кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


«Вытесняемое шаг за шагом с плоскости в предгорья, с предгорья в горы, с гор к морскому берегу, миллионное население горцев перенесло все ужасы, страшные лишения, голод и повальные болезни, а, очутившись на берегу, должно было искать спасение в переселении в Турцию» генерал Зиссерман, т.II, с.396



Новое учебное пособие по истории Кубани создано большим авторским коллективом под редакцией профессора В.Н. Ратушняка (КГУ). Оно написано и издано по инициативе губернатора края А.Н. Ткачева и допущено департаментом образования и науки в качестве учебного пособия. Книга адресована школьникам и широкому кругу интересующихся историей края — тираж — 30.000 экземпляров.



«Много крови было пролито доблестными воинами, много жизней русских угасло, прежде чем сторонушка эта сделалась нашею. Много много великих людей трудилось здесь, добывая русской короне, русскому народу эту сторонушку... Широкою рекою лилась благородная кровь русских витязей, увлажняя и орошая землю, покоряемую для их детей и внуков». Казачий просветитель И. Вишневецкий. Нач. ХХ в.(Почему у нас не так как у других//Кубанские областные ведомости. — 1911. — N 255).



Уже само название учебного пособия вызывает возражение. Использование определения «родная», видимо, вызвано желанием атрибутировать территорию и историю края как свое, родное, близкое. Желание вполне понятное, но при этом требующее обязательного уточнения — впервые русское и казачье население появилось на Кубани в конце ХVIII века при Екатерине II, даровавшей Тамань и правобережье Кубани Черноморскому казачьему войску. Обозначенная территория была населена адыгами, крымскими татарами и ногайцами, которые были изгнаны регулярной российской армией в Закубанье — моноэтничный адыгский регион вплоть до 1862 —64 годов. Российская колонизация Закубанья и всего Северо-Западного Кавказа началась с водворения казачьих станиц на землях изгнанных в Турцию адыгов как раз в эти годы (1862 — 1864). Поэтому, при самом большом преувеличении правобережье Кубани стало родным для казаков в 1792-м году, а все Закубанье, горный массив и побережье (то есть адыгские земли) — в 1864 году. Хотя вряд ли первые переселенцы-казаки могли воспринимать только что завоеванную землю как свою родину. Роди- ну — Запорожье — у них отняла все та же Екатерина II. В исторической песне, посвященной переселению запорожских казаков на Кубань, еще нет темы родной земли:



«Ой, прощай ти, Днистр, ти реченька бистрая,

Та пойдем на Кубань пить водици чистой.

Ой, прощайте, курени любезные,

Треба вид вас повалити на чужи земли».

Русское население формировалось на Кубани в основном уже после 1864 года. Подавляющее большинство русских прибыло в Кубанскую область в 80 — 90-е годы ХIХ века и в начале ХХ века. Безусловно, Кубань является родиной любого человека, который здесь родился. Тем более, этот край воспринимается как родной теми людьми, чьи семьи проживают здесь несколько поколений. Очень небольшой процент современного кубанского казачества восходит непосредственно к тем казакам, которые по велению императрицы появились на Кубани в конце ХVIII века. Тысячи крестьян-великороссов, мобилизованных в центральных губерниях империи, зачислялись в казаки в 40-е и 50-е годы ХIХ века — в разгар Кавказской войны. Их потомки не имеют этнической связи с Черноморским казачьим войском конца ХVIII — нач. ХIХ веков и, тем более, не имеют никакого отношения к Запорожской Сечи ХVI — ХVIII вв.



На этом историческом фоне словосочетание Родная Кубань звучит не корректно. Его можно было бы понять, если бы учебное пособие было посвящено исключительно периоду ХIХ — ХХ вв. Но дело как раз в том, что авторы начинают излагать историю «Родной Кубани» с каменного века и при этом без единого упоминания об аборигенах края — адыгах — до ХI века! Зато по всему тексту (при описании периода Майкопской культуры, периода дольменной культуры, античности и раннего средневековья) говорится о «наших предках» и «родном крае!» Как вам понравится появление книг, которые бы назывались «Родная Черкесия» или «Наша Черкесия»? Подобное навязчивое употребление атрибутирующих определений сперва вызывает улыбку, а их частое использование —неизбежную реакцию неприятия.



