кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


Соловьёва Наталья Георгиевна
к.и.н., доцент старший научный сотрудник Карачаево-Черкесского ордена знак «Почета» института гуманитарных исследований при Правительстве КЧР.

История Карачаево-Черкесии изучена советскими исследователями достаточно полно, однако не все её аспекты освещены. Большая часть исторического материала содержит идеологическое обоснование исторических событий, происходивших на территории Карачаево-Черкесии.

В статье предполагается исследовать развитие Карачаево-Черкесии в контексте российской истории в конце XIX — начале XX веков. Необходимо выявить роль российской политики в процессе динамичного развития Карачаево-Черкесии в указанный период. Для комплексного изучения научной проблемы следует решить ряд задач:

• провести анализ административно-территориальных изменений, происходивших на территории Карачаево-Черкесией в конце XIX — начале XX веков;

• исследовать процесс формирования революционного движения на территории Карачаево-Черкесии в периоды первой российской революции (1905-1907 гг.) и Октябрьской революции 1917 года;

• определить основные этапы становления советской власти в Карачаево-Черкесии.

В конце XIX — начале XX веков территория Карачаево-Черкесии постоянно подвергалась административно-территориальным изменениям. Эти изменения проводились в строгом соответствии с существующей государственной политикой России на Кавказе. Они не могли не повлиять на историческое развитие Карачаево-Черкесии на рубеже веков (ХIХ-ХХ вв.), затронув все сферы деятельности: социально-политическую, экономическую и культурную.

В конце XIX века административно-территориальное устройство Карачаево-Черкесии было следующим — территория входила в состав Кубанской области, непосредственно в Баталпашинский уезд. В 1886 году в соответствии с царским указом Баталпашинский уезд (как и иные уезды) был переименован в отдел, а все его административные единицы одновременно поменяли своё подчинение — подчинялись теперь отделу. С 1 января 1871 года военно-народные округа Кубанской и Терской областей были ликвидированы. Горское население вошло в состав общего населения уездов, на которые была разбита Кубанская область. Карачаевцы и абазины бывшего Эльбрусского округа вошли в Баталпашинский уезд, западные черкесы (адыгейцы) Лабинского округа — в Майкопский уезд, Псекупского — в Екатеринодарский уезд. В эти же уезды вошли казачьи станицы, расположенные по соседству с аулами.1

Образование Карачаево-Черкесии в рамках автономии состоялось гораздо позднее, с установлением советской власти в стране. 12 января 1922 года Карачаево-Черкесия приобрела статус автономии, однако он сохранился не надолго. 26 апреля 1926 года Карачаево-Черкесская автономная область разделилась на Карачаевскую автономную область и Черкесский национальный округ. Шёл процесс ещё большей автономизации территории. 30 апреля 1928 года Черкесский национальный округ получил статус автономии.

Анализируя административно-территориальные изменения, происходившие на территории Карачаево-Черкесии в конце XIX — начале XX веков, стоит отметить, что они осуществлялись не столько по инициативе самой административной единицы российского государства, сколько по планомерно проводимой политической доктрине существующей власти. Власть в указанный период претерпела также изменения — царская сменилась советской, но при этом и та и другая всегда считала важной неотъемлемой частью России Кавказ, поэтому в его управлении и формировании административных единиц активное участие принимало российское государство. Все изменения на территории Карачаево-Черкесии происходили в рамках общего государства и инициировались центральной властью, что объясняется желанием создать сильное централизованное государство.

С конца XVIII века политика колонизации в Российской империи носила военно-казачий характер (строительство линий из укрепленных станиц), а с середины XIX века стала проявляться в капиталистических чертах своего развития.

Созданная А.В.Суворовым в конце XVIII века по правой стороне реки Кубани Кубанская оборонительная линия, служила надёжной охраной русских границ от набегов турок и внутренних сил — непокорных горцев. Она тянулась по Тереку и от Моздока к Азову. Система укреплений на Северном Кавказе, граничащая с горскими народами, имела название «Кавказской линии». Неся оборонительную нагрузку, она служила также одним из рычагов расширения Российской империи.

