кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


Танцы со стаканчиками

 

Блогадарю за интерес к традициям Азербайджана, к культуре Азербайджана. Азербайджанская культура - это синегрия нескольких пластов, самобытностей, традиций народов, населящих нынешний Азербайджан. В "рафинированном" виде нет азербайджанской музыки, танцев, литературы, народной памяти. Все смещано, и все переплетено. Так как исторически в нынешнем Азербайджане, в силу своего геогрофического положения, геостратегического значения "владыкой" были те или иные правители. В отдельные периоды истории этнические азербайджанцы имели суверенность и создавали свои государства - для этого достаточно вспомнить государства Ширваншахов, Сефевидов, Аггоюнлу и т.д. Но, все это было не непрерывный процесс. В разные времена нынешний Азербайджан входил то в состав Оттоманской империи, то в государство Шахеншаха- нынешного Ирана, в конечном итоге, после войны России и Ирана, в начале 1814=1825 годов нынешний Азербайджан по частям стал вхож в Российскую империю.
Поэтому, в "рафинированном" виде нет чистой "азербайджанской" культуры. Азербайджанская культура - самобытна, имеет достоаточно много своих отличительных особоннестой, но наряду со всеми этими признаками - эта культура составная часть великой Восточной культуры.
Для поиска нухной Вами композиций, рекомендую, обратиться к персоналиям танцевальной культуры Азербайджана - Амина Дильбази, Афаг Меликова, Теране Мурадова.
Народная артистка Азнрбайджана Теране Муродова достоточно близкий человек моей семьи.Если Ваши поиски не дадут результата- то, могу нужную композицию попросит у нее.
С уважением,
Dervish

«КРАЛИЧА» АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ТАНЦА


МАДАМ «ДЕ КЛЯЙФЕН»!

В 10 лет ее поразил паралич. В 15 лет ее заставили танцевать. В 25 лет ее талантом и красотой восхищались Сталин и Багиров, ей рукоплескал весь мир. И только через десять лет она получила звание заслуженной артистки Азербайджана. Ее исключали из декады, снимали с работы, но потом снова приглашали, видя, что без нее программа «не идет». Она до сих пор не удостоена президентской пенсии, хотя приложила все усилия, чтобы таковую назначили ее ученице. Живая легенда и Королева азербайджанского танца - Амина Дильбази!

Черно-белые клавиши пианино и сочинения Мориса Равеля отдыхали от теплых пальцев исполнителя. Амина ханум призналась, что это любимый композитор всей ее семьи. А семья у нее большая - четверо детей и девять внуков. Пожалуй, это единственная в мире прима танцовщица, которая четыре раза рискнула потерять сценическую форму. «Я сама не понимаю, как у меня получилось, - улыбнулась Амина Дильбази, - моя страстная любовь к этой профессии помогала мне во всем. Если бы мне пришлось родиться снова, я непременно стала бы танцовщицей». 

Судьба много раз испытывала будущую королеву танца, прежде чем открыть ей предназначенный свыше путь. Ей было 10 лет, когда из-за осложнения после ангины ее сразил паралич. Эту болезнь называют еще «пляской Святого Витта». «Я все слышала, видела, всех узнавала, но двигаться не могла, это что-то страшное, - вспоминает Амина ханум». Врачам удалось вернуть девочке здоровье, но опасность повторного заболевания оставалась. Амине Дильбази запретили заниматься музыкой, ходить в школу, где ее могли невзначай обидеть, рассердить, и тогда «Святой Витт непременно возобновил бы свою пляску». Амина с трудом упросила родителей отпустить ее учиться вместе с другими детьми.

Как-то в школу явилась комиссия, чтобы отобрать детей в создающийся народный танцевальный ансамбль. Директор выбрал Амину - в то время она занималась гимнастикой, подавала большие надежды. В спортивном зале бывшей грузинской школы города Баку собралось много народу. «Когда все стали по очереди танцевать, я подумала, что директор все напутал - это не мое место. Я ведь совершенно не могла танцевать. Попытка убежать из зала мне не удалась». 

