось в руке у царя. Съел он его пополам с царицей, и правда — родились у него два мальчика. Ждали, ждали дервиша, а он все никак не идёт.
    Собрались все царские визир-назиры и говорят:
    — Надо детей крестить. Что же у них имени человеческого нет?
    Собрали народ, стали судить и рядить, как царевичей назвать. Кто говорит — Хачатур, кто говорит — Саркис, так ничего решить и не могли.
    Вдруг неожиданно и появился тот самый дервиш и потребовал:
    — Одного мальчика назовите Назар, а другого Казар, — и опять исчез.
    Царевичи стали расти, учиться, достигли четырнадцати лет. Царь и царица любили их одинаково и думать-то забыли о том, что один из них принадлежит дервишу.
    И вот однажды, когда царь с наследниками прогуливался в своём роскошном цветнике, появился перед ним дервиш, точно из-под земли вырос.
    — Многие лета здравствовать тебе, царь, — говорит он.— Казар —твой, а Назар —мой. Помнишь ли ты наш уговор?
    — Что же делать, — вздохнул царь. — Ведь иначе у меня ни одного сына не было бы.
    Объяснил он всё сыну своему Назару, поцеловал его на прощание и отпустил с дервишем.
    Повёл его дервиш на высоченную гору. Остановился у огромной каменной скалы и говорит:
    — Сейчас, сын мой, поднимусь я на самую вершину горы и буду три дня и три ночи читать заклинания. На четвёртый день скала отодвинется, и ты увидишь в ней дверь. Открой её и смело входи. В пещере увидишь ты три огромные кучи разных монет: одни монеты — золотые, другие — серебряные, а третьи — бронзовые. Ты ни одной монетки не трогай, а возьми ты только старый подсвечник, который лежит на куче золотых монет. Смотри же послушайся меня, ничего больше не трогай, а не то опрокинется скала, на которой я буду стоять и читать заклинания, и совсем меня раздавит.
    Поднялся дервиш на скалу и начал говорить какие-то непонятные слова на непонятном языке. На четвёртый день скала с грохотом сдвинулась с места, дервиш кивнул царевичу Назару, и тот толкнул дверь под скалой и вошёл.
    Увидел он старый подсвечник, который лежал на куче золота, потом протянул руку за золотыми монетами, но отдёрнул её, вспомнив слова дервиша. Хотел уже выйти из пещеры, как кто-то его словно подтолкнул, и он сгрёб пригоршню монет и сунул её себе в карман. Только он это сделал, как скала опрокинулась и подмяла под себя несчастного дервиша. Испугался Назар, кинулся вон из пещеры и долго-долго бежал, сам не понимая куда. Только услышал он грохот за спиной — это скала опять на место встала.
    Добежал он до одного места в горах, где чабан пас овец.
    — Дай мне поесть, чабан, — попросил он у него. — Я три дня уже ничего не ел.
    Чабан его накормил и показал ему дорогу через горы до ближайшего города Спагана. Дал Назар чабану золотой, а добрый чабан и брать-то не хотел. Назар направился в город.
    В городе нашёл он караван-сарай1, позвал к себе хозяина и говорит:
    — Принеси-ка мне постель, дай мне поужинать, да ещё принеси свечу, а подсвечник у меня свой есть. Вот тебе за всё шесть золотых монет.
    Хозяин в точности исполнил его просьбу. Поел Назар, попил и думает: надо свечу зажечь, уже темно стало. Достал он старый подсвечник, который вынес из пещеры по просьбе погибшего дервиша, вставил туда принесённую хозяином свечу и зажёг её. Через некоторое время заметил он, что свеча наклонилась набок и воск капает на стол.
    «Наверное, стол неровный»,— подумал Назар и решил переставить подсвечник. Поднял его, а под ним несколько золотых монет.
    Удивился Назар, думает:
    «Я их туда не прятал. Как это они под мой подсвечник попали?»
    Снова переставил он подсвечник, и снова под ним оказалось несколько золотых монет. Наконец догадался Назар, что достался ему не простой, а волшебный подсвечник.
    Попросил он хозяина заказать для него в городе три больших сундука и до той поры переставлял свой подсвечник с места на место, пока не наполнил все три сундука. Потом погасил свечу, и монеты перестали появляться.
    Прожил Назар в городе Спагане ровно три месяца. Собрался он уходить — решил свет повидать, — а хозяин караван-сарая и говорит ему:
    — Идёшь ты по свету бродить, а самого главного в нашем городе так и не увидел!
    — Что же это такое? — удивился Назар.
    — Как же! —говорит хозяин. — Ведь в нашем городе живёт Девушка Красота.
    — А как бы мне поглядеть её? — спрашивает Назар.
    — Это нелегко, — говорит хозяин. — Девушка Красота тому свою руку показывает, кто даст сто золотых монет, а лицо —тому, кто даст целую тысячу. Многих она уже так разорила. Но ты, Назар, кажется, богатый человек. Пойди заплати и посмотри на неё — не пожалеешь.
    На следующий день отправился Назар к дому Девушки Красоты и увидел, что стоит она на балконе, укутанная белым покрывалом.
    — Девушка Красота, — говорит он ей, — открой на минуточку своё лицо. Хочу я, прежде чем уйти отсюда навсегда, поглядеть на тебя.
    — Дашь тысячу золотых, тогда посмотришь, — говорит Девушка Красота.
    — Дам, — говорит Назар,
    Взяла Девушка Красота золото и откинула покрывало. Была она так хороша, что Назар тут же потерял сознание. Его привели в чувство и проводили назад в караван-сарай.
    Утратил царевич Назар сон и покой. Наутро опять пошёл под балкон Девушки Красоты, а на следующее утро — снова.
    — Послушай, — говорит она, — уж не одного богача разорила я, но ты, я вижу, совсем решил без гроша остаться.
    — Не жалко мне денег, — говорит Назар. — Я полюбил тебя и хочу на тебе жениться.
    — А я не хочу замуж, — говорит Девушка Красота.— Ты думаешь, мне деньги нужны? Вовсе нет. Да я просто раздаю их бедным. А замуж я не хочу идти, потому что многие люди в семейной жизни несчастны, а я живу одна — я спокойна и счастлива.
    — Всё равно, — говорит Назар. — Буду я к тебе ходить и платить тебе золотом за то, чтобы взглянуть на тебя. Может, ты в конце концов и согласишься быть моей женой.
    Видит Девушка Красота, что денежными поборами от Назара не отделаешься, и говорит ему:
    — Ну, раз так, сходи туда, куда пошлю, а когда вернёшься, выйду за тебя замуж.
    А сама подумала: «Ну подожди, пошлю тебя к одному человеку с таким поручением, что он тебя сразу убьёт».
    — Вот, — говорит ему Девушка Красота. — Пойдёшь в город Измир. Найдёшь там Абраама-агу и узнаешь у него, отчего его лошадь не овёс и ячмень, а кремни ест. Вернёшься, расскажешь мне, вот тогда мы с тобой и обручимся.
    Собрался Назар в путь, доехал до города Измира, нашёл там дом Абраама-аги и спрашивает у слуг:
    — Дома ли Абраам-ага?
    — Нет, — говорят, — уехал в Стамбул.
    — Когда поехал?
    — Вчера.
    — А когда вернётся?
    — Сегодня.
    — Да как же это может быть, чтобы сегодня? Ведь туда целый месяц пути!
    — Ничего, — говорят, — его конь за один день привезёт. Вдруг видят — пыль поднялась над горой. Слуги говорят:
    — Вон наш ага вернулся.
    Абраам-ага въехал во двор, поставил коня в стойло, слуги пришли, насыпали кремень, и конь начал есть.
    Увидел Абраам-ага, что его гость дожидается, пригласил его в дом, посадил за стол. Сидят они, хозяин ест, а царевич Назар ничего в рот не берёт.
    — Что же ты не ешь? Угощайся, — говорит хозяин.