По определению В.И.Ленина. Кавказ, подобно Казахстану, Приуралью, Поволжью принадлежал к колониям «чистейшего типа» и служил базой для активной русской колонизации, базой и рынком сбыта для русской промышленности и жестокого колониального грабежа.2

Существует мнение, что колонизация окраин России включала два периода. Первый — военно-казачий, докапиталистический этап, явившийся предвестником капиталистического развития Северного Кавказа. Именно в этот период сложилась система населённых пунктов и казачье землевладение, которое имело арендный характер землепользования переселявшихся иногородних. Второй — характеризуется миграцией на Северный Кавказ расслаивавшегося крестьянства центральных губерний России. Сюда хлынули кулаки и беднота. Первая стремилась применить свои накопления на новых землях, вторая шла работать в наём к казакам.

Таким образом, предпосылки возникновения русских населённых пунктов (станиц) на территории Карачаево-Черкесии в начале XIX века были общими с другими регионами Северного Кавказа и касались процесса заселения его русскоязычным населением. Через образование, а за тем и укрепление оборонительных линий на Кавказе царское правительство преследовало цель — обезопасить южные границы и, через возникновение станиц, укорениться на «новых» территориях империи. Вторая причина — экономическая, характеризующаяся переселением на Северный Кавказ, в том числе и на территорию Карачаево-Черкесии, крестьянства центральных губерний России. В 1897 году па территорию Кубанской области (в состав которой входила территория Карачаево-Черкесии) хлынули переселенцы Европейской части России.3 Крестьяне Харьковской, Полтавской, Воронежской губерний надеялись на новом месте избавиться от малоземелья и обезземеливания. С 1867 по 1897 год в Ставропольскую губернию, Кубанскую и Терскую области переселились 1586.8 тысяч человек, что почти вдвое превысило естественный прирост населения.4 Этот процесс происходил в результате частичного изменения порядка землепользования и вёл к укреплению экономических позиций централизованного государства.

Основание укреплений в верховьях Кубани и Зеленчуков (первая половина XIX века) положило начало возникновению станиц и многочисленных хуторов на территории Карачаево-Черкесии. В верховьях реки Подкумок в 1803 году была заложена Кисловодская крепость. В 1804 году на Кубани было заложено Баталпашинское укрепление.

В 1829 году по реке Большой Зеленчук командованием русскими войсками была разработана Зеленчукская оборонительная линия, строительство которой велось до середины XIX века. Новые линии заселялись казаками, в основном, из станиц Волжского и Хопёрского казачьих полков.

На территории Карачаево-Черкесии во второй половине XIX века был основан ряд станиц: в 1858 году — Исправная, Сторожевая; в 1859 году — Зеленчукская, Кардоникская. В 1860 году возникла станица Преградная. В 1861 году на реке Кубани появилась станица Верхне-Николаевская (Красногорская), а возле укрепления в устье Джегуты — Усть-Джегутинская.

Таким образом, формирование русских населенных пунктов — станиц, на всём протяжении Кавказской оборонительной линии, в том числе на территории Карачаево-Черкесии, было санкционировано царской властью. Это было обусловлено острой необходимостью обороны южных границ России от внешних врагов, а также в дальнейшем предполагалось использование станиц в качестве центров торговли и распространения элементов российской государственности в отдалённые аулы национальных округов (формирование централизованной судебной системы, системы управления и контроля за исполнением законодательства и т.д.).

Назревание революционной ситуации в начале XX веков и последующие за этим революционные события в центральных частях Российской империи привели к втягиванию в революционное движение всех окраин страны, в том числе и Кавказа, в состав которого входила и территория Карачаево-Черкесии.

В первой российской революции 1905-1907 годов активное участие приняли как горцы, так и русскоязычное население, проживающее на Северном Кавказе. Одной из причин участия русского населения в революционном движении в указанный период на территории современной Карачаево-Черкесии была имущественная и социальная дифференциация среди казачества. В статье «Русская революция и гражданская война», написанной В.И.Лениным в сентябре 1917 года, отмечалось, что в лице казачества «мы имеем слой населения из богатых, мелких или средних землевладельцев (среднее землевладение около 50 десятин) одной из окраин России, сохранивших особенно много средневековых черт жизни, хозяйства, быта».5 Не стоит забывать и о постоянной связи казачества с политической властью российского государства, которая не только санкцио-нировала военные действия с участием казаков, но и всячески поддерживала его, наделяя особыми привилегиями и правами, отличными от общих прав крестьянства России. В обмен на это она рассчитывала приобрести в лице казачества верную поддержку проводимого политического курса и, что не мало важно, приобрести опытную военную силу, способную не только вести военные действия на пограничных территориях Российской империи — на Кавказе, но и готового укорениться там, сохраняя свою самобытность и приверженность к православной вере.

