кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


Лeзгинские народные сказки

 

ОХОТНИК И СОЛОВЕЙ 

В одном городе жил охотник. Он никогда не возвращался с охоты без добычи, так как был хорошим стрелком. И жители города очень уважали его. Однажды охотник не сумел настрелять дичи. «Если я вернусь ни с чем, — подумал он, — все увидят это и перестанут меня уважать. Пойду-ка я дальше, может быть, что-нибудь попадется, иначе стыдно возвращаться». Охотник пошел дальше и вдруг видит: на колосе пшеницы сидит красивый соловей и поет чудесную песню. Охотник поднял ружье и прицелился. Соловей увидел охотника, испугался и, прервав свою песню, сказал дрожащим голосом: — Настал мой конец. Эй, охотник! Что ты думаешь делать? — Думаю тебя убить! — ответил охотник. — Я знаю, что твоя рука верно бьет в цель, и поэтому убежал из тех мест, где ты охотился. Мое тело слишком мало, мое мясо ни на зубы, ни на язык тебе не попадет, не убивай меня. Оставь меня резвиться на цветах, петь и радовать сердца людей. Охотник сказал: — Эй, соловей! Твои слова хороши, но я тебя хочу убить не для еды. Я всегда возвращаюсь в город с добычей, а вернуться ни с чем для меня позор. И соловей ответил ему: — Тогда наберись терпения, я дам тебе три наставления, а потом можешь убить меня. — Ну, говори, соловей, послушаю твои советы. И соловей сказал: — Не верь тому, во что нельзя поверить. Не жалей о том, что сделал. Не протягивай руку туда, куда дотянуться не сможешь. Услышав эти слова, охотник опустил ружье. Ему понравились советы ее соловья, и он сказал: — Я дарю тебе жизнь. Соловей взлетел на ветку высокого дерева и сказал: — Эй, человек! Я обманул тебя. Мне смерть не страшна. У меня в желудке есть драгоценный камень величиной с гусиное яйцо. Семь царей вместе не смогут купить его. Я думал, о том, что этот драгоценный камень может попасть в руки такого бессердечного человека, как ты. Охотник схватился за ружье и стал целиться, но не мог различить листьями соловья, хотя и слышал его голос. Тогда он бросил ружье и лез на дерево. Когда он поставил ногу на тонкую ветку, ветка сломалась охотник свалился на землю и сильно ушибся. Тут он начал стонать и звать соловья: — Ой, милый соловей, помоги мне! Соловей прилетел, опустился рядом с охотником и сказал: — Эй, охотник! От всех бед есть лекарство, но для тебя нет его. — Почему? — спросил охотник. — Я дал тебе три наставления, но ни одно из них не пошло тебе впрок. Я с трудом проглатываю пшеничное зерно, а ты поверил, что у меня желудке драгоценный камень, да еще с гусиное яйцо. Я тебе сказал :если что-нибудь сделал, не жалей. Ты подарил мне жизнь, а когда я сказал о драгоценном камне, ты пожалел. Забыл ты и третий совет — не протягивай руку туда, куда дотянуться не можешь. Я держусь на тоненьких стебельках колоса, на тоненьких веточках, а ты полез за мной на дерево, поймать меня? Нет, я тебе не помогу, глупый охотник. Для всех на свет лекарства, а для тебя нет.

 

