кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


Интеграция кабардинского общества в политическую и социально-экономическую систему Российской империи особенно интенсивно развернулась с проведением масштабных реформ 60–70-х годов XIX в. и сопровождалась значительной трансформацией традиционной культуры. Важным условием успешной адаптации кабардинцев к реалиям пореформенной эпохи являлась последовательная политика правительства Александра II (1855—1881) в области светского и духовного просвещения. В Терской области, куда, как известно, входил Кабардинский округ, ситуация осложнялась необходимостью создания национальной письменности для каждого из населяющих ее народов. Причем, следовало учитывать влияние исламского мира, который вместе с религией принес также письмо на арабском и тюркском языках.

Выполнение этой сложной задачи было возложено на Петра Карловича Услара, успевшего приобрести известность работами в области кавказской лингвистики. Летом 1862 г. он получил командировку в Грозный, где в короткий срок, благодаря деятельной поддержки муллы Янгулбая, Кеди-Досова и др. знатоков языка, сумел составить чеченский букварь на основе русского алфавита. Более того, Услару сопутствовал и бесспорный педагогический успех. В результате шестинедельного курса чеченцы «выучились читать-писать на своем языке, и в придачу еще выучились читать-писать и по-русски. Эти успехи они сравнивали с медленностью своего арабского учения»[1]. В следующем году он приступил к изучению кабардинского языка. Полагаясь на помощь Умара Берсея, Магомета Якубовича Шарданова и Кази Мусабиевича Атажукина, Услар составил кабардинский алфавит. Однако дальнейшие работы в области кабардинского языкознания пришлось оставить, поскольку по настоянию начальства он отбыл в Тимир-Хан-Шуру для изучения дагестанских языков. Впрочем, это нисколько не мешало ему поддерживать дружеские и научные связи со своими кабардинскими помощниками. Следует отметить, что Услар заблаговременно, еще в1862 г., обратил внимание администрации на необходимость подготовки шрифтов для новописьменных кавказских языков. Так, по его рисункам в гравировальном заведении словолитни Ровельона и у тифлисских граверов были вырезаны матрицы для разных шрифтов, которые затем отливались в Тифлисской военной типографии.

Вскоре труды П.К. Услара в деле просвещения горцев стали приносить ощутимые плоды. С разных концов Северного Кавказа в Темир-Хан-Шуру стали прибывать разнообразные рукописи, которые после редакции Услара направлялись в Тифлис для публикации. Среди них: «Арифметика на казикумыхском языке» Абдуллы Омарова, «Правила мусульманской веры» М.Я. Шарданова, «Сборник аварских сказаний и песен» Айдемира Черкеевского, «Совет моим единоверцам» Алхаза Донугоева, «Кабардинская азбука» К.М. Атажукина и многие другие.

Остановимся подробнее на авторе «Правил…». Ко времени написания «Правил…» Шарданову исполнилось 44 года, за его плечами был огромный жизненный опыт, прекрасное знание обычаев и духовных устоев своего народа, его повседневной жизни. Сын выдающего представителя общественно-политической мысли Кабарды первой половины XIX в. Якуба Магомедовича Шарданова. Начав службу еще в 1834 году, 16 летнем юношей, он поступает в лейб-гвардии Кавказско-горский полуэскадрон, но вскоре переводится на Кавказ для несения службы в части, находящейся на Кавказской линии. В связи с отъездом отца в Мекку Магомет был направлен в Нальчик для исполнения обязанностей переводчика Кабардинского временного суда. Но уже через два месяца его переводят на должность, которую ранее занимал его отец, – секретаря суда. С возвращением отца из Мекки Магомет продолжил службу в войсках. С 25 февраля 1844 по 1852 г. он служил во 2-м Волжском казачьем полку, а приказом по войскам от 27 июня 1852 г. назначается секретарем Кабардинского временного суда. В этой должности он находился до 7 августа 1858 г., т.е. до упразднения суда. После чего Магомет Шарданов был оставлен при управлении Кабардинского округа в качестве «письменного» переводчика. В этой должности он принимал активное участие в подготовки и проведении крестьянской реформы в Кабарде, в частности в работе посреднического суда, переводил с арабского на русский язык условия, заключенные владельцами со своими крестьянами[2].