Однако, и среди казаков, в основном бедных его слоёв, всё чаще стали встречаться сочув-ствующие революционному движению. Накануне революции в 1904 году начальник Баталпашинского отдела сообщал, что в станице Баталпашинской распространялись революционные прокламации и брошюры, среди них «Проект союза рабочих», издание союза социал-демократов в Женеве.6 Повсеместно стали возникать политические кружки, в основном социал-демократического толка. В Кубанской области они возникли в станицах: Бесскорбной, Брюховетской, Отрадной и др. В станице Баталпашинской тоже был образован политический кружок, который состоял из интеллигенции и учащейся молодёжи старших классов. Его организатором и руководителем был учитель Александр Гордеевич Макеев, который на первом заседании 5 мая 1905 года заявил: «С этого момента все мы будем считаться членами социал-демократической партии».7

Революция 1905-1907 годов была поддержана трудовыми массами всей России. Царизм в эти критические дни уповал на армию — прежде всего на казачество. В.И.Ленин о событиях 1905-1907 годов писал: «Казаки и жандармы много раз разгоняли манифестантов... Казаки атаковали толпу... Казаки стреляли на крышу и, не будучи в состоянии выбить рабочих, прибегли к правильной осаде... Казаки стреляли не один раз. Когда они спешились для стрельбы, их лошади подавили много народа».8 Но многие рядовые солдаты и казаки не стали выполнять карательные приказы и примкнули к революционному движению.

В 1908 году революционное движение вошло в новую фазу своего развития. Начальник Кубанской области писал в штаб Кавказского военного округа: «Кубанская область сильно затронута антиправительственной агитацией». В другом письме говорилось: «...революционный элемент, теснимый в городах, нашёл спокойное убежище в станицах и сёлах, где ведёт серьёзную партийную работу, организуя повсеместно шайки разного рода революционных комитетов».9

В период обострения революционной активности в 1906 году в Кубанской области, куда входила и территория Карачаево-Черкесии, было введено военное положение. Царизм не мог потерять контроль над столь необходимой, с точки зрения обороны государства, территорией. Именно поэтому вынужденная мера введения военного контроля над разворачивающимся революционным движением на Кавказе, по мнению властей, могла хотя бы если не уничтожить, то, по крайней мере, остановить надвигающуюся угрозу государственному строю России. После свёртывания революции 1905-1907 годов эта мера была уже не нужна. В июне 1909 года в Кубанской области она была заменена режимом усиленной охраны, при котором осуществлялся контроль над неблагонадёжными лицами.

К 1917 году на территории Карачаево-Черкесии, как и во многих частях Российской империи, сложилась революционная ситуация, которая неминуемо вела к новой, ещё более масштабной революции. Руководство по проведению этой революции взяла на себя социал-демократическая партия большевиков, охватившая своей агитацией всю территорию России.

Большевистская партия определила главную цель революции — провести переход от буржуазно-демократической революции к социалистической. На территории Баталпашинского отдела большевистские группы были созданы в станицах Невинномысской и Отрадной. Отрадненская большевистская организация являлась одной из крупнейших на Кубани и сыграла важную роль в подготовке и проведении Октябрьской революции в Баталпашинском отделе. Данную организацию возглавлял И.П.Пузырёв (член большевистской партии с 1906 года). На митинге 10 марта 1917 года он выступил с пламенной речью и заявил: «Трудящимся массам необходимо самим взять власть в свои руки».10 В станице Отрадной была образована общественная читальня, в которой, в частности, иногородние и казаки знакомились с «Апрельскими тезисами» В.И.Ленина.11

В мае 1917 года под руководством И.Пузырёва и Л.Чайкина возник Отрадненский Совет крестьянских и казачьих депутатов. В сентябре 1917 года при помощи данного Совета произошёл насильственный отрез земли (10 тысяч десяти) от владений Макеевых, Стояловых и других крупных землевладельцев в пользу крестьянской и казачьей бедноты. Данный пример был воспринят, как «приказ к действию» и помещичьи земли сёл Ивановского, Казьминского и других (Баталпашинского отдела) стали захватываться крестьянской беднотой.12 Сотня казаков была послана в Отрадненскую и Казьминское для «водворения порядка», но казаки отказались выступать против народа. Такое обстоятельство дел обеспокоило правящие («господствующие классы») круги Баталпашинского отдела. У них возникла идея создать блок «имущих против неимущих». С этой целью в июле 1917 года был создан отдельский съезд казаков, крестьян и горцев, имевших землю. Безземельные на него не были приглашены. Однако эти планы не увенчались успехом. И.П.Пузырёвым был созван съезд с участием представителей всех слоёв населения отдела. Большинство делегатов поддержало большевиков, и съезд представителей местных органов Временного правительства закрылся, так и не приняв никакого решения.13

