кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


Витязи Кабарды. О князьях Черкасских

24.06.2011
By

Глубокое духовное родство и взаимное проникновение интересов издавна обусловили сближение народов Кабардино-Балкарии с Россией. Уже в XVI веке при дворе великих князей московских появляются выходцы с Кавказа, представители знатных тамошних  родов. 

На Руси всякого выходца с Кавказа называли черкасом. Прозвище черкас (а в основном, это были кабардинцы) со временем трансформировалось в фамилию Черкасские. Кавказские мурзы сделались русскими князьями. Так явилось в России целое сословие князей Черкасских, многие из которых составили честь и славу своей новой Родины. Перед тем, как назвать славные имена князей Черкасских, отмечу тот малоизвестный факт, что многие места современной Москвы хранят память об этом княжеском роде.

Чеканные лики сынов кабардинских предгорий запечатлелись в названиях центральных улиц  современной Москвы. По самому центру столицы проходит Большой Черкасский переулок, соединивший Лубянскую площадь с Патриаршим подворьем на Варварке. Здесь же находится и Малый Черкасский переулок. Многие кабардинские князья до принятия святого крещения и получения титула князей Черкасских именовались Гиреями: Азамат-Гирей, Аслан-Гирей, Девлет-Гирей и другие. Гирей в тюркских языках означает властитель. У А.С. Пушкина читаем:

Гирей сидел, потупя взор,

Янтарь в устах его дымился.

Безмолвно раболепный двор

Вкруг хана грозного теснился.

 

К востоку от Москвы находилось село Гиреево, в настоящее время это район столицы, который называется Новогиреево. В начале XX века на землях старинной барской усадьбы возник крупный дачный поселок. В числе владельцев усадьбы Гиреево – имена князей Черкасских, Шереметевых, Голицыных. До настоящего времени сохранились Терлецкие пруды и храм Спаса Нерукотворного начала XVIII века. В старом путеводителе читаем о создании Новогиреева: «Единственные в России благоустроенные поселки. Прекрасный воздух, лес, парк, пруды. Широкие 10 саженей проспекты, торцевые мостовые, подземный водопровод, электрическое освещение, собственная железнодорожная платформа, конка, телефонная подстанция, охрана, пожарная дружина, сигнализация, аптека, православная церковь…».

В истоках истории усадьбы Гиреево я нашел имя одного из первых владельцев – это боярин князь Борис Камбулатович Черкасский (до крещения Карашай-мурза). Кроме Гиреева, этот кабардинский князь имел крупные поместья в Московском, Рязанском и Медынском уездах, в том числе в Серебряных Прудах на реке Осетр. Князю также принадлежали всем известные и находящиеся ныне в черте города Москвы усадьбы Останкино, Кусково, Красная Пахра, Перово, Вишняки.  Женат был Борис Камбулатович на Марфе Никитичне Романовой-Юрьевой, а это дочь боярина Никиты Романовича Захарьина-Юрьева, родная сестра патриарха Филарета, двоюродная сестра царя Федора Иоанновича и тетка первого русского царя из династии Романовых Михаила Федоровича. Сын столь именитых родителей, князь Иван Борисович Черкасский стал боярином в самый день коронации Михаила Федоровича Романова, возглавлял многие приказы, в 1633-42 годах был фактическим руководителем русского правительства и самым богатым человеком Москвы. И вот сестра его княжна Ирина Борисовна Черкасская, выйдя замуж за боярина Федора Ивановича Шереметева, как раз и принесла в приданое мужу усадьбу Гиреево.

Прямо связана с родом князей Черкасских и знаменитая подмосковная усадьба Марфино, что близ станции Катуар Савеловской железной дороги. Еще до строителей усадьбы графов Салтыковых это имение на реке Уче принадлежало воспитателю Петра I князю Борису Алексеевичу Голицыну. Именно он дал  усадьбе название Марфино в честь своей любимой дочери. Эта дочь, княжна Марфа Борисовна Голицына, была замужем за одним из самых знаменитых крещеных кабардинцев – князем Александром Петровичем Бековичем-Черкасским, к рассказу о котором я еще вернусь.

