кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


Революционные деньги Кавказа

 

Революционные деньги Кавказа

Революция и Гражданская война создали сложнейшую политическую и экономическую ситуацию на Северном Кавказе. Войска Добровольческой армии под командованием Антона Ивановича Деникина в борьбе за «единую и неделимую Россию» беспощадно подавляли освободительное движение горцев.

Однако к середине 1918 года для борьбы с белогвардейскими армиями началось объединение горцев вокруг шейха Аварии, панисламиста Узун-Хаджи. Узун-Хаджи с небольшим отрядом горцев занял аул Ведено, являвшийся мощным укреплением, и объявил войну Деникину. Вскоре было провозглашено образование эмирата Северного Кавказа, который стал обзаводиться всеми атрибутами государства, в том числе собственными деньгами.

Создание Северо-Кавказского эмирата
В сентябре 1919 года в аул Ведено к Узун-Хаджи прибыл гонец, некий Иналук Арсанукаев Дышнинский, с грамотой якобы от турецкого султана. Личность его была весьма примечательной. Чеченец по национальности, в царской России он служил приставом — начальником полиции небольшого селения. После женитьбы на грузинской княжне Дышнинский присвоил себе титул князя. Впоследствии он стал верным соратником Узун-Хаджи в борьбе с «неверными».

В доставленной грамоте указывалось, что горцам Северного Кавказа следует создать эмират, который должен находиться под протекторатом Турции. После ряда совещаний со своими сподвижниками Узун-Хаджи, по сведениям историков, объявил о создании эмирата Северного Кавказа в качестве самостоятельной шариатской монархии под протекторатом халифа (верховного правителя мусульман) Муса Мамек его величества оттоманского императора Магомета Вахитт Дина Шестого.

Временная столица эмирата была учреждена в ауле Ведено, предполагалось при этом иметь постоянную столицу в городе Грозном. Себе Узун-Хаджи присвоил громкий титул: его величество имам и эмир Северо-Кавказского эмиратства, шейх Узун Хаир Хаджи Хан.

В созданном эфемерном эмирате, как и в других монархических государствах, стали образовывать привилегированные сословия. Появились не только доморощенные дворяне, но даже князья.

Вооруженные силы эмирата, численность бойцов в которых доходила до 10 000, состояла из 6 армий под командованием 6 генералмайоров. В армиях щедро раздавались военное звание полковника и другие высшие чины.

Для управления страной было сформировано правительство во главе с великим визирем (высшим сановником) князем Дышнинским, являвшимся одновременно главнокомандующим Северо-Кавказского эмирата в звании ни мало ни много фельдмаршала.

В состав правительства входило 8министров, имевших, за исключением министра юстиции, звание генерал-майора, причем 2 из них были вообще неграмотными, а 3 — «грамотны по-русски». Только министр финансов Абдул Абдуллов был «грамотен по-русски и по-арабски». Все эти «красочные» сведения о составе правительства были приведены князем Дышнинским 9 декабря 1919 года в докладе председателю Совета министров Грузинской республики.

Денежное обращение в эмирате

В 1919 году денежное обращение в эмирате, как и на всем Северном Кавказе, находилось в весьма хаотичном состоянии. В этом регионе ходили деньги царского и Временного правительств. Но значительно больше было суррогатных денег местных правительств. Эти деньги совершенно не были связаны между собой какими-либо курсами. Одновременно с ними в обращении были деньги, выпущенные генералом А. И. Деникиным. Кроме того, довольно широкое распространение имели деньги мусаватистского и советского правительств Азербайджана в связи с наличием на них надписей по-арабски.

Несмотря на обилие и разнообразие бумажных денежных знаков, из-за быстрого их обесценивания на Северном Кавказе ощущался сильный денежный голод. С целью улучшения финансового положения и увеличения престижа правительством эмирата осенью 1919 года было принято решение о выпуске своих, местных денег. Из-за отсутствия какой-либо полиграфической техники для этой цели пришлось использовать имевшиеся в денежном обороте Северного Кавказа советские денежные знаки, проштемпелевывая их находящимися «под рукой» у правительства печатями.

Первый такой своеобразный выпуск денежных знаков производился на основе наложения на 100-рублевый разменный знак Терской советской республики оттиска перстневой печати эмира с текстом: «Слуга бедных Узун Хаир Хаджи Хан».

Вскоре из-за усиливающегося обесценивания денег правительством был произведен подобным образом второй выпуск денег, для которого наряду со 100-рублевыми терскими деньгами использовались дензнаки Северо-Кавказской советской республики достоинством в 100 и 50 рублей. В отличие от первого выпуска, они штемпелевались уже крупной печатью главы правительства Дышнинского и им подписывались.