«Поскольку побережье Черного моря и плодородные предгорные области Россия стремилась удержать посредством колонизации, заселяя эти земли христианскими переселенцами, большая часть проживавших здесь черкесов была истреблена или принудительно выселена из этих мест... Мало известное миру массовое переселение жителей Кавказа и крымских татар из России было трагедией, которая во многих отношениях предвосхищала депортации ХХ в.»



Андреас Каппелер. Россия — многонациональная империя



Обращает на себя внимание полное отсутствие карт. Этот факт не может приветствоваться как с научной, так и с учебно-методической точки зрения. Тем более, что существует огромное количество профессионально составленных карт в монографиях по всем периодам истории Северо-Западного Кавказа. Существуют аутентичные карты ХIV-ХVIII веков. Игнорировать столь значительный источниковый пласт, по меньшей мере, не правильно. Точности ради заметим, что некое подобие карты помещено на форзаце книги. «Карта» более походит на рисунок или коллаж, на котором мы видим фигурки в горделивых позах, одетые в наряды отчасти выдуманные, отчасти неверно прочтенные в источниках. Это представители этносов различных эпох, заселявших правобережье Кубани, оседавших на Тамани и на побережье Черкесии. Самый нехозяйский вид при этом у фигуры черкеса. Всадник-булгар и вовсе похож на Чингачгука, но никак не на тюркского воина VI — VII веков. Коллаж не проясняет ничего по истории Кубани, но способен совершенно запутать юного читателя. Каждая фигура сопровождена подписью — датой появления и убыли этноса. Фигура черкеса отмечена пояснением: «с I тыс. н.э.». Понимай как хочешь: может адыги и существовали в I веке н.э., а может свалились откуда то в Х веке — лет за 20 до появления на Тамани князя Мстислава. Ну а вероятность более древнего присутствия (или даже генезиса) древних адыгов (до н.э.) авторы учебного пособия исключают полностью. Считаем необходимым напомнить, что учебник — не место для «научных открытий» такого рода. Содержание учебника ни в коем случае не должно противоречить устоявшейся и признанной научной картине исторического прошлого. Вы можете сомневаться во всем, но делайте это в своих диссертациях. А текст учебника не должен резко контрастировать с текстом в энциклопедиях, с результатами многолетних исследований международно признанных специалистов.



Коллаж на форзаце сопровождается весьма недвусмысленным текстом, согласно которому на Кубани до появления казаков никогда не было постоянного населения — «народы сменяли народы». Это и есть главный тезис всей книги. Народы сменяли народы только на правобережье Кубани, но не стоит забывать, что ногайцы почти 300 лет занимали пространство между Кубанью и Доном, и продолжали бы его занимать и сегодня, если бы не доблестный Суворов.



Столь подробно мы остановились на названии и рисунке-«карте», помещенной на форзаце, именно потому, что уже на этих двух примерах отчетливо видно стремление авторов к деэтнизации истории Северо-Западного Кавказа, к полнейшему умолчанию истории единственных аборигенов края — адыгов. В этой связи, детальный анализ содержания учебника теряет смысл, так как политической и этнической истории адыгов в учебнике из 216 страниц посвящен один единственный параграф из 5 страниц. И очень характерно, что этот параграф посвящен адыгским посольствам к Ивану IV. И так как эти посольства связаны в основном с деятельностью Кабардинских князей, то и получается, что история западных адыгов почти совсем не представлена в данном издании.



Вся древность, античность и раннее средневековье вплоть до ХI века изложены без единого упоминания адгов или даже намека об их существовании. А из такого текста ученик сделает только однозначный вывод: адыги никогда не жили на Кубани, ни их, ни их отдаленных предков не было на территории Северо-Западного Кавказа. Но все-таки авторы обронили одно единственное упоминание адыгов (до сер. ХVI в.). Это упоминание сделано на с. 37 в связи с изложением истории Тмутараканского княжества. Но что это за текст? Оказывается, Святослав (а не Мстислав, как в летописи) является основателем этого княжества, что автоматически удревняет его на 50 лет. Русская Тмутаракань многонациональна: авторы поведали нам, что в княжестве жили славяне, греки, хазары, болгары, осетины и другие! То есть, кто угодно, но не адыги. Мстислав, оказывается пошел в 1022 г. в поход не на Тмутаракань (из своего удела — Чернигова), а уже правил в ней и из нее пошел в поход на касогов (адыгов — именно так в тексте, прим. С.Х.). При этом не сообщается куда. Но пытливое дитя, ведомое опытным педагогом, может выяснить маршрут по «карте» на форзаце, где фигура русского князя стоит на Тамани, а фигура касога (адыга) в районе Майкопа: серьезный 300 км. бросок! И двигались, видимо, по незаселенным никем землям! А.В. Гадло (СПбГУ), кавказовед с мировым именем, совершенно зря всю жизнь трудился над проблемой Тмутаракани: каждая строчка учебника противоречит каждой строчке у Гадло, а летописный источник и вовсе уже не источник! После обязательного покорения всех адыгов Мстиславом, о чем повествуется одним абзацем, адыги полностью пропадают до 1552 года, когда им срочно понадобилось поехать в Москву.