А кто не знает поэтичнейшый уголок Москвы, именуемый Марьиной Рощей? Марьина Роща – местность за Камер-Коллежским валом, получившая наименование по деревне Марьино. Сейчас на месте деревни сохранилась лишь церковь во имя иконы Божией Матери «Нечаянная радость», построенная на рубеже XIX-XX веков на средства жителей Марьиной Рощи. Между тем, в XVII веке Марьиной Рощей, Останкином и Троицким владел князь Яков Куденетович Черкасский  (до святого крещения Урускан-мурза). Марья – дочь князя Я.К. Черкасского, имя которой воплотилось в названии Марьина Роща. Князю также принадлежали всем известные и находящиеся ныне в черте города Москвы усадьбы Красная Пахра, Перово, Вишняки.

В 1645 году Яков Куденетович стал боярином, а затем и ближним боярином и  в 1648 году фактически возглавлял русское правительство. При царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче он был главой Стрелецкого и Иноземного приказов. В качестве воеводы участвовал в походах Алексея Михайловича, в том числе по освобождению городов Смоленска, Минска и Вильно. Богатство его было огромным: десятки тысяч десятин земли и около 50 тысяч крепостных в 18 уездах. Женат он был на представительнице старейшего русского княжеского рода Прозоровских – княжне Евдокии Семеновне.

Первый русский историк и ученый-энциклопедист Василий Никитич Татищев (1686-1750) в своем «Лексиконе» так объясняет слово воевода: «Воевода – по имяни равно то же, что в латинском дукс, в немецком герцог и фирст, ибо все равно знаменуют вождя войска. Сие от того произошло, что они начальники в войске были, но разно, одни воеводы полковые, другие городовые, которые токмо для какого похода над войски определялись, и оные яко в войске, тако в городех разных качеств были. Яко дворовой воевода властно как генералиссимус, и сей чин редкому давался, при царе Алексее Михайловиче был князь Яков Куденетович Черкаской…».

Следует сказать и об одном из сыновей генералиссимуса Я.К. Черкасского – князе Михаиле Яковлевиче (ум. 1712). Кроме унаследованных от отца многочисленных деревень, он владел еще и всемирно известной подмосковной усадьбой Архангельское, которое после него досталось князьям Голицыным, а затем княжескому роду Юсуповых. М.Я Черкасский получил Архангельское в 1681 году как приданое жены княжны  Марфы Яковлевны Одоевской (ум. 1699), и владел им вплоть до 1703 года. При нем деревянная церковь Михаила Архангела была перестроена в каменный храм во имя того же святого, покровителя владельца. Архивы того времени сообщают: «Приданая вотчина М.Я Черкасского с. Архангельское, Уполозы тож, при реке Москве, в том селе церковь каменная… Да на селе двор боярский, а в нем живет приказщик, двор скотный, в нем 2 человека, 3 двора дворовых кабальных, в них 10 человек, да в том же селе и в деревнях Захарковой и Саваниной 12 дворов крепостных и 11 дворов бобыльских…». Как видим, до «подмосковного Версаля», каковым Архангельское фактически стало при князьях Голицыных и Юсуповых, еще очень далеко. Но к чести М.Я. Черкасского следует отметить выстроенный при нем в Архангельском и дошедший до наших дней храм Михаила Архангела – чудо каменного зодчества крепостного мастера Павла Потехина. Этот же князь Черкасский построил в своем поместье Останкино в 1668 году также дошедшую до нас Троицкую церковь, один из лучших образцов московской храмовой архитектуры.

Князь Михаил Яковлевич при Петре I был губернатором Сибири. Ему на этом посту наследовал его сын князь Алексей Михайлович Черкасский (1680-1742), в конце жизни – президент Коллегии иностранных дел, носивший звание Великого Канцлера России. Ученость его отмечает уже цитированный мною выше историк Татищев, который побывал в резиденции князя Черкасского в Тобольске. Тогда А.М. Черкасский продемонстрировал Татищеву череп найденного в вечной мерзлоте мамонта.