В самом конце 1919 года был осуществлен третий выпуск денег, в котором использовались только деньги Северо-Кавказской советской республики достоинством в 100, 50, 25 и 10 рублей, которые штемпелевались также печатью Дышнинского, но без его подписи. Историки отмечали, что в этом выпуске правительство не брезговало и фальшивыми дензнаками малых номиналов.

Первое время весьма оригинальные выпуски дензнаков несколько смягчили денежный голод и ходили в эмирате до конца 1919 года.

Кредитные билеты эмирата

В самом конце 1919 — начале 1920 года в ауле Ведено — столице эмирата — был создан и заработал кустарно-примитивный так называемый «монетный двор» по изготовлению бумажных денежных знаков, объявленных правительством для повышения авторитета у горцев «кредитными билетами». Изготовление бумажных дензнаков было отдано на откуп русским и кавказским фальшивомонетчикам. Эти печатники, не имея в своем распоряжении приспособлений, изготовили клише для всех кредитных билетов на камнях, т. е. самым допотопным образом. Рисунки лицевых и оборотных сторон знаков были выполнены художником-самоучкой, немецким офицером Паулем Маурахом, бежавшим из русского плена и скрывавшимся среди горцев Северного Кавказа. В результате все рисунки имели весьма аляповатый вид, а отпечатки денег были выполнены крайне небрежно.

В распоряжении печатников отсутствовала не только специальная бумага с водяными знаками, но и вообще бумага маломальски приличного качества. Денежные знаки печатались на любой найденной в регионе бумаге, совершенно не подходящей для литографических работ. При рассмотрении денежных знаков можно обнаружить, что они печатались даже на линованных листах из школьных тетрадей.

Кредитные билеты выпускались большой серией купюрами достоинством в 5, 25, 50, 100, 250, 500 и 1000 рублей. Все билеты, за исключением 1000-рублевого, были введены в оборот. Выпуск денег производился двумя группами. В первую группу вошли купюры самых больших номиналов в 250 и 500 рублей, во вторую — все остальные.

На денежных знаках всех номиналов было приведено изображение герба Северо-Кавказского эмирата: белого цвета горизонтально расположенный полумесяц и над ним также белые три пятиконечные звезды.

На лицевых сторонах всех билетов имелось однотипное изображение весов богини правосудия с кораном на одной чаше весов и со священным знаменем пророка — на другой. Весы были подвешены на перекрещенных между собой винтовке и сабле, над весами — чалма с короной. Такая символика олицетворяла шариатскую монархию. На оборотных сторонах всех билетов в разных вариантах представлен рисунок Дагестанских гор и Каспийского моря, символизирующий территорию эмирата Узун-Хаджи в будущем.

Надписи на всех билетах были выполнены по-арабски, по-русски, а также, частично, по-французски. Содержание и оформление билетов наглядно иллюстрируются на примере купюры в 500 рублей (50туманов). Кстати, на ней во французском тексте имеется ошибка: вместо «roubles» напечатано «rubles». Ниже приведен перевод арабских текстов на билете.

На лицевой стороне, в верхней части билета: «повелитель мусульман на Северном Кавказе Хаджи Узун Хаир». Внизу: «назир (министр) финансов Абдул Азим Абдулла». В правом и левом верхних углах «50, пятьдесят туманов». В правом нижнем углу: «1338 год» (в переводе с хиджре — 1919).

На оборотной стороне, в рамке сверху и с боков: «50туманов». Внутри верхней части рамки: «чеканка (печатание) подобных напечатанному карается, за исключением тех, кому это разрешено правительством». Внизу: «ходят наравне с другими бумажными деньгами. Чеканено в Ведено. Да возвеличится победа его».

Деньги Северо-Кавказского эмирата имели хождение около 7–8 месяцев на территории, не имевшей точных границ.

К январю 1920 года военное и экономическое положение эмирата стало ухудшаться. Население уже не так охотно продавало военным продовольствие и фураж, так как получало за них ничем не обеспеченные деньги. Северо-Кавказский эмират все меньше пользовался поддержкой широких масс горцев. Авторитет Узун-Хаджи сильно пошатнулся, а его войска стали разбегаться.

После распада эмирата кредитные билеты и другие его дензнаки потеряли свою платежеспособность и превратились в бумажки, которые впоследствии использовались только в качестве коллекционного материала. Незначительное количество кредитных билетов Узун-Хаджи, обнаруженных на листах, было сдано в Народный комиссариат финансов с целью реализации и получения средств на борьбу с последствиями голода в Поволжье в 1921–1922 годах.

Сегодня во многих странах ученые работают над повышением долговечности бумажных денег, в результате чего появляются в том числе деньги пластиковые. Как показывает история, похожую задачу решали и в двадцатые годы прошлого века. В результате появились деньги на шелке. Впрочем, причиной использования шелка в качестве банкнотной основы стала не столько долговечность этого материала, сколько дефицит бумаги на отдельно взятой территории.

