кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


ХУНЗАХСКИЙ ВОДОПАД

5-11-2010, 14:18    

Из книги Булача Гаджиева "Дагестан в историях и легендах". ДАГЕСТАНСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО. МАХАЧКАЛА, 1965 год.

 

Речка Тобот течет по ровному, почти как русская степь, Хунзахскому плато. Она не похожа ни на одну из рек Дагестана, уж очень медленна и беззвучна.

Вода в Тоботе холодная, чистая и прозрачная, да и на вкус она приятна.

Но у селения Арани, там, где стоит так называе­мая Хунзахская крепость, Тобот низвергается со 100-метровой высоты, и грохот падающей воды гулким эхом наполняет глухое ущелье.

Оно в этом месте напоминает латинскую букву «v». В противоположном от водопада конце ущелья нахо,-дится аварское село Хини, население которого в ос­новном занято садоводством. Там имеется небольшая гидроэлектростанция, которая, питается силою речки.

Близ водопада бросается в глаза большой камень с отверстием посередине. Предание гласит, что при Шамиле в это отверстие вставляли дуло пушки и пря­мой наводкой стреляли по крепости ядрами и шрап­нелью.

Хунзахский водопад — немой свидетель многих удивительных событий, некоторые из которых люди запомнили и передают из уст в уста.

Вот, например, что "рассказывал житель Хунзаха, бывший красный партизан Магомед Эльдаров.

Дед Магомеда Магома Нурмагомедов более 120 лет назад по какому-то случаю поссорился с мюридами и, перебежав -на плоскость, стал жить среди 'кумыков в Нижнем Дженгутае.

За этот поступок мюриды конфисковали все иму­щество Магомы. Родители беглеца понесли страшное

наказание. Отца и мать привязали к плетеным корзинам и бросили в водопад. Не трудно пред­ставить, какая мучитель­ная смерть выпала на долю этих людей.

До пленения Шамиля, т. е. до 1859 года, Маго-ма жил в Нижнем Джен-гутае. Затем он вернулся на родину. Магома знал того, кто казнил его ро­дителей, но никак не мог найти этого человека. Однажды, это было но­чью, враги встретились. Рослый, атлетически сло­женный Магома быстро одолел противника. За­тем он выколол врагу глаза. -

—   С меня  этого хва­
тит, — взмолился тот, —
слепой    все    одно,    что
мертвый.

—   Нет, — сказал Ма­
гома, — так как ты ослеп,
то я буду твоим  поводы­
рем и покажу,  по  какой
дороге   ты  послал   моих
бедных родителей. И как
ни сопротивлялся, как ни
умолял раненый, привел-
таки Магома его к водо­
паду и сказав:  «Вот она

 

эта дорога»,— столкнул в пропасть.

В наши дни вся эта история кажется неправдо­подобной. Но все же так было. И об этом надо пом­нить, чтобы лучше представить, из какой бездны диких и жестоких нравов вывела горцев Коммунистическая партия, Советская власть.

168

 

Но как сложилась дальше жизнь Магомы?

Вскоре после описанного нами события к хунзахцу приехали кунаки из Нижнего Дженгутая. Случилось та!£, что лошадь одного из кунаков потравила поле и была захвачена чаушем63.

Магом а 'потребовал, чтобы животное вернули и заявил, что согласен уплатить штраф за потравку, как это положено по закону. Разгорелся спор. На по­мощь чаушу прибежали два его брата. Драка, начав­шаяся по вине глашатая аула, закончилась его гибелью и смертью обоих братьев. Магом а не погиб, но получил тридцать три ранения. И самое неприят­ное — у горца был отрублен нос. Чтобы остановить кровотечение, родственники положили раненого в ка­менную ванну, заполненную соленой водой. Три дня мучился Магома, зато жизнь его была сохранена.

Мало того, жил он до 104 лет.

С тех трагических дней, когда Магома лишился носа, у него (появилось новое имя Арцул-меэр, что значит «серебряный нос». И вот почему. Местные ма­стера из гладкого серебра сделали ему искусственный нос, который закреплялся на затылке шнурками.

Заканчивая рассказ об этом человеке, необходимо упомянуть, что он за свою долгую жизнь видел очень много примечательных событий. Кроме того, у него была отличная память. Ученый арабист Гасанилав Ашильтинский бывал частым гостем в его доме и за­писывал немало интересных историй.

Гулла — старший сын легендарного Хаджи-Мура­та, собирая подробные сведения о своем още, также не раз беседовал с Арцул-меэром.

Но вернемся к другим событиям, связанным с Хун-захским водопадом.

После пленения Шамиля управление Аварией на­ходилось в руках флигель-адъютанта полко-вника Ибрагим-хана. Человек необузданный и крутого 'Нра'ва, он к тому же был пьяницей.

В начале 1862 года в связи с выступлением хвар-шинцев против царской администрации, усмирять их был отправлен И. Д. Лазарев. И вот, когда хваршин-

63 Чауш — сельский глашатай, как правило приближенное сельскому старосте лицо.