Рукопись «Правил мусульманской веры» была представлена в главный штаб Кавказской армии еще в октябре 1863 г. Прежде чем дать официальный ход делу, канцелярия начальника штаба отправила ее Услару на заключение. На русский язык перевод памятника был осуществлен К. Атажукиным[3]. Ознакомившись с работой Шарданова, Услар отметил, что «сочинение это как первый и пока единственный памятник кабардинской письменности заслуживает внимания»[4]. После одобрения рукописи П.К. Усларом она была возвращена в главный штаб Кавказской армии. Наместник Кавказа великий князь Михаил Николаевич дал согласие на издание рукописи.

 

Неподдельным энтузиазмом, верой в несомненный успех реформ, долженствующих обеспечить достойное будущее российских подданных, проникнуто предваряющее работу посвящение. В нем, в частности, обращаясь к наместнику Кавказа великому князю Михаилу Николаевичу (1862—1881), автор пишет следующее: «Счастливые дни царствования Вашего брата царя Александра Второго, носящего овеянную многими радостями корону, воплотились в Кабарде деянием, наполненным огромным счастьем: кабардинцам удалось написать книгу на своем языке. Когда Вы стали наместником Кавказа, мне впервые пришла в голову мысль об этом счастливом деле: написать книгу на нашем кабардинском языке, чтобы по ней [могли] узнать правила нашей веры. И благодаря помощи Аллаха, мне удалось осуществить [сей труд]. Великий князь, осчастливьте меня, разрешив посвятить эту впервые написанную книгу Вам, ставшему [для меня] милостью…»[5]. Сочувствие к реформам обнаруживает и Айдемир Черкеевский в посвящении своего сборника великому князю Михаилу Николаевичу: «С мыслью о Твоем высоком Имени написал я сию первую книгу на аварском языке. Прежде на Бога и Возлюбленного Пророка, после на тебя вся наша надежда. В настоящее время мы, аварцы, подобны путникам, которые сбившись ночью с дороги, блуждают в темноте. Помоги нам, Государь Великий, выведи нас на свет, поставь на дорогу разума, – и позднейшие наши потомки будут с любовью произносить Твое Имя». Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что таков был общий психологический настрой передовых представителей российского общества тех лет.

Предыстория появления «Правил мусульманской веры» вкратце такова. Включение в состав Российской империи территорий с преобладающим мусульманским населением, необходимость организации гражданского управления и устройства судебного быта мусульман побудило царских чиновников на Кавказе проводить работу по созданию сводов мусульманских законов. Так, в 1828 г. в Тифлисе под руководством главноуправляющего на Кавказе графа И.Ф. Паскевича-Эриванского (1827–1831) был учрежден Комитет для разработки проекта об устройстве магометанских провинций. Одной из его задач было «собрание сведений об обычаях по провинциям мусульманским, служащих вместо законов»[6]. Годом позже, в сентябре 1829 г., князь Ф.А. Бекович-Черкасский в своем рапорте к И.Ф. Паскевичу-Эриванскому относительно изменения быта кабардинского народа высказал мнение о необходимости подготовки свода законов мусульманской религии[7]. Трудности, с которыми, по мнению Бековича-Черкасского столкнется правительство при работе над сводом заключаются в обширности работы, требовавшей не только перевода сур из Корана, но и религиозно-правовых сочинений и его проверки знатоками арабского языка и норм ислама. Поэтому предпочтительным, на первых порах, он считал «сделать извлечения» из шариатского судопроизводства статей, касавшихся прав наследования, опеки и т.п. и передать этот сборник в распоряжения управляющего Кабардой.