    — Хорошо, — отвечает Назар, — только обещай мне, что после ужина мою просьбу выполнишь. Только тогда могу я вкусить хлеба в твоём доме.
    — Ладно, — говорит Абраам-ага, — давай кушать.
    А сам думает: «Ну о чём он может меня попросить? Ну, наверное, хочет на моём коне куда-нибудь съездить». После ужина говорит он Назару:
    — В чём же твоя просьба заключается?
    — А вот в чём, — говорит Назар. — Расскажи мне, почему твой конь вместо овса и ячменя кремнём питается?
    — Ох!.. — простонал Абраам-ага. — Если бы я знал, что ты про это спросишь, лучше бы я тебя убил, чем горе своё вспоминать, Ну уж раз я тебе слово дал — делать нечего, слушай.
    ... Была у меня жена. И любил я эту жену больше всего на свете. Ничего для неё не жалел. Как-то раз был я в отъезде. Заскучал я в чужом городе по своей любимой жене и, не окончив дела, вернулся домой раньше назначенного срока.
    Поднялся я на крыльцо, вдруг слышу: жена моя дома не одна, а с кем-то разговаривает. Заглянул я в окно, а она дома с каким-то незнакомым мужчиной ласково так говорит и угощает его ужином.
    И слышу я, как гость у неё спрашивает:
    — Если я всё съем, чем же ты своего глупого мужа кормить будешь?
    А она, смеясь, отвечает ему:
    — Кремней ему в тарелку насыплю, пусть ест.
    Вскипела тут во мне кровь от возмущения. Кинулся в дом и убил этого наглеца, с которым обманывала меня моя любимая жена. А она, вместо того чтобы просить у меня прощения, замахнулась на меня старинной курительной трубкой, которая, как я считал, просто для красоты была у нас в доме. Ударила меня этой трубкой и сказала:
    — Быть тебе бездомной собачонкой, Абраам-ага.
    И превратила меня в собаку! И побежал я в образе собаки по улицам. И все гнали меня, бросали в меня камнями, пинали ногами.
    Шмыгнул я на двор к одному священнику и спрятался в уголке. Вечером пошёл священник ворота запирать, велел своей дочери, чтобы она посветила ему, и увидел меня.
    — Ну-ка неси палку! — крикнул он. Он выволок меня и принялся избивать.
    Дочка сказала ему:
    — Не трогай собачку, отец, её глаза похожи на глаза Абраама-аги.
    — Как тебе не стыдно, — завопил священник, — сравнивать уважаемого всеми человека с бродячей собакой!
    Но дочь его всё-таки уговорила: она была мудрой девушкой и многое знала. Она пробралась в мой дом, выкрала трубку и с помощью заклинания вернула мне человеческий облик.
    Потом она снова дала мне трубку и сказала, что с её помощью я смогу отомстить своей жене и превратить её в любое животное, какое пожелаю.
    Я взял трубку и вернулся домой. Я очень страдал, но и зол я был тоже очень. Я превратил свою жену в коня и кормлю её кремнём — тем, чем она, неверная, собиралась меня кормить. И вот теперь чем больше кремня она ест, тем быстрее возит меня. Но я уже больше никогда не чувствую себя счастливым.
    Царевич Назар поблагодарил его за откровенность и вернулся к Девушке Красоте.
    Рассказал он ей всё, что слышал, а она ему ответила:
    — Ну скажи: какое счастье узнал Абраам-ага в семейной жизни, что ты хочешь жениться на мне? А вдруг мы будем так же несчастливы? Нет, не пойду я за тебя замуж.
    Стал её царевич Назар убеждать и уговаривать. А она ему говорит:
    — Ну ладно, пошлю я тебя ещё в одно место. Пойди в город Хайсара. Живёт там Маджрум Ходжа. Когда этот человек поднимается на минарет, чтобы давать азан, он говорит наверху: «Слава Богу, приехали!» А когда спускается вниз, вздыхает тяжело и хватается за голову. Узнаешь причину — выйду за тебя замуж.
    А сама при этом подумала: «Ходжа убьёт его, как только он приступит к нему с расспросами».
    Уехал Назар. Приехал он к дому Маджрума-аги, попросился к нему в дом, и тот принял его как своего гостя.
    Вечером Назар видит, как Маджрум Ходжа направляется к минарету. Поднялся он наверх и сказал:
    — Слава Богу, приехали!
    А когда он совершил молитву, то, спускаясь, тяжело вздыхал и хватался за голову.
    Вечером Маджрум-ага велел накрыть стол, чтобы хорошенько накормить гостя. Сели они за ужин. Только царевич Назар ничего не ест и не пьёт.
    — Почему ты не ешь? — спрашивает хозяин. — Кушай, пожалуйста.
    Назар говорит:
    — У меня к тебе есть просьба. Если обещаешь её выполнить, я смогу есть хлеб в твоём доме, если нет — лучше я прямо сейчас встану и уйду.
    — Хорошо, — говорит Ходжа, — выполню твою просьбу. А сам думает: «Ну о чём он меня может просить? Наверное, влюблён в девушку и хочет получить талисман».
    После ужина хозяин говорит:
    — Ну говори: в чём же заключается твоя просьба? Назар говорит:
    — Скажи мне, пожалуйста, отчего ты, когда восходишь на минарет, говоришь: «Слава Богу, приехали!», а сходя вниз, тяжело вздыхаешь и хватаешься за голову?
    Маджрум Ходжа побледнел и говорит:
    — Если бы ты сразу сказал, в чём твоя просьба, то я не пригласил бы тебя за свой стол, а убил бы тебя, чтобы ты не бередил мои раны. Но я обещал, и слово своё сдержу. Слушай.
    … Раньше был у меня прекрасный голос, и люди, когда бы я ни поднимался на минарет давать азан, приходили меня послушать и даже съезжались из разных городов.
    Однажды, когда я давал азан, спустились с неба три белые голубки, подхватили меня под руки и прямо с минарета понесли на своих крыльях к царю гури-пери. Царь обратился ко мне:
    — Маджрум Ходжа, у тебя такой сладкий голос, что моя младшая дочь влюбилась в тебя и жить без тебя не может. Она хочет выйти за тебя замуж. Возьмёшь ли ты её за себя?
    Я сказал:
    — Позови её, я хочу на неё посмотреть.
    Вошла девушка необычайной красоты.
    — Я с радостью женюсь на ней, — ответил я царю.
    — У меня три дочери, — сказал царь. — В виде белых голубок принесли они тебя сюда. Но имей ввиду: гури-пери никогда тяжело не вздыхают — это убивает их; они слишком нежны, не то что люди. Стань моим зятем и живи здесь. Но если ты научишь мою дочь тяжело вздыхать, она умрёт от этого.
    Мы поженились, жили счастливо четыре года. И родилось у нас двое детей — мальчик и девочка. Но вот однажды вспомнил я свою родину и невольно вырвался у меня тяжкий вздох. Царю гури-пери тут же донесли, что «человекородный» вздохнул.
    Вызвал меня к себе царь и говорит:
    — Разве я не предупреждал тебя?
    — Многие лета здравствовать тебе, царь. Прости меня, я не нарочно. Вспомнил свою родину, и душа моя исполнилась печали.
    — Хорошо, — говорит царь. — Я тебя прощаю на первый раз. А чтобы ты не тосковал, я тебя на месяц отпущу на родину. Только никому из людей не должен ты рассказывать, где ты был и что с тобой случилось. Иначе ты останешься там, а дочь моя здесь, и оба вы будете жестоко страдать в разлуке.
    Снова превратились три дочери царя в трёх белых голубок и отнесли меня на вершину минарета. Было время утреннего азана. Я начал давать азан, и все побросали свои дела, позапирали лавки и пришли, говоря:
    — Маджрум Ходжа, наконец-то ты вернулся.
    Все меня расспрашивали, желая узнать, где я был так долго. И всем я что-нибудь отвечал и не сказал правды.