В статье «Сказание о звере мамонте» (1720 г.) В.Н. Татищев сообщает: «Случилось мне видеть в Тобольске в томе у тогдашняго господина губернатора его сиятельства князя Черкаского часть головы. Сия часть была верхняя правая четверть лба без морды, при которой за ее великое от гнилости повреждение приметить более не мог, яко: 1) оная великостию никакой иной от знаемых нами зверей, кроме слона, примениться не может; 2) пустота внутренняя, где мозг лежал, по подобной мерности других животных весьма мала; 3) череп над меру толст, и хотя верхняя и внутренняя плоскости того черепа гладки, но междо оными очень ноздревата; 4) на стороне, где показывали признак рога, было невеликое возвышение… По представлению моему блаженные и вечно достойныя памяти Его Императорское величество Петр Великий повелел губернатору объявить в народ довольное денежное награждение, ежели кто целое костей собрание, а по малой мере голову с принадлежащими частьми сыщет и пренесет. По которому не одна голова и множество протчих костей из разных мест объявлено и в Москву в Сибирской приказ, також и в Академию наук привезено, их же ныне всяк видя, без сумнения поверит, что слоновые суть».

Дочь князя А.М.Черкасского княжна Варвара Алексеевна (1711-1767), самая богатая невеста России вышла замуж 1743 году за графа Петра Борисовича Шереметева (1713-1788) и принесла ему в приданое все обилие московских владений князей Черкасских, в их числе Останкино, Вишняки и Перово. Историк И.К. Кондратьев в книге «Седая старина Москвы» отмечает: «Кусково составляет старинную вотчину графов Шереметевых. По преданию, оно получило свое название от «куска», которым граф Петр Борисович обыкновенно называл свою родовую собственность, небольшой участок земли, где были дом, главный пруд, сад и село. Вся земля кругом принадлежала князю А.М. Черкасскому, и в сравнении с его огромным имением, которое составляли почти все ближние села и деревни, окружавшие Кусково, действительно, оно было кусочком.

Когда граф Петр Борисович женился на единственной дочери князя Черкасского, то все его поместья – Перово, Тетерки, Вишняки и Останкино – перешли в род графов Шереметевых. Княжна Черкасская помимо этого принесла мужу в приданое более 80 тысяч крестьян. Молодая графиня провела детство в Вишняках (в двух верстах к югу от Кускова) и очень любила их. Она не хотела забыть родину, и молодой граф исполнил желание своей супруги – выстроил для нее на своем участке дворец и назвал его Кусковом. Дом был построен по плану французского архитектора Вали и имел до 20 различных покоев. В одном покое стены были из цельных венецианских зеркал, в другом – отделаны малахитом, в третьем – обиты драгоценными гобеленами, в четвертом – художественно разрисованы стены и потолки. Всюду были античные бронзы, статуи, фарфор, яшмовые вазы, имелась большая картинная галерея…». Здесь следует отметить, что сыном княжны Черкасской, в замужестве графини Шереметевой, о которой идет речь, был граф Николай Петрович Шереметев, известный в истории своей романтической женитьбой на крепостной актрисе Прасковье Ивановне Ковалевой-Жемчуговой.

Безусловно, максимальному приближению князей Черкасских к российскому престолу способствовал факт женитьбы первого русского царя Ивана Грозного на кабардинской княжне Кученей Темрюковне в 1561 году.

«Сказка о золотом петушке» была написана А.С. Пушкиным осенью 1834 года в нижегородской усадьбе Болдино. Кроме золотого петушка, главными героями новой сказки великого поэта стали русский царь Дадон и таинственная шамаханская царица. Вспомним первое ее появление в сказке Пушкина, когда «войско в горы царь приводит»:

…Вдруг шатер

Распахнулся… и девица,

Шамаханская царица,

Вся сияя как заря,

Тихо встретила царя.

Как пред солнцем птица ночи,

Царь умолк, ей глядя в очи…

Как видим, горская царица удивительно красива. Околдованный и восхищенный царь пирует у нее в шатре целую неделю, вслед за тем предлагает ей руку и сердце и возвращается вместе с нею в свою столицу, где народ так же очарован и восхищен ее красой. Кто же она, шамаханская царица, и не поискать ли в русской истории что-то подобное?