В апреле 1920 года в Хивинском ханстве была провозглашена Хорезмская Народная Советская Республика (ХНСР). В этом же году правительство республики вынуждено было осуществить эмиссию местных денежных знаков, которые стали выпускаться на шелковой материи и лишь частично — на бумаге.



Решение о выпуске денег на шелковой материи, так называемых «шелковок», было принято по нескольким причинам. Во-первых, на территории республики была хорошо развита кустарная шелковая промышленность. Во-вторых, для массового выпуска денег отсутствовали необходимые запасы бумаги, даже плохого качества. В-третьих, была принята во внимание перспектива увеличения срока службы денег — благодаря большей, по сравнению с бумагой, долговечности шелкового материала.

Эмиссия денег республики, в соответствии с данными каталогов, состояла из купюр номиналом 250, 500, 750, 1000, 2000 и 5000 рублей, выпущенных двумя сериями в 1338 и 1339 годах по хиджре. Из сопоставления дат по хиджре с соответствующими интервалами григорианского календаря (так, 1338 год соответствует интервалу с 26 сентября 1919 по 14 сентября 1920 года) можно установить, что денежные знаки первой серии вводились в оборот в 1920 году в период между апрелем (когда была провозглашена республика) и серединой сентября. Знаки второй серии (1339 год соответствует интервалу с 15 сентября 1920 года по 3 сентября 1921 года) вводились в оборот в период с середины сентября 1920 года по март 1921 года.

Технология изготовления денег на шелке была удивительно примитивной. На специально вытканной кустарями-умельцами из натурального шелка ленте шириной 11 сантиметров ручным способом при помощи штампа наносились своеобразные рисунки, точнее — цветные художественные орнаменты на лицевой и оборотной сторонах денежных знаков. Штампы изготавливались из древесины растущего в Средней Азии дерева рода ильм (карагач), применявшегося при изготовлении резных художественных изделий. Полоса шелка после нанесения орнамента на обеих ее сторонах разрезалась на равные части, соответствующие ширине создаваемых купюр.

Это были одни из самых нарядных и оригинальных денег, когда-либо выпускавшихся в мире. Историки-бонисты отмечают, что особой нарядностью отличались «шелковки» достоинством 1000 рублей. С этим трудно не согласиться, рассматривая этот денежный знак. Текстовая часть тысячерублевки была отпечатана на шелке фиолетового, синего и голубого оттенков. Этонастоящая художественная миниатюра, удивительно напоминающая восточный ковер.

С помощью научных сотрудников восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета удалось с высокой достоверностью расшифровать содержание всех надписей на лицевой и оборотной сторонах купюры в 1000 рублей, выполненных по-тюркски.

Номинал денежного знака проставлен арабскими цифрами.

На лицевой стороне купюры справа и слева от виньетки с надписью «Тысяча рублей» проставлены по-восточному орнаментированные цифры номинала.

Над виньеткой надпись: «Бумажные деньги Хорезмской Народной Советской Республики». На рамке стоит год выпуска по хиджре — 1338. Над виньеткой выполнены надпечатки:
— Председатель Совета народных назиров Хаджи Палван Нияз Юсупов
— Назир финансов Мухаммед Пенах Мухаммед Рахимов
— Кассир
— Мухаммед Амин Ишджанов

Внизу на рамке проставлен год выпуска — 1920.

На оборотной стороне банкноты в верхней части рамки напечатано: «Эти бумажные деньги обеспечены всем имуществом правительства».

В нижней части рамки надпись: «Человек, подделывающий эти бумажные деньги, предается революционному уголовному суду». Здесь же год выпуска — 1920.

В центре оборотной стороны представлен герб республики. Слева от него напечатано: «Тысяча рублей», справа — цифровой номинал.

Шелковые боны Хивы представляют большую коллекционную редкость. В России в частных и государственных коллекциях насчитывается всего несколько сотен хивинских бон.

В то время финансовый кризис был настолько силен, что грузинские телеграфные чиновники начали присваивать себе в счет жалованья деньги, приходившие почтовыми переводами.



После распада Закавказского Комиссариата — блока всех национальных партий Закавказья — Грузия 26мая 1918 года объявила себя независимой республикой. Одним из первых и главных мероприятий грузинского правительства нового государства являлась перестройка и укрепление финансового аппарата.

Первое время после образования республики благодаря продолжавшейся в Тифлисе эмиссии закавказских бон распавшегося Закавказского Комиссариата в товарно-денежном обращении не ощущалась большая нехватка денежных знаков. Поэтому проведения специального выпуска собственных грузинских денежных знаков в 1918 году не требовалось.