    Месяц уже подходил к концу, когда явился ко мне мой учитель. Осёл его был нагружён священными книгами.
    — Сын мой, — проговорил он.— Заклинаю тебя всем святым, что сказано в этих книгах. Да ослепит тебя моя тревога о тебе, если ты промолчишь. Объясни мне, где пропадал ты четыре года, ибо душа моя не знает ни минуты покоя.
    Я испугался не столько за себя, сколько за старого учителя, и признался ему во всём.
    Когда прошёл ровно месяц и я взошёл на минарет, как мне казалось, в последний раз, я видел, что меня там ждут моя жена и мои дети. Я воскликнул:
    — Слава Богу, приехали!
    Но жена грустно посмотрела на меня и сказала:
    — Что же натворил ты, человек, рождённый на земле! Ты раскрыл нашу тайну, и вот теперь мы обречены на вечную разлуку.
    И превратилась в голубку; и, обратив детей в маленьких в пташек, она улетела, и я спустился на землю со стонами, и вздохами, хватаясь за голову от того, что я натворил. Теперь ты всё знаешь.
    Назар поблагодарил его и поскакал назад туда, где жила Девушка Красота!
    Рассказал он ей всё, а она ему говорит: — Ну какое же счастье принесла Маджрум Ходже женитьба? Никакого! Для чего же хочешь ты жениться на мне?
    — Ты обещала мне,— говорит Назар. - Я исполнил твои требования, выходи-ка за меня замуж.
    Девушка Красота говорит:
    — Нет, уж давай до трёх раз. Ещё одно задание дам тебе, выполни и его. На этот раз поезжай в город Карс. Найди там человека, который лучше всех в этом городе умеет делать сабли. Этот человек сначала берёт заказ на саблю, делает отличную саблю, а когда заказчик за ней приходит, он отбирает ее обратно и в его присутствии ломает своё изделие о коленку. Узнай, зачем он это делает.
    Поехал царевич Назар в город Карс. Расспросил, где живет лучший сабельный мастер, и направился к нему. Вошел он в его лавку. Тот как раз отдал заказчику саблю, потом попросил её обратно. Поглядел на неё внимательно и вдруг - трах! - разломал её о коленку.
    — Слушай, — говорит заказчик, — зачем ты это сделал? Ведь это была отличная сабля!
    А мастер говорит:
    — Вот, возьми твои деньги, я тебе возвращаю, ты не будешь в убытке. А что пропала моя работа — об этом не жалей!
    Когда покупатель ушёл, хозяин заметил Назара. Стал спрашивать его, кто он и откуда, пригласил вместе с собой поужинать.
    Сели они за стол, а Назар сидит и ничего не ест.
    — Что же ты не ешь, гость дорогой? — говорит хозяин.— Угощайся!
    Назар говорит:
    — Если пообещаешь одну мою просьбу выполнить, тогда я поем твой хлеб.
    Хозяин думает: «Наверное, сабля ему хорошая И говорит:
    — Ладно, обещаю.
    Поели они. Мастер спрашивает Назара:
    — Ну говори, в чём твоя просьба состоит.
    — Скажи мне, — спрашивает Haзар, - зачем ты все готовые сабли о коленку ломаешь?
    — Ах, — говорит мастер, - если бы я знал, зачем ты пришёл, я бы эту саблю не о коленку, а о тебя бы сломал. Но раз слово тебе дал, делать нечего, надо отвечать. Слушай.
    Был я сыном бедного пастуха. Когда пришло время, отец меня женил, меня и отделил. Жить нам с женой было нечем, и решил я пойти в другой город на заработки. А жене я на прощание сказал: «Смотри будь честной, никого в доме не принимай». Сказал я ей так и уехал в город Стамбул. Там я пять лет приручился у сабельщика, стал отличным мастером и завербовался на царскую службу. Через двадцать лет вернулся я обратно в Карс, заработав уйму денег.
    Когда я приехал в город, уже мало кто помнил меня. На месте моей хижины стоял отличный дом. Я заглянул в него и вдруг увидел, что в доме этом сидит моя жена с молодым человеком и ужинает.
    « А-а, — подумал я. — Значит, она обманула меня, вышла замуж за богатого. Вот откуда у неё такой роскошный дом».
    Ночью, когда свет в доме погас, я проник туда и зарубил её и молодого человека. Так я был ослеплён ревностью.
    Наутро услышал я толки в городе. Подошёл к группе говоривших и спросил, чем они так возмущаются.
    — Да вот, — сказали они, — был у нас в городе сын пастуха. Ушёл он на заработки и пропал. Жена его без него родила сына. Сын выучился, стал богатым, построил дом и счастливо жил со своей матерью. И вот сегодня ночью какой-то разбойник, какой-то безбожник убил их.
    Вот почему теперь я, глядя на сделанную саблю, думаю: вдруг и этот убьёт свою жену и сына?» И ломаю её. Теперь ты всё слышал.
    Попрощался Назар с мастером, сел на коня, приехал обратно в город, где жила Девушка Красота. Рассказал он ей историю сабельщика.
    — Неужели ты всё ещё хочешь жениться? — говорит она ему.
    — Как же не хотеть? — говорит Назар, — Да я жить без тебя не могу.
    — Ну, — говорит Девушка Красота, — видно, ты и правда меня любишь. И я тебя полюбила. Что ж, я согласна.
    Собрались они и поехали в замок отца Назара—царя. Доехали они до того чабана, который Назара тогда накормил, и говорят:
    — Вот тебе горсть золота. Беги бегом к царю и сообщи ему радостную весть.
    Чабан говорит:
    — Тогда я твоё золото брать не хотел, а теперь вижу, что ты в довольстве и богатстве. Что ж, спасибо, — и побежал к царю.
    Царь дал ему две горсти золота за радостное известие, велел заложить кареты, взял с собой триста всадников и поехал Назару навстречу. Свадьбу играли сорок дней и сорок ночей. Поженились царевич Назар и Девушка Красота. Они нашли своё счастье, а вы найдёте ваше.
  17. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    Сказки и Предания "ДЕТИ КУПЦА АМБАРЦУМА"

    ДЕТИ КУПЦА АМБАРЦУМА


    Жил некогда один человек по имени Амбарцум. Был он очень богатым купцом: имел он лавки на базаре и зарабатывал много денег. Была у Амбарцума жена и двое детей — сын и дочь, оба необыкновенно красивые.
    Был ещё у купца Амбарцума названый брат, тоже купец, по имени Петрос, который жил в Стамбуле. Жил Амбарцум со своей семьёй счастливо; ездил в Стамбул, торговал, привозил оттуда товары. Детям своим дал он хорошее образование, приглашал к ним учителей.
    А надо сказать, что дети его — брат и сестра — так любили друг друга, что и часу один без другого прожить не могли.
    Но однажды случилось несчастье — умерла жена купца. Он очень горевал, от горя слёг в постель и почувствовал, что настаёт его последний час.
    Позвал он своих детей и говорит:
    — Дети, будьте всегда дружны и преданны друг другу. Сын мой, прими от меня торговлю, не ленись, иначе не сбережёшь богатство и сделаешься через год нищим. Нагрузи товарами караван верблюдов и отправляйся в город Стамбул к названому брату моему Петросу. Он поможет тебе в торговле.
    Сын и дочь похоронили отца со всеми почестями, много денег роздали бедным.
    Пришла им пора расставаться, выполнить завет отца — поехать к брату с товарами в город Стамбул. Сестра долго плакала, так не хотелось ей отпускать от себя любимого брата.
    — Что поделаешь, — говорит ей брат. — Мне и самому горько оставлять тебя одну. Знаешь что? Давай закажем живописцу наши портреты. Я тебе оставлю свой, а твой возьму с собой. Как станет мне грустно, так я с твоим портретом разговаривать стану.
    Потом брат одну старушку нанял, чтобы она жила у сестры и помогала ей по дому. Нежно простился с сестрой и, навьючив верблюдов, отправился в Стамбул.