Все претенденты оттанцевали, очередь дошла до Амины. На вопрос музыкантов, под какую музыку девочка будет танцевать, она ответила, что единственный известный ей танец - «Хоп-ца!». Музыканты вопросительно переглянулись - такой музыки они не знали. «Не знаете - тогда я и танцевать не буду!» - заявила Амина, порадовавшись про себя, что теперь-то ее точно отпустят. Комиссия оказалась хитрее: «Тогда сами пойте и танцуйте свою «Хоп-цу». «Мне ничего не оставалось, как закрыть глаза и пойти в пляс, выкрикивая: «дум-ба-да-ба, дум-ба-да-ба, хоп-ца!, хоп-ца!». Музыканты кричат: «Это же «Лезгинка»!». Стали мне аккомпанировать. А я ничего не слышу, кричу себе: «Хоп-ца!», вытворяю невесть какие па. Открыла глаза, гляжу - члены комиссии от хохота под стол попадали, музыканты в слезах от смеха. Но разве надо мной можно смеяться? Я никогда не допускала этого. В школе была номер один в драках. Не дай Бог, кто-нибудь девочек из нашего класса заденет - я шла в бой. Когда я увидела, как весь зал содрогается от хохота, я схватила свой плащ и удрала». 

На следующий день Амину вызвал директор. «Я решила, что сейчас мне попадет за вчерашнее. Захожу, смотрю та же комиссия, все улыбаются. Ну, думаю, точно попадет. «Вы знаете, «Хоп-ца ханум», мы берем вас в ансамбль?» - сказал мне один из членов комиссии. «Как?! Ведь я не умею танцевать!» - «Зато вы единственная, кто знает что такое «Хоп-ца!». Потом ее еще долго называли «Хоп-ца ханум». 

Амине пообещали 200 рублей в месяц. Осталось спросить разрешения у матери. В то время семья лишилась кормильца, и домохозяйка-мать, чтобы прокормить детей, работала теперь в трех местах. «Я на радостях прибежала к маме, говорю: «Мама, я тебе буду приносить каждый месяц 200 рублей, только ты уйди с одной работы». Она испугалась - откуда у меня такие деньги, я объяснила, что буду танцевать в ансамбле. «А учеба?». - «Мама, я буду учиться, ты не беспокойся». Она разрешила. Я была так рада, что смогу помочь ей». 

В 1936 году Амина Дильбази становится солисткой танцевального ансамбля филармонии, затем Государственного ансамбля песни и пляски, в 1939 году она - ассистент балетмейстера. Амина покоряет своими танцами «Тэрэкэмэ», «Иннабы», «Вагзалы-Мирзаи», «Джейраны», «Наз элэмэ», «Тураджи» не только весь СССР, но и все социалистические страны. 

От поклонников нет отбоя. На гастролях в Иране за кулисами ей дали надеть очень дорогое бриллиантовое кольцо. Амина решила, что это очередное сценическое украшение, которое выдавалось танцорам и вышла танцевать на бис в нем. После концерта ее попросили поговорить с поклонником, подарившим кольцо. Возмущенная Амина сорвала перстень с пальца и отбросила в сторону: «Никто не имеет права без моего ведома кому-то что-то обещать и брать за это подарки!».

Но были и такие подарки, от которых трудно отказаться. Придя в гримерку после исполнения в Пакистане танца «Вагзалы-Мирзаи», Амина Дильбази увидела там трех молодых девушек с переводчицей. Они попросили исполнить танец со стаканчиками еще раз и прямо в гримерке. «Я поняла, что они имеют в виду, когда одна из девушек стала проверять, не приклеиваю ли я стаканчики к рукам и действительно ли в них жидкость. Они не могли скрыть восхищения, и уходя одна из посетительниц сняла со своей руки дорогой браслет и надела на мою». Ее слава росла день ото дня. В Москве Амина ханум получает звание артистки балета СССР. В тот год началась война. 