«Около 1,5 млн. черкесов были уничтожены или депортированы. Эта трагедия и абсолютно, и пропорционально совпадает с той, что постигла армян в 1915 году. Было ли это сделано с черкесами намеренно? Да. были ли к этому идеологические причины? Да. Россия практиковала резню и массовые депортации в Крыму и на Кавказе, и «этнически очистила» Черкесию специально в 1862 — 1864 гг. На протяжении этого периода панслависты, вроде Михаила Каткова, снабжали русскую публику националистическими оправданиями в духе имперских амбиций («третий Рим») и стратегических интересов («выход к морю»).



Антеро Лейтзингер. Черкесский геноцид



Таким образом, история адыгов начинается после прихода на Кубань древних руссов. Невнятный намек о существовании где-то за пределами Тамани адыгов вряд ли запомнится читателем, т.к. следующие 7 страниц тмутараканской темы изложены вне какой бы то ни было связи с адыгами. Зато много внимания уделяется половцам. Говорится о том, что русское княжество «мирно сосуществовало рядом с кочевниками». Значит кочевники, но не адыги были соседями русских на Кавказе, на Кубани. В большой авторский коллектив не вошли некоторые главные краснодарские специалисты по касогам, из работ которых явствует, что касоги не адыги, а славяне! Советуем при переиздании исправить с. 37 с учетом этой «теории».



Итак, чтобы снова прочесть об адыгах совершаем прыжок на с. 44-ю через 530 лет. Раздел называется «Так начиналась дружба». История адыгов по-настоящему начинается в ХVI веке. Параграф состоит из 5-ти страниц. И это все. То есть, вся адыгская история от непонятно какого периода до ХIХ века изложена на 5-ти страницах. Видимо, это именно те крохи с хозяйского стола, которые будут нам доставаться и впредь! Очень содержателен рисунок на с. 48: этакий домик пигмея, чуть заметно больше кукурузной клети. На с. 49-й узнаем, что в ХVI -ХVIII веках ежегодно с Кавказа вывозилось турками 12 000 рабов. Получается, 3 млн. 600 тыс. за весь период! Действительно мрачная эпоха.



Самый большой раздел учебника — о Кавказской войне (с. 77 — 108). Это само по себе вызывает сомнение: стоит ли в 6 — 7 классе делать акцент на военной теме в ущерб разделам о культуре, в ущерб другим периодам. Разве не достаточно 1 — 2 параграфов в этом возрасте? Мы можем предположить, что подобный дисбаланс сложился из-за того, что большая часть краснодарских «кавказоведов» занимается не историей и культурой Кавказа, а военно-историческими проблемами России на Кавказе.



Вся эпоха Кавказской войны изложена без политической истории адыгов. Авторы не сочли возможным дать хотя бы краткий обзор внешнеполитической истории Черкесии этого времени, характера и масштаба национально-освободительного движения адыгов, дать сведения о лидерах адыгского сопротивления (Сефербей Зане, Магомед Амине, Казбиче Шеретлуко, Хаджи Берзеке). Зато есть параграф об адыгских «просветителях» — Шоре Ногмове, Хан-Гирее, Умаре Берсее — которые служили царской России. Просветитель, как известно, просвещает свой народ. Хан-Гирей написал «Записки о Черкесии», в которых дал детальный военно-топографический анализ страны адыгов. Этот труд адыгского «просветителя» был предназначен для высшего военного руководства империи. Николай II, Бенкендорф и еще ряд генералов — вот и вся читательская аудитория «просветителя». Хан-Гирея и Ногмова, и всех прочих «просветителей» периода Кавказский войны можно считать первыми адыгскими историками, этнографами, фольклористами. Их труды были доступны только русской аудитории. Адыгские уорки и даже крестьяне во время Кавказской войны не читали книжек на русском языке вечерами у камина. То есть они вообще не читали.