7 августа 1560 года скончалась русская царица Анастасия Романова, супруга первого русского царя Ивана Грозного (1530-1584). К этому времени к России были присоединены Казанское и Астраханское ханства, и Россия вплотную приблизилась к Кавказским горам. Незадолго перед этим, в 1556 году, делегация из Кабарды прибыла ко двору Иоанна IV с богатыми дарами и с целым табуном великолепных кабардинских коней. Кабардинские мурзы просили царя принять их самих и их народ в российское подданство. Русские бояре, в свою очередь, тоже обратились к государю с просьбой закрепить союз с кавказскими народами царской женитьбой на одной из знатных кабардинок. И поехали государевы гонцы в Шемаху, и в Дербент, и в другие местности Северного Кавказа в поисках подходящей невесты для царя Московского и Всея Руси к тамошним властителям – шамхалам. Как видим, понятия Шемаха, шамхал в языках горских народов чрезвычайно близки по звучанию к пушкинской шамаханской царице.

Царская невеста нашлась среди дочерей мурзы черкасов горских Темрюка Юнгича. Дочь свою, восемнадцатилетнюю Кученей Темрюковну, в Москву отец  не отпустил, не будучи уверен в серьезности намерений русского царя. И тогда Иван Грозный повелевает сделать «парсуну», то есть портрет кабардинки, и доставить оную парсуну пред его светлые очи. Царю портрет очень понравился, и он повелел крестить в православную веру красавицу-горянку, что и было исполнено митрополитом Гурием Казанским и Свияжским. Кученей Темрюковна сделалась Марией Черкасской и 21 августа 1561 года была обвенчана с царем Иваном Грозным: «И нача с царицею своею царь и великий князь Иван Васильевич, с великою княгинею Мариею Темрюковною царствовать любезно».

Царица изумила бояр не только своей красотой, но и необычным поведением. Облачившись в черкеску, легко вскакивала в седло и вместе с венценосным супругом отправлялась на царские охоты. Летописец уверяет нас в том, что нынешнее Рублево-Успенское шоссе, где находится подмосковная резиденция президента РФ, было впервые открыто и освоено ею, русской царицей Марией Темрюковной. Ей особенно нравились здешние места, просторы, взгорья и холмы, покрытые шумящими соснами. Обычно маршрут поездок был таким. С Воробьевых гор, где стоял дворец Ивана Грозного, спускались в долину реки Сетунь и, минуя старинное Кунцево и Крылатское, добирались до села Ромашково – вотчины царевых свойственников Романовых. Много дичи водилось в окрестных лесах, и царские охотничьи забавы продолжались по нескольку дней. Тем же путем в смиренных одеждах иноков государь и государыня совершали паломничества к Саввино-Сторожевскому монастырю, что вблизи Звенигорода.

Когда царь отправлялся в  военные походы, царица не сидела у окна в ожидании, а была его спутницей и верной помощницей. В марте 1563 года у Марии родился сын царевич Василий, но он, к сожалению, скончался в младенчестве. Много важных государственных начинаний предпринято царем по ее совету. Царица Мария придумала и опричнину: изначально это был специальный отряд вооруженных людей, охраняющих царскую особу, – прообраз современного президентского полка.

Первооткрывательница знаменитой Рублевки русская царица Мария умерла на 28-м году жизни, простудившись во время поездки с мужем по северным районам России. Летописец  высказывает иную причину ее ранней кончины: «И тако поживе царь Иван Васильевич с царицею своею Марьею 8 год и месяц 6. И окормлена бысть от изменников отравою от столника Василия Хомутова с товарыщи, их же царь Иван Васильевич злой смерти предади: в котле свари. А род их весь перевешал и з женами и детми».

Ныне гробница царицы Марии находится в подклети Архангельского собора московского Кремля, усыпальнице великих князей и царей Московских. В центре города Нальчика ей поставлен памятник с надписью на постаменте: «Навеки с Россией».

В яркий период российской истории, связанный с Петровыми преобразованиями, князья Черкасские были в передовой фаланге сподвижников великого царя. Многие из них посылаемы были в чужие края для обучения наукам и ремеслам. Так казанский и двинский воевода князь Данило Григорьевич Черкасский в 1697 году был направлен в числе 22 стольников в Голландию для того, чтобы «учиться архитектуре и управлению корабельному». Это он выстроил себе поместье в деревне Сетунь под Москвой с богатейшим голландским садом.

В этой краткой своей статье я хочу отметить тот несомненный факт, что в истоках своих корни князей Черкасских тесно переплетаются с корнями знаменитой княжеской фамилии Юсуповых, ведущих свой род от владетельного князя Ногайской орды Юсуфа-мурзы.