КРАСНЫЕ САПОЖКИ

В годы войны Амина Дильбази продолжает солировать в филармонии и одновременно проходит военно-полевые занятия. Ее назначают командиром женского батальона. «Я надевала на танцы красные сапожки, чтобы не переодеваться - знала, что вечером «военка». Битая чувиха была!»
В то время впервые за всю историю филармонии у нее стало сразу два художественных руководителя - Джовдат Гаджиев и Кара Караев. Война не дала им возможности закончить учебу в Москве у Шостаковича. Мир Джафар Багиров за неразлучную дружбу прозвал ребят Бобчинским и Добчинским и, чтобы никому не было обидно, назначил обоих на одну должность. 
Кара Караев был очень любознательным. Однажды выйдя из кабинета он остановился у окошечка, отодвинул занавес и стал наблюдать за репетицией танцоров, да так увлекся, что не заметил подошедшего к нему Гаджиева: «Ты еще здесь?». «Джовдат, посмотри, здесь одна девушка в красных сапожках так танцует, так танцует негодяйка, что я не могу уйти, любуюсь!». «Слушай, Карик, я от тебя не ожидал. Ты - Кара Караев, классик, симфонист, стоишь любуешься какими-то красными сапожками. Пошли отсюда». На следующий день Караев был неотступен: «Джовдат, ты ведь как руководитель должен знать, как танцует наш ансамбль!». С тех пор и Гаджиев занял «наблюдательный пост» у этого окна. «Благодаря Караеву он обратил на меня внимание, - рассказывает Амина ханум. - Потом он стал официально вызывать меня в свой кабинет на всякие творческие беседы. Я не знала, что под видом этих творческих бесед он меня изучал. Он ведь высокообразованный, симфонист! А тут я, да еще в красных сапожках!» Позже были «официальные» свидания. «Но я все время чувствовала, что говорю с руководителем. Он повадился к нам домой. Я еще подумала: вот наглый какой - сидит себе на кухне, ест, греется. Не знала, что и делать - руководитель все-таки». 
Скоро Амину ханум вместе с ансамблем вызывают на гастроли в Кировабад, и там влюбленный в нее художественный руководитель на этот раз уже Кировабадской филармонии Фикрет Амиров неожиданно делает ей предложение, а она так же неожиданно соглашается выйти за него замуж. Молодые обручились. 
Сроки гастролей истекли, а Амина все не возвращалась. Обеспокоенный Джовдат позвонил другу Фикрету: «Ты что-то долго держишь ее там». «Ты знаешь, Джовдат, она мне очень нужна. Я тебя скоро приглашу на нашу свадьбу», - последовал ответ. В тот же день Джовдат был в Кировабаде. «Что происходит? Вы шутите? Меня разыгрываете?». «Я отвечаю - ничего, мол, все законно, - вспоминает Амина ханум. Фикрет сделал мне предложение, и я согласилась. Джовдат возмутился: «А я кто?» 
- Не знаю. Я не знаю, кто вы. Сейчас, наконец, это может выясниться. Так кто вы? Вы хоть раз мне признались в том, что любите меня. Я только видела, что вы как руководитель приходите с «официальными» разговорами ко мне домой, кушаете, греетесь у печки и уходите. А вот Фикрет меня вызвал, сказал, что любит и хочет жениться. 
- А-а-а!!!!!!!! Я должен был вам сказать, что я вас люблю? А вы не чувствуете, что я вас люблю?! Ну тогда я вам говорю - я вас очень люблю и хочу на вас жениться! 
Тут в разговор вмешался Фикрет: «Уже поздно, брат, ты даже не предупредил меня, что это твоя девушка и что ты собираешься на ней жениться. Мы обручены».
«Так я осталась меж двух огней. Люблю-то я Джовдата, и только ему назло дала согласие Фикрету. Родственники стояли на том, что я должна выйти за Амирова - иначе позор. Мне ничего не оставалось, как сообщить обоим женихам, что я выбираю Фикрета», - с улыбкой вспоминает Амина ханум. 
Джовдат Гаджиев уезжает опечаленный в Баку, позже возвращается туда и Амина Дильбази. Дата свадьбы назначена, но сердце девушки принадлежит другому. На очередном собрании родственников перед свадьбой Амина наконец взбунтовалась и заявила, что не любит Фикрета и поэтому не выйдет замуж ни за того, ни за другого. На том и порешили. 
Через три месяца Амину Дильбази вдруг вызвали в военкомат. Время было тяжелое, война в разгаре, призывали и женщин. «Я зашла в мрачный кабинет. Смотрю - и Джовдат здесь. Я так обрадовалась, что нас обоих забирают в армию, про себя подумала - обязательно попрошу комиссара определить нас в один отряд. Сидящий за обшарпанным столом старичок спросил: «Первый раз?». «Да», - отвечаю. Я действительно первый раз призывалась в армию. «Фамилия, имя?». «Амина Дильбази». «Где будете жить?». «Где живу, там и буду жить», - говорю, назвала адрес и расписалась.
Те же вопросы задали Джовдату. Он расписался. Нам проставили печати в паспортах и сказали, что мы можем идти. Вышли из здания, а Джовдат мне и говорит: «Позвони своему любимому Фикрету и сообщи, чья ты жена. Я уезжаю сейчас в Тбилиси, у нас там съезд». Я еще долго стояла не в силах осознать внезапно навалившееся счастье. В то время ЗАГС располагался прямо в военкомате. Вот такая у меня получилась свадьба. Позже я встретила Фикрета и попросила прощения, он ответил, что судьба правильно распорядилась, ничего, мол, не поделаешь». 