Гунзари 

Был, не был один хан. У хана был сын. Хан говорил ему: «Расти, мой сын, а когда вырастешь, я женю тебя на Гунзари». Сын хана вырос, и в дом привели невесту, 
— Здравствуй, Гунзари!— обрадовался сын хана.— Почему ты не приходила к нам раньше?
Девушка ответила:
— Я не Гунзари, я — Халун. Сын хана огорчился и сказал:
— Отец, ты говорил, что женишь меня на Гунзари, а не на Халун.
— Я забавлял тебя сказкой,— отвечал отец.— Гунзари — это то, чего нельзя достичь. Она молода и прекрасна, она уже тысячу лет правит в своём ханстве, но увидеть её нельзя. Забудь о ней, и пусть женой твоей будет Халун.
Но сын хана так долго мечтал о Гунзари, что ни о ком другом не мог и думать. Тогда визир хана, который полюбил Халун, сказал:
— Великий хан! Твой сын только изведётся от тоски, если всё время будет думать о Гунзари. Лучше отпусти меня с ним, и я помогу ему найти Гунзари.
Много ли, мало ли ехали сын хана и его везир, но только проехали они вершинный аул — такой, как Тануси, проехали низкий аул—такой, как Харахи, объехали горы и попали в чужой аул — такой, как Заи, перебрались через реки Ин и Дин,
долго ехали лесом и очутились на берегу молочного озера.
-— Не может быть, чтобы такое озеро было без диковинок,— сказал везир.— Давай спрячемся!
Молодой хан и везир спрятались в кустах и увидели, что к озеру прилетели три птицы. Они сбросили свои одежды, превратились в прекрасных девушек и вошли в воду. Только одна из птиц всё ещё оставалась на берегу.
— Почему ты не идёшь в озеро, Гунзари?— спросили девушки.
— Разве для того вы сменили птичий язык на человечий, чтобы называть мое имя? — рассердилась Гунзари.— Не будет теперь мне воли в этом озере.
Она скинула птичьи одежды, и от её красоты всё вокруг засияло, будто лучи света пробились сквозь лесную чащу.
Сын хана вышел из кустов и взял одежды. Гунзари испугалась:—Ну вот,— говорит,— кончилась моя воля!
Сколько она ни просила молодого хана, чтобы он вернул её одежду, юноша не соглашался.— Не отдам,— говорит,— пока не скажешь, что станешь моей женой.
— Хорошо,— говорит Гунзари,— пусть так и будет! Только отпусти меня до новой луны в моё
ханство,— пусть там выберут себе другую Гунзари.
Сын хана отдал Гунзари птичьи одежды, и он; улетела.
Вернувшись домой, он рассказал обо всём отцу, а когда наступили дни новой луны, стал снова готовиться в путь.
Хан дал сыну в спутники везира, а Халун, узнав, куда собрался молодой хан, дала везиру сонную иголку.
Сын хана и везир проехали вершинный аул, миновали низинный аул и очутились у молочного озера.
Тут везир незаметно воткнул иголку в одежду своего спутника, и молодой хан уснул.
Гунзари прилетела к озеру и сказала везиру, чтобы он разбудил молодого хана. Везир позвал своего господина, но он не проснулся. Гунзари поплескалась с подругами в молочном озере и снова сказала везиру, чтобы он разбудил молодого хана. Везир стал будить своего господина, но он не проснулся.
— Что ж,— опечалилась Гунзари,— скажи своему господину, чтобы он одел траурные одежды,—• он не увидит меня больше. А когда он вернётся к отцу, пусть изрубит верёвку и дверь в своём доме.
Гунзари улетела, а везир вытащил иголку из одежд своего господина, и молодой хан проснулся.
— Прилетала ли Гунзари?— спросил он.
— Прилетала, но не могла тебя разбудить,— ответил везир.
— Что же сказала Гунзари?— спросил хан.
— Она сказала, чтобы ты одел траурные одежды, потому что ты её больше не увидишь.
— А не сказала ли ещё чего-нибудь Гунзари?— спросил хан.
— Она сказала, чтобы ты изрубил верёвку и дверь в своём доме.
Тогда молодой хан вынул свой меч и сказал:
— Это ты — дверь в моём доме! И зарубил везира мечом. Дома он сказал Халун:
— Это ты — верёвка в моем доме! И тоже зарубил её мечом.
Когда сын хана рассказал отцу всё, что случилось, отец сказал:
— Значит не судьба тебе была добыть Гунзари. * Забудь о ней, сын мой!
Но сын хана не мог забыть Гунзари и снова отправился в путь. На этот раз он не взял в спутники никого из везиров отца, а взял своего лучшего друга.
Много ли, мало ли ехали сын ханами его друг, но только пришлось им ехать ещё дальше, чем за реки Ин и Дин, а молочного озера нигде не было. За далёкими горами они нашли простой дом, а в кунацкой этого дома — пищу и питьё для гостей и постели для уставших,— людей в этом доме не было.
— Что ж, - говорит сын хана,— дом как дом,— видно, нет больше чудес на свете! Хозяин ушёл, с нами его уважение к гостям. Скажем спасибо хозяину.