Вообще князья Черкасские достигали высших государственных постов в России. Были они и воеводами, и посланниками России в других государствах, и предводителями дворянства, и губернаторами. В числе бывших в разное время  75 градоуправителей Москвы, видим и князя Петра Борисовича Черкасского (ум. 1768). Внук боярина Михаила Алегуковича, он дослужился до чина полного генерала с награждением орденом св. Александра Невского. Князь П.Б. Черкасский в 1760-62  годах находился на должности генерал-губернатора Москвы и Московской губернии. При нем Москва получает регулярную планировку, при этом впервые было выдвинуто требование к владельцам усадеб содержать в порядке и чистоте прилегавшие к ним улицы. Как патриот России, князь Петр Борисович ушел с поста в знак протеста против заключенного Петром III мира с прусским королем Фридрихом II.

Турки совершали частые набеги и на африканское побережье, и на предгорья  Кавказа, облагая данью властителей этих мест. Любимым приемом при этом был захват заложников и ожидании впоследствии выкупа за них. Так, например, заложником (аманатом) оказался чернокожий мальчик Ибрагим Ганнибал, известный в истории, как крестник Петра Великого и прадед великого поэта А.С. Пушкина. Примерно в эти же годы стал аманатом юный кабардинец Жансох Дивлет-Кизден-Мурза, представитель одного из известнейших княжеских родов Кабарды. В историю ему суждено войти под именем русского князя Бековича-Черкасского. Подобно своему чернокожему современнику он станет «птенцом гнезда Петрова», крестником и ближайшим сподвижником великого преобразователя России. Его выдающуюся ученость и воинский талант, его походы, предпринятые по заданию Петра I в Хиву и в Индию, историки будут сравнивать с походами Александра Македонского. К тому же, он носил то же гордое имя Александр, данное ему царем при крещении.

Следует твердо помнить, что данная историческая личность – это русский князь с кабардинской кровью в жилах, и как русский князь он имел имя, отчество и фамилию. Имя – Александр. Отчество (по царствующему крестному отцу) – Петрович. Фамилия – Бекович-Черкасский. Ударение в двойной фамилии князя приходится на второй слог в обеих ее частях. В этой связи абсолютно правильным является написание существующей в городе Нальчике улицы Бековича-Черкасского.

Ярчайшие личности отечественной истории постоянно привлекали внимание национального гения России А.С. Пушкина. Князю А.П. Бековичу-Черкасскому он хотел посвятить специальную книгу. В незавершенной работе «История Петра» в разделе «1717 год» Пушкин конспективно, но удивительно точно рисует образ капитана гвардии Преображенского полка А.П. Бековича-Черкасского, для краткости называя его просто Бекович. Заметим, что звание капитана элитного Преображенского полка (сам Петр был его полковником) соответствовало званию полного общеармейского генерала. И это звание носил князь Бекович. Могучая и деятельная натура А.П. Бековича выражена Пушкиным в лаконичной и точной форме: «Бекович шел все вперед» (см. «Историю Петра»).

Князь лично участвовал в Северной войне, учился по направлению Петра I в Голландии, возглавлял дипломатическое представительство России в Кабарде. Несколько раз он строил флотилии и выходил во главе их в Каспийское море, осуществляя картографическую съемку неведомых прежде берегов. Карту, составленную Бековичем, Петр I представил Европе, за что удостоился звания академика Парижской Академии наук.

Именно Бековичу, как надежнейшему из своих сподвижников, Петр доверяет важнейшие государственные задания: достигнуть на судах восточного и юго-восточного побережья Каспия, основать там русские крепости, найти старое русло реки Аму-Дарьи, золотоносный песок на ее берегах и повернуть эту реку в прежнее русло (прежде Аму-Дарья впадала не в Аральское, а в Каспийское море).. А затем проложить путь в Хиву и в Индию. Этот героический поход князя А.П. Бековича-Черкасского по безводным пустыням Средней Азии сопровождался естественнонаучными изысканиями, чему свидетельство – присланные Бековичем в петербургскую Кунсткамеру минералы, растения, чучела животных и птиц и даже живые зверьки. Другой «птенец гнезда Петрова» князь А.Д. Меншиков рассказывает, например, о присланном князем Черкасским из похода диковинном зверьке дикобразе, который, если его разозлить, стреляет иглами в обидчика. «Зверок зело чуден», – отмечает Меншиков в своем дневнике.