159

 

цы оказались усмиренными, то в горах пошли различ­ные слухи. Говорили, будто имеется заговор.с целью умерщвления Ибрагим-хана и его семьи. В это время правитель Аварии «лечился» от очередного запоя в Порт-Петров-ске. Услышав тревожную весть, Ибра­гим-хан поскакал в горы. Он приказал арестовать ни в чем неповинных людей. Однако '^некоторые из пре­следуемых успели избежать его кары, укрывшись в далеких аулах. Некоторые же поехали в Темир-Хан- ' Шуру искать защиты у генерала И. Д. Лазарева. Одним из них оказался житель аула Гамуши Маго-мед-оглы Гаджиев.

Лазарев послал полковнику Ибрагим-хану письмо, где настоятельно -просил не наказывать «обвиняемых до разбора этого дела следствием»64. Раздраженный до крайности тем, что на него посмели пожаловаться, правитель А-варии приказал схватить Гаджиева и сбро­сить со скалы у Хунзахского водопада.

Позже по этому зверскому делу произвели след­ствие. Оказалось, что ха<н казнил ни в чем неповинно­го человека. Чтобы как-то заглушить ропот в народе, Ибрагим-хану был объявлен выговор царя, чем хан остался очень и очень недоволен. Он продолжал бес­чинствовать. Однажды он кистенем убил токитинского жителя, пришедшего к нему с какой-то просьбой.

Не распространяясь особенно по поводу этого изу­вера, скажем, что даже у царской администрации тер­пение, как говорят, лопнуло и его «.перевели» во внут­ренние районы России, сохранив за ним определенную пенсию.

В 1898—99 годах в Хунзахской крепости стоял 6-й Кубанский пластунский батальон. У одного из офице­ров данной части был денщик — безропотный и тихий солдат Казимир. Судя по имени, денщик, видимо, был поляком. Очень часто его хозяин возвращался домой пьяным и тогда начинались издевательства. Неизвест­но, сколько терпел Казимир, но однажды, видимо, ста­ло ему невмоготу. Солдат вышел из крепостных ворот и побежал к водопаду. Пробежал он все 100 метров,

64 Е. И. К о з у б с к и и. Памятная книжка Дагестанской об­ласти. 1859, стр. 29.

160

 

отделявшие укрепление от водопада, да так и не оста­навливаясь бросился в пропасть.

С тех пор знавшие эту печальную историю люди дно ущелья в память о солдате называют «Казимиров-ской балкой».

*  * *

В 1953 году зимою вблизи от водопада в местности «Бакълухъ» сорвались в ущелье муж и жена, искавшие своих заблудившихся овец. Мужа звали Бацал, а же­ну — Патимат. Рассказывают, что они очень любили друг друга и иногда будто говорили, что если когда-нибудь придется умирать, они хотели бы, чтобы это случилось одновременно.

Через два года так же случайно упал с обрыва неподалеку от водопада горец по имени Камиль. Он работал в крепости. Однажды, возвращаясь к вечеру домой, хунзахец собирал траву, которая у авардев но­сит название «ракЬ, что значит «сердце». Считают, что бараны от этой травы быстро прибавляют в весе. И самое главное, есть поверье, будто с помощью «ракЬ можно узнать, что на сердце у любимой.

*  * *

Коль скоро мы здесь коснулись историй с «носами», то расскажем еще две, хотя они к Хунзахскому водо­паду и не имеют никакого отношения.

В 1873 году урядник первой сотви Дагестанского полка Омар Абдулла Оглы, прозванный Гулло (ве­роятно «Гулла» — от аварского слова, которое на русский язык переводится как «пуля») был начальником Кумторкалинского почтового тракта.

В октябре поручик той же сотни Иоселиани, проез­жая через этот пост, приказал Омару арестовать за какую-то провинность всадника Габита Айгули Кади Оглы. Последний же объявил, что зарубит того, кто осмелится отнять у него ружье.

Омар не хотел употреблять оружие против сво-его товарища. Он бросился на Айгули и схватил его за руку. Габит инстиктивно взмахнул шашкой и, совер-

11 Зак, 2062                                                                                                  161

 

шенно неожиданно и для себя и для нападавшего, отсек уряднику нос и часть верхней губы.

Когда pa«a зажила, Омару приделали серебряный нос. Однако уродство постоянно тяготило горца. По чьему-то совету, вероятнее всего грузина Иоселиани, Омар выехал в Тифлис, где хирурги приделали ему нос из кожи, снятой с его же лба.

Операция прошла успешно. Омару особенной кра­соты она, конечно, не прибавила. Но тем не менее сам факт свидетельствует о том, что у нас на Ka-вказе уже 90 лет тому назад хирурги проводили смелые эксперименты.

* * *

И, наконец, военный историк В. Потто в одном из своих трудов пишет: «У горцев превосходил своими наездами губденовский абрек по имени Гумуш-Бурун— «серебряный нос», подучивший такое название потому, что собственного носа он лишился в каком-то бою».

 



В продолжение темы похожие новости:
Связи дагестанских народов с горцами Северо-Западного Кавказа

Кабардино-Балкарский государственный ансамбль песни и пляски. 09

ПУТЕШЕСТВИЕ НА РОДИНУ МАХМУДА

АЛАНЫ — ТЮРКСКИЕ ПЛЕМЕНА

САЛТИНСКИЙ МОСТ

Отражение связей народов Кавказа в нартском эпосе

Портал Кавказ
Просмотров:   | Комментарии   


Статистика