Однако уже с начала 1919 года из-за создавшегося дисбаланса между стоимостями сельскохозяйственных продуктов и городских товаров стало резко ухудшаться экономическое положение Грузии, которое, в свою очередь, привело к обесцениванию бумажных денег и острой нехватке денежных знаков.

На покрытие чрезвычайных расходов
Еще до времени эмиссии «своих» денежных знаков — бон, когда в грузинском товарно-денежном обороте продолжали ходить боны бывшего Закавказского Комиссариата, правительство Грузии решило выпустить на 50 000 000 рублей «краткосрочные обязательства Государственного Казначейства». Эти обязательства были направлены на покрытие чрезвычайных государственных расходов, а также на улучшение денежного обращения в стране.

Обязательства выпускались с 15 января 1919 года со сроком выплаты 1 января 1920 года. По этому поводу в газетах были даны следующие разъяснения Министерства финансов:

«5% краткосрочные обязательства Государственного Казначейства сроком на 1 год (т. е. до 1 января 1920 г.) выпускаются на предъявителя в достоинствах: 5000, 1000, 500, 100 и 25 рублей.

При желании предъявительские обязательства в 5000 и 1000 рублей могут быть обращены в именные, с занесением их в книги Тифлисского Казначейства.

Казначейство республики принимает обязательства во все платежи по нарицательной цене, а также в залог».

Все купюры обязательств были выпущены одного большого размера (400х125мм) и, как обычно, односторонними, на бумаге с крупными водяными цифровыми знаками, соответствующими их достоинству («25», «100» и т. д.).

Кроме надписей на грузинском языке, название документа «Обязательство Казначейства Грузинской республики на «… р.» напечатано на русском и французском языках. Так как герб республики Грузии не был еще официально принят, обязательства содержали только грузинский символический знак — «Святой Георгий» на фоне вершин Кавказских гор, помещенный в изящную, тонкого плетения, виньетку.

Своя страна — свои деньги
Весной 1919 года финансовое положение республики еще более ухудшилось, что наглядно характеризовала газета соседней закавказской республики Азербайджан от 3 апреля 1919 года:

«Финансовый кризис в Грузии обострился настолько, что почтово-телеграфные чиновники, не получая содержания в течение значительного времени, присваивают себе в счет жалованья те деньги, которые посылаются по почте переводом».

В таких условиях правительство Грузинской республики вынуждено было пойти на выпуск местных денежных знаков — бон, получивших название грузбон. Выпуск грузбон облегчался тем обстоятельством, что в столице Грузии — Тифлисе уже с января 1918 года производился интенсивный выпуск единых денежных знаков для трех закавказских республик. Имея все необходимое оборудование для печатания и выпуска денежных знаков и благодаря накопленному опыту специалистов, Грузинская республика могла без затраты больших средств и временных потерь обеспечить выпуск своих бумажных денег.

Выпуск грузбон начался с июля 1919 года, когда еще продолжалась эмиссия закавказских бон, завершившаяся только в сентябре того же года. В первую очередь предполагалось печатать купюры в 100, 50, 10 и 5 рублей.

Для ускорения и удешевления эмиссии дензнаков в 5, 10, 50 и 100 рублей, в отличие от дензнаков последующих выпусков, за основу были взяты многие элементы рисунков закавказских бон тех же номиналов.

И надпись на французском языке
В целом грузбоны и закавказские боны имеют большое сходство и выполнены в одном художественном стиле. Поэтому можно достаточно уверенно утверждать, что дензнаки первого выпуска, так же как и закавказские боны, выполнены художником Тер-Микоэляном.

На лицевой стороне всех купюр в верхней части орнаментальной арки вместо рисунка двух голубей, имевшегося на закавказских бонах, изображен, как и на краткосрочных обязательствах, символический знак Грузинской республики — «Святой Георгий» на фоне вершин Кавказских гор.

На оборотной стороне — в трех больших, соединенных между собой виньетках, таких, как и на закавказских бонах, сняты надписи на грузинском, армянском и азербайджанском языках — «за подделку бонов виновные подвергаются наказанию, как за подделку кредитных билетов». Вместо этих надписей в центральной виньетке помещено изображение «Святого Георгия», а в боковых виньетках выполнены надписи о хождении денег наравне с российскими кредитными билетами, напечатанные на русском и французском языках, что свидетельствует, очевидно, о желании правительства республики повысить авторитет своих денег.

Как следует из данных «Закавказского финансово-статистического сборника 1918–1923гг.» (Тифлис, 1924 г.), грузбоны первого выпуска достоинством в 5, 10, 50 и 100 рублей входили в оборот в течение периода от июля 1919 года до начала 1921 года, когда в Грузии установилась советская власть.





Статистика