Вблизи Хивы  двухтысячный русский отряд окружили 24 тысячи хивинского войска хана Ширгази. А.С. Пушкин отмечает: «Бекович достигнул Хивы. Его окружили 24 тысячи войска под начальством самого хивинского хана Ширгази. Три дня продолжались безуспешные их нападения. Бекович шел все вперед. Жители уже выбирались из Хивы…».

Несомненно, что Бекович достигнул бы и Хивы, и Индии, если бы не случилось предательство. В самый ответственный момент похода Бековичу коварно сообщили о гибели его семьи в Астрахани, куда княгиня Марфа Борисовна, урожденная Голицына, приехала с четырьмя детьми, чтобы проводить мужа. Перебежчики в лагерь Ширгази оговорили Бековича, представив мирную миссию русских, как военную акцию. Воспользовавшись горем Бековича, хан сумел заманить его к себе будто бы на переговоры. Князь Бекович-Черкасский и его ближайший помощник майор Франкенберг были пленены и погибли. 1717 год оказался трагическим для Бековича и его отряда.

Через сто лет дорогою капитана Бековича пройдет русский прапорщик и естествоиспытатель Григорий Силыч Карелин (1801-1872) – прадед великого русского поэта Александра Блока. Петр I помнил о Бековиче до конца своих дней. В уже цитированной мною «Истории Петра» А.С. Пушкин пишет: «Предание гласит, что Петр на одре смерти жалел о двух вещах: что не отмстил Турции за Прутскую неудачу, а Хиве за убиение Бековича». Я рассказал о  Бековиче в своих книгах «В дали неизведанной земли» (Челябинск, 1982) и «Царская дорога» (Москва, 2005). Несомненно, что звезда капитана гвардии будет вечно сиять в русской истории:

 

Средь звездных мироздания сокровищ

Я вижу и огонь твоей звезды,

Петров сподвижник Александр Бекович,

Отважный сын прекрасной Кабарды!

Георгий Блюмин

Да, в Волге под Астраханью утонула любимая и любящая жена князя Бековича княгиня Марфа Борисовна и вместе с нею дети: дочь Мария, и ее новорожденная сестра. Но остались в живых два сына отважного капитана гвардии, о чем он, к сожалению, не знал. Оба сына носили имя отца – Александр. Они продолжили род героя. И я расскажу здесь о дальнейших звеньях рода князя А.П. Бековича-Черкасского, о его замечательных потомках.

Княгиня Марфа Борисовна Бекович-Черкасская, урожденная княжна Голицына (см. прилагаемую схему родословия князей Бековичей-Черкасских), столь безмерно любила своего мужа, что назвала обоих сыновей его именем. «Если Бог отнимет у меня одного, то останется другой с именем мужа», – говорила она. Так появились Александр-большой и Александр-меньшой.

Князь Александр Александрович Бекович-Черкасский (Большой) дослужился до чина полковника и назвал в честь отца одно из своих наследственных владений в Пензенской губернии. Село Беково возникло около 1621 года под названием Никольское озеро. В 1723 году сын князя Бековича переименовал сельцо Никольское озеро в село Беково. Ныне Беково – это райцентр Пензенской области, расположенный в 154 километрах от Пензы. Князь Александр Большой через одну из двух дочерей своих породнился с природными Рюриковичами – князьями Щербатовыми: княжна Мария Александровна Бекович-Черкасская вышла замуж в 1761 году за генерал-поручика князя Федора Федоровича Щербатова.

Еще любопытнее дальнейшие звенья рода. Княжна Дарья Федоровна Щербатова, фрейлина Екатерины II, была выдана ею замуж за фаворита императрицы  графа А.М. Дмитриева-Мамонова. В этом браке родился граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов, праправнук Бековича, известный в истории под именем «русского Гамлета». Граф был очень талантлив и очень богат. В 20 лет он был уже обер-прокурором Сената, а с началом Отечественной войны 1812 года на свои средства организовал и снарядил собственный полк в специальной форме, где каждый солдат имел по четыре пары сменного белья. Полк получил название Бесстрашный, и когда выдвинулся на позиции русской  армии при Бородине, был принят по необычности формы за вражеский и атакован своими. И только отборная брань с обеих сторон привела к счастливому примирению.