Сын хана и его друг поужинали и легли спать. Друг хана был настоящий друг, и он только лишь прикрыл веки, но не спал. В полночь он услышал, как в соседней комнате скрипнули навесы и дверь сказала стене:
— Мы сегодня не одни, отец?
— Да, дочь моя, у нас гости — молодой хан со
своим другом.
— А куда они едут?— спросила дверь.
— Они ищут то, чего нельзя найти. Это Гунзари, которая живёт уже тысячу лет и никогда не стареет.
— Гунзари — это посуда, отец, из неё пьют.
— Нет, дочь моя, Гунзари — это девушка.
— А нельзя ли помочь им найти Гунзари?
— Можно, дочь моя, но нужно быть героем. У нашей горы нужно взять с конём подъём, который никак нельзя одолеть верхом, и спуститься к морю но спуску, по которому не сойти верхом. На берегу моря нужно взять под скалой плеть и сделать дорогу в воде. Только этой дорогой и можно пройти к
Гунзари.
— А почему бы не сказать гостям об этой дороге, отец?
— Кто скажет, дочь моя, тот высохнет, как дерево, и отвердеет, как камень.
Дверь вздохнула и прошептала:
— Пусть тогда никто ничего не говорит, отец. Друг молодого хана послушал ещё немного, но в соседней комнате было уже тихо 
Наутро он спросил сына хана:
— Не был ли у нас. кто ночью, не случилось ли чего?
— Нет,— отвечает сын хана,— я спал, как и ты.
Ничего не случилось.
Сын хана и_ его друг поели и отправились в путь. Когда они подъехали к горе, сын хана удивился её крутизне, а его друг сказал:
— А почему бы нам не одолеть эту гору? Он слез с коня, взялся за его хвост и так пошёл
в гору. Сын хана засмеялся и тоже стал подыматься за своим конём. С вершины горы они увидели море. Тут друзья взяли коней под узды и спустились с горы и не верхом, и не пешими. Под скалой . друг хана нашел кнут и ударил им по воде. Море 16
расступилось, и друзья поехали по дороге, которая вела к Гунзари.
В её ханстве всё было чёрным и мёртвым, словно здесь был пожар. Но как только сын хана увидел Гунзари и обнял её, всё вокруг посветлело и превратилось в цветущий край с обильными полями и богатыми городами.
Гунзари радостно встретила своего суженого, и весь народ радовался вместе с нею.
Сын хана посадил Гунзари на своего коня и повёз её в своё ханство. Когда они одолели гору, не имеющую подъёма и спуска, и очутились у дома с говорящими стенами, в кунацкой их ждали пища и питьё для гостей и постели для уставших.
В полночь, когда все заснули, друг молодого хана снова услышал скрип двери и разговор её со стеной.
— Мы сегодня не одни, отец?
— Да, дочь моя, у нас гости — молодой хан с Гунзари.
— Ты говорил, что Гунзари — это то, чего и достичь нельзя.
— Пусть он и достиг, всё равно жизнь хана не долга.
— Почему же, отец?
— Молодой хан едет на одном коне с Гунзари. Когда он станет подъезжать к своему ханству, отец выведет другого коня,— этот конь и убьёт молодого хана.
— А нельзя ли спасти его, отец?
— Нельзя, дочь моя. Если даже он спасётся, в полночь в день свадьбы явится змей-аждаха и погубит молодого хана и Гунзари.
— А почему не сказать об этом гостям, отец?
— Кто скажет, дочь моя, тот высохнет, как дерево, и отвердеет, как камень.
Наутро друг хана спросил:
- Не был ли у нас кто этой ночью, не случилось ли что?
- Я спал с думой о Гунзари,— ответил молодой хан. -Она тут,— что же ещё могло случиться?
Гунзари, сын хана и его друг снова тронулись в путь. Много ли они ехали или мало, но только с Гунзари сын чана мог ехать всю жизнь. Когда они показались, наконец, у застав своего ханства, все обрадовались, а старый хан велел конюху привести самого лучшего коня, чтобы сын с почётом ехал домой.
Только молодой хан хотел сесть на коня, как его друг выхватил меч и рассёк коня.
