кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


«Свой лучший барабан я еще не сделал»

Яна Сутаева

Я все пыталась выяснить точную цифру – сколько же он их сделал за свою жизнь? А он давно потерял им счет. Говорит только, что в год получается где–то около тысячи барабанов. Особенно в последнее время, когда слава о Дамире Мамедове – барабанных дел мастере – долетела до далеких палестин.
  

«Мои барабаны есть в Турции, в Израиле, во многих городах России – выходцы из Дагестана заказывают. Наверное, нет на земле такого места, где есть лезгинка, но нет моего барабана», – хвалится мастер. Заказчиков, по его словам, с каждым годом становится все больше и больше. Для кого-то из покупателей этот инструмент – просто сувенир или напоминание о покинутой родине, но большинство приобретает барабан для того, чтобы научиться на нем играть, и даже цена в 100, а то и в 200 долларов земляков не останавливает.
По моей просьбе Дамир Мамедов демонстрирует все этапы рождения барабана. Сначала из фанеры изготавливается полый цилиндр. Прямоугольная фанерная заготовка несколько часов вымачивается в воде, затем на самодельном станке размягченная уже фанера наматывается на металлический барабан и фиксируется специальными прищепками. В таком виде будущий барабан отправляется сушиться на печку.
«В Дагестане барабанщики предпочитают инструмент диаметром в 33 сантиметра. Барабан такого размера четче звучит. Ведь для танцев четкий звук нужен, чтобы каждый шаг танцора отбивался. Но сделать можно какой угодно барабан. Любого размера», – объясняет мастер.
Последний писк барабанной моды – прозрачные пластиковые, но больше всего в мастерской навалено черных и бордовых цилиндрических заготовок. «У нас почему-то дагестанцы больше любят темные барабаны, – объясняет такой перевес в цвете Дамир. – Может, потому что на них шнур хорошо виден? А вот в Азербайджане, наоборот, ценятся белые…» Для придания «актуального колера» фанерный цилиндр покрывается морилкой, а затем несколькими слоями древесного лака.
Игровая часть барабана изготавливается из специальной пластиковой пленки, которую пришивают к металлическому обручу. Это так и называется – шить барабан. «Сейчас уже эту деталь из кожи не делают. Все барабаны из пленки, потому что так получается прочнее – пленка реже рвется. Раньше, когда я из кожи шил, то специально ходил к мясникам, подбирал подходящие шкурки, чистил… Это очень грязный процесс. Недавно один дагестанец из Москвы заказывал барабан из кожи. Пришлось повозиться».
Следующий этап – сборка. Игровые части особым способом привязываются к фанерному цилиндру толстым белым шнуром. Специальными узлами регулируется высота звука. Мастер затягивает узлы как надо и пробует новый инструмент: «Слышишь, какой звук? Гулкий, расплывчатый, да? – опускает узлы еще ниже. – А теперь? Видишь разницу?»
«Мне кажется, я свой лучший барабан еще не сделал. В этом деле сокрыто нескончаемое количество секретов, которым конца и края не видно. Поэтому вдохновение у меня всегда есть и будет, наверное, пока есть возможность расти», – откровенничает мастер.

А началось все с увлечения музыкой. Еще в детстве Дамир выучился играть на барабане и, когда подрос, начал подрабатывать на свадьбах. «Становиться музыкантом я не собирался. А тут раз – и сразу куча денег! Зарабатывать таким легким способом мне понравилось. Что еще семнадцатилетнему парню надо? Но через пару свадеб кожа на барабане лопнула. Пришлось отнести его мастеру и заплатить за прошивку 15 рублей. Через свадьбу – опять к мастеру, опять 15 рублей. Не успевал зарабатывать, почти все приходилось отдавать на починку инструмента. Вот тогда и решил сам научиться прошивать. Сначала не получалось, несколько раз испортил. Потихоньку начало получаться… Вот так жадность определила мою судьбу», – смеется Дамир.
Он и сейчас играет на свадьбах. Больше для души, чем для заработка. Ведь шитье барабанов уже давно на первом плане. «В прошлом году почти не играл. Но скучно мне без барабана, без музыки! Ничего с собой поделать не могу! Музыка это все-таки такая работа… Здесь же не родина музыки, не родина творцов. Тут после 40 лет тебя общество не любит, на свадьбы уже не приглашают. В городе еще более или менее мастерство игры ценится, а в селе хоть на уши вставай! Им лишь бы шум какой-то был, чтобы танцевать. Вот в Азербайджане по-другому. Там настоящее искусство музыканта ценится. Ни за что не будут на «ямахе» играть, только на настоящих инструментах», – делится наблюдениями мастер.
        

Шить барабаны умеют все в большой семье Дамира – шесть дочерей, их мужья и дети: «Старшие девочки-то уже замужем, но когда надо, мигом мобилизуются с моими зятьями и внуками. Конвейером работаем: кто-то покрывает лаком, кто-то прошивает пленку. Вот мне однажды заказали сорок барабанов, которые нужно было сделать в течение двадцати дней. Я, воодушевленный отличным стимулом – деньгами - за неделю все закончил. Ну, пришлось пару ночей не поспать. Говорят же, что Сталин во время войны всего по два часа спал. Чем я хуже?»
Жаль только, учеников, которые не мыслили бы своей жизни без этого ремесла, у Дамира нет. «Никто не хочет этому мастерству учиться, – сокрушается мастер. – Играть на барабане – пожалуйста! А делать… Я даже своим зятьям говорю: давайте я вас всем азам научу. Если вы будете делать барабаны, вы мне помеху не создадите. Сто лет же я не буду жить. У меня свои клиенты есть, у вас свои появятся… Не хотят. Внук тоже вряд ли этим будет заниматься… Ну и пусть! Пусть что-нибудь другое делает, на голову выше нас будет. Если и начнет когда-нибудь делать барабаны, то пусть не простые, а огромные делает! Во-о-от такие…».





Статистика