Граф М.А. Дмитриев-Мамонов оказался причастным к декабристскому движению, но чтобы не быть осужденным и продолжить дело друзей, притворился сумасшедшим (отсюда прозвище «русский Гамлет»).  Ему разрешили жить вблизи Москвы под надзором врачей, и князь Николай Борисович Юсупов подарил графу один из своих дворцов, расположенный на Воробьевых горах. Этот дом дошел до наших дней. Ныне в нем размещается Институт химической физики РАН. Праправнук А.П. Бековича-Черкасского погребен в Донском монастыре в Москве вблизи могил своих предков.

Единокровная сестра матери «русского Гамлета», княжна Марья Федоровна Щербатова вышла замуж за выдающегося английского художника сэра Роберта Кера Портера, много и плодотворно работавшего в России.

Настоящую славу принесли Роберту Керу Портеру огромные батальные композиции, посвященные военной истории.  Это были виды городов или изображения морских баталий, панорамы известных сражений, написанные на огромных холстах, натянутых на рамы с приспособленными к ним роликами. Они составляли иногда полный круг, иногда полукруг в 180°. Уже первая такая панорама «Штурм Серингапатама», выставлявшаяся в Лондоне  Кером Портером с 17 апреля 1800-го по 10 января 1801 года, потрясла зрителей. Она состояла из трех частей, занимавших более 200 кв. м, и насчитывала почти 700 фигур, написанных в человеческий рост. Бенджамен Уэст назвал ее «чудом света», а художественный критик Томас Дибдин писал, что «женщины падали в обморок», глядя на реалистически выписанные детали. Не менее успешно панорама демонстрировалась в Эдинбурге, Дублине, Ливерпуле, Плимуте, Глазго и других городах Британии, а также в 1805 году в Филадельфии. За этой работой последовали другие: «Сражение при Лоди» (1803), «Князь Багратион, ведущий в атаку казаков» (1804), «Победа русских под командованием генерала Суворова над французами на Чертовом мосту в 1799 году» (1805).

Парадные залы Адмиралтейства в Петербурге украсили картины этого художника, в их числе портрет Петра Великого. Современник вспоминал: «Направо и налево, две большие картины: первая изображает сражение флота под Азовом, вторая победу русского флота при Гангуте… Вот две картины, драгоценные для России, перед которыми и тысячу лет спустя сердце Русского будет трепетать, чувства умиляться…».

Художник Кер Портер был еще и выдающимся дипломатом и археологом, посетил многие страны. В 1819 году он побывал в Кабарде по дороге во Владикавказ.

Единокровный брат правнучки А.П. Бековича-Черкасского (см. схему) князь А.Ф. Щербатов через свою внучку породнился с Ломоносовыми. Один из них – С.Г. Ломоносов – был товарищем А.С. Пушкина по Царскосельскому лицею, а его брату Н.Г. Ломоносову Пушкин посвятил свое стихотворение 1814 года:

 

Дай Бог под вечер к берегам

Тебе пристать благополучно

И отдохнуть спокойно там

С любовью, дружбой неразлучно!

Отмечу здесь, что муза Пушкина коснулась и дочери Р. Кер Портера Марии Робертовны. Она была замужем за П.Е. Кикиным. В Петербурге, недалеко от Смольного, сохранились прекрасной архитектуры «Кикины палаты». К Марии Робертовне обращено стихотворение А.С. Пушкина «Пью за здравие Мэри».

Четыре сына наследовали князю Александру Александровичу Бековичу-Черкасскому (Меньшому). Князь Александр Меньшой дослужился до чина бригадира (воинский чин между полковником и генералом) и женился на Н.П. Мельгуновой, дочери петербургского вице-губернатора. Их родственник Н.А. Мельгунов был близким знакомым А.С. Пушкина, переводчиком Московского главного архива Министерства иностранных дел. Он назван Пушкиным в романе «Евгений Онегин» в числе «архивных юношей». Это был журналист, писатель, композитор-любитель, содействовавший популяризации Пушкина на Западе.