В рассматриваемом учебном пособии Кавказская война на Северо-Западном Кавказе целиком представлена как казако-черкесский конфликт. Вся воинская заслуга в завоевании Черкесии приписана казакам — как будто здесь не было огромной российской регулярной армии и как будто солдат-великороссов погибло меньше, чем казаков. Оказывается, в завоевании Черкесии не участвовал Черноморский флот, а войсками не командовали немецкие офицеры. Во всем этом читается заявление — история Кубани есть история казаков. Но и демографически, и экономически на Кубани с 80 — 90-х годов ХIХ века доминирует неказачье население — русские, украинцы, армяне, евреи, греки, немцы, болгары, чехи, эстонцы. Казачья колонизация побережья не удалась с самого начала. В Черноморском округе (губернии с 1896 г.) экономически (а на значительных участках туапсинского и сочинского округов и численно) в последнюю четверть ХIХ в. — начало ХХ в. возобладало неславянское население (греки, армяне, чехи, эстонцы, немцы, молдаване).



Очевидное стремление представить историю российской Кубани после 1864 года как историю казачьего края хорошо видно на примере раздела о гражданской войне 1918 — 1920 гг. Сразу отметим, что адыги совсем не попали в кубанскую историю ХХ в. Хочется напомнить, что не казаки, а черкесы были первыми сподвижниками генерала Корнилова в августе 1917 года, еще до основания Белой армии. Черкесы рискуя своими жизнями, укрывали казаков во время разгула красного террора весной 1918 года. Ни один другой этнос в России не дал Белой армии такого высокого процента добровольцев (относительно собственной численности) как адыги, сформировавшие черкесский полк под командой Кучука Улагая и дивизию под командой Клыч-Гирея. А.Намиток и М. Гатагогу были заместителями председателя Кубанской Рады. Весной 1920 года, когда турецкие власти не принимали пароходы с белоказаками черкесские князья и генералы добились разрешения для своих боевых товарищей вступить на анатолийский берег. Когда Сталин повесил на Красной площади Краснова и Шкуро, разве вместе с ними не был казнен генерал Клыч-Гирей? В период великой русской смуты адыги были верны Романовым, хотя сам царь отрекся от трона, разрушив империю, которую создавали его предки. Черкесы и абхазы в революцию 1905 — 1907 годов были одними из немногих народов, преданных правительству. За эту верность Столыпин снял с абхазов статус «виновного» народа. Парадокс истории в том, что христианские, православные страны Закавказья — Грузия и Армения — ради спасения которых Россия вступила на Кавказ, первыми предали ее в 1905 и в 1917 годах. Вспомним, как активны были грузинские социал-демократы в российском левом движении. Отец Звиада Гамсахурдиа, самого русофобски настроенного лидера на всем постсоветском пространстве, классик грузинской литературы Константин Гамсахурдиа был добровольцем в германской армии в 1914 году. Таких примеров — тысячи. У фашистов не было черкесского полка СС, зато был армянский полк СС, а в составе вермахта была целая дивизия грузин. Разве не заслужил упоминания в учебнике Айтеч Кушмизоков, командир партизанской бригады, соратник Ковпака? Разве не достоин быть упомянутым в кубанском учебнике Хазрет Совмен, вложивший десятки миллионов в краснодарские вузы? Никто и никогда не жертвовал на нужды образования на Кубани таких денег. И это на фоне масштабной фальсификации истории Кубани (Северо-Западного Кавказа), которую «творят» представители КГУ.



При изложении событий Кавказской войны воспевается захватническая политика царизма и весь текст изобилует атрибутирующими определениями — «родная» (земля) «наша» (родина), и т.п. На с. 89-й казаки-линейцы предстают доблестными защитниками родной земли, то есть эта война не велась для завоевания адыгской земли (хотя мы знаем, что эта цель подчеркивалась в сотнях русских документах — планах, предписаниях, рескриптах, журналах военных действий, предположениях, отчетах и т.д.), но только для защиты родной земли. Дагестан — тоже родная земля казаков! И Кабарда конечно же.