    Много ли, мало ли времени прошло, про то ему лучше знать, прибыл он на место. Разыскал купца Петроса, рассказал ему о кончине родителей и от имени покойного отца попросил содействия и помощи.
    Купец Петрос принял его, как родного сына, накормил его, напоил, помог ему распродать товары, а потом повёл на приём к царю.
    Когда царский сын увидел сына купца Амбарцума, он захотел с ним подружиться. Стал он каждый день заходить за ним в лавку купца Петроса, звать его к себе, кормить его и поить и целые дни проводил в его обществе.
    Так прошёл целый месяц. Однажды сын купца Амбарцума говорит Петросу:
    — Дядя, неудобно мне, каждый день я провожу у царского сына, надо бы и нам его пригласить.
    — Что ж, — говорит Петрос, — будем готовить угощение. Ни другой день устелил купец Петрос землю от царского
    дворца до своего дома роскошными коврами, чтобы царский сын мог к ним прийти, и приготовил роскошный пир.
    Пришёл сын купца Амбарцума к царскому сыну и стал просить его пойти к нему в гости.
    — Я с радостью, — говорит царевич, — только схожу к отцу с матерью и спрошу у них позволения.
    Царь ответил сыну:
    — Хорошо, ступай, только возьми с собой визиря и не оставайся там ночевать.
    Сын царя пошёл в гости в дом Петроса, пировал там целый день, а к вечеру стал собираться домой. Сын купца Амбарцума принялся его умолять, упрашивать, уговаривать, чтобы он остался на ночь. И в конце концов тот согласился. Слуги принесли роскошную постель, и все легли спать, но не сразу заснули: царевич беспокоился, что царь разгневается на него; визирь слишком много съел и ворочался с боку на бок; а сыну купца Амбарцума не спалось потому, что им овладела невыносимая тоска по любимой сестре.
    Достал он её портрет, осветил его свечой и стал тихонько с портретом разговаривать. Увидел портрет девушки царский сын и сразу же в неё влюбился — такая она была красивая!
    Визирь тоже увидел портрет и тоже не мог оторвать от него глаз.
    Наутро встал царевич печальный и хмурый, сел к столу, но ни к чему не притронулся.
    — Отчего ты такой грустный? — спросил его сын купца Амбарцума. — Почему не хочешь попробовать кушаний? Не заболел ли ты?
    — Нет, я здоров, — отвечает царевич. — А грустно мне оттого, что ты называешь меня другом, а сам хранишь от меня свои секреты.
    — У меня нет от тебя секретов, за что ты обижаешь меня? — отвечает сын купца.
    — Нет, есть, — говорит царевич. — У тебя есть невеста, а ты скрыл это от меня.
    — Нет у меня невесты,— удивился сын купца.
    — А портрет?
    — Да это портрет моей сестры!
    Достал он портрет, показал его гостям, и тут царевич и визирь окончательно потеряли голову.
    Вернулся царевич во дворец сам не свой, хмурый, мрачный и вскоре заболел от тоски. Ни один лекарь, ни один знахарь не могли ему помочь.
    — Скажи, что с тобой? — допытываются царь и царица.
    — Посватайте за меня дочь купца Амбарцума, — говорит царевич. — А не то я умру.
    — Как? — изумились царь и царица. — Разве нет на свете царских дочерей, что ты хочешь взять за себя дочь простого купца?
    — Не нужны мне царские дочери. Или женюсь на дочери купца Амбарцума, или не буду жить на свете.
    Нечего делать. Послал царь за купцом Петросом и сыном купца Амбарцума и посватал его сестру за своего сына.
    — Отдайте её замуж за моего сына, потому что он жить без неё не может, — попросил царь.
    Они, конечно, с радостью согласились.
    — Многие лета здравствовать тебе, царь, — говорит купец Петрос. — Возьми эту девушку в невестки, не пожалеешь. Она и умна, и образованна, и скромна.
    Глашатаи объявляют о помолвке царского сына с дочерью купца, а царь устраивает небывалый пир.
    Узнал об этой помолвке визирь и начал думать, как бы ему эту свадьбу расстроить, а самому жениться на дочери купца Амбарцума. И задумал он злое дело. Пришёл он к царю и говорит:
    — Многие лета здравствовать тебе, царь. А знаешь ли ты, что сватаешь ты за своего сына девчонку дурного поведения?
    — Головы я вам поотрубаю за то, что вы меня обманули! Дочь купца Амбарцума — девушка дурного поведения.
    Изумился брат таким наговорам на сестру и говорит:
    — Многие лета здравствовать тебе, царь. Дай нам срок. Пусть визирь твой докажет, что сестра моя плохо себя ведёт, или я докажу, что она примерная девушка. А когда получишь доказательства, тогда и решай, кого казнить — нас с дядей или этого предателя визиря.
    Царь согласился.
    Коварный визирь тотчас побежал к писцу, заказал ему фальшивое письмо, будто написанное братом к сестре, в котором брат будто бы просит принять визиря в дом, как дорогого гостя. Взяв это письмо, визирь поехал в тот город, где жила девушка; разузнал, где находится дом купца Амбарцума и передал слугам письмо и просьбу принять его.
    Девушка прочла письмо и сказала слугам:
    — Верните это письмо тому, у кого взяли, и скажите ему, что я велю его зарубить, если он осмелится переступить порог моего дома. Это письмо фальшивое, его писал не мой брат. Недаром мой отец учил меня? уж как-нибудь разберусь я, кто писал, брат или чужой.
    Взбешённый визирь решил всё-таки не отступать. Он подкараулил ту старушку, что жила вместе с девушкой, угрозами и подкупом заставил её незаметно украсть у девушки кольцо. И вот когда девушка стала мыть голову и сняла свой перстень с пальца, старушка незаметно стянула его и потом вручила визирю, а тот, не теряя ни минуты, поскакал в Стамбул.
    Только на следующий день девушка обнаружила пропажу. Она заподозрила старушку, но та не призналась.
    А визирь тем временем уже доскакал до Стамбула.
    — Многие лета здравствовать тебе, царь! — прокричал он, вбегая во дворец. — Вот кольцо той девчонки, что ты сосватал своему сыну! Если девушка ведёт себя примерно, разве примет она в доме чужого мужчину, разве подарит ему своё кольцо?
    Позвал царь купца Петроса и сына купца Амбарцума и говорит им:
    — Ну, чьё это кольцо?
    — Это кольцо моей сестры, — признал сын купца Амбарцума. А сам подумал: «Неужели моя сестра стала плохой за какой-нибудь месяц? Трудно этому поверить! Но ведь кольцо-то её!»
    Выпросил он у царя ещё пять дней сроку, оделся в чёрную одежду, сел в чёрную карету и поехал к сестре. Вышел он из кареты у своего дома, а как подошла к нему сестра, плюнул он ей в лицо, повернулся и уехал.
    Узнала сестра от людей, какая беда приключилась с братом, как сватал её царь и как подло оболгал её царский визирь.
    Обошла она все уважаемые дома в городе, и горожане написали ей и подписали все, как один, такую бумагу: «Эта девушка примерного поведения, чище и добрее её не бывает на свете».
    — Гони лошадей как можно быстрее, — сказала она вознице. — Я заплачу тебе сколько спросишь.
    Доехала она до Стамбула к вечеру. Зашла в церковь, где шла вечерняя служба. Видит, одна женщина молится и горько плачет.
    — О чём ты плачешь? — спросила она женщину.
    — Я плачу оттого, что завтра моего мужа, купца Петроса, и его молодого друга, сына купца Амбарцума, должны казнить из-за одной бессовестной девчонки.
    — Послушай, женщина, — говорит ей девушка. — У меня нет знакомых в этом городе, пусти меня переночевать.
    — Идём, — говорит женщина. — Мне всё равно. Утром затрубила зурна. Палач уже точит топор. Плач поднялся в доме Петроса-аги.