Теперь о детях князя Александра Меньшого. Князь Н.А. Бекович-Черкасский женился на графине Н.А. Ефимовской, дочери графини М.П. Ягужинской и графа А.М. Ефимовского. Как известно, граф Ягужинский был генерал-прокурором при Петре I, а графы Ефимовское – это родственники императрицы Екатерины I, жены Петра Великого. Князь Александр Меньшой владел подмосковными усадьбами  Перхушково и Юдино. В последней им возведена  Преображенская церковь (1720) в память героя-отца, капитана гвардии Преображенского полка. Замечу здесь, что соседним селом Одинцово (ныне большой город Московской области) владели графы Ефимовские.

Следующий сын князя Александра Меньшого, полковник  князь П.А. Бекович-Черкасский, был женат на фрейлине Александре Лёвшиной. Её близкий родственник А.И. Лёвшин – знакомый Пушкина, одесский градоначальник, организатор Русского географического общества.

Внучка князя Александра Меньшого княжна Прасковья Дмитриевна Бекович-Черкасская в 1819 году вышла замуж за представителя старинной дворянской фамилии Петра Николаевича Сумарокова. Логично вспомнить  здесь в связи с этим русского поэта XVIII века А.П. Сумарокова и его потомков-графов.

Правнук А.П. Бековича-Черкасского князь Николай Николаевич Бекович-Черкасский женился на дочери нижегородского губернатора А.С. Крюкова, а другой его правнук действительный статский советник князь П.Д. Бекович-Черкасский сам был симбирским губернатором. Дочь его княжна Мария Петровна Бекович-Черкасская была замужем за действительным тайным советником и директором архива Министерства иностранных дел бароном Федором Андреевичем Бюлером. А сын симбирского губернатора князь Семен Петрович Бекович-Черкасский являлся известным художником и жил в Костроме, выйдя в отставку. Здесь у него было родовое имение в 600 душ в Галичском уезде. В 1847 году он окончил Императорское училище правоведения в Петербурге и служил в Министерстве юстиции старшим помощником секретаря Департамента Герольдии.

Уцелевший в походе  князя А.П. Бековича-Черкасского 1717 года его родной брат князь Эльмурза Бекович-Черкасский состоял в чине генерал-майора. Он похоронен на родовом кладбище Бекмурзиных под Чегемом в КБР. Я побывал недавно в этом месте и кроме выветренных столетиями камней ничего не увидел. Вероятно, следовало бы выписать здесь на камне имена славных офицеров-кабардинцев, служивших в русской армии (см. схему).

Внук князя Эльмурзы князь Ф.А. Бекович-Черкасский, – тоже генерал-майор и знакомый А.С. Пушкина, трижды названный великим поэтом в его произведении «Путешествие в Арзрум» (1829). Пушкин отмечает мужество «генерала Бековича, проскакавшего сквозь выстрелы». Князь Ф.А. Бекович-Черкасский также воспет русским поэтом Александром Полежаевым в поэме «Чир-Юрт» (1832):

 

Всегда в виду, всегда в огне

Под ним летает конь гусарский;

Перед полками князь Черкасский

И полководец на коне.

 

Внучатый племянник названного князя, сын полковника кн. Николая Ефимовича Бековича-Черкасского, явился последним представителем рода Бековичей-Черкасских по мужской линии. Это был князь Федор Николаевич Бекович-Черкасский (1872-1953), герой русско-японской и первой мировой войн, генерал-майор. После революции служил в Добровольческой армии Деникина и в 1919 году занимал высокий пост правителя Кабарды. В 1920 году эмигрировал в Париж, где и похоронен в 1953 году на Русском кладбище.

Высоки заслуги князей Бековичей-Черкасских перед Отечеством. Их всегда помнили и чтили в России. Очень хорошо это выражено в указе императора Александра I от 1804 года. Речь в этом указе идет о князе Александре Николаевиче, родном племяннике Бековича, до святого крещения носившем имя Касбулат: «Его Императорское Величество, по представлению генерала от инфантерии князя Цицианова, об увольнении от службы, по прошению, за болезнями, Терскаго Кизлярскаго казачьяго войска командира, полковника, князя Бековича-Черкасского, высочайше указать изволит, во уважение 35-летней безпорочной его службы и услуг, оказанных России его предками, оставить оного князя, Бековича-Черкасского, с пенсионом полнаго по чину жалованья».

Г.З.Блюмин,

доктор технических наук, профессор культурологи





Статистика