кавказкая музыка
Оцените работу движка [?]
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился


Фильмы снятые на Кавказе
Азербайджанские фильмы о Кавказе
Армянские фильм о Кавказе
Грузинские фильмы о Кавказе
Российские и Кавказские фильмы
Зарубежный Кавказ
Азербайджанская музыка
Армянская музыка
Грузинская музыка
Даргинская музыка
Чеченская музыка
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказ
Портал Видео YouTube Кавказ
Карачаевская музыка
Абхазская музыка
ты кто такой давай до свидания текст
Горско-Еврейская музыка
Портал Азербайджан
тимати давай до свидания видео
Музыка всех стилей
Концерты и клипы Кавказа
ТВ и шоу-программы
Видео Кавказа с портала YouTube
Кумыкская музыка
Лезгинская музыка
Осетинская музыка
Лакская музыка
Инструментальная музыка
Шансон музыка
Фильмы Азербайджана (худ/док/мульт)
мр3 Кавказ
Портал Кавказ
Портал Армения
Музыка Кавказ
Портал Грузия
Портал Кавказа
Кавказский сайт
Кавказский портал
Кавказ Портал
Кавказ Сайт
Кавказский юмор
Всё о Кавказе
Адыгская музыка
Аварская музыка
мейхана азербайджан,

Публикация новости на сайте


Знамя над рейхстагом

Кира Машрикова

 

Знамя над рейхстагом
 
Серые ворота и два больших дерева по бокам. Когда-то их посадил и вырастил Герой России Абдулхаким Исмаилов. Прошло чуть меньше месяца с тех пор, как не стало солдата, одним из первых водрузившего знамя победы над рейхстагом. Больше пятидесяти лет подвиг нашего земляка, уроженца селения Чагаротар Хасавюртовского района, оставался непризнанным. Все решил случай...
 
 
«Я сидел с друзьями и произносил тост. Я говорил, что самый счастливый человек на земле, потому что у меня есть отец и мать. Через полтора часа приехал брат и сообщил, что надо срочно ехать в селение. «Мамы не стало». Как? Как не стало? Ведь еще сегодня провожала, здоровая, счастливая...
Это было 10 мая 1991 года. А за день до ее кончины мы всей семьей праздновали 9 Мая. Следующее встречали уже без нее...
Прошло девятнадцать лет, и не стало и отца. Странно... У меня уже свои внуки растут, а чувствую себя сиротой...»
 
О жизни и подвиге Абдулхакима Исмаилова корреспонденту «Проджи» рассказывает его старший сын - Харакансаид Исмаилов. 
 
- В апреле 1974 года ко мне на работу - а я тогда был первым секретарем Хасавюртовского горкома ВЛКСМ - пришли два человека. Один из них представился спецкором Северо-Кавказской студии телевидения из Орджоникидзе Чоном Кин Гу, а второй - фотокорреспондентом ТАСС Рудольфом Диком из Махачкалы. Гости показали мне старую фотографию. На ней было запечатлено, как трое солдат водружают Красное знамя над рейхстагом. Отца я узнал сразу. По стойке. Развернул фотографию, а на ней имена и фамилии: Алесей Ковалев, Хаким Исмаилов, Евгений Горячев.
Корреспонденты сообщили, что очень спешат, и мы, не откладывая, поехали в Чагаротар к отцу.
Как выяснилось позже, их приезд был связан с подготовкой к празднованию 30-летия Победы - историки, ученые и корреспонденты стали поднимать архивные материалы, которые до тех пор не были официально опубликованы. Предполагалось новое издание книги по истории СССР с охватом периода с 1941 по 1945 год. А снимок водружения знамени над рейхстагом был найден в архиве знаменитого фотографа Евгения Халдея. 
- Вы показали фотографию отцу?
- Конечно. Казалось, папа не выпустит ее из рук никогда. Он так долго смотрел на нее! «Леня жив, - сказал он наконец. - Живет в Киеве. А Женя наш, к сожалению, вскоре после войны скончался от полученных ран».
Папа еще раз пристально посмотрел на снимок, а потом поднял глаза и уверенным, необычайно спокойным голосом добавил: «А теперь и мне не страшно умирать».
 