В 1843 г. в Петербурге чиновник Министерства иностранных дел статский советник Демезон составил свод мусульманских постановлений. Включив в него преимущественно материалы ханафитской религиозно-правовой школы (мазхаба), он дополнил текст выдержками из сочинений законоведов других школ как суннитских, так и шиитских. Свод был представлен на рассмотрение императору Николаю I (1825—1855), а затем во II Отделение Собственной Его Величества Канцелярии[8]. Для обсуждения этого труда в 1846 г. был создан специальный комитет. Было принято решение отложить публикацию своде Демезона, как требующего доработки, и приступить к пересмотру книг мусульманских законов, находившихся в употреблении на Кавказе[9]. Предполагалось подготовить снабженное комментариями издание текстов на арабском языке с русским переводом.

Итогом длительной работы комитета стала публикация в 1863 г. отдельных глав (о торговле и залогах) изложения мусульманского права шиитов «Шераиуль-Ислам»[10] профессора Казанского университета Мирзы Казем-Бека и дальнейший перевод частей о браке, разводе и наследстве[11].

Особое место среди трудов по мусульманскому праву занимает «Изложение начал мусульманского законоведения», подготовленное сенатором бароном Н.Е. Торнау по шиитским источникам и изданное в1850 г. в Петербурге.

Следующей попыткой подготовить издание культовых и обрядовых предписаний для мусульман стали «Правила мусульманской веры», переведенные М. Шардановым с арабского на кабардинский язык изданные в Тифлисе в1864 г. Эта работа имела практическое значение и должна была способствовать контролю за действиями мусульманского «духовенства» со стороны правительственных чиновников.

Подготовка издания основ религиозно-обрядовой практики ислама на национальном языке является само по себе показательным явлением. С одной стороны, деятельность адыгских просветителей, начиная с 50-х гг. XIX в. была направлена на создание кабардинской письменности, ее распространении и развитии литературы на нем, приобрела устойчивую тенденцию. С другой, ограниченное бытование арабского языка в среде адыгов, о которой неоднократно писали поборники новой системы образования, как светского, так и религиозного[12] побуждало к переводу книг, в т.ч. религиозного содержания на национальные языки. В-третьих, подготовка подобного сборника обрядовых предписаний также может свидетельствовать о стремлении царской администрации к отделению Кабарды не только от влияния Османской империи, как ведущего в тот период исламского мира, но и от соседнего Дагестана, регионального очага мусульманской арабоязычной книжной культуры, снабжавшего соседние регионы сочинениями религиозного содержания.

Данное сочинение, принадлежащее к жанру фикх[13], было подготовлено М. Шардановым специально для преподавания в Нальчикской окружной горской школе, в которой он был также учителем арабского языка[14]. Текст представляет собой свод ритуально-обрядовых предписаний, что отражает характерное для ислама преимущественное внимание к обрядности и правилам религиозной жизни, по сравнению с догматикой[15]. Основное содержание текста сообщено в уже в самом начале «Правил…»: «/с. 1/ Далее, каждый совершеннолетний, мужского и женского пола, должен /с. 2/ усвоить тридцать два обязательных предписания (араб. фард). Первые из них – обязанности веры (араб. иман), их шесть; вторые – обязанности мусульманина, их пять; третьи – обязанности малого омовения (перс. абдаст), их четыре; четвертые – обязанности [полного] омовения, их три; пятые – обязанности очищения песком (араб. тайаммум)[16], их две; шестые – обязанности, связанные с [совершением] молитвы (перс. намаз), их двенадцать. Всего тридцать две обязанности»[17]. Далее в тексте последовательно излагаются обязательные предписания. Изложение основ вероучения ислама дано в форме вопросов и ответов, что характерно для догматической литературы не только на мусульманском Востоке, но и в соседнем с Кабардой Дагестане[18].