МАЛЕНЬКАЯ ПТИЧКА

Как сказал Игорь Моисеев, «труднее всего в жизни понять танцы». Поэт скажет все словами, композитор донесет свою мысль при помощи музыки. Танцору же приходиться вынимать всю душу. 

Танец «Тураджи» до сих пор никто не исполняет так, как это делала Амина Дильбази. Маленькая птичка прилетела на полянку, чтобы порадоваться солнышку, цветам. Поначалу она опасливо оглядывается - нет ли рядом страшных охотников, а потом успокоившись танцует. И вдруг - выстрел. У нее ранено крыло. Птичка падает, просит природу помочь ей. «Она все это так могла донести до зрителей, что у них мурашки по коже пробегали», - говорит любимый ученик Амины ханум Таир Эйнуллаев. Природа залечивает ее рану, и она снова порхает среди цветов под лучами солнышка. 

«Когда балетмейстер Арбатов решил ставить этот танец, я поняла что это не для меня. Я считала, что не готова. Это сюжетный танец, его можно сравнить с умирающим лебедем в классике. Арбатов настоял. Когда в меня стреляли, я падала на колено от души и в результате разбила его. Врачи запретили танцевать, пока рана не затянется. И тут кто-то рассказал Ниязи о том, как хорошо я исполняю этот танец. Он пришел в филармонию посмотреть на «Тураджи». Покорить мастерством Ниязи было трудно - он знал цену всему! «Ну, Аминка, говорят, ты умеешь танцевать «Тураджи»?» - спросил он. У меня сердце в пятки ушло. Колено болит, вот, думаю, сейчас все провалю. Боже, пожалей меня, чтобы я смогла станцевать! Бах! - выстрел. Я - на пол! Представляете, что с коленом?! Я должна плакать по сценарию, а я и так плачу от боли. Глажу крылышко свое. Ниязи сидит расстроенный, исподлобья смотрит на меня. «Аминка, ты умница, ты талантливая. Я не ожидал. Готовься, я оркеструю «Тураджи». 28 апреля правительственный концерт, ты будешь танцевать перед Багировым». Сказал и ушел. 

Врач пригрозил Амине рассказать о ране Ниязи, но она слезно пообещала станцевать в последний раз и тут же заняться лечением. Рана была столь глубока, что появилась даже опасность ампутации ноги.

Концерт. «Я танцевала, Ниязи дирижировал. Я не знала, кто из нас был в тот момент «тураджи» - я или он. Ни один инструмент не играл, они плакали вместе со мной». Зрители кричали «бис!». Багиров аплодировал стоя. Раздав музыкантам воздушные поцелуи, Амина убежала: «Мне нужно было поскорее посмотреть колено, чтобы кровь не испачкала костюм». Амину Дильбази госпитализировали, ей пришлось несколько месяцев лечить ногу. 

«Я сделала одну глупость, которую никогда себе не прощу. Когда Ниязи умирал, мы с Джовдатом пришли к нему. И чтобы признаться, насколько сильна моя любовь к этому человеку, я рассказала ему историю с моей ногой. Он в ответ: «Зачем ты мне сказала об этом, Амина? Ты мне боль причинила». «Нет, князек, я ведь жива, здорова, танцую, ногу не оперировали. Я люблю тебя так, что готова танцевать в любом состоянии!» В тот же день он умер...» 

