кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился

Мебель для гардеробной цены на гардеробные.
Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


Сказки и Предания "Арев и Краг"

Арев и Краг


Когда земля породила людей, в мире властвовали тьма и холод. Арев и Краг только-только учились ходить. Жили они с племенем в одной из пещер тогда ещё молодого Арарата. 
Взрослые мужчины охотились и нередко становились жертвами хищников: те видели в темноте лучше человека. Добыть зверя мог лишь сильный, который сам и съедал почти всё добытое. Поэтому златокудрая Арев и кудрявый Краг нечасто лакомились сочным мясом. В мечтах о еде прошло детство. 
Однажды в пещере поднялся невообразимый шум. Кто-то предложил охотиться сообща. Это не понравилось сильным охотникам. Но после долгих и жестоких споров избрали вождя, слово которого должно было стать законом. 
Теперь первым ел вождь, чтобы не ослабеть. За вождём ели сильные охотники, чтобы всегда быть сильными. Последними ели женщины и дети. Вождь зорко следил, чтобы охотники приносили всю добычу в пещеру. Нарушивший этот закон изгонялся и вскоре становился пленником соседних племён или жертвой хищников. 
Как ни тяжела была жизнь в темноте и холоде, племя росло. Когда Арев и Краг стали подымать камни, доступные силе взрослого, им позволили охотиться. 
Дошли Арев и Краг до леса. Ветер, дувший навстречу, шепнул о близости тигра. 
- От него не уйти. Лезем на дерево, - сказал Краг. 
С ловкостью обезьян взобрались они по веткам. Свежие следы человека привели зверя к дереву. Тигр задрал усатую морду и зарычал. Арев содрогнулась. Припала к плечу Крага. Юноша выжидал, крепко сжимая камень. Вдруг горящий взгляд хищника осветил его лицо. Краг прыгнул вниз. Удар камня убил тигра. Краг испустил победный клич. Гордо взглянул на Арев, но от изумления упал на тушу зверя – Арев светилась! 
Краг испугался, но глаз от девушки отвести не мог. 
- Что с тобой? 
- Сама не знаю. Горящий взгляд тигра зажёг твоё лицо. Оно и сейчас охвачено жарким пламенем. Мужество сделало твоё лицо прекрасным: оно пронзило мою грудь. Это горит моё сердце. Сияет душа. 
Арев говорила, а горячие слёзы – слёзы любви, радости и боли, первые слёзы на земле – струились из её глаз. Они превращались в яркие звёзды и возносились на чёрное небо. А одна из них упала на грудь Крага. Он почувствовал жгучую боль в груди. Но почему-то от неё было сладко ему. Он тоже всё смотрел и смотрел на Арев. 
И тогда Арев сошла на землю. 
- Пойдём. Нас ждёт вождь, - сказала она. 
С трудом Краг взвалил тушу тигра на плечи. Но ещё больших усилий ему стоило отвести взгляд от Арев. Девушка шла впереди, освещая тропинку. От её сияния озарялся лес. 
Они вошли в пещеру и озарили тёплым светом все её тёмные холодные углы. Краг долго уверял, что он и Арев – не злые духи лесов и гор. Люди с недоверием собрались вокруг Ареви и Крага. Они с опаской разглядывали светящуюся девушку и юношу с огненным лицом. Ужас леденил их неробкие сердца… 
Темнота уступила свету. Холод – теплу. Люди начали оглядывать своё жилище, самих себя. Впервые увидели, что они разные. Поражала красота одних и безобразие других. 
Заметил и вождь, что немало в пещере девушек-красавиц. Но тут его взгляд остановился на молодых и сильных охотниках. Задымилось старое сердце ревностью. Злобная судорога пробежала по лицу. Свет на вождя начал давить тяжелее темноты… 
Тот же груз лёг на плечи женщин, имевших мало зубов и много седин. Они испугались, что теперь никому не будут нужны. Кинулись к вождю: 
- Выслушай нас, недостойных! Вели убить Арев и Крага. Пусть настанет мрак! Чем меньше люди видят, тем они счастливее! 
- Убить их! Убить! – сотрясалась пещера. 
Вождь поднял руку. Разом всё смолкло. 
Власть сделала вождя одиноким и жестоким. Но на то он и был вождь, чтобы думать глубже, видеть дальше, быть твёрже. Он сказал: 
- В темноте нам труднее отыскивать съедобные корни, ловить рыбу, охотиться. Но и вместе Арев и Крага оставлять нельзя! Напившийся воды остынет, наевшийся – уснёт… 
Как сказал суровый вождь, так и поступило племя. Забросили на небо Арев. А Крага, заковав, переносили из пещеры в пещеру. Каждое утро встаёт Арев и до самого вечера разыскивает Крага. Прошли тысячелетия. А она не теряет надежд встретить любимого. До сих пор горит её сердце, светится душа. Такая судьба и у Крага – даже в страдании своём согревать людей. И пока Арев и Краг любят друг друга – они бессмертны, как бессмертны и люди, подобные им. 