Старый хан рассердился и хотел тут же казнить друга своего сына, но сын сказал:
— Простим моего друга ради Гунзари!
Хан простил, но приказал, чтобы прощённый ушёл из его ханства.
Юноша не ушёл, а укрылся во дворце хана. В день свадьбы он пробрался в комнату молодого хана и спрятался за пологом.
В полночь, когда сын хана и Гунзари заснули, явился змей-аждаха. Друг молодого хана выхватил меч и отрубил голову аждахи. Тело его он спрятал за полог, а следы в комнате вытер. Только На щеке Гунзари осталась капелька крови. Юноша Не знал, как незаметно смыть эту каплю и слизнул языком.
Тут молодой хан проснулся, подумал, что его друг целует Гунзари, и схватил меч.- Юноша успел убежать из дома и спрятался в конюшне.
Утром жена конюха пришла к своему мужу, увидела друга молодого хана и испугалась.
- Уходи,— сказала она,— ты впал в немилость хана, и он казнит всех, кто тебя укрывал.
Лучше казнь за дружбу, чем жизнь за трусость,— сказал конюх.
- Пусть будет так,— сказала жена конюха,— но мне не понять непонятное, джигит,— расскажи, почему ты зарубил коня своего друга?
Друг молодого хана рассказал и почувствовал, то его тело начинает сохнуть, как дерево, и твердеть, как камень.
Конюх закричал:
— Зовите сына хана! Друг его не изменил в дружбе.
Прибежал сын хана, прибежала Гунзари, прибежал старый хан. Сын хана узнал, что друг спас его, убив коня. Сердце его смягчилось, но глаза не могли забыть, как друг касался губами щеки Гунзари.
Тогда друг рассказал, как он узнал тайну в комнате с говорящими стенами и как он убил аждаху, узнав эту тайну.
Когда он рассказал о комнате, он окаменел от ног до пояса, а когда рассказал об аждахе, окаменел до волос на голове.
Сын хана и Гунзари долго горевали о своём верном друге, но как ни сокрушались, ничего сделать не могли.
Прошло время, у Гунзари родился сын, а она всё не забывала верного друга своего мужа. Однажды ей приснилось, что она, молодой хан и их сын очутились в доме перед горой у границ в её ханство. В полночь она услышала, как скрипнули навесы, и дверь сказала стене:
— Мы сегодня не одни, отец?
— Да, дочь моя, у нас гости,— молодой хан со своей женой и сыном.
— А почему нет с ними друга хана?
— Он рассказал о том, что слышал у нас, и высох, как дерево, и отвердел, как камень.
— А нельзя ли, чтобы он ожил, отец?
— Можно, но для этого дружеское должно победить сыновье.
— Что это значит, отец?
— Это значит, что мать должна заколоть сына и кровью его окропить того, кто окаменел.
Девушка вздохнула и прошептала:
— Если так, отец, я не знаю, что сильнее — дружеское или сыновье.
Гунзари проснулась, и, хотя ей было страшно, ей так хотелось принести мужу радость дружбы, что она сделала всё так, как слышала во сне. Только она окропила друга кровью сына, как камень ожил.
— Ох, как я долго спал,— сказал он.
Долго радовались сын хана и его друг, но когда друг узнал, какой ценой оплачена их радость, он ни о чём больше не мог думать, как о сыне Гунзари.
Друг положил его в драгоценный ларец и спрятал под скалой у горного озера. Он объехал весь свет, чтобы узнать, как облегчить горе своего друга, по нигде ничего не узнал. Тогда в глубокой печали он вернулся домой, обнял ларец, в котором лежал сын Гунзари, и заплакал.
Как только слёзы друга коснулись тела мальчика, он ожил.
О радости Гунзари и молодого хана ни в сказке рассказать, ни в песне спеть. Во всём ханстве был устроен такой пир, какого ещё на земле не было. Били в барабаны, жгли костры, ели и пили всё, что хотели.
Был на этом празднике и я. Не забыл я там и своих друзей,— захватил им лучшее, что было на с юлах, да так набил карманы, что они все порваны.