Вообще, он никогда не боялся смерти. Напротив, последние десятилетия чувствовал себя виноватым, если в селе кто-то умирал, говоря: «Я свое пожил... Почему он умер, молодой, а не я? Неправильно это...»
- А он рассказывал вам о войне?
- Скупо. Ему было тяжело, понимаете? Как-то он сказал: «Я многое видел в жизни и многое смог пережить, но пережить то, что творилось в Сталинграде зимой - невозможно. Такое не забывается и не переживается. Это слишком для человека. Это горы трупов... Это столько крови, столько убитых товарищей. Нет, невозможно увидеть это и жить без страха перед войной». Были разные времена, и тяжелые, и горькие, но отец всегда говорил: «Только бы не было войны».
- А как он отреагировал на чеченскую войну?   
- Очень переживал. Отец всегда был простым человеком, но очень мудрым, поэтому имел большое влияние и авторитет. Как-то был случай. Мне звонит младший брат и сообщает, что приехали люди Масхадова и забрали отца, пообещав вернуть его через сутки. Сначала мы переполошились, но все же решили, что вряд ли они причинят ему вред, да и Масхадов был человеком слова, поэтому решили дождаться. Как и обещали, на следующий день они привезли отца обратно.
Мы у него спрашиваем, зачем, мол, забирали. Как выяснилось, там его встретили хорошо, накормили, уложили спать, а на следующее утро отвезли на площадь в Грозном.
«Ну, - говорит Масхадов, указывая на разрушенные здания, - похоже на Берлин 45-го?»
«Плохо это все, - отвечает отец. - В Берлине в 45-м хоть ясно было, где враги, а где свои, а тут как разберешь?».
Прощаясь, отец сказал Масхадову: «Запомни, сынок. Большой народ никогда не дает кусать себя малому». 
- Говорят, ваш отец помогал попавшим в плен военнослужащим...
- Бывало, что помогал. Как-то к нам пришла русская женщина и в слезах стала просить отца помочь ей освободить сына, которого захватили чеченцы.
«Я знаю, вы можете, пожалуйста!». Отец успокоил ее, сказав, что сделает все возможное, и поехал в Чечню. В течение двух недель ребята вернулись домой.
Он был необыкновенным человеком. Я всю жизнь открывал его снова и снова. 
- Давайте вернемся к нашей фотографии. Правда, что вы дважды ездили в Москву, чтобы добиться справедливости, но вам там не поверили?
- Дело даже не в том, что не поверили. Просто решили, что незачем переписывать историю. Однако после приезда Рудольфа Дика и Чона Кин Гу о найденной фотографии узнала вся республика. В «Дагестанской правде» была опубликована статья профессора кафедры истории педагогического университета Ш. Магидова «Первые и забытые». Она имела большой резонанс. Много говорилось о необходимости наградить отца.
В мае 1975 года я сопровождал отца в столицу. Его пригласил туда на празднование 30-летия Победы Совет ветеранов 69-й дивизии во главе с генералом Хетагуровым. В гостинице я приобрел 10 новых книг «Иллюстрированная история СССР». Листаю, а в ней знакомая фотография и подпись: «Они водрузили Знамя Победы над Рейхстагом». Я не могу передать вам нахлынувших эмоций. Сказать, что был счастлив, ничего не сказать. Потом взял еще 10 книг, которые впоследствии раздал ветеранам. Это была прекрасная поездка. Впервые после войны все оставшиеся в живых разведчики отдельной роты собрались вместе. На улицах москвичи обнимали ветеранов, дарили сувениры, фотографировались на память. Где-то для них пели песни военных лет и танцевали. 
- А ваш отец поддерживал связь с Алексеем Ковалевым после войны?
- Конечно. Дядя Леша приезжал к нам несколько раз. Они с отцом были очень близки, всю войну шли бок о бок. Да и другие сослуживцы бывали в гостях. Вообще, несмотря на то, что фотография Халдея появилась в книге уже в 1975 году, центральные газеты и телевидение о ней молчали. И только в феврале 1995 года, когда стали появляться сенсационные материалы о войне, дядю Лешу пригласили для участия в передаче «Подробности» Николая Сванидзе. Там он рассказал всей стране, как они с Горячевым и отцом водружали Красное Знамя над рейхстагом в Берлине 30 апреля и 7 Мая 1945 года. Сванидзе спросил его, на чьих плечах он стоит, и дядя Леша ответил: «На плечах Хакима Исмаилова из Дагестана». После этой передачи началась новая волна освещения истории со знаменем. 