Обращает на себя внимание крайне враждебный тон авторов: на с. 94-й и 96-й черкесы названы врагами! Данный учебник — единственное учебное пособие не только в крае и РА, но и на всем Северном Кавказе, где допущена подобная лексика. Все другие авторы используют эмоционально неокрашенный термин «противник». И это правильно, поскольку речь идет о детском восприятии мира. Еще больше увлекаются авторы созданием образа врага в лице черкеса на с. 80-й. Использована аллегория посредством наложения на этноним черкес зоонима змей: страшный змей плывет по Кубани, угрожая родной земле. Оказывается, переплавляются черкесы. Этот пассаж — одно из бесспорных стилистических «достижений» авторов книги. Аллегория явно навеяна просмотром «13-го воина» (голливудский фильм с А.Бандерасом в главной роли по мотивам сказки Ибн Фадлана, арабского энциклопедиста, посетившего Хазарию в сер. Х века), где «змей», состоящий из каннибалов, атакует поселение викингов. С кем прикажете сравнивать казаков?



В учебнике ни слова не говорится о национальной катастрофе, постигший адыгский народ в 1861 — 1864 гг., на завершающем этапе Кавказской войны. Ни слова о том, как царские войска под командованием генерала Евдокимова сектор за сектором, долину за долиной «очищали» весь Северо-Западный Кавказ от адыгского населения. Подробнейший отчет об этих действиях самого Евдокимова издан видимо только для того, чтобы его читали в Майкопе, Сухуме, Черкесске, Нальчике, и делали при этом неправильные выводы. Так явите же нам образец работы над источником.



Честный и деликатный разговор с детьми на эту важнейшую за всю обозримую историю региона тему (выражаясь словами Евдокимова: «В настоящем 1864 году совершился факт, почти не имевший примера в истории...») авторы подменили на несколько тихих и даже убаюкивающих предложений: «Прошли годы. Закончилась Кавказская война, а земли, где некогда шли ожесточенные бои за обладание побережьем Кавказа (черкесы значит не защищали родную и населенную ими землю, а вели бои за обладание побережьем Кавказа! — прим. С.Х.) стали населять мирные люди многих национальностей (то есть, все хорошие и мирные, кроме черкесов — прим. С.Х.)» (с. 97).



«Нещадно и безостановочно теснить горцев к морю, и в то же время усиленно двигать русское население на места, только что освобожденные бегущими горцами» князь Барятинский, т.II, с.372



Весь этот замечательный учебник завершается текстом гимна Краснодарского края — это и есть гимн «мирных людей многих национальностей». В нем есть и такие строки: «на врага на басурманина мы пойдем на смертный бой». Басурманин — это русский термин, заимствованный из татарского, обозначающий мусульманина! Что это, если не обозначение мусульман в качестве врагов? Какая была необходимость в качестве гимна субъекта РФ (субъекта многонационального и многоконфессионального, занимающего большую часть Северо-Западного Кавказа, граничащего с Украиной, Абхазией, Карачаево-Черкесией, Адыгеей; тесно связанного экономически с Турцией) утверждать боевую походную песню кубанских казаков на турецком фронте времен первой мировой войны. Не является ли это нарушением конституции РФ? Текст гимна должен консолидировать общество — это не аксиома, но в современном мире желательно, чтобы это так и было. К слову сказать, в адыгских песнях периода Кавказской войны есть такие строки, которые нельзя распевать со сцены, и их не поют. Подобные тексты являются предметом исследования историков и фольклористов, но им не приходит в голову идея рекомендовать их к ежедневному прослушиванию.



Анализ новейшей кубанской литературы по истории Северо-Западного Кавказа сразу заставляет вспомнить грузинскую «историографию» (точнее: пропагандистскую литературу) конца 80 — 90-х годов ХХ века, стремившуюся доказать своей грузинской аудитории, что: а) современные абхазы не являются аборигенами страны — Абхазии; б) средневековые абхазы — картвельское племя. Предлагаем заимствовать грузинский опыт. Из их брошюр и фолиантов явствует, что современные абхазы — отсталое адыгейское племя, спустившееся с гор в ХVII веке и ассимилировавшее картвелов-абхазов в их многотысячелетней родине от Туапсе до Ингура. Соответственно, современные адыги — отсталое абхазское племя, спустившееся с гор (тут важно подобрать участок хребта подальше от Краснодара, лучше за пределами административной границы края) в ХVI веке (позже не получается из-за этих посольств к Ивану Грозному) и ассимилировавшее черкесов-славян в их многотысячелетней родине на пространстве от Тамани до Эльбруса.