Революционным движением Баталпашинского отдела руководили кубанские и терские большевистские партийные организации. Во главе Отрадненского комитета, выполнявшего функции начальника отдела, стоял И.П.Пузырёв, станиц Баталпашинской — И.Марченко, Зеленчукской — И.Толопа и И.Бережной, Кардоникской — С.Сотниченко, Невинномысской — Д.Джулай и А.Абельдяев. Партийные комитеты большевиков были тесно связаны между собой, а некоторые получали регулярно инструкции от Екатеринодарского комитета партии.14 Уже на начальном периоде становления советской власти наблюдалось складывание мощной цепи партийных орга-низаций, которая в последующем ещё более разрасталась и укоренялась, осуществляя не только руководство окраинами страны, но и контроль над осуществлением советской политики.

В течение декабря 1917 года и по март 1918 года на всём Северном Кавказе, в том числе и на территории Карачаево-Черкесии, была провозглашена Советская власть.

Хотя Октябрьская революция и одержала победу, контрреволюционное движение продолжало атаку против уже установившейся советской власти, развязав гражданскую войну. Действия белогвардейских сил, бандитских формирований анархических и иных толков распространялись по всей стране. Донская белоказачья армия атамана Краснова наступала на Царицын, белогвардейская «Добровольческая армия» Корнилова-Алексеева-Деникина действовала в районе Нижнего Дона и Кубани. Данные полки пополнялись за счёт зажиточного кубанского казачества и поначалу стали теснить слабо вооружённые, не организованные отряды советских войск. Успехи «Добровольческой армии» способствовали всплеску контрреволюционных выступлений во многих станицах Кубани.

Летом 1918 года в районе городов Кавказских минеральных вод и на юго-востоке Баталпашинского отдела действовали вооружённые казачьи формирования полковника Шкуро, а с запада в направлении Баталпашинской наступали белоказачьи отряды полковника Васильева. При помощи 2-го Кубанского военно-революционного отряда Я.Ф.Балахонова Шкуро был частично разбит под Бекешевской и с остатками сил ушёл в сторону Воровсколесской. Об этих событиях в последствии так писал Я.Ф.Балахонов: «Пролилась кровь целыми потоками, наполняя берега Кубани и других рек. Много трупов поглотила своей гигантской пастью обильная и шумная Кубань. Она поглотила целые тысячи лучших сынов революции».15 Борьба с отрядом Шкуро продолжалась и в последующие годы.

Гражданская война была всенародной. С обеих сторон выступали представители одних и тех же сословий, народов. Белогвардейцы Баталпашинского отдела, возглавляемые атаманом полковником Косякиным (позже Абашкиным), чинили произвол — отбирали зерно, лошадей, скот и подводы, а мужчин насильственно мобилизовали в белую армию. Абазины, карачаевцы, ногайцы и черкесы по требованию «командующего войсками Баталпашинского отдела» должны были выставить два конных полка в поддержку контрреволюционного движения.16

Иногородние сёла также подвергались белогвардейским набегам. В результате белого движения осенью 1918 года перестали существовать сёла Джаганас, Кольцовское, Михайловское и Кубранское.17 Село Ивановское 12 сентября 1918 года перешло в руки Шкуро и Покровского. Имущество жителей, лошади, скот были конфискованы, а само село было сожжено.18

Только с осени 1920 года стала налаживаться новая жизнь, во главе которой была советская власть.

27 октября 1920 года Президиум Кавбюро ЦК РКП(б) рассмотрел вопрос об автономии горцев. На нём также было отмечено, что постановка вопроса об образовании Горской и Дагестанской АССР своевременна. Хотя незначительная часть Карачая входила в Терскую область, а большая в состав Баталпашинского отдела Кубанской области, Советское правительство и Кавбюро ЦК РКП(б) решили (17 ноября 1920 г.) включить Карачай в Горскую республику (Терская область). Абазины, карачаевцы, ногайцы до 1922 года продолжали оставаться в составе Баталпашинского отдела Кубано-Черноморской области.