    — Не плачь, — успокаивает девушка его жену. — Бог милостив.
    Накинула дочь купца Амбарцума густую вуаль и пошла к царю.
    — Что тебе нужно? — спросил её царь.
    — Многие лета здравствовать тебе, царь, — говорит, ему девушка с поклоном. — Отложи казнь на несколько минут и выслушай меня.
    Царь махнул палачу платком.
    Девушка положила перед ним перстень и говорит царю:
    — Царь, твой визирь украл у меня перстень. Вот его пара. Вели ему отдать.
    Визирь возмущённо восклицает:
    — Я впервые вижу эту девушку!
    — Ах, так! Ты слышал это,- царь? И народ твой тоже слышал? Так как же ты можешь судить обо мне, раз не знаешь даже меня в лицо! Я сестра этого несчастного, которого вы собрались казнить. А вот письмо от уважаемых людей нашего города.
    Тут дочь купца Амбарцума рассказала обо всём: как визирь посылал к ней фальшивое письмо, как он подкупил старуху и как, украв перстень, оболгал её перед царём.
    Царь тут же приказал освободить несчастных, а вместо них казнить подлого визиря.
    Сорок дней и сорок ночей праздновали в царском дворце пышную свадьбу царского сына и дочери купца Амбарцума. Так они дождались своего счастья. И вы дождётесь тоже.
  18. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    ДОЧЬ ЦАРЯ ЗАРЗАНДА


    Жил-был на свете бедный сирота по имени Аслан. Звали его так потому, что обладал он необыкновенной силой. Аслан был подпаском, но однажды он поймал волка и задушил его своими руками. И хозяин сделал его своим главным чабаном.
    Аслан никогда ничего не боялся. Ночью угонял он стадо далеко от деревни, доверял его собакам, а сам ложился спать. Свой хурджин с завтраком клал он на большой камень.
    Как-то показалось ему, что кто-то ночью берёт у него еду из хурджина. Когда он ложился спать, в хурджине было четыре яйца и две лепёшки, а к утру осталось только два яйца и одна лепёшка. Решил он следующей ночью подкараулить того, кто без приглашения делит с ним его хлеб.
    Положил он хурджин на камень, лёг и притворился спящим. В полночь послышался шорох. Аслан поглядел сквозь ресницы, видит: достаёт еду из его хурджина девушка неземной красоты. Отломила хлеба, запила глотком воды и собралась уходить. Гора перед ней раскрылась как ворота, и она уже готова была скрыться, как Аслан вскочил и успел ухватить девушку за одежду.
    Девушка говорит:
    — Отпусти меня, я принесу тебе только горе.
    — Ничего не боюсь, — говорит Аслан. — Ты так хороша, что за тебя я даже умереть был бы рад.
    — Спасибо тебе за твои слова, — говорит девушка, — раз ты такой хороший и бесстрашный, расскажу я тебе свою историю.
    ... За семью высокими горами лежит царство грозного царя Зарзанда. Это мой отец. Год назад напали на нашу страну враги, и отец с войском отправился на поле брани. Пока его не было дома, перелетел через семь гор трёхглавый дэв и утащил меня в свой дворец. Сорок дней умолял он меня стать его женой, но я никак не хотела. На сороковой день дэв заболел и сказал своей матери:
    — Я, наверно, умру и не смогу на ней жениться. Уведи эту девушку и спрячь. Пусть никто никогда не станет её женихом,
    И вот очутилась я внутри горы, в темной пещере. Мать дэва сказала каменной скале:
    — Камень, камень, приюти дочь царя Зарзанда, Пусть сидит здесь, пока не придёт за ней юноша с миртовой веткой, которому ласточки помогут. Когда коснётся он тебя трижды этой веткой, отпусти её. А пока стереги пуще глаза и открывайся только на один час в сутки — ровно в полночь. Если же ночью она не захочет вернуться, порази её смертью. Вот и всё. Теперь прощай. Я должна возвратиться в свою каменную могилу.
    — Я спасу тебя, красавица, — сказал Аслан,
    Он тут же взял у хозяина расчёт и пошёл искать ласточек. Ходил он от дома к дому, из деревни в деревню, но ласточек нигде не встретил.
    Вдруг в конце деревни увидел он маленький домик; две ласточки сновали под его крышей. Вошёл он в дом. Видит: старушка зажигает свечу.
    — Здравствуй, матушка, — говорит он.
    — Добро пожаловать, — отвечает она.
    — Матушка, я тут чужой, нет у меня на ночь кровли. Не приютишь ли меня?
    — Гостя посылает небо, - отвечает она. — Заходи. Покормила она его кое-чем, постелила постель.
    На рассвете проснулся Аслан, вышел из дому, слышит: ласточки щебечут. Стал он прислушиваться, прислушиваться и вдруг начал понимать их язык.
    — Жёнушка, — говорит одна ласточка.
    — Что? — откликается другая.
    — Не тот ли это Аслан, который нас хлебными крошками кормил?
    — Тот, тот.
    — А зачем он здесь?
    — Ищет, как ему пленницу освободить.
    — Что ж, пусть он, уходя, три раза руку старушки поцелует и скажет три раза: «Спасибо, добрая матушка». Она его и научит.
    Пошёл Аслан к старушке, видит: она уже встала.
    — Я спешу, матушка, — говорит он ей.
    Прощаясь, трижды поцеловал ей руку и трижды повторил: «Спасибо, добрая матушка».
    — Славный ты парень, — говорит ему старушка. — Иди и ничего не бойся. — Тебе надо победить трёхглавого дэва, чтоб освободить дочь царя Зарзанда. Вот тебе четырнадцать желудей. Четырнадцать дней ты будешь добираться до крепости дэва, будешь съедать в день по жёлудю, от них станешь ещё сильнее. Вот тебе два ореха. Чуть отойдёшь от деревни, спрячься, чтоб тебя никто не видел, и расколи их. Вот тебе ещё кувшин воды и мешочек муки. Крепость сторожит мать дэва. Брызни ей водой в лицо, она уснёт на три дня. Возле неё в вазе стоит зелёная миртовая ветка. Возьми её и поспеши к пещере.
    Поблагодарил Аслан старушку и отправился в путь. Нашёл он укромное местечко, разбил орехи. Из одного вышел огненный конь, а в другом были меч, щит и роскошная одежда.
    Всё сделал Аслан, как его научила старушка. Усыпил мать дэва, схватил зелёную ветку и поскакал на своём коне прочь.
    Три дня скакал не останавливаясь, на четвёртый слышит: несутся за ним вскачь дэв и его мать, вот-вот догонят.
    Тут сказал ему конь человеческим голосом:
    — Развей муку по ветру.
    Рассыпал, развеял Аслан муку и вырос перед дэвом непроходимый лес.
    Дальше поскакал Аслан. Через день слышит: опять за ним погоня.
    — Что ж делать, — говорит конь. — Придётся с дэвом сразиться.
    Повернул Аслан коня и помчался навстречу дэву. Ударом меча отсек он дэву одну из трёх голов. Кинулся на него разъярённый дэв, но конь извернулся и лягнул его так сильно, что дэв отскочил, а юноша сумел отсечь ему и другую голову. Дэв отломал от горы скалу, раскрошил её и стал кидать в Аслана камнями, но тот прикрылся щитом, и все камни от него отскочили. Стал дэв новую скалу отламывать, да не успел, подлетел к нему Аслан на огненном коне да и снёс ему третью голову.
    Повернул Аслан коня своего и помчался к пещере. Видит — на пути его появилось огромное озеро.
    Конь говорит:
    — Это мать дэва сделала. Ты вырви из моей гривы три волоса и брось на воду.
    Вырвал Аслан три волоса из гривы, бросил на воду, и они стали крепким мостом.
    Доскакал Аслан до пещеры, трижды ударил по камню зелёной веткой и сказал:
    — Камень, отворись, выпусти дочь царя Зарзанда.