В виде поощрения администрация выдала Шарданову за перевод книги о мусуль­манской религии на кабардинский язык «часы с цепочкой, купленных казначеем главного штаба за 85 рублей серебром»[19], а сам он назначается преподавателем арабского языка в Нальчикской окружной горской школе[20]. В неделю Шарданов давал три урока. Причем изучение правил мусульманской религии осуществлялось на кабардинском языке с использованием нового алфавита, составленного П.К. Усларом. В сентябре 1866 г. начальник Кабардинского округа полковник Нурид поставил перед директором училищ Терской области вопрос о сокращении количества часов, отведенных на изучение «правил мусульманской веры» и целесообразности введения преподавания кабардинского языка. По его мнению, достаточно было оставить один урок арабского языка в неделю, а два заменить уроками кабардинского языка[21]. Преподавание кабардин­ского языка он рекомендовал возможным поручить учителю арабского языка М.Я. Шарданову, соответственно увеличив ему заработную плату. Однако директор выступил против сокращения числа уроков, отводимых на изучение мусульманских правил: «Признать удобным уменьшить согласно желанию г. Нурида число этих уроков я не имею ни права, ни смелости, потому, что изучение Корана для мусульман считаю столь же важным и необходимым, как и изучение за­кона божия для христиан»[22]. Вместе с тем он предложил увеличить количество часов, даваемых Шардановым, на один час, т. е. с трех до четырех, с тем чтобы «усилить занятия его с учениками кабардинскою грамотою», но без увеличения его заработной платы. Обосновывая эту мысль, директор училищ писал: «Увеличить содержание г. Шарданова (как просит г. Нурид) на 100 рублей в год, т. е. удвоить его жалование за школу, считаю несправедливым, потому что поурочная плата, получаемая Шардановым, и без увеличения, выше таковой же платы, получаемой другими учителями – сослуживцами его»[23]. Вскоре Шарданов по состоянию здоровья был вынужден подать в отставку. В феврале 1867 г. вместо него учите­лем мусульманского закона в Нальчикском окружном училище был назначен эфенди Мурзабек Тхошоков[24]. Последний явно не справлялся со своей работой. К тому же он плохо владел новой кабардинской азбукой.

После отставки и вплоть до своей смерти  Магомед Якубович Шарданов проживал в селении Шалушкинском.

 

Приложение

 

Документ №1.

 

/л. 3/ Отношение управляющего Канцеляриею начальника Главного Штаба Кавказской Армии к управляющему канцелярией по управлению Кавказскими горцами, от 17-го апреля 1864 года №686.

 

Кабардинский уздень поруч. Магомет Шарданов в октябре месяце прошлого года, представил Его Императорскому Высочеству командующему армиею переведенные им на Кабардинский язык и написанные по алфавиту ген.-м. Услара «Правила Мусульманской религии».

Труд этот предварительно доклада Его Высочеству, был отправлен к ген.-м. Услару на заключение и для составления перевода на русский язык.

Ныне ген. Услар возвращая сочинение Шарданова с переводом, сделанным унтер офицером Кавказского Линейного №7 батальона Кази Атажукиным, отозвался, что сочинение это как первый и пока единственный памятник Кабардинской письменности заслуживает внимание.

По докладе об этом Его Высочеству изволил приказать книжку /л. 3 об./ Шарданова напечатать, вытребовав для корректуры в Главный штаб унтер офицера Атажукина, составителя же благодарить и выдать ему подарок.

По поручению начальника Главного Штаба уведомляя об этом в. высокоб., для надлежащего исполнения, препровождаю при сем всю переписку по этому предмету и часы с цепочкой, купленные казначеем Главного Штаба за 85 руб. для поруч. Шарданова.

 

ЦГИАГ, ф. 416, оп. 3, д. 584 «Переписка об издании на арабском и татарском языках газеты или листка под названием “Заря”, и о переводе на русский язык первого памятника кабардинской письменности – “Правила мусульманской религии”». 14 апреля – 12 августа 1864 г. 6 лл.

 

Документ №2.

/л. 13/

 

Полный послужной список

штабс-капитана Шарданова 1-го

 

составлен 16 марта1867 г.

 

I

Чин, имя, отчество и фамилия

Ш.-капитан Магомет Шарданов 1-й

II

Должность по службе

Письменный переводчик Кабардинского окружного народного суда

III

Ордена и звания

Не имеет

IV

Когда родился

13 августа1819 г.