 

ТРИ СЕСТРЫ 

Было это или не было, жил один бедный человек. У него была жена и три дочери. Однажды умерла мать этих девушек. А по соседству жила од вдова. Она каждый день стала звать к себе дочерей бедного человека и мыт им головы. Дочери, возвращаясь домой, говорили отцу: - Отец, женись на этой женщине. Бедняк послушался дочерей и женился на вдове. Однажды женщина говорит мужу: — Муж, или выгони своих дочерей, или я уйду. И так пристала к нему, что бедный человек сказал ей: — Раз так, я пойду на базар купить янтарь, а ты пошли дочерей в поле. И муж пошел на базар, купил янтарь и оттуда отправился на пашню Здесь он вырыл яму, прикрыл ее войлоком, а на войлоке разложил янтарьные: бусы. Через некоторое время на пашню пришли дочери с хлебом для отца; — Милые дочери, я купил вам бусы,—сказал отец.—Бегите к той яме возьмите их на войлоке. Дочери обрадовались. Они побежали за бусами и упали в яму. Тогда отец сказал им: — Я вас вытащу из ямы, только подайте мне бусы и войлок. Они отдали бусы и войлок. А отец заложил яму камнем и вернулся к жене. Тут одна из девушек воскликнула: — Пусть моя рука превратится в заступ! — Пусть моя рука станет киркой!—воскликнула другая. — Пусть моя рука станет деревянной лопатой,—сказала третья. У одной рука превратилась в заступ, у другой — в кирку, а у третьей—в л пату. Девушки начали копать землю. Копали они, копали и добрались наконец до крыши какой-то конюшни. Проделав щель, они увидели: в конюшне стоит лошадь и ест финик •Девушки связали свои платья, и по ним спустилась в конюшню старшая сестра. Она взяла финики и вернулась к сестрам. На другой день спустилась средняя сестра. Она тоже вернулась с финиками. О ком же пойдет сказ? Сказ будет о царе. Он приходит и глядит на свою лошадь. — Вах! Лошадь все худеет и худеет. Тогда он говорит своим сыновьям: — Постарайтесь узнать, отчего отощала лошадь. Первым караульщиком стал старший сын, но не выдержал он, заснул. Н другой день караулить пошел средний сын. Он тоже заснул. На третий день пошел караулить младший сын. Юноша порезал кончик пальца и посыпал туда соли, чтобы не уснуть. Через некоторое время в конюшню спустилась младшая сестра. Она был так красива, что о ней можно было сказать: не показывай ее солнцу и луне она затмит их. Увидев красавицу, юноша схватил ее в объятия и понес свою комнату. Здесь он поставил перед ней еду и воду. Девушка один кусок ела, а другой клала в карман. Тогда юноша спросил ее. — Эй, сестра, почему ты так делаешь? Девушка ответила: — Валлах, брат, я не одна, у меня есть еще сестры. — Иди и позови их. Девушка пошла и вернулась со своими сестрами. Когда царь увидел этих красивых девушек, он решил женить на них сыновей. Семь ночей и семь дней били в барабан на свадьбе этих девушек, выданных за царских сыновей.
О ком же пойдет сказ? Сказ будет о младшей сестре. Младшая сестра — жена младшего сына царя ждала ребенка. — Милые сестры, как рожают детей в этих местах? —спросила она. Тогда сестры ответили: — Ты лезь на крышу и садись над трубой, а мы внизу подставим сито. Младшая сестра пошла, села над трубой и родила девочку и мальчика с золотыми волосами. Случилось так, что как раз в этот день ощенилась собака царя. Сестры взяли щенят и положили в сито, а детей младшей сестры из зависти положили в сундук, вынесли его в поле и бросили там. Когда царь узнал, что невеста родила щенят, он приказал убить собаку, надеть ее шкуру на невестку и привязать ее к дверям. И девушку привязали к дверям. О ком же сказ? О старухе, что ходила за дровами. Нашла старуха сундук. Обрадовалась она и понесла сундук домой. Открыла старуха сундук и увидела в нем прекрасных детей — девочку и мальчика. Выпрашивая у одного соседа молока, у другого — хлеба, старуха вырастила, вынянчила детей. И вот уже исполнилось им семь лет. В это время младший сын царя решил взять себе другую жену. И вот девочка и мальчик старухи захотели пойти посмотреть на свадьбу, послушать музыку. Когда они собрались идти, старушка сказала: — Милые дети, смотрите не растеряйте там своих голов и не смейтесь, а когда будете возвращаться, захватите для меня мяса, а кусок киньте собаке, привязанной к дверям царского дома. И дети пошли на свадьбу. Когда они возвращались домой, мальчик кинул мясо собаке, а девочка взяла домой. Это заметил царский сын. Он подумал: «Все бросают собаке только кости, а дети бросили мясо». И он распорядился, чтобы на другой день пригласили девочку и мальчика на свадьбу танцевать. На другой день, когда очередь дошла до детей, начали они танцевать. Затем мальчик с золотым хохолком сказал: — Хинбина, хайхинбина! Матери всех в довольстве, а наша мать в собачьей шкуре. Услышал эти слова царский сын и спрашивает: — Вы чьи дети? — Мы дети старушки, — отвечают они. Тогда позвали старушку и спросили ее: — Эй, бабушка, это чьи дети? И она рассказала: — Милые сыновья, когда я в один из дней пошла за дровами, то нашла их в сундуке. И я вырастила детей, выпрашивая то у одного, то у другого пищу. Затем царь спросил: — А тот сундук у тебя сохранился? Если он наш, на нем есть имя моего сына. Старушка принесла сундук и отдала его царю. Царь, как только увидел сундук, узнал его. Наградив старушку полным сундуком золота, царь отпустил ее. А его младший сын стал жить со своей прежней женой и детьми.