    Вышла царевна и радостно бросилась к Аслану. А он говорит:
    — Дочь царя Зарзанда, не столько я тебе помог, сколько одна бедная старушка. Позор нам, если мы забудем о ней и не возьмём с собой во дворец твоего отца.
    Сели они вдвоём на коня и поскакали к старушке. Она была им рада, быстро собрала вещи и сказала:
    — Вы скачите на коне, а я и так от вас не отстану. Сняла она с головы платок, расстелила на земле, встала на него и полетела за ними вслед.
    У границ царства грозного Зарзанда перед семью горами была выставлена надёжная охрана. Она не пустила дочь и её спутников через границу.
    — Что ж, — сказала старушка. — Полетим по воздуху. Она расстелила свою большую шаль, все поместились на ней, и шаль взвилась в воздух и перенесла их через все семь гор.
    Аслан хотел пойти к царю, но девушка остановила его:
    —Не ходи, все назир-визири хотели, чтобы я вышла замуж за их сыновей. Если они узнают, что ты мой жених, они навредят тебе.
    Старушка сказала:
    — Вы подождите, я сама схожу к царю.
    Девушка дала ей медальон с портретом своей матери.
    — Если тебе не поверят, — сказала она, — то покажи этот медальон и скажи: «Мой отец самый могучий, моя мать самая нежная». Так я любила говорить в детстве, и тогда уж никто не будет сомневаться.
    Пошла старушка во дворец и села на камень, на который садятся сваты.
    Приходит слуга и спрашивает:
    — Что тебе надо, старая женщина?
    — Я пришла сватать дочь царя Зарзанда.
    — Но у царя нет дочери.
    — Как это нет? Ведите-ка меня к царю. Сообщили царю. Царь говорит:
    — Кто же эта безумная, что решилась смеяться над моим горем?
    Поглядел он на неё издали и хотел уйти обратно в царские покои. А старушка крикнула:
    — Мой отец самый могучий, моя мать самая нежная! Услыхал царь эти слова и велел, чтобы старушку пропустили.
    — Старая женщина, — говорит ей царь. — Мою дочь утащил дэв, у меня нет дочери. Но откуда известны тебе слова, что любила она говорить в детстве?
    — Она сама и научила меня, — сказала старушка и показала медальон.
    Тут всё разъяснилось. Царь Зарзанд и царица чуть с ума не сошли от радости и тут же устроили свадебный пир. На пиру подошёл к Аслану царский конюх и говорит:
    — В конюшню залетел овод, он так донимает коней, что мы боимся, как бы они не взбесились.
    Старушка услышала это и говорит;
    — Я сама схожу в конюшню.
    Зашла она в конюшню, зажгла две сухие веточки и выкурила назойливого овода. А сама подумала, что не простой это овод. И решила она, что надо Аслана от козней матери дэва беречь.
    Ночью, когда все уснули, старушка тихонько вошла в комнату Аслана и царевны и стала в головах. В полночь услышала она, как что-то шуршит. Видит: ползёт огромная змея. Схватила она острый трезубец и вонзила его прямо в голову змеи. Змея завизжала и издохла.
    Оказывается, это мать дэва превратилась в змею и хотела погубить Аслана.
    Царь с царицей воздали старушке большие почести. Семь дней и семь ночей все пировали и веселились. Они достигли своей цели. Достигнете и вы своей.
  19. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    ЗАКАЗЧИК И МАСТЕР


    Однажды пришел к шапочнику заказчик, принес овечью шкурку и просит:
    - Сшей мне из этой шкурки шапку!
    - Хорошо, - говорит мастер, - сошью!
    Вышел заказчик от мастера и думает:
    А ведь шкурка большая - может быть, удастся выкроить две шапки? Подумал он так, вернулся к шапочнику и спрашивает:
    - Скажи мне, мастер, а не можешь ли ты сшить из этой шкурки две шапки?
    - Отчего же нет? - ответил шапочник. - Могу.
    - Если так, сшей уж две шапки, - сказал заказчик и ушел.
    Прошел он немного, подумал, опять вернулся к шапочнику и спросил:
    - Мастер, а не сошьешь ли ты из шкурки три шапки?
    - Отчего же нет? - ответил шапочник. - Сошью и три.
    Обрадовался заказчик и спрашивает:
    - А не сошьешь ли четыре?
    - Сошью и четыре! - ответил мастер.
    - А пять?
    - Сошью и пять.
    - Тогда сшей мне пять шапок!
    Ушел заказчик, но с полдороги снова вернулся и спросил:
    - Мастер, а не сошьешь ли шесть шапок?
    - Сошью и шесть.
    - А не сошьешь ли семь? А может быть, и восемь шапок?
    - Отчего же нет? И восемь сошью! - ответил мастер.
    - Ну, тогда сшей мне восемь шапок!"
    - Хорошо, сошью восемь. Приходи через неделю за своим заказом.
    Через неделю заказчик пришел к мастеру:
    - Готовы ли мои шапки?
    - Готовы, - отвечает мастер.
    Позвал он своего ученика и говорит:
    - Поди и принеси заказчику его шапки.
    Ученик тотчас же принес восемь маленьких шапочек - не на голову их надевать, а на яблоко! Взглянул на них заказчик, удивился и спросил:
    - Это что же такое?
    - Это шапки, которые ты мне заказал, - ответил шапочник.
    - Эй, мастер, почему же эти шапки такие маленькие получились?..
    - А ты сам подумай! - ответил шапочник. Взял заказчик восемь маленьких шапочек, ушел и стал раздумывать: "Почему же это такие маленькие шапочки получились? Почему?.."
  20. SHAVARSH Guest

    Симпатии:
    0
    Баллы:
    0
    ЗАНГИ-ЗРАНГИ


    Жили-были муж и жена. И было у них двое детей: мальчик и девочка. Мальчик был уже достаточно взрослый, а девочка, - ещё совсем маленькая.
    С тех пор, как девочке исполнилось пять месяцев, начало происходить странное: когда никого, кроме девочки, не было в доме, стали исчезать продукты. Из кувшинов пропадали молоко и мацун, из хлебницы – хлеб, а из горшков – масло. Пропадали и другие вещи. Стали было думать, что это воры повадились лазать в дом. Только у мальчика на этот счёт были свои мысли. Но он не решался никому рассказать о них.
    Как-то раз, когда родители ушли из дома, он спрятался в тёмном углу. И что же он увидел? Его сестра встала с кровати и проглотила всю еду, что была оставлена на столе. Затем она подошла к хлебнице. Увидела, что там нет хлеба, а только тесто, но всё равно: жадно набросилась на него и проглотила. Затем она начала обшаривать все полки. Она присматривалась и принюхивалась в поисках еды и когда поняла, что её больше нет, улеглась обратно в кровать с видом невинного дитя.
    Возвратясь домой, мать разогрела тонир и хотела было взять тесто, чтобы испечь хлеб, как видит: нет теста.
    Мальчик вышел из своего укрытия, отвёл мать в сторонку и рассказал ей всё, что увидел своими собственными глазами.
    Он сказал:
    - Тебе лучше знать. Тебе и твоей дочери. Поступай так, как знаешь, но я больше не останусь в доме. Когда она вырастит, то проглотит нас всех. Это не человек, а демон, настоящий дракон.
    Сказав это, мальчик ушёл из дому. Вышел из села и, когда оно скрылось из виду, сел передохнуть на обочине дороги. Он очень устал и хотел есть. Поискав хорошенько по карманам, он нашёл три сушеных абрикоса. Съел их, а косточки закопал у дороги: пусть потом из них вырастут три больших абрикосовых дерева.
    А мальчика этого звали Татук. Решил Татук пойти в дальние края, чтобы найти там себе новый дом. Но на пути ему не повстречались ни города, ни сёла. Вместо этого повстречалась ему на пути отара овец да коз. Он пошёл прямо к ним. Оглянулся кругом: нигде не видно пастуха.