V

Из какого звания происходит и какой губернии уроженец

Вписан во 2-ю часть Дворянской родословной книги по Пятигорскому уезду Ставропольской губернии об утверждении в этом дворянстве видно из указа Правительствующего Сената по Департаменту Геральдии от 29 декабря1858 г. за № 2897.

VI

Какого вероисповедания

Магометанского

VII

Где воспитывался

Домашними средствами

VIII

Получаемое по службе содержание

Получает жалованье по должности 350 руб. серебром в год и учителя мусульманского закона 100 руб., и всего 450 руб. серебром.

 

/л. 13 об./

IX

Прохождение службы

Когда в службу поступил и произведен в первый офицерский чин: производство в следующие чины и дальнейшая служба; военная, гражданская и по выборам; переводы и перемещения из одного места службы или должности в другую, с объявление по какому случаю; по воле начальства или по собственному желанию, когда отправился и прибыл к новому месту службы; награды: чинами, орденами, знаками отличия, Всемилостивейшие рескрипты, высочайшие благоволения

 

 

  Годы Месяцы Числа
В службу вступил оруженосцем в л. гв. в кавказско-горский полуэскадрон 834 Декаб. 24
Переведен на Кавказскую линию 835 Декаб. 24
Прикомандирован к Кабардинскому временному суду для перевода бумаг 836 Фев. 19
Юнкером –«– Фев. 19
Назначен исправляющим должность секретаря в том же суде –«– Апреля 18
Произведен в корнеты тысяча восемьсот тридцать восьмого года      
Майор девятого дня 838 Мая 9
Прикомандирован к Волжскому казачьему полку 844 Фев. 25
Прибыл к оному 844 Мая 25
Назначен учителем мусульманского закона Омарова учения      
Подпоручиком 857 Августа 19
Отчислен от полка с назначением секретаря в Кабардинский временный суд 852 Апреля 30
По упразднении которого назначен письменным переводчиком в Кабардинский окружной суд 858 Августа 7
Смещен с должности учителя Кабардинской школы 860 Сентяб. 1
Поручиком –«– Ноябр. 11
Назначен учителем мусульманского закона в Нальчикское окружное училище с оставлением и в звании переводчика при Кабардинском суде 861 Августа 10
Штабс-капитаном 867 Генваря 20
В гражданской службе и по выборам дворянства не состоял. Всемилостивейших рескриптов не получал.      

 

/л. 14/

X

Бытность вне службы

а) временных отпусков: когда уволен, на какое время и явился ли в срок, а если просрочил, то сколько именно и признана ли просрочка уважительною; б) в бессрочном отпуску с какого по какое время; в) для пользования ран: где именно, по чьему разрешению, с какого и по какое время; г) по роду оружия, без исполнения службы; д) в плену: когда и где взят и когда возвратился на службу; и е) в отставке: когда уволен и когда вновь прибыл на службу.

 

  Годы Месяцы Числа
Не был      

 

/л. 14 об./

 

XI

Холост или женат; имеет ли детей; год, число и месяц рождения детей; какого они и жена вероисповедания

Женат на дочери узденя Хатухова, Кошехан. Имеет детей сыновей: Муссу, родившегося 2 августа1851 г., Темирхана – 19 декабря1854 г., Адильгирея – 19 марта1856 г., Исмаила – 21 сентября1860 г. и Девлетгирея – 3 ноября1863 г., которые вероисповедания магометанского и находятся при отце.

XII

Есть ли за ним, за родителями его, или когда женат, за женою недвижимое имущество, родовое или благоприобретенное

Не имеет

XIII

В штрафах по суду, или вне суда под следствием, был ли, когда, за что именно и чем дело кончено

Не был
/л. 15/

XIV

Бытность в походах и в делах против неприятеля, с объяснением, где именно, с какого и по какое время; оказанные отличия и полученные в сражениях раны или контузии; особые поручения, сверх прямых обязанностей, по высочайшим повелениям, или от начальства; подсудность не подлежащая внесению в штрафную (XIII) графу

    В походах и делах против неприятеля находился:

    1841 года 12 мая прибытие отряда через кр. Внезапную к Матлинской переправе при перестрелке арьергарда и боковых цепей с горцами; 13 мая движение к р. Инчих, продолжительный и упорный бой при овладении берегами рр. Ачису и Татли-су и окрестными высотами; 14 мая усиленная фуражировка по р. Татли-су и перестрелка с горцами; 20 мая движение отряда вслед за скопищами Шамиля в землю Ауховскую, перестрелка с толпами горцев при деревне Гунне; 21 мая движение всего отряда к дд. Дылым и Юрт аулу, совершенное их истребление, а при последнем жаркое дело; 22 мая овладение д. Акташ-ауха и окрестными высотами при перестрелках с неприятелем; 23 мая прибытие на р. Ярык-су и расположение там лагерем; 24 движение отряда через горские аулы к Умахан юрту при перестрелке с неприятелями, 26 и 31 переправа на левый берег Сунжи и 2 июня прибытие отряда через Новый-юрт к укр. Грозный.

      В 1851 г. с 14 по 21 апреля … отряды под командою генерал-майора князя Эриванского к ст. Ессентукской; 23 апреля движение части отряда на Кубань к укр. …, 24 переход той же части отряда к Каменномостскому укр., 26 соединение всего отряда на Большом Зеленчуке и движение, 27 апреля к укр. Надесетскому ?, 1 мая расположение отряда на позиции у Паменского леса, 3 мая кавалерия высылается к г. Ахмет, отбивает неприятельский транспорт с знатным имуществом; 6 расположение отряда на Урупе; 9 передвижение отряда на Течена; 12-го переход отряда к Сихмет-горскому укреплению; 14 упорный бой отрядов генерал-майора князя Эриванского и полковника Волкова на Урупе /л. 16/ и течениях, оконченный поражением скопищ Магомет-Амина; с 20 мая распределение войск на работы по укреплениям в Центре Кавказской линии находящимися; 3-го сентября сбор отряда на р. Марухе; 5, 6 и 7 сентября рекогносцировка дороги к Маруху и движение отряда к Надеженскому укр.; 10 и 11 сентября движение отряда в урочище Памен, обзор местности и поражение неприятельской партии; 12 рекогносцировка Псеменского леса, перестрелка и бой с неприятелем; 13 осмотр дороги от горы Харнухт к р. Лабе, перестрелка с неприятелем; 14, 15 и 16 расположение отряда на позиции между горами Хармухт и Нагай, фуражировка производимая частями войск; разработка дороги на западной покатости хребта Нагай, 17 и 18 сентября переход отряда на Уруп; 21, 22 и 23 движение отряда /л. 16 об./ за р. Большую Лабу; истребление заготовленного неприятелем сена; перестрелка и бой с неприятелем; 24 и 25 возвращение отряда к Ахметовскому укр.; 29 сентября рекогносцировка произведенная частью войск для обзора верховьев Большой Лабы и расположения неприятельской партии; 16 октября удачный набег отряда на аул между рр. Ходзь и Лабой и уничтожение неприятельских запасов, 24 и 25 октября роспуск отряда по квартирам.

   Ранен не был.

   Сверх настоящей обязанности особых поручений по Высочайшим повелениям и от своего начальства не имеет.      

 

 

 

В течении службы поручика Шарданова 1-го не было обстоятельств, лишающих его права на получение знака отличия беспорочной службы.

 

Начальник Кабардинского округа,

полковник                                         Подпись

 

Старший адъютант,

подпоручик                                       Подпись

 

ЦГА КБР. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 159. Материалы об увольнении поручика Магомеда Шарданова по состоянию здоровья с должности письменного переводчика и назначении на эту должность хорунжего Крюкова (предписания, свидетельства). Л. 13 – 16 об.

А.А. Ганич, научный сотрудник

отдела Центральной Азии ИВ РАН

 Дж.Я. Рахаев, старший научный сотрудник

отдела истории УРАН ИГИ Правительства КБР и КБНЦ РАН





Статистика