ЖАДНЫЙ КАДИИ 

Жил в одном ауле бедный человек. Однажды он нашел кувшин золота и решил спрятать его. Только вот подходящего места никак не мог найти. Тогда он вспомнил о кадии и подумал? «Все идут к нашему кадию за сов* и за разрешением споров. Я тоже пойду к нему и отдам свое золото на хранение». Пошел он к кадию и поставил кувшин с золотом на стол. Кадий говорит ему: — Поставь вон на ту полку. Он поставил кувшин на полку и ушел домой. Через два-три месяца бедняк захотел получить свое золото. Он пришел к кадию, и говорит: — Я хочу взять свое золото. — Кувшин стоит на том же месте, — отвечает кадий. Бедняк взял свой кувшин и ушел. Вернувшись домой, он снял крышку и увидел, что вместо золота в кувшине мед. Он решил никому об этом рассказывать, но лицо его стало хмурым. По соседству с ним жил один сухта. Видя, что бедняк ходит хмурым, « сухта спросил у него, что случилось. — У меня был кувшин с золотом, — ответил бедняк. — Я отдал золото на хранение кадию. И вот теперь, когда я получил кувшин обратно, оказалось что золото превратилось в мед. А у этого сухты, оказывается, учились два сына кадия. Сухта говорит бедняку: Ты достань двух медвежат и принеси мне, а я разделаюсь с кадием. Бедняк пошел в лес, поймал двух медвежат и отдал их сухте. сухта устроил в своем доме комнату, похожую на комнату кадия, надел такой же как у него, халат и стал три раза в день — утром, в полдень вечером — кормить медвежат с пол халата. Через некоторое время медвежата привыкли, есть пищу с пол халата. И пот как-то сухта не отпустил домой сыновей кадия, а оставил их у себя Видя, что дети не возвращаются, кадий идет к сухте и спрашивает: — Где мои дети? Твои дети превратились в медвежат, — говорит сухта. Кадий рассердился и говорит: - Это что за разговоры? Разве дети превращаются в медвежат?— Сухта говорит: Если не веришь, сядь в этой комнате, а я впущу медвежат. Если они по побегут к тебе и будут цепляться за полы твоего халата, то это — твои дети если не будут — то чужие. Кадий пришел с людьми и сел в комнате сухты. В это время сухта впустил медвежат. Они сразу побежали к кадию и начали хватать его за полы халата. Сидевшие рядом с кадием люди посмотрели друг на друга и сказали кадию: - Кадий, сухта прав, твои дети действительно превратились в медвежат Кадий еще больше рассердился и выгнал всех людей из комнаты, а потом говорит сухте: - Эй, сухта, все это правильно. Но не может же быть, чтобы дети превращались в медвежат. Сухта тогда ответил: Эй, кадий, а золото в кувшине может превратиться в мед? - Ради бога, сухта, — сказал кадий, — возьми у меня два кувшина золота, только отдай моих детей. Сухта взял у кадия два кувшина золота, один отдал бедняку, другой оставил себе, а потом отпустил детей кадия.





Статистика