Арев - солнце
Краг - огонь

Ахтамар 

Каждой ночью к водам Вана 
Кто-то с берега идет 
И без лодки, средь тумана, 
Смело к острову плывет. 

Он могучими плечами 
Рассекает лоно вод, 
Привлекаемый лучами, 
Что маяк далекий шлет. 

Вкруг поток, шипя, крутится, 
За пловцом бежит вослед, 
Но бесстрашный не боится 
Ни опасностей, ни бед. 

Что ему угрозы ночи, 
Пена, воды, ветер, мрак? 
Точно любящие очи, 
Перед ним горит маяк! 

* * * 

Каждой ночью искры света 
Манят лаской тайных чар: 
Каждой ночью, тьмой одета, 
Ждет его к себе Тамар. 

И могучими плечами 
Бороздит он лоно вод, 
Привлекаемый лучами, 
Что маяк далекий шлет. 

Он плывет навстречу счастью, 
Смело борется с волной. 
А Тамар, объята страстью, 
Ждет его во тьме ночной. 

Не напрасны ожиданья... 
Ближе, ближе... вот и он! 
Миг блаженства! Миг свиданья! 
Сладких таинств райский сон! 

Тихо. Только воды плещут, 
Только, полны чистых чар, 
Звезды ропщут и трепещут 
За бесстыдную Тамар. 

И опять к пучинам Вана 
Кто-то с берега идет. 
И без лодки, средь тумана, 
Вдаль от острова плывет. 

И со страхом остается 
Над водой Тамар одна, 
Смотрит, слушает, как бьется 
Разъяренная волна. 

Завтра - снова ожиданья, 
Так же искрится маяк, 
же чудный миг свиданья, 
Те же ласки, тот же мрак. 

Но разведал враг жестокий 
Тайну любящих сердец: 
Был погашен свет далекий, 
Тьмой застигнут был пловец. 

Растоптали люди злые 
Ярко блещущий костер, 
Небеса молчат ночные, 
Тщетно света ищет взор. 

Не заискрится, как прежде, 
Маяка привет родной, - 
И в обманчивой надежде 
Бьется, бьется он с волной. 

Ветер шепчет непонятно, 
Над водой клубится пар, - 
И вздыхает еле внятно 
Слабый возглас: "Ах, Тамар!" 

Звуки плача, звуки смеха... 
Волны ластятся к скале, 
И, как гаснущее эхо, 
"Ах, Тамар!" звучит во мгле. 

На рассвете встали волны 
И примчали бледный труп, 
И застыл упрек безмолвный: 
"Ах, Тамар!" средь мертвых губ. 