- Вы сказали «30 апреля и 7 мая»… То есть дважды?
- Да. Дело в том, что тогда были подготовлены специальные знамена, которые предполагалось водрузить над рейхстагом. Но об этом ни отец, ни Ковалев, ни Горячев ничего не знали. Они были разведчиками, шли впереди всех, а потому война всегда поворачивалась для них самым опасным краем. Например, штурм Бранденбургских ворот в Берлине вылился для них, опережавших остальных на 50 метров, в кровопролитное сражение. 50 метров под шквальным огнем противника - это очень много!
В дни штурма Берлина отец состоял в 81-й отдельной разведроте 82-й дивизии 8-й Гвардейской армии. Когда перед ними оказался рейхстаг, командир роты Шевченко послал вперед отца с Горячевым и Ковалевым. По рассказам отца, немцы, видимо, чувствуя свой конец, отчаянно сопротивлялись. Поднявшись на второй этаж, наши солдаты столкнулись с немецким пулеметчиком, затем – с двумя автоматчиками. Обезвредив их, поднялись на башню и зприкрепили свой импровизированный флаг. 
- «Импровизированный»?
- Да. Дело в том, что это был даже не флаг, а красный платок. Когда они поднимались наверх, встретили девушку - медсестру из Красного креста. Ковалев пошутил, выхватив у медсестры платок со словами: «Куда идешь, девушка?» Вернуть платок он не успел и, сунув его в карман, пошел дальше.
Вот этот платок и оказался первым знаменем, водруженным над рейхстагом.
- Потрясающе! Осталось только найти медсестру...
- Ну, думаю, это будет посложней…
- Это точно. Ну, а как же знаменитый снимок? Как же Халдей?
- Халдей прибыл через несколько дней. Узнал от Шевченко об этом и заявил, что надо непременно снимать. Поэтому его фотография постановочная. Но знамени опять не оказалось, зато был большой кусок красной ткани. Знаменитый военный фотокорреспондент собственноручно вырезал звезду, серп и молот из белого материала – и флаг был готов. 
- А у вашего отца не было обиды, что всю заслугу приписали другим людям - Егорову и Кантарии?
- Нет. Он был очень прагматичным человеком. Говорил: «Значит, так надо. Так положено». Кстати, его отец, мой дедушка, был раскулачен. Представляете, отец репрессирован, а сын воюет?
Тем не менее он до конца своих дней уважал Сталина и очень любил Советский Союз. 
- А дальше-то что было? После передачи Сванидзе?
- Стали собирать документы для ходатайства о присвоении звания. Они оказывались то в Хасавюртовском объединенном горвоенкомате, то в Дагвоенкомате и в штабе Северо-Кавказского военного округа, то в министерстве обороны. Целый год документы направлялись по разным инстанциям, и только в 1996 году по указу Ельцина отцу было присвоено звание Героя Российской Федерации.
А в начале марта того же года его пригласили в Кремль для вручения Золотой звезды, но отец отказался, поскольку не захотел откладывать поездку в хадж. Церемонию награждения перенесли в Махачкалу на более поздний срок.
- То есть в Кремль Абдулхаким Исмаилов не попал?
- Попал позже. В 2005 году. На празднование 60-летия Победы. Это была встреча ветеранов с первыми лицами ведущих государств мира. Присутствовали Джордж Буш, Жак Ширак, Сильвио Берлускони, Гордон Браун, Уго Чавес. Мне особенно запомнился галантный и улыбчивый Жак Ширак. Он подходил к каждому ветерану и искренне благодарил его.
А через день состоялась встреча с министром обороны Сергеем Ивановым. Перед своим выступлением он подошел к отцу и справился о здоровье.
«Выполним любой приказ!» - радушно отозвался отец. Все засмеялись. Тогда еще казалось, что отец будет с нами всю жизнь…
Скоро наступит еще одно 9 Мая. Наше первое 9 Мая без него. Конечно, мы все соберемся, сходим на могилу, вспомним родителей. Тяжело об этом думать. Мы еще не привыкли к мысли, что его больше нет. Но как знать, наверное, он сейчас со своими боевыми товарищами...





Статистика