В ноябре 1921 года на заседании Карачаевского оргбюро РКП(б) был поставлен вопрос об образовании Карачаево-Черкесской автономной области. Данный вопрос неоднократно обсуждался на съездах русских селений и станиц, абазинских, карачаевских, ногайских и черкесских аулов. 25 ноября 1921 года в Баталпашинске состоялся съезд делегатов от русских станиц и сёл южной части Баталпашинского отдела и представителей карачаевского и черкесского народов. Они выступили «за» образование Карачаево-Черкесской автономной области. После рассмотрения данного вопроса центральными органами власти 12 января 1922 года ВЦИК РСФСР опубликовал декрет о создании объединённой Карачаево-Черкесской автономной области. В нём, в частности, указывалось территориальное устройство образованной административной единицы: «Выделить из Горской республики территорию, ныне занимаемую карачаевцами, и из Кубано- Черноморской области южную часть Баталпашинского отдела, ныне занимаемую черкесами и шестью казачьими станицами. И образовать из этих территорий Объединённую Карачаево-Черкесскую Автономную область (КЧАО) с административным центром в г.Баталпашинске, непосредственно связанную с РСФСР».19 Область включала пять округов: Баталпашинский, Эльбурганский. Учкуланский, Хумаринский и Мало-Карачаевский.

Образование Карачаево-Черкесской автономной области содействовало созданию широкой сети партийных и хозяйственных органов, культурно-просветительских учреждений и устанавливало более прочные связи взаимодействия центральной власти и власти на местах.

Восстановление народного хозяйства на территории Карачаево-Черкесии в 20-е годы XX столетия шло под руководством и при поддержке советской власти, быстрыми темпами. Летом 1920 года прошёл съезд трудовых казаков, крестьян, горцев и рабочих Баталпашинского отдела, на котором отмечалось, что в коллективном труде — спасение трудящихся от нищеты, голода и работы на кулачество. В станицах Карачаево-Черкесии появились первые коллективные хозяйства. Так, в 1921 году в окрестностях Баталпашинска возникла коммуна «Красное знамя», в которую вошли 130 человек. А в 1923 году был основан совхоз «Красный горец» на базе крупного хозяйства Гаркушина (хутор Садовый).20

На X съезде РКП(б) было принято решение о создании в республиках и областях Северного Кавказа промышленных очагов и рабочих кадров из местного населения для того, чтобы экономически расширить эти районы. В связи с этим в Карачаево-Черкесии начался переход к нэпу в промышленности. В 1922 году в КЧАО 17 предприятий были переданы в аренду частным лицам. Так, посредством договора были возвращены Мамонтову шерстопрядильная фабрика в районе Эркен-Шахара, Морозову — кожевенный завод в Баталпашинске. В станицах Усть-Джегутинской, Зеленчукской, Сторожевой, Исправной прежние владельцы также получили свои предприятия по договору. Однако в 1929 году большинство частных предприятий прекратило свою деятельность из-за свёртывания новой экономической политики.

В 20-е годы XX столетия в промышленности наблюдалось много позитивных изменений. В начале восстановительного периода на территории Карачаево-Черкесии насчитывалось 35 кузниц, 14 мукомольных и 15 кожевенных предприятий кустарного типа. 20 сапожных мастерских, кирпичный, мыловаренный, пивоваренный, маслобойный и лесопильный заводы.21 В эти годы действовали и развивались, расширяя своё производство, механическая мастерская, на базе которой был построен завод «Молот» (ныне завод холодильного машиностроения), артель «Химпром» и лесозавод. Были построены обувная, швейная, мебельная фабрики, мясокомбинат, хлебокомбинат, алебастровый завод и другие предприятия, восстановлены два лесозавода — Худесский и Зеленчукский. В 1924 году вошла в строй с мощностью 50 квт. Тебердинская гидроэлек-тростанция.22

Административно-территориальные изменения на территории Карачаево-Черкесии, происходившие в 20-е годы XX века, наложили определённый отпечаток на развитие её социальной и экономической сферы. По постановлению ВЦИК РСФСР от 26 апреля 1926 года Карачаево-Черкесская автономная область была разделена на Карачаевскую автономную область (КАО) и Черкесский национальный округ. Карачаевская автономная область состояла из следующих округов: Мало-Карачаевского, Хумаринского и Учкуланского. В Черкесский национальный округ входили два района: Эльбурганский (ныне Хабезский) и Абазино-Ногайский (ныне Адыге-Хабльский и часть Прикубанского района). 30 апреля 1928 года Президиум ВЦИК выпустил постановление, по которому Черкесский национальный округ был преобразован в автономную область (ЧАО).