ДЕ-КЛЯЙФЕН

Если Вам где-либо придется услышать выражение «де-кляйфен», знайте - речь идет об Амине ханум (так прозвали ее в артистической среде). Не пытайтесь искать перевод в иностранных словарях, не найдете! «Это выдумка, - смеется Амина ханум. Если мне хочется кого-то поругать, а при всех это делать не хочется, произношу «де-кляйфен» и все понимают, что мне не нравится. Если не понимают, то на помощь приходит более жесткое выражение «де-кляйфен норус». Весь Азербайджан, заграница знают это слово, которое спасает меня и коллектив». На юбилее Амины Дильбази весь зал стоя аплодировал и скандировал: «Де-кляйфен! Де-кляйфен!». «Я была в ужасе!» - говорит улыбаясь Амина ханум. 

У нее особый контакт с учениками. Многие из них называют Амину Дильбази, спокойную, строгую и требовательную, своей матерью. Она знает все о каждом, о его проблемах, переживаниях, и поэтому ее понимают без слов. На перерывах между занятиями она хорошая подружка, на работе - вожак. 

«Наша Королева была очень рискованным человеком и только благодаря ей в 1957 году в Москве на международном фестивале мы завоевали золото», - рассказывает один из учеников Амины ханум Рамиз Эйнуллаев, возглавляющий сегодня отделение хореографии лицея искусств. 

От Азербайджана тогда поехали выступать государственный ансамбль песни и пляски и ансамбль «Нефтчиляр» под руководством покойного Алибабы Абдуллаева (первого партнера Амины Дильбази). 

В фестивале участвовало более 10 тысяч коллективов со всего мира. В то время в Москве свирепствовал вирус гриппа. Перед самым началом конкурса 25 человек из азербайджанской группы с высокой температурой попали в московскую больницу. Амина Дильбази как заботливая мать все дни напролет проводила у их постелей. И тут приходит известие, что через два дня - выступление азербайджанских ансамблей, и если они не выступят, то выбудут из конкурса. Врачи категорически отказываются выпускать артистов, и тогда Амина ханум вместе с маэстро Ниязи идут на авантюру. Они договариваются с московской пожарной охраной и в день выступления подкатывают к больнице... на пожарных машинах. «С 4 этажа, чтобы не видели врачи, мы по пожарной лестнице спустились вниз и на этих же машинах доехали до Колонного зала Дома Союзов, - вспоминает Рамиз Эйнуллаев». 

До выступления оставалось совсем мало времени, в небольшом зале ровно два часа шла репетиция конкурсного танца. «Амина Дильбази каждую минуту проверяла нам температуру и поила лекарствами. Танец «Чобанлар» мы танцевали, не чувствуя ни температуры, ни гриппа, потому что нас вдохновляла сила Амины Дильбази и Ниязи, поддержка Игоря Моисеева и зрителей. Мы были единственными на фестивале, кто танцевал на «бис». 

Только в 1959 году уже будучи на пенсии Амина Дильбази получает звание народной артистки Азербайджана. «Я получила звание заслуженной и народной очень поздно - мне ставили палки в колеса. Москва меня признала лучшей танцовщицей Союза, но не было звания в республике. Я никогда не гналась за званиями. Мой титул - это любовь народа, мое признание - аплодисменты и цветы народа. Страшнее, когда звание есть, но народ в тебе не нуждается».

Каждый год 26 декабря в день рождения Амины Дильбази в лицее устраивают концерты в ее честь. Приглашаются корифеи азербайджанского искусства, почитатели ее таланта. Эту традицию ввел самый талантливый, по признанию Амины ханум, ее ученик Таир Эйнуллаев. Он же первым назвал ее «Краличей», то есть Королевой национального танца. В 1998 году с помощью «Амоко» изготовили корону и провели настоящую коронацию. Виват, Королева!

Амина Дильбази мечтает создать свою школу, где она сможет передать все секреты своего мастерства, и очень боится не успеть. Каждый день в определенное время у дверей лицея искусств, где Амина ханум - почетный педагог, ее встречает «кортеж» учеников, чтобы обнять и сопроводить к хореографическому отделению. Она очень пунктуальна, и поэтому если урок начинается в 2 часа, Амина ханум выходит из дома в 12, чтобы успеть поздороваться и поговорить по дороге со всеми желающими. Ее знают все шоферы 443 маршрута, с которыми она непременно пообщается по дороге, и которые всякий раз удивляются - такая знаменитость и пользуется общественным транспортом. 
Нонна де Гюбек





Статистика