С той поры минули годы, 
Остров полон прежних чар, 
Мрачно смотрит он на воды 
И зовется Ахтамар. 
БАРЕКЕНДАН



Жили когда-то муж с женой. И не очень-то были они по нраву один другому. Муж обзывал жену дурёхой, а та его - дурнем, так они всегда и ссорились. 
Как-то муж купил несколько пудов рису и масла, взвалил их на носильщика и приволок домой. 
Жена вышла из себя: 
- А ты ещё сердишься, когда тебя дурнем обзывают! Ну куда нам столько масла и рису! Поминки по отцу или свадьбу сына справляешь, что ли? 
- Да какие там поминки, какая свадьба! Что ты болтаешь, баба? Возьми и припрячь. Это для барекендана. 
Жена успокоилась, взяла и спрятала. Уже немало дней прошло, жена ждёт, ждёт, а Барекендана всё нет. 
И вот однажды сидит она у порога и видит: кто-то торопливо идёт по улице. Прикрывает она ладонью глаза от солнца и кричит: 
- Братец, а братец, а ну-ка, погоди! 
Прохожий останавливается. 
- Не ты ли Барекендан будешь, братец? 
Смекнул прохожий, что у женщины не все дома, и думает: "Дай-ка скажу, что я Барекендан и погляжу, что из этого выйдет". 
- Да, сестрица, я и есть Барекендан. Что скажешь? 
- А то скажу, что давно пора тебе забрать от нас рис да масло. Мы не нанимались хранить твоё добро. Надо и совесть знать! 
- Что же ты сердишься, сестричка-джан? За ними-то я и пришёл: искал ваш дом, да всё никак не мог найти. 
- Ну так иди и забирай! 
Прохожий входит в дом, забирает масло и рис. Поворачивается пятками к дому, лицом к своей деревне, и поминай как звали! 
Возвращается муж, жена ему и говорит: 
- Приходил этот Барекендан, я швырнула ему его добро - унёс! 
- Какой Барекендан? Какое добро? 
- Да вот масло и рис. Вижу, идёт - наш дом ищет. Позвала я его, пробрала как следует, взвалила ему мешок на плечи, он и унёс. 
- Ах, чтоб дом твой рухнул, глупая! Недаром я всегда говорю, что ты дурёха! В какую сторону он пошёл? 
- А вон туда. 
Вскочил муж на коня и помчался за Барекенданом. 
Барекендан обернулся и видит - догоняет его верховой. Смекнул, что это, должно быть, муж той женщины. 
Вот всадник догнал его: 
- Добрый день, братец! 
- Доброго здоровья! 
- Не прошёл ли по этой дороге кто-нибудь? 
- Прошёл. 
- А что он нёс за плечами? 
- Масло и рис. 
- Вот его-то мне и нужно! А давно ли он прошёл? 
- Да уж порядочно. 
- Если я поскачу за ним, успею догнать? 
- Где тебе! Ты верхом, а он пешком. Покуда твой конь будет переступать четырьмя ногами: раз-два-три-четыре, он на своих на двоих бегом: раз-два, раз-два, раз-два - и нет его! 
- А как же мне быть? 
- Как тебе быть? Хочешь, оставь у меня коня, а сам, как он, беги на своих на двоих - может быть, догонишь. 
- Да, это ты верно говоришь. 
Слезает муж с коня, оставляет его у прохожего, а сам пускается пешком в путь. 
Как только скрылся он из виду, Барекендан взвалил на коня свою ношу, свернул с дороги и ускакал. 
А муж идёт, идёт пешком, видит - не догнать. 
Поворачивает обратно, а уж ни прохожего, ни коня нет. 
Возвращается домой, и снова начинают они ссориться: муж - из-за масла и риса, а жена -- из-за коня. И до сих пор всё ещё ссорятся муж и жена. Он её обзывает дурёхой, а она его - дурнем. А Барекендан слушает да посмеивается. 

БАРЕКЕНДАН - масленица, карнавал





Статистика