    Дождавшись сумерек, Татук пошёл следом за отарой, которая медленно побрела домой.
    Когда стадо добралось до своего загона, к нему из стоящего рядом дома вышли двое: мужчина и женщина. Это были муж и жена, оба уже старики и оба слепые. Они начали доить коз. Надоив, сколько было нужно, старики покрошили в молоко хлеб и принялись есть. Потихоньку приблизившись к горшку с едой, Татук принялся есть вместе со всеми. Слепые старики. Конечно же, не могли видеть, что теперь с ними кто-то делит еду. Они были слепцами, но они не были глупцами: заподозрив неладное, они решили подождать, что будет дальше.
    Спустя какое-то время, муж говорит жене:
    - Слушай, жена. Вот уже несколько дней, как я остаюсь голодным. А ведь молока мы берем столько, сколько и всегда.
    - Послушай, муженёк. А вот я было подумала, что это ты ешь чуть больше, чем всегда. Я ведь тоже остаюсь голодна. Значит, остаётся одно: кто-то ест вместе с нами.
    - Наверняка это так. Я заметил ещё кое-что: раньше нам частенько приходилось самим загонять отару, а теперь она сама приходит в загон. Наверное, их кто-то загоняет. Кто бы это мог быть? Давай, когда будем обедать, я подам знак: кашляну. А ты сразу же протяни обе руки вокруг стола. Также сделаю и я. Если кто-то сидит между нами, мы его поймаем и посмотрим, кто же это такой.
    Как договорились, так и сделали: вечером старики поймали Татука.
    - Кто ты? – спросили они. – И почему ты прячешься от нас?
    Татук ответил:
    - Я чужак в ваших краях. Будьте мне отцом и матерью, а я стану вам сыном. Я пуду пасти ваше стадо и заботиться о вас.
    - Хорошо, - согласились старики. – Наверное, сам Бог послал нам тебя. У нас нет детей, так что будь нам сыном.
    Утром отец позвал Татука и говорит:
    - Послушай меня, сынок. Когда ты погонишь стадо пастись, то ни в коем случае не допускай, чтобы овцы и козы забрели на левый или на правый холм. Только тот холм, что посередине – безопасное пастбище.
    - Ладно, – сказал Татук.
    Но любопытство взяло верх. Уже на второй день Татук погнал отару на тот холм, что был по правую руку от дома. Смотрит, а там черти свадьбу играют! Собрались они в круг, веселятся, на зурне и дооле играют. Увидели Татука, – бросились к нему, затащили в свой круг и давай хороводы водить.
    Потом говорят:
    - Знаешь что, парень, у нас сейчас праздник. Свадьба. Так что наколи-ка ты нам дров, да побольше.
    Татук согласился. Взял топор и стал раскалывать огромное бревно. Сделал в нём щель, укрепил её клиньями и позвал чертей:
    - Эй, все сюда! Торопитесь, я вам фокус покажу! Это, что бы ваша свадьба веселее шла.
    Черти пришли все, включая жениха и невесту:
    - Ну же, где твой фокус?
    Татук говорит:
    - Положите ваши руки в щель, а то фокус не получится.
    Все черти засунули свои руки в щель и стали ждать фокус. Тут-то Татук и выбил клинья из бревна. Черти завизжали:
    - Ой! Ой-ёй! Что это ты наделал! Ты же прищемил наши руки. Шутки шутишь с нами, что ли? Это что, фокус такой?
    А Татук говорит:
    - Это ещё только начало. Подождите, сейчас будет главная шутка. А пока скажите мне, кто из вас ослепил моего отца и мою мать? Верните мне их ясные глаза или вам всем сразу конец!
    - Да-да! Ой-ёй! – сказал один чёрт, морщась от боли. – Там они, под кустом. Бери их, а нас отпусти.
    Татук пошёл, взял глаза и сказал, вернувшись:
    - Я нашёл их. Но как Я верну своим старикам зрение?
    - А ты вставь глаза в глазницы и протри их невестиной вуалью. Они тат час же прозреют.
    Татук взял вуаль у невесты.
    - Да отпусти же ты нас теперь! – закричали черти.
    - Я бы мог это сделать, да кто же вас, чертей, знает. Вдруг вы потом разорвёте меня на кусочки. Нечего строить иллюзии о том, что чертям можно верить. Приготовьтесь к тому, что уготовано вам судьбой, а я с чертями договоры не заключаю.
    Черти застонали. Их мольбы и просьбы не действовали на Татука. Но разве можно быть таким глупцом, чтобы доверять чертям? Татук взял в руки топор и отрубил им всем головы. Так этот холм избавился от нечистой силы.
    А вечером, вернувшись домой, он вставил в глазницы старикам глаза и протёр их вуалью чёртовой невесты. Старики тут же прозрели. Они поблагодарили Татука, расцеловали его. Радость их была так огромна, что они даже не знали, как им выразить это внезапно свалившееся на них счастье.
    Татук воодушевился тем, что произошло. На следующий день он погнал отару на правый холм. Поднявшись на его вершину, Татук услышал страшный вой. Овцы и козы также услышали вой и, трепеща, бросились бежать назад. Татук не стал их останавливать, а сам решил посмотреть, что это за зверь такой, что так страшно воет.
    Он пошёл на звук. Шёл до тех пор, пока не добрался до пещеры, в которой сидел этот странный зверь. Он был похож на льва, но это был не лев. Он был похож на тигра, но это был не тигр. Он был похож на вепря, но это был и не вепрь. Больше всего зверь походил на собаку. А размером эта собака была с десять обычных больших собак.
    Пока Татук прятался за скалой, рассматривая собаку, она заметила его:
    - Эй, парень, – позвала она его человеческим голосом. – Я едва терплю боль и не могу двигаться. Помоги мне, подойди, не бойся. Я не причиню тебе вреда.
    Когда собака заговорила человеческим голосом, Татук обрадовался. Он подумал: «Тот, кто может говорить, как человек, может быть человечным, как человек». Только он приблизился к собаке, как она говорит:
    - Если я сейчас рожу чётное количество щенков, то я проглочу тебя. А если нечётное, тогда так и быть, живи.
    - Тебе лучше знать, - сказал Татук.
    А сам подумал: «Чему быть, того не миновать».
    Первого щенка, которого родила собака, Татук спрятал в свою пастушью сумку. Также он поступил и со вторым щенком. А когда появился на свет третий и, стало ясно, что других не будет, Татук положил его перед собакой и сказал:
    - Родился всего один. И стоила тебе так стонать из-за одного щенка!
    Собаке стало неудобно, что её пристыдили:
    - Ладно, иди уж, - сказала она. – Дарю тебе жизнь. А если придётся тебе опять забрести в эти места, то не бойся меня больше. Ни тебе, ни твоему стаду я не причиню вреда.
    А тех двух щенков, что лежали в сумке, Татук унёс с собой. Он кормил их овечьим молоком, заботился о них. И когда щенки выросли, то превратились в самых преданных собак на свете.
    Татук назвал одну Занги, а другую – Зранги. Куда бы он ни шёл, он всегда брал собак с собой. А дома он сажал их на цепь, чтоб они не баловались.
    Так прошло лет десять, если не больше. Решил Татук навестить родные места, повидать отца и мать. Сказал он об этом старикам. Они согласились, только попросили поскорее возвращаться. Татук налил в миску молока, поставил её на полку и говорит:
    - Следите за этим молоком. Как только заметите, что оно поменяло свой цвет, покраснело или потемнело, то знайте: со мною приключилась беда. Отвяжите тогда Занги и Зранги – они придут мне на помощь.
    Сказал так и пошёл в село, в котором родился. Дошел он до того места, где закопал в землю абрикосовые косточки. Смотрит: стоят три абрикосовых дерева, высоких и раскидистых. Он сделал привал, передохнул в тени деревьев, и очень скоро после этого добрался до родного села.