90-е годы преподнесли еще один урок. Оказалось, что уровень кавказоведения не зависит от материального насыщения научных центров, но находится в прямой зависимости от элементарной человеческой порядочности. По-прежнему звучат замшелые штампы из официоза ХIХ века: хищные, ленивые и праздные черкесы испытывали хронический продовольственный кризис, а их набеги были значимым фактором экономики! Этот штамп в разных вариациях звучит с самых высоких кафедр и тиражируется в миллионных тиражах. Но после выхода в свет в Санкт-Петербурге в 1897 году исследования крупного русского ученого-агронома Ивана Николаевича Клингена «Основы хозяйства в Сочинском округе» этот штамп может озвучивать либо дилетант, либо (если речь идет о профессиональном кавказоведе) совершенно недобросовестный человек.



Кроме Краснодара значительное число работ, откровенно фальсифицирующих историю Северо-Западного Кавказа, в 90-е годы вышли в свет в Карачаевске. Оказывается, что синдо-меотские племена VI в. до н.э. — V в. н.э. и зихи (касоги) — карачаевцы. Более того, карачаевцами провозглашаются и черкесы, которые внезапно забывают тюркский и переходят на адыгский буквально за несколько лет до Кавказской войны. Причины, по которым краснодарским авторам кажется, что черкесы были славянами, а их карачаевским визави — тюрками, не лежат в области источниковедения.



Кстати, об источниковедении. Все знают, что это основа исторического знания, исследовательского процесса. За все время пребывания ААО в составе края и за весь постсоветский период краснодарские историки не издали ни одного источника об адыгах. Это говорит об отсутствии интереса и нежелании изучать историю адыгов. Для сравнения: Виктор Котляров («Эль-фа», Нальчик) в течении постсоветского периода издал более 30 источников с общим тиражом более 50.000 экземпляров.



Один из главных вопросов, который хочется задать сочинителям рассматриваемого учебника: для кого 200 лет работало российское и европейское кавказоведение? Кавказоведение сегодня не может быть доморощенным. А содержание учебника не должно резко отличаться от устоявшихся научных представлений, достигнутого уровня знаний. Ваш учебник полностью противоречит всему, что написали об адыгах ученые с мировым именем: Б.Грозный, Н.Марр, И.А.Джавахишвили, Г.А.Меликишвили, Л.И. Лавров, М.И.Артамонов, Ш.Д.Инал-ипа, Д.Айалон, А.Поляк, П.М.Хольт, Н.В.Анфимов, Ю.С.Крушкол, Я.А.Федоров, В.К.Гарданов, Н.Г.Волкова, В.И.Марковин, Г.В.Рогава, А.Чикобава, Ж.Дюмезиль, А.В.Гадло, В.Аллен, М.Гаммер, М.В.Горелик, М.О.Косвен, Г.В.Вернадский, В.В.Бартольд, С.Л.Николаев, С.А.Старостин, В.В.Бунак, Г.А.Дзидзария, В.Г.Ардзинба, и многие другие. Кстати, хорошо, что не забыли об абхазском лидере, хеттологе и кавказоведе с большой буквы. Господа, зачеркивая адыгскую историю, вы тем самым зачеркиваете и абхазскую историю. А абхазы так стремятся в Россию! Спешите сообщить им, что их предки не имеют никакого отношения к Майкопской и дольменной культурам.



Несомненно, ваш учебник способен очень сильно навредить атмосфере толерантности в двух субъектах РФ — Краснодарском крае и Республике Адыгея. Учебник полностью фальсифицирует историю Северо-Западного Кавказа и представляет собой образец того, каким не должен быть учебник или любая книга, адресованная детям. Очевидно, что ребенок, воспитанный на такой книге, не станет считаться с проблемами аборигенов края — адыгов — и не будет воспринимать их таковыми.

Самир ХОТКО.
Кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник АРИГИ.





Статистика