В Черкесии в указанный период было девять абазинских населённых пунктов, восемь русских, пять ногайских, остальные — кабардино-черкесские.

В этот период началось строительство предприятий различного промышленного назначения, в том числе горных перерабатывающих предприятий. В КАО в 1927-1928 годах вступили в строй алебастрово-суриковый завод, два кирпично-черепичных и два лесопильных завода. В станице Зеленчукской появился новый маслозавод, перерабатывающий около 14 тонн молока в сутки.23 В ЧАО шло переоборудование шерстопрядильной фабрики. Был реконструирован маслобойный завод.

Во второй половине 20-х годов широкое распространение получило так называемое «социалистическое соревнование», охватившее всю страну. Так, Черкесский машиностроительный завод «Молот» соревновался с заводом «Красный Октябрь» Невинномысского района. Кроме того, на самом заводе шло соревнование между бригадами и цехами.

XV съезд ВКП(б) отметил успехи индустриализации страны и определил новый курс на коллективизацию сельского хозяйства. В сентябре 1929 года состоялся II краевой съезд, посвящённый подъёму урожайности и переустройству сельского хозяйства. Съезд обратился ко всем крестьянам, казакам и горцам Северного Кавказа: «Огромный практический опыт, накопленный уже колхозами, их действительные достижения убедительно показывают преимущества крупного коллективного хозяйства по сравнению с мелким единоличным. Преимущества коллективного хозяйства становятся всё более ясными для единоличников — бедняков и середняков».24

13 сентября 1929 года Северокавказский крайком партии вынес решение, в котором указывалось, что существенным недостатком колхозного строительства в национальных областях (КАО и ЧАО) следует признать «незначительное обобществление средств производства и труда, недостаточное вовлечение в колхозы середняка».25 И 27 ноября 1929 года было принято решение о проведении массовой коллективизации в Северокавказском крае. Крайком направил директиву партийным организациям автономных областей установить сроки коллективизации и определить методы её осуществления.

Переход к активной фазе коллективизации в Карачае и Черкесии произошёл не в 1929 году, как в зерновых районах Северного Кавказа, а позже. На равнинах широкое распространение получили тозы и сельхозартели, а в горной части преобладали производственные товарищества. В примерном уставе сельскохозяйственной артели, принятом 1 марта 1930 года, определялись внутренние функции артели, в которой обобществлялись лишь основные средства производства (инвентарь, хозяйственные постройки, рабочий и продуктивный скот). В сельхозартель принималась, в основном, беднота, а вхождение кулаков и лиц, лишённых избирательных прав, запрещалось.

Одним из ярких проявлений коллективизации явилось создание МТС — Машинотракторных станций. В 1930 году на территории Черкесии была образована первая МТС — в ауле Адиль-Халк. Затем возникли Черкесская (1931 г.) и Большая Зеленчукская (1932 г.). На территории Карачая в 1932 году заработала Усть-Джегутинская МТС (обслуживала девять колхозов).26

Индустриализация и коллективизация, проходившие и на территории Карачаево-Черкесии, были отражением советской политики, которая взяла под свой непосредственный контроль главные составляющие развития любой страны — промышленность и сельское хозяйство. Индустриализация и коллективизация послужили укреплению курса, направленного на формирование централизованного общества с чёткими разграничительными функциями на местах.

Развитие Карачаево-Черкесии в конце XIX — начале XX веков неразрывно было связано с развитием России. Оно имело не столь много общего, сколь зиждилось на одних и тех же процессах модернизации общества в условиях переходного периода от одного государственного строя к другому — исторически важного и судьбоносного для всех народов страны. При этом роль российской политики на Кавказе была главенствующей, направляющей, контролирующей. Её оценка не всегда однозначна, так как в процессе осуществления допускались не только ошибки, но и перегибы. И всё же стоит отметить, что в основном динамичное развитие северокавказского региона, в том числе и Карачаево-Черкесии, сохранение самобытной культуры народов Кавказа и достаточно самостоятельное развитие экономики — есть следствие

строительства планомерной политики России на Кавказе в конце XIX — начале XX веков. Россия и Кавказ всегда были связаны экономически, социально и политически в контексте общероссийской истории государства.





Статистика