    И что же он видит? Ни одной живой души в селе нет! Пустым – пусто.
    Он направил лошадь прямо к крыльцу, слез с неё, зашёл в дом, видит: у очага сидит его сестра. И никого кругом больше нет.
    Сестра встала, приветственно подняла руку и говорит:
    - С возвращением, братец, свет моих очей. Где же ты был всё это время? Что же ты так долго не приходил?
    С этими словами сестра вышла из дому, увидела коня, смотрит: к седлу привязан мешок, а в мешке – продукты, что привёз с собой Татук. Сестра весь мешок проглотила целиком, а потом вернулась в дом и говорит:
    - Слушай, братец, ты ведь без мешка приехал?
    - Да, - говорит Татук.
    Он сразу сообразил, что мешок она только что проглотила.
    Сестра вышла из дому опять, отгрызла у лошади одну ногу и съела. Вернулась и спрашивает:
    - Братец, душа моя, разве ты приехал на трёхногой лошади?
    - Да, - говорит Татук.
    Сестра вышла, отгрызла у лошади вторую ногу. Съела её и в дом:
    - Братец мой, душа моя, разве ты приехал на двуногом коне?
    - Да, - отвечает Татук.
    Сестра опять вышла. Съела у лошади третью ногу. Вернулась и говорит:
    - Братец дорогой, разве ты приехал на одноногом коне?
    - Да, - говорит Татук.
    Сестра опять вышла. Отгрызла у лошади последнюю ногу, съела её, вернулась и говорит:
    - Братец дорогой, неужели ты приехал на безногой лошади?
    - Да, - отвечает Татук.
    А сердце его заколотилось: «Как доест она лошадь, так возьмётся за меня. Что же мне делать?», - подумал он.
    Сестра опять вышла, в четвёртый раз. Съела последнюю ногу у лошади и вернулась в дом:
    - Братец дорогой, уж не пешком ли ты пришёл?
    - Да, сестрица. Я пришёл пешком. Пешком и уйду, если ты не против.
    - Ну что ты, братец, как же я отпущу тебя? Я ведь так давно тебя дожидалась, что приход твой сюда просто переполнил моё сердце радостью. А ты, должно быть, проголодался с дороги. Я сейчас пойду и принесу тебе хлебца поесть.
    Как только сестра вышла, в комнату из тёмного угла выскочил петух и говорит Татуку:
    - Слушай, парень, твоя сестра вышла, чтобы поточить свои зубы. Она вернётся и съест тебя. Спасайся!
    - Как же я спасусь? Я же не знаю, что мне делать! – отвечает ему Татук.
    А петух и говорит:
    - Сними одежду, набей её золой и подвесь к потолку. А сам беги отсюда без оглядки. Как только твоя сестра вернётся и набросится на одежду, - зола забьёт ей глаза. А пока она их протрёт и сможет видеть снова, ты будешь уже далеко!
    Татук послушался совета, да так и поступил.
    Он уже выбрался из села, как слышит: сестра нагоняет его. Татук, тем временем, добрался до того места, где росли три абрикосовых дерева и взобрался на одно из них. Только вскарабкался, а сестра уже тут как тут. Полезла и она на дерево, да только влезть не смогла. Тогда она принялась грызть ствол. Грызла-грызла и прогрызла – дерево начало падать. Но Татук перепрыгнул на второе дерево. Сестра начала грызть и его. Грызла-грызла и свалилось дерево. Татук едва успел перепрыгнуть на самую верхушку третьего, последнего дерева. Сестра бросилась к нему и стала грызть ствол.
    В этот момент отец и мать Татука посмотрели на миску с молоком, что оставил он перед своим уходом. Смотрят: молоко покраснело. И они тут же отпустили Занги и Зранги.
    Занги и Зранги взяли след своего хозяина и огромными прыжками бросились бежать по дороге, по которой ушел Татук. Очень скоро они были на месте. Татук увидел их и крикнул:
    - Занги – Зранги, быстрее проглотите её. Проглотите её так, чтобы осталась лишь только капелька крови.
    Собаки проглотили сестру так, как и просил Татук: только одна капелька крови упала на абрикосовый листок.
    Освободив своего хозяина, Занги и Зранги, повиливая хвостами, улеглись у его ног. Они были счастливы, что успели спасти Татука. А он, тем временем, взял лист с каплей крови, положил себе за пазуху и пошёл прочь от этого места.
    Он всё шёл и шёл и, наконец, повстречался ему на пути караван.
    Когда купец – хозяин каравана увидел собак Татука, ему тут же захотелось заполучить их себе. «Если эти подобные львам собаки будут моими, мне не придётся больше опасаться набегов разбойников. Даже если их будет сотня, эти два пса одолеют их», - подумал он. А сам повернулся к Татуку и говорит:
    - Слушай, парень, отдай мне этих собак. Проси за них столько мулов, сколько хочешь. Забирай их прямо со всей поклажей, что на них есть.
    - Даже если бы ты дал мне весь свой караван, я бы всё равно не променял на него своих собак.
    - Хочешь сказать, что с этими двумя собаками ты богаче меня, со всем моим караваном?
    - Выходит, что это так, - ответил Татук. – Весь этот огромный караван не спасёт твою жизнь. Наоборот, может случиться так, что он станет приманкой для разбойников, которые могут отнять у тебя не только имущество, но и саму жизнь. А моя жизнь в безопасност
    Так они и путешествовали дальше, беседуя друг с другом. Наконец, купец говорит:
    - Если ты не хочешь расставаться со своими собаками ни за какие деньги, давай сделаем так: я загадаю тебе загадку. Отгадаешь – караван твой. А не отгадаешь, – я забираю собак.
    - Согласен, - говорит Татук. – Давай, загадывай.
    - Видишь эту трость? Если ты догадаешься, из какого дерева она сделана, то забирай караван. Ну а если нет, то собаки мои.
    - Ладно, - сказал Татук и начал называть породы деревьев, какие только знал, - Кедр, груша, ясень…
    Он назвал все деревья, которые знал. Но все его ответы были не верны.
    - Ну, раз так, то отдавай собак, - сказал купец.
    - Погоди немного. Дай-ка мне подумать ещё минутку, - сказал Татук, - я знаю ещё одну породу деревьев. Название так и вертится на языке…
    В этот момент что-то начало царапаться и пищать:
    - Дикий кизил… дикий кизил…
    Эти звуки издавала капелька крови, что была на абрикосовом листке, спрятанном за пазухой.
    - Я знаю! Знаю! – воскликнул Татук. – Эта трость сделана из дикого кизила!
    - Да, ты прав, - говорит купец. – Что ж, теперь ты можешь забрать у меня караван.
    - Не нужен мне твой караван, - ответил Татук. – Я простой пастух, а не купец. Дай мне только немного хорошей одежды, чтобы я мог пойти и посвататься к своей невесте. Этого будет достаточно.
    Купец выбрал самые лучшие одежды, прибавил к ним драгоценности и другие украшения, которые понадобятся для свадьбы, погрузил всё это на мула и отдал юноше.
    Татук взял груженного добром мула и пошёл домой. На как только караван скрылся из виду, чувствует: что-то шевелится у него за пазухой. Он запустил туда руку, вытаскивает, смотрит, а это огромная змея. Это капля крови, что была на листе, превратилась в змею. А сама она уже нацелилась ужалить Татука в горло.
    Юноша брезгливо стряхнул змею с рук, а она, меж тем, становилась всё больше и больше. И вот уже перед ним и не змея, а целый дракон.
    - Занги – Зранги! Сюда! Проглотите это чудовище так, чтобы от него даже капельки крови не осталось!
    Собаки так и сделали. Дракон-сестра исчез навсегда, а Татук, вместе с мулом, груженным свадебными подарками, благополучно добрался домой. Посватался к красивой девушке, женился и благополучно теперь живёт с ней. Их мечты сбылись, так пусть сбудутся и ваши.

